Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3


Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3

Сообщений 41 страница 60 из 115

1

02.04.1661

https://a.radikal.ru/a02/1902/02/5d234b4a1415.png

41

Отправлено: 14.08.13 20:59. Заголовок: Парк Фонтенбло. Сад ..

Парк Фонтенбло. Сад Дианы. 2

Жан-Люк расстроено шагал рядом с Месье по узкому проходу тайного коридора. Герцог Орлеанский не только не знал, когда вернётся его брат, но даже не представлял кто это. Заявление же графа де Гиша расстроило пажа ещё больше, но он не мог представить чем виконт мог заслужить неудовольствие королевы. Он не был болтуном или повесой, не мог обесчестить какую-то фрейлину или разболтать важный секрет.
«Нет, определенно мысль о заключении Жан-Люка в Бастилию – это полная чушь!»
Когда они вошли в покои Месье, он снова вспомнил о виконте:
- Так Вы не ответили мне, мой милый, чем знаменит сей виконт и отчего Вы ждете его возвращения?
- Дело в том, что…- начал паж тщательно выбирая слова, что бы случайно не сказать лишнего. Ему очень не хотелось поставить отца и брата в неудобное положение, объявив о том, что они хотели бы скрыть, – виконт и его отец были первыми людьми, с кем я познакомился по приезду в Париж, а с Жан-Люком у нас много общего. Вот мы и подружились, а теперь я волнуюсь.
Тут они вошли в покои, и там обнаружилась целая стая обезьян. Месье это не понравилось и он тут же капризно потребовал избавиться от животных, а вот сам Жан-Люк пришёл в восторг от милах созданий. Он всегда любил животных. Они любили его в ответ. Достаточно вспомнить тех большеухих свиней, которым он вместе со своими друзьями чистил сараи в детстве.  Вот и в этот раз две обезьянки тут же забрались к нему на плечи и принялись ковыряться в некогда идеальной, но уже растрепавшейся за день причёске.     
   Месье тем временем вошёл в опочивальню и Жан-Люк устремился за ним, чтобы узнать может ли он быть свободен. Войдя в внутрь паж замер от удивления. Эта туалетная  комната больше подошла бы заправской моднице. Достаточно было посмотреть на все эти баночки и склянки, стоявшие на маленьком столике. Жан-Люк неосознанно открыл рот от удивления.
- Ну, и где же обещанный Полиньяк с новым костюмом?
  После этих слов Месье, паж, наконец, заметил, что партного действительно нет в комнате. Да и гардеробщик словно провалился сквозь землю.
- Шевалье, а Вы уверены, что он вообще ждал меня? - Филипп обратился к  де Робберу, так словно это он выгнал всех, а потом специально притащил Месье в пустую комнату.
- Конечно, а видел его как вас сейчас. Может он куда-то вышел? – тут одна из обезьянок ощутимо больно дернула за одну из прядей. Жан-Люк поморщился, затем он ссадил с себя животных и строго приказал им «уйдите». Животные послушно вышли из комнаты.
- Может я смогу вам чем-то помочь? – растерянно спросил паж.

42

Отправлено: 14.08.13 23:08. Заголовок: Дружный хохот принца..

Дружный хохот принца и двух его миньонов разрядил накал страстей и позволил свите Его Высочества, дожидавшейся очередной грозы в приемной зале, вздохнуть с облегчением.

- Так вот, кого Вы приняли за моего куафера, месье! - воскликнул Филипп, указывая на обезьянку, ловко перебиравшую кудри юноши, - Гоните их прочь, гоните, - махнул он рукой, отойдя сердцем и решив на этот раз не отсылать бедных зверьков на кухню в качестве ингридиентов к экзотическим шедеврам мэтра Вателя.

- Так Вы с виконтом друзья? Да да... Ваши имена ведь похожи, не так ли? Вы тезки с Сент-Аманом? Вот и мы с Фило тезки, - с неожиданной ноткой грусти констатировал принц и уселся верхом на табурет с высокой спинкой.

Он обхватил руками спинку табурета и уложил подбородок на мягкую обивку, задумчиво обводя взглядом туалетную комнату. Вошедший гардеробмейстер Мишель Дюпон застал Месье в этой задумчивой позе и молча застыл, ожидая приказаний.

- А, Дюпон! Ну что, где же мой новый костюм? Не готов? Нет, так и скажи, что нынче вечером все кто угодно будут щеголять в новых камзолах, а я буду... во вчерашнем старом платье.

- Если только Вы не пожелаете призвать Вашего покорного слугу, Месье, - невозмутимо ответил Дюпон, привычный к трагизму Филиппа в минуты скуки и меланхолии, - Мэтр Полиньяк изволит ожидать в гардеробной. Я сам попросил его перейти туда, поскольку первым новые платья, которые он привез с собой должны увидеть Вы, а не те люди, которые собрались в Вашей приемной.

- Ах да да... да! Это ведь должно быть сюрпризом и в самом деле. Ну, где же? Вносите!

- Месье! Монсиньер! Ваше Высочество! - раздался умоляющий голос из приемной и планы герцога увидеть свои новые наряды пришлось отложить.

- Что там еще? Я занят!

- Это Виллэм, управляющий Фуке, - доложил Андраш, просунув черноволосую голову в узенький проем приоткрытой двери, - Велите гнать его в шею, Монсерьер?

- Управляющий Фуке? - задумчиво переспросил Филипп и тут же, повинуясь голосу неистребимого любопытства, поманил мадьяра к себе, - Впусти, впусти. С чем он к нам?

- Месье, благодарю. Тысячу благодарностей!

На пороге появился сухопарый невысокий человек неопределенного возраста с жиденькой копной совершенно соломенных волос, торчащих из-под конусообразной шляпы, которую он незамедлительно стянул с головы, как только протиснулся в туалетную комнату следом за Андрашем.

- Месье? - вопросительно привествовал вошедшего принц и тонкая левая бровь взметнулась вверх, - Что привело Вас к нам?

- Месье, я знаю, что для Вашего Высочества это сущие пустяки, но я настоятельно прошу, я смею настоятельно просить Ваше Высочество, - взволнованно заговорил Виллэм подозрительно косясь в сторону Жан-Люка де Роббера, стоявшего рядом с принцем, - Справедливого наказания для этих шкодников.

- Наказания? - едва удержавшись чтобы не хохотнуть переспросил принц и весело переглянулся с де Гишем и де Шатийоном, - И за что же это, позвольте Вас спросить?

- Это он! Он и его дружок-сообщник! Да да, мне доложили! - потряс сухощавым кулаком Виллэм, указывая на де Роббера, - Уже не в первый раз, Ваше Высочество, этих пажей видели в буфетной! Они крадут угощения, которые предназначены для гостей Вашего Высочества и для фрейлин Мадам. Вот и сейчас. Там за дверью на табурете стоит корзинка с свежим окороком, двумя головами сыру, тремя хлебами. И четырьмя бутылками лучшего вина! Анжуйского!

- Ого, да там видно на целую роту набрали, - насмешливо обронил де Гиш и выглянул в приемную, чтобы увериться в сказанном.

- А что же Вы ожидали, месье? - строго спросил Филипп и не поднимаясь с места вскинул голову, гордо и величественно, как и полагалось суверену над его собственной свитой, - А может быть это я послал моих пажей за провизией? А Вы не догадывались о том, что и принцам тоже бывает присущ здоровый голод?

Обескураженный столь неожиданным оборотом Виллэм нервно затеребил шляпу в руках и попятился спиной к дверям, наткнувшись на вернувшегося де Гиша.

- Ах, но если это было по Вашему же приказу, Месье... нет конечно же... здоровый аппетит должен быть присущ принцам. Особенно принцам. Одно Ваше слово, Монсиньер, и я велю принести с кухни специально для Вашего стола. И Вам нет надобности посылать пажей. Отнюдь. Совершенно нет, Месье.

Покосившись на де Роббера, управляющий поспешил скрыться за дверьми так же быстро, как и пришел, так что уже через минуту о его появлении могли бы и позабыть. Если бы принца не развлек вопрос о похищении провизии и шалостях его пажей.

- Так так, милый паж, - игриво поманив де Роббера подойти поближе, Филипп устремил на него насмешливо-суровый взгляд, - Так что же там о набегах на фрейлинскую буфетную? И как же Вы умудрились попасть туда незамеченными, сударь? Расскажите-ка расскажите о своих приключениях? Мы жаждем знать, так де Гиш? Да, мы жаждем узнать.

43

Отправлено: 15.08.13 15:19. Заголовок: - Так Вы с виконтом ..

- Так Вы с виконтом друзья? Да да... Ваши имена ведь похожи, не так ли? Вы тезки с Сент-Аманом? Вот и мы с Фило тезки, - сказал Месье, и лицо его стало каким-то грустно- задумчивым.
  Жан-Люк только молча кивнул. Ему показалось, что какие-либо слова здесь были бы не уместны, да и если появилась возможность смолчать, почему бы с ею не воспользоваться и не замять неудобную тему, которую он по собственной нетерпеливости начал.
Тут в комнату вошёл гардеробмейстер Дюпон, а затем ворвался управляющий Фуке. Жан-Люк достал из рукава платок и сделал вид. Что сморкается, что бы скрыть гримасу отвращения, появившуюся на его лице. Этого человека Жан-Люк невзлюбил с первой минуты. Управляющий готов был до земли согнуться ради тех, кто занимал положение выше него, но к пажам и камеристкам он относился как к сброду.
  Как и следовало ожидать от появления управляющего Фуке не стоило ждать ничего хорошего. Он с пенной у рта принялся перечислять все прегрешения Жан-Люка и его друга Полю, а про то, что сам в течении дня забывал то обед, то завтрак дать, упоминать не стал. Пажу так противно стало слушать этот поросячий визг, что он не удержался и показал этому жлобу язык. Всё равно, что дальше будет. Даже если его потом со службы выгонят.
   Но Месье отнёся к жалобам Управляющего совсем не так, как тот на это рассчитывал. Принц только рассмеялся и заявил, что все, что сегодня успел стащить Жан-Люк было принесено по его приказу.
   Как только за управляющим закрылась дверь, по комнате разлился веселый, радостный смех пажа. Тот просто не мог удержать внутри тут радость, что охватило его, хотя он прекрасно знал, что Управляющий ещё отыграется. Жан-Люк был уверен, что теперь это не последняя жалоба.
- Так так, милый паж, так что же там о набегах на фрейлинскую буфетную? И как же Вы умудрились попасть туда незамеченными, сударь? Расскажите-ка, расскажите о своих приключениях? – подозвав к себе, Месье буквально закидав его вопросами и капризно требуя ответа.
- Легко. Мы просто дождались, когда все разойдутся или прилягут отдыхать и зашли, - пожал плечами Жан-Люк, так словно в этом происшествии не было ничего необычного. – Хотя нам так и не удалось нормально поесть. Первый раз нас в оружейном зале эти фурии прогнали…
- Это кого же вы так любовно поминаете, месье паж? - ехидно спросил граф де Гиш.
Жан-Люк внимательно посмотрел на усмехающегося любимца Месье и вдруг вспомнил предупреждение Поля, что если они будут слишком много болтать, то им быстро заткнут рты.
- Не знаю, они были в масках, - снова пожал плечами паж, - Это было дело во время маскарада. Они, наверное, устали и решили отдохнуть или потанцевать. А во второй раз, нас подслушивали от я решил уйти побыстрее от греха подальше. В общем, мы так нормально не поели, - снова повторил Жан-Люк.

44

Отправлено: 15.08.13 21:08. Заголовок: Филипп успел отметит..

Филипп успел отметить, что фламандский акцент и раболепие Виллэма перед сильными мира сего завоевали управляющему глубокую антипатию среди его свиты. В хоре дружного хохота молодых людей отчетливо слышались нотки юношеского голоса пажа. А этот малый был тот еще затейник, подумал принц. Вместо жалоб на голод и нехватку еды, он и его дружок решили этот вопрос самостоятельно и довольно просто. И изящно, добавил про себя Филипп, слушая скромные объяснения юноши.

- В оружейном зале? - де Гиш в миг перестал смеяться и всем корпусом подался вперед, будто это могло помочь ему услышать в словах де Роббера скрытый смысл.

- Тихо, пусть расскажет все, - махнул ему герцог и его глаза сощурились до узких щелок, тогда как на лице исчезли все признаки прежнего веселья.

- Фурии? В масках, да это же были кто-нибудь из придворных дам, - деловито заметил рыжий де Шатийон и тут же покраснел под взглядом Его Высочества.

- Понятное дело, вчера вечером все были в масках. Был маскарад, что в том удивительного. Только вот хотели ли те две фурии как Вы их назвали потанцевать в темном зале, уставленном оружием? Невероятно. Отдохнуть. Ага. А тут вдруг ворвался Ла Рейни со своими пугалами. Перепугал фурий до смерти, ну или до бегства. И обнаружил, - Филипп поднял подбородок и посмотрел в потемневшее лицо де Гиша, - Обнаружил рапиры на полу и рассыпанные бриллианты. А королевский ювелир признал в них...

Склонив голову набок, герцог вопросительно посмотрел в лицо друга. Догадался ли Арман сам, кто именно лишил законно наворованной добычи незадачливых пажей?

- Но что же случилось? - спросил ничего не понявший де Шатийон и посмотрел на всех троих, - Ну, понятное дело, две придворные дамы вздумали посекретничать и прогнали пажей. Ясное дело, не стали бы они судачить о своих любовниках при посторонних. Ну а кто же разбросал рапиры? И кто рассыпал Ваши бриллианты, де Гиш? Вы были там, да? Сознайтесь, граф, - и маркиз попытался шутливо уличить герцогского любимца в неверности, - О Вас уже давно ходят россказни всякого толка... Вы ведь любитель сорвать прелестные цветочки, а? Не так разве?

Обернувшись к герцогу за поддержкой де Шатийон встретил такой суровый взгляд, что не раскраснейся он уже, наверняка побагровел бы заново.

- Это не цветочки, Шатийон, - проговорил Филипп и поднялся со стула, - Де Гиш, что с бриллиантами? Вы сказали, что потеряли их?

- Вроде так, - граф развел руками и рассеянно откусил кусок румяной булки.

- А как же примерка, Ваше Высочество? - Дюпон, до того момента переминавшийся с ноги на ногу, решил наконец прервать мозговой штурм непонятной и неведомой ему загадки.

- Да бог с ним... пусть Полиньяк сам отберет более подходящий. Дюпон, проследи, чтобы тон костюма был... не очень кричащим. И да, выведай у Полиньяка, какие костюмы будут на де Невиле. Я не хочу щеголять в таком же наряде как Его Светлость. И пусть все приготовят к переодеванию.

Отправив слишком внимательного к происходившему гардеробмейстера, герцог прошелся по комнате, по привычке отмеряя шагами такт течения мыслей. Он прикидывал в уме, с кем могла оказаться в Оружейной зале Катрин де Монако, а в том, что именно ей подходило столь емкое и меткое описание Жан-Люка, он не сомневался, как и в том, что рассыпанные на полу бриллианты принадлежали ей, а не ее братцу, заметно поникшему головой при мысли о том, что его сестра могла быть замешана в кровавой дуэли.

- Но кто же дрался? Дуэль я полагаю была из-за одной или из-за обеих дам, - Филипп впервые усмехнулся, подумав о том, какой смех вызовет это невинное описание у Катрин, - Это не есть хорошо. Что пошло не так... обе дамы вернулись в зал. Поэтому Ла Рейни и не застал их там. И теперь, если он докопается до истины, то немудрено, что... она решила уехать.

- Кто решила уехать? - не уловил мысль принца де Гиш.

- Кто кто, сестрица Ваша, Арман! - раздраженно бросил Филипп, недовольный тем, что по его мнению де Гиш проявлял так мало энтузиазма, - Ей грозит по меньшей мере пренеприятнейшая беседа с префектам, дорогой мой. А что Вы сделали бы, чтобы оградить сестру от разбирательств?

Вопрос прозвучал в воздухе с таким же эффектом как выстрел из осадного орудия. Де Гиш стоял такой же пунцовый как и Шатийон минуту назад и молча сминал булку в руке, не решаясь продолжить дегустацию под обещавшими грозу взглядами Месье.

- Да... хорош брат... - отмахнулся Филипп и обернулся к де Робберу, - Ну а что Вы, мой юный друг, скажете? Что бы Вы сделали, будь это Ваша сестра?

45

Отправлено: 16.08.13 09:25. Заголовок: Жан-Дюк внимательно ..

Жан-Дюк внимательно слушал и так же внимательно наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой. Он всё больше убеждался, что ему не стоило вообще упоминать о придворных дамах, а ещё в том, что подслушивавший их человек ему не привиделся. Не смотря на то, что паж отчётливо слышал звук шагов, он всё таки продолжал сомневаться, может кто-то просто прошёл мимо, но теперь Жан – Люк был убежден, что этот человек всё слышал и уже начал распускать слухи по дворцу, иначе откуда было бы известно герцогу, что дам было именно две, а не больше, ведь сам паж ничего об этом не говорил.
- Только вот хотели ли те две фурии как Вы их назвали потанцевать в темном зале, уставленном оружием?
- Я не знаю, - ответил Жан-Люк и решил сделать ещё одну попытку переубедить Месье, что рапиры не имеют никакого отношения к дамам в масках, - но люди разные бывают. Мой отец, например, любил танцевать на крыше нашего поместья. Залезет посреди дня на крышу и давай танцевать. Один. Без музыки, - Жан-Люк даже сделал какое-то танцевальное движение.
   То, как дело повернулось дальше, просто обескуражило его. В вопросах, в упреках, во взглядах, которые Месье кидал на де Гиша – во всём читалась ревность. Нет, конечно, паж слышал о не традиционных пристрастиях герцога, да и сложно не услышать, если после каждого бала, званного обеда или праздника, одна из самых обсуждаемых тем это новый «виток итальянской болезни» Месье. Но теперь он своими глазами убедился в правдивости всех слухов и сплетни. Более того, он знал больше чем знали все остальные. Жан-Люк знал за каким «цветком» увивается граф и её точно не было  в оружейном зале.       
- Ну а что Вы, мой юный друг, скажете? Что бы Вы сделали, будь это Ваша сестра?- после этого вопроса Месье, паж низко опустил голову, чтобы волосы скрывали его лицо и крепко задумался. Если быть честным, то он понятия не имел что бы сделал на месте графа. В своей семье он был единственным, любимым, пусть рождённым в браке не по любви, ребенком.
  Тут Жан-Люк вспомнил, что женщины сами дрались на рапирах, а что может заставить даму взять оружие в руки? Для пажа это было очевидно – только любовь. Он вспомнил свою мать, которая всю жизнь искала настоящую любовь, но умерла так и не найдя её, а ведь она ради только одного призрачного шанса, совершала такие поступки, что если бы об этом стало известно, кому-то кроме членов семьи, её бы быстро заклеймили, как шлюху. Но никто об этом не знал. Отец всегда прикрывал её.
- Я постарался бы защитит её от всех бед, - наконец, ответил Жан – Люк, - ведь мне кажется, что причиной всего была любовь, а если любовь взаимна, то человека благословил сам Господь. Если же нет, то он уже наказан, зачем добивать лежачего. 
Затем переведя дух, Жан-Люк почти вплотную подошел к Месье и совсем тихо продолжил. Он не знал, зачем делает это, но он чувствовал, что должен сделать именно это. Наверное, в нём проснулось сердце отца.
- Но я думаю графу это не понадобиться. Дело в том, что это я и Поль…то есть это мы дрались на тех рапирах…что мне делать, месье?

46

Отправлено: 16.08.13 22:26. Заголовок: Филипп принялся ходи..

Филипп принялся ходить по комнате, размахивая руками в такт собственных мыслей, который устремились с невообразимой быстротой, строя логические и не очень соединения и связи между фактами. Бриллианты де Гишей, найденные Ла Рейни на полу в Оружейной зале, могли принадлежать не брату, а сестре. Нелестное описание де Роббера дам, прогнавших его и Поля из Оружейной залы, вполне могло подходить Катрин де Монако, когда Ее Высочество изволила быть не в духе или испытывала крайнее нетерпение. И это подтверждало услышанную им на лужайке сплетню, которой он тогда не придал значения, что две дамы были замечены накануне вечером в нешуточной ссоре на террасе. Если одна из них была Катрин, то кто же вторая? И о чем могла быть ссора, заставившая обеих тут же покинуть бал и искать уединения в Оружейной зале... да и выбор места для продолжения беседы весьма настораживал.

Де Шатийон вел себя как последний глупец, высказывая предположения одно нелепее другого, но именно его мысли и привели Филиппа к выводу, нежелательному, но все объяснявшему - дуэль была. Разбросанные бриллианты из ожерелья Катрин и найденные на полу следы крови и разбросанные рапиры, доказывали это. И тогда становилось ясным, отчего там были две дамы... хотя были ли две? С чего вдруг де Шатийон ляпнул это?

Заметив на себе изучающий взгляд де Роббера, вдруг оставившего свой рассказ о странных привычках отца, любителя танцев при луне, герцог тоже пожал плечами. И этот туда же. Небось еще в своем кадетском корпусе наслушался баек о его свите и о нем самом от бывших однокашников Фило. Пусть его, не суть важно, что там думает о нем маленький паж, был бы искренним и не лебезил, скрывая брезгливость перед грехами принца и его окружения.

- Любовь? Эх, юноша, сколько же Вам лет, что Вы верите, будто моей сестрой движет любовь? Неужели она и Вам успела вскружить голову? - насмешливо спросил де Гиш, при упоминании о своей сестре напрочь забывший о надвигавшейся грозе. Он придвинулся всем корпусом ближе к Месье и шептавшему ему на ухо де Робберу, нахмуренно вслушиваясь в слова последнего.

- Вы? - почти одновременно воскликнули Филипп и де Гиш, недоверчиво глядя в лицо Жан-Люка, Месье с улыбкой поощрения, а граф с таким видом, будто намеревался посоветовать заболевшему внезапной лихорадкой юноше искать помощи у лекаря.

- А Вы то что не поделили с Вашим другом? Неужто головку сыра? - насмешка в голосе де Гиша уже больше походила на издевку и Месье недовольно вскинул бровь, глядя на него.

- А если и так? Вот мы с Вами дрались нынче утром, забавы ради или ради чего-то еще? Чего-то бархатистого, алого цвета... свежего и усеянного утренней росой? - лирика на устах принца звучала далеко от романтических баллад, а от его взгляда повеяло холодом, - Однако же, Его Сиятельство весьма прав, друг мой, - обернулся он к де Робберу, - С какой стати Вам было драться с Вашим другом, да еще и до крови? Там были пятна от хорошей такой царапины. Не пустячной я бы сказал. Чем Вы объясните это? Если конечно Вы все еще желаете настаивать на своем признании.

47

Отправлено: 17.08.13 08:38. Заголовок: - Любовь? Эх, юноша,..

- Любовь? Эх, юноша, сколько же Вам лет, что Вы верите, будто моей сестрой движет любовь? Неужели она и Вам успела вскружить голову? - насмешливо спросил де Гиш.
  Жан-Люк был слишком взволнован, что бы обратить внимание на выпад графа, но в другое время он обязательно бы ответил, что ещё слишком мал для любви. Да, Жан-Люк знал, что есть люди, которые уже в пятнадцать женятся и выходят замуж, однако сам паж ощущал себя не больше чем десятилетним мальчиком и поэтому взрослыми мог только восхищаться.
- Однако же, Его Сиятельство весьма прав, друг мой, с какой стати Вам было драться с Вашим другом, да еще и до крови? Там были пятна от хорошей такой царапины. Не пустячной я бы сказал. Чем Вы объясните это? Если конечно Вы все еще желаете настаивать на своем признании. – тут же потребовал ответа Месье.   
Жан-Люк не мог понять по его лицу, верит ли он и на секунду в голове пажа появилась трусливая мысль отступить, обратить весь этот разговор в шутку, но тут же перед его мысленным взором появился образ матери. «Нет! Я не имею права трусить, когда дело касается дам! Плюс они же даже не хотели убить друг друга…» Последняя мысль предала Жан-Люку ещё больше решимости и он тихо ответил:
- Я не могу ни на чём настаивать, Месье, я просто хочу рассказать всё как было, потому что не знаю как поступить и надеюсь на ваш совет, – тут парень немного помолчал и продолжил, - Это не была дуэль или драка. Просто Поль рассказывал мне про разные виды оружия и про то, как в детстве отец лично учил его владеть шпагой. В общем слово за слово мы решили проверить кто лучший, но оба оказались неумехами, я задел его руку, а он моё бедро. Вот здесь! – Жан-Люк положил руку на место, где действительно была довольно глубокая, но не серьёзная рана. Её он получил на тренировке с тем же Полем, но днём ранее. Вообще, если серьёзно, то в рассказе  Жан-Люка не было ни слова вранья. Все перечисленные факты имели место быть, но только не в оружейной зале и паж довольно умело сплёл из них новую правду, - Показать рану? 
Тут дверь заскрипела и в опочивальню вошёл сам Поль. Это был высокий, выше Жан–Люка на пол головы парень с густыми чёрными волосами и болезненно бледным лицом. У Жан-Люка похолодела кровь. Если друг начнёт всё отрицать, то…то…паж даже боялся думать, что тогда будет. Он стрелой бросился к Полю и затороторил так, что никто не мог его прервать.
- Поль, друг, не сердить на меня! Я всё рассказал Месье, про нашу тренировку в оружейной зале! Я просто не знал, как поступить! Они подозревали тех дам, которые нас прогнали! Кто-то распустил про эти грязные слухи! Но ведь это мы так неудачно поупражнялись с рапирами! Нельзя, что бы за нас страдали другие! Я не смогу с этим жить, да и родственники оклеветанных будут злы!
   Поль видимо вспомнил их разговор в буфетной и опасения Жан-Люка, что их могут быстро упокоить вечным сном, если кто-то узнает про дуэль двух дам.
- Ничего, рано или поздно правда всё равно бы выплыла наружу, - улыбнувшись слабой улыбкой, ответил паж.

48

Отправлено: 17.08.13 19:04. Заголовок: Откажется ли этот юн..

Откажется ли этот юнец от своих слов? Филипп пристально смотрел в глаза де Роббера, с секунду ожидая его ответ. Тот тихо заговорил, и у герцога вдруг пролетела мысль, что паж смалодушничал и пошел на попятную. Что ж, кому охота лезть в каменный мешок казарменной гауптвахты, доверяя свою судьбу разбирательствам Ла Рейни, который наверняка захочет выслужиться перед королем и еще больше перед королевой-матерью, Филипп не стал бы осуждать за это. Но и благосклонность его была готова растаять в холодном взгляде янтарных глаз, посветлевших от нового прилива скуки.

Однако, к удивлению Месье, паж продолжал и в словах его звучала уверенная решимость подставить себя.

Ради чего? В самом деле, зачем же ему это? Месье бросил вопросительный взгляд на де Гиша, который также как и он был в недоумении. То, что Катрин де Монако легко кружила головы и жонглировала сердцами своих поклонников, что актерка на сцене, было известно Филиппу. Он нисколько не сомневался в том, что если де Роббер видел княгиню хоть раз, то наверняка Слепой Амур не обошел его своей стрелой, как и всякого впечатлительного юнца, но подставлять себя и своего друга ради дела, которое с легкостью могли бы разрешить другие, обладающие большей властью и связями? На что же он надеялся?

- Этот не наш, - выдохнул де Шатийон с лукавой улыбкой игриво подмигнув Месье.

- Нет, наш, - вставил Филипп и вернулся на стул.

Он молча сел на него в своей излюбленной позе, обняв руками спинку и устроив подбородок на мягком ее закруглении.

- Упражнения в фехтовании? Ну да... и чтобы не упражняться на голодный живот, Вы прихватили с собой корзинку с провизией, не так ли? - во взгляде принца снова заиграли насмешливые но вместе с тем дружелюбные огоньки, своим простодушием и решимостью пожертвовать собой за честь дамы, Жан-Люк нравился ему все больше, - Очень неосмотрительно с Вашей стороны тренироваться с оружием с незащищенными клинками, юноша, - наставительным тоном заговорил Месье, но его прервало появление того самого пажа, о котором говорил де Роббер.

Жан-Мари Поль Оже, или Поль, как его по-дружески коротко именовал де Роббер, решил узнать, что задерживало его товарища по проделкам в туалетной комнате Месье. Не ожидая застать самого герцога и двух его миньонов, юноша смутился и едва не двинулся на попятный. Но властный жест герцога, заставил его повиноваться и застыть на месте. То, что налицо был явный сговор, точнее, не слишком складная выдумка одного и поспешное содействие другого, было ясно всем троим экзаменаторам. Филипп пристально смотрел в лицо черноволосого красавца, впрочем, нисколько не отвлекаясь на задумчивые голубые глаза юноши, казавшиеся больше, чем были на самом деле из-за белизны его кожи.

- Да да, мои дорогие, правда, она такая, - с наигранной строгостью заговорил с бедокурами герцог Орлеанский, накручивая светло-каштановый локон на длинный указательный палец, - Мы бы все равно узнали о вашей проделке. Но нехорошо то, что первым о ваших шалостях узнал господин префект. И знаете, что еще хуже? Месье Ла Рейни считает, что имела место дуэль. Понимаете? Кстати, де Роббер, а откуда Вы взяли ключи от Оружейной? Фехтование или поздний ужин, что бы не привело вас туда, бог с вами, но где вы раздобыли ключи? Они ведь находятся в ведомстве маршала двора, маркиза дю Плесси, насколько я знаю. Ну и у управляющего. Ты ведь у Виллэма брал ключи нынче утром, Андрэ?

- Так и есть, - лаконично ответил мадьяр, тряхнув черными кудрями и переступив с ноги на ногу.

- Мне Вы можете и солгать, мой милый Жан-Люк, - Филипп улыбнулся еще милее, называя своего пажа по имени, что было само по себе привилегией доверенных лиц, - И я поверю во все что угодно... что угодно мне. Но вот Ла Рейни, он к сожалению склонен не верить во все, что угодно ему. Что мы скажем ему о ключах?

49

Отправлено: 18.08.13 06:27. Заголовок: - Этот не наш, - выд..

- Этот не наш, - выдохнул де Шатийон с лукавой улыбкой игриво подмигнув Месье.
- Нет, наш.
Жан-Люк не понял о чём идёт речь, но ответ Месье его порадовал. Одно это слово давало надежду, что если он и не выйдет сухим из этой передряги, то хотя бы не будет сильно потрёпан. А ещё Жан-Люк очень волновался о Поле, ведь именно его слишком длинный язык втянул друга в эту ситуацию.
   Паж осторожно взгляну на друга. Тот стоял понурив голову, лицо было хмурое и немного расстроенное. Жан-Люк не знал, что сделать, чтобы утешить его, поэтому постарался как можно более незаметно взять Поля за руку и сжать его ладонь в своей. Так часто делал отец в том детстве, которое закончилось так недавно и так давно.
  Когда месье вновь обратился к пажам стало совершенно понятно, что враньё не удалось. Жан-Люку оставалось только делать хорошую мину при плохой игре. Дальнейшее поведение герцога только укрепило надежды пажа, что Месье расположен к нему крайне доброжелательно.
«Он назвал меня по ИМЕНИ!»
И тут ни с того, ни с сего всплыли эти ключи. Жан-Люк в первую минуту даже не понял о чём идёт речь?  Он возвёл глаза к потолку, словно надеялся, что Господь подскажет ему правильный ответ. Но ничего не произошло. Жан-Люк никак не мог вспомнить откуда он взял ключи или может он вообще их не брал? Может двери были открыты?
   Паж не мог вспомнить, а ведь это всё произошло совсем недавно, но с тех пор случилось ещё больше так, что такой маленький момент просто выпал из памяти.
- Я не знаю, Месье, - тихо с какими-то плачущими нотками произнёс Жан-Люк. Его нервы, натянутые до предела, не выдержали. Его тело, уставшее от долгого дня и полуголодного существования последнего времени, сошло с дистанции. Жан-Люку показалось он видит, как падает навзничь на пол. Через мгновение наступила темнота. Очнулся он как показалось ему самому довольно быстро. Паж всё ещё был в комнате Месье, а в голове была пустота. И в этой пустоте вдруг возникло воспоминание, как Жан-Люк лезет по карнизу в окно Оружейной залы. Это он и не замедлил сообщить Месье, а потом вдруг спросил:
- А что со мной случилось? – и растерянно посмотрел на всех присутствующих.

50

Отправлено: 18.08.13 20:50. Заголовок: Подвох нацеленный на..

Подвох нацеленный на то, чтобы выведать, лгал ли ему паж более чем то было обусловлено необходимостью, не сработал. Вместо ответа, какого бы то ни было, паж побледнел как фарфоровая фигурка пастушка, стоявшая на туалетном столике Месье, и нерешительно возвел глаза к потолку. Вряд ли витавшие там нарисованные кистью художника херувимы могли подсказать бедняге верный ответ. Его не было. И Филипп это знал.

- Ну ну, полно. Я не стану посылать Вас на конюшни, хотя, для проформы следовало бы. А то господин префект решит еще, что недостаточно строг к моей свите, - сказал принц успокаивающим тоном.

От него не укрылось инстинктивное движение друзей друг к другу, словно один желал отгородить другого от неприятностей. Значит, оба были решимы идти до конца в этой маленькой невинной лжи во спасение.

- О, Катрин! С Вас, милая, выигранные у меня изумруды, - пробормотал про себя Филипп и развернулся к зеркалу.

Покуда Месье критически осматривал свое отражение, позади него послышался тяжкий вздох и глухой стук об пол, как будто кто-то опустил тяжелый куль или... Филипп резко обернулся и увидел как де Шатион и Оже вдвоем подтащили побелевшего де Роббера к табурету, держа его под обе руки. Его Высочество подскочил к пажу с флакончиком нюхательной соли в руке. Чепуха, что обмороки это чисто женская природная особенность и кавалерам не требуются соли. Требуются и еще как. Филипп успел узнать об этом за то недолгое время, что провел во время фландрской кампании в обществе вояк, видевших немало пролитой крови в том числе и ими самими, а вместе с тем и обмороков.

- Ну? Лучше? - строго, но без излишнего волнения спросил Филипп, когда веки юноши дрогнули и послышался тихий вздох, - Что?

Голос Жан-Люка был так тих, что принцу пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать, что он сказал. Из всех возможных способов забраться в Оружейную залу он и его друг выбрали самый невероятный. Или? В любом случае, для самого себя Филипп решил, что не прибегнул бы к столь сомнительному способу попадать в запертые залы. Карниз мог обветшать и старая кладка могла рассыпаться прямо под каблуками, о чем только думал этот юнец? Но с другой строны, вес шестнадцатилетнего пажа позволял такой трюк...

На мгновение лицо Филиппа потемнело. Он вспомнил рассказ герцога Бэкингема о ночном происшествии в гостевых покоях, когда напавший на них незнакомец сбежал точно таким же образом через окно. Не делясь своими размышлениями и выводами с другими, Его Высочество решил приберечь их до встречи с самим герцогом, а того лучше до встречи с графом дАртаньяном. В отсутствие маршала дю Плесси, из всех лиц, причастных к расследованию того инциндента, Филипп мог доверять только лейтенанту мушкетеров.

- Это ничего страшного, - ответил Филипп Жан-Люку, а де Гиш между тем ловко откупорил бутылку вина и наполнил наполовину стеклянный бокал, украшавший столик среди прочих драгоценных безделиц, - Глоток вина не помешает. И хороший обед. Де Шатийон, ну-ка, сообразите нам закуску к этому вину. И побольше. Андрэ, пошли на кухни, пусть принесут все к обеду в моей приемной. Господа, вы уже сослужили нам хорошую службу, но вам предстоит кое-что еще, - обратился принц к обоим пажам, - Так что, хороший обед это необходимость.

- А мы? - шутливо спросил де Гиш, стараясь скрыть жадный интерес к деликатессам принесенным Жан-Люком и Полем в корзинке из фрейлинской буфетной.

- А что вы? - глаза Филипп сверкнули гневом, - Это ведь не Вы, мой дорогой Арман, дрались вчера в Оружейной? Или? - не дав опальному любимцу ответить, принц отошел от табурета, на котором все еще сидел Жан-Люк и подошел к де Гишу, похлопал его по плечу, - Но, пожалуй, я позволю Вам составить компанию моим пажам, покуда мы с Ее Высочеством будем обедать у королевы-матери.

51

Отправлено: 19.08.13 19:27. Заголовок: Месье оказался ещё д..

Месье оказался ещё добрее, чем мог представить себе юный паж. Любой другой наверное не задумываясь выгнал прочь такое слабое и ни на что не способное создание. Однако герцог Орлеанский не только помог привести в себя потерявшего сознание Жан-Люка, но и разрешил пообедать, правда, упомянув при этом, что потом им предстоит ещё какая-то работа. Но в сущности даже у благородства должны быть свои пределы. Жан-Люк бросил на герцога взгляд, в котором легко можно было прочесть неприкрытое восхищение. Он сам ещё не осознавал природу своих чувств, но кажется он начинал влюбляться в Месье.
- Что мы должны будем сделать? – спросил Поль, пока его друг пробовал вручённое графом де Гишем вино. Оно оказалось терпко сладким с небольшой кислинкой на самом кончике языка. Поспешно осушив бокал, наверное, даже слишком поспешно, Жан-Люк раскраснел и улыбнулся как кот объевшийся сметаной и не получивший за это по морде от хозяина. На душе стало так легко и приятно, что он на долю секунды даже позабыл, где находится. Казалось, он снова был в детстве. Жан-Люк не знал, почему это время так яростно удерживает его. Может быть, потому что ничего лучше в его жизни ещё не было. Настоящий отец отталкивал его своим вечным отсутствием и холодностью во время коротких встреч. Брат хоть и был добр, да и во многом похож, тоже был не в состоянии проводить с ним много времени и давать то количество внимания, к которому привык Жан-Люк. На его лице отразилась горечь и боль утраты. Таким он был в день похорон отца.
- Почему вы оставили меня? – спросил пустоту Жан-Люк,  но тут его взгляд встретился с взглядом Месье, как он встряхнул головой отгоняя от себя лёгкое чувство эйфории и вскочил на ноги.
- Простите, - опять принялся извиняться Жан-Люк. В третий раз за всё то время, что паж провёл в обществе герцога. Кажется, фортуна специально ставила его в самые нелепые ситуации.
  Тут в комнату вошёл какой-то слуга и доложил, что обед готов. Граф де Гиш и Поль тут же поспешили к выходу, но смущённый Жан-Люк почувствовал невероятную тягу объясниться.
- Простите, Месье, - начал Жан-Люк свои сбивчатые объяснения, - я хотел вам сказать, что бы вы не думали, чего то не того… то есть что я…что я всегда такой неумеха…я правда не такой и я обычно не пью…поэтому сейчас я немного опьянел и вспомнил своё детство и повёл себя глупо…в общем вы не думайте…я буду очень стараться хорошо служить вам…- наконец, закончил паж и перевел дыхание.

52

Отправлено: 19.08.13 23:08. Заголовок: Филипп стоял, оперши..

Филипп стоял, опираясь ладонями на столешницу туалетного столика, и смотрел в собственное отражение в зеркале, замутненном его дыханием. Из тумана на него смотрели отчаянные глаза, сверкавшие недовольством из-под нахмуренных бровей. Ему было трудно остановить себя, раз почувствовав укус обиды или ревности, он уже не мог смотреть другими глазами, даже на самого милого друга. А был ли де Гиш мил ему? Или этот ловкий и изворотливый змей втерся в доверие и заставил думать, что после Фило он было единственным, кто понимал, кто знал принца? Рука занемела от долгого напряжения и Филипп выпрямился, разминая заледеневшие пальцы. С чего вдруг эти мысли?

- Нет, какой стервец, а? Заставляет думать о себе, больше чем я сам того хочу, - проговорил Его Высочество, почти в голос, думая, что остался один.

- Простите, - послышался робкий голос из-за спины и Месье резко развернулся, задев пустой бокал из тонкого стекла.

- Пустое, я уже забыл, - ответил Филипп, чувствуя по голосу юноши, что тому не терпелось выговориться что называется как на духу, а может просто поговорить с ним по душам?

- Вино хорошее, только пить его на голодный живот не следовало, - с незнакомой ему заботой сказал принц, глядя на зарумянившиеся щеки пажа, не утратившие еще детскую округлость. Ну точно херувим, не хватает только лука с колчаном полным стрел... а еще если одеть в тогу и сандалии подвязать... взгляд принца на некоторое время сделался мечтательным, таким взглядом художник любуется моделью, создавая в своем воображении новый образ божества или святого мученика.

- Ступайте, дорогой мой, и хорошенько подкрепитесь. Я не шутил насчет работы, которая еще предстоит Вам и Вашему другу сегодня. Месье префект с большим нежеланием закрывает нераскрытые дела, особенно когда у него есть основания подозревать придворных Моего Высочества в дебоше или кровопролитных забавах, ну или что он там еще припишет нам в этот раз. Даже из банальной дуэли он готов раздуть скандал в государственных масштабах. Он вернется. Сам. Или пришлет своих людей. И тогда Вам придется разыграть всю драму, которую Вы сыграли только что в присутствии графа де Гиша и маркиза де Шатийона, на бис. Только уже не теряйте самообладания, мой милый. Ла Рейни это не тронет нисколько.

Он говорил с некоторой отчужденностью и холодком в голосе, видя в глазах юноши неподдельное восхищение. Ага. Восхищен. Как же. Беги лучше отсюда, милый паж, все кто восхищаются Фарфоровым Мандарином, плохо кончают... спроси вот Фило... или д'Эффиа, если найдешь, - думал про себя Филипп с горечью и жестким сарказмом. Хотелось отвернуться спиной к де Робберу, лишить его возможности смотреть в глаза. А еще, просто взять и швырнуть об пол еще что-нибудь... драгоценное и бьющееся. Просто так. Чтобы знал.

- Ступайте, шевалье. Если господин префект дурно обойдется с Вами... я узнаю.

Мог ли он пообещать де Робберу, что непременно вызволит его из цепких лап королевского префекта? Мог конечно же. Разве нет? И выглядел бы вовсе эдаким кумиром в золотом ореоле в глазах впечатлительного юнца. Но язык не повернулся, а обычные громкие слова застряли так и не вылетев наружу.

53

Отправлено: 20.08.13 19:30. Заголовок: - Ступайте, шевалье...

- Ступайте, шевалье. Если господин префект дурно обойдется с Вами... я узнаю.
- Я не уйду! - упрямо замотал головой Жан-Люк. Он знал что нужен именно здесь и именно сейчас. Сложно было не заметить, что герцогу плохо. Исчезли веселость и хорошее настроение. Теперь его мысли были наполнены грустью и это легко можно было прочесть на его лице. Жан-Люк подошёл совсем близко к Месье и осторожно взял его за руку. Паж не знал как утешать и успокаивать. Ему никогда не приходилось делать ничего подобного, обычно всегда утешали его, но он решил попробовать, пусть не правильно и не умело, но это лучше чем оставить Месье, такого доброго и внимательного, один на один со своей болью. «Нет! Такой человек не должен быть один! Я могу, но не он,» - Жан-Люк стал осторожно гладить ладонь Месье и тихо говорить:
- Я знаю, во что влез и знаю, что это может плохо кончится, но я не боюсь. На моей стороне правда да и в конечном счёте не убьёт же меня господин префект, а если не убьёт так со всем остальным можно жить, - затем переведя дух, Жан-Люк сказал, то что собирался сказать с самого начала этого философского монолога, - я уже сказал, что сделаю для вас всё что угодно и я знаю почему вы так грустны. Это из-за шевалье де Лоррена. Я обещаю, я помогу ему…во всём…если вы конечно хотите?
  О да, Жан-Люк был при дворе Филиппа недавно, но он умел слушать, умел делать выводы, а потому прекрасно знал и о любимом миньоне герцога и об обстоятельствах разлучивших их. И теперь юный паж был полон решимости прекратить эти ужасные страдания Месье и в тоже время где-то глубоко в груди его грыз червь сомнения. Жан-Люк не знал, но почему – то ему хотелось бы чтобы герцог и шевалье никогда больше не встретились. Может быть таким способом он надеялся сам приблизился к Месье "Что за глупость!» - зло принялся ругать сам себя Жан-Люк- «Это подло и цинично!  Как ты можешь вообще думать о таком?! Мерзавец! Когда ты успел стать таким?» Жан-Люк зло посмотрел на своё отражение и с трудом поборол желание плюнуть самому себе в лицо. Никто не знал как проклинал он себя за эту минутную слабость и только мысль отступиться от тех добродетельных принципов, которые завещали ему родители.

54

Отправлено: 20.08.13 23:35. Заголовок: Упрямое "Не уйду..

Упрямое "Не уйду" прозвучало так неожиданно, что Филипп не сразу понял, что именно сказал паж. Он был настолько уверен, что скромный и тихий паж послушно вышел из комнаты, как ему и было приказано.

- Что? Нет, Вы действительно не знаете, во что влезли, мой юный герой, - ледяным тоном ответил герцог, отнимая белоснежную мягкую руку из ладони пажа, - Вы и представления не имеете, как все может перевернуть господин префект, пожелай он засадить кого-нибудь в застенки, чтобы только выслужиться перед королем. Будь Вы хоть сам пророк Даниил, он не станет слушать Ваши песнопения. По крайней мере второго шанса у Вас уже не будет. Так что, вместо того, чтобы храбриться, лучше обдумайте хорошенько еще раз свою историю и расскажите ее так, чтобы у господина префекта не возникло ни малейшего сомнения в Вашей глупости.

Тут Филипп смягчился. Зачем он так с этим мальчиком? Что плохого в том, что тот захотел встать на защиту его знамени, тогда как все предпочли сделать вид, будто ничего не происходило? И все же, Месье нарочито пренебрежительно отошел в сторону от де Роббера, повернувшись к нему вполоборота. Упоминание о де Лоррене заставило его вспыхнуть, да так, что на белых щеках под тонким аккуратным слоем пудры появились красные пятна.

- Ему уже никто не поможет, - глухо ответил принц, не глядя в глаза Жан-Люка, - Мы сделали все, что могли. И хватит о том. Ежели хотите услужить мне, - он тряхнул головой, как-будто отметая от себя все неуместные мысли и воспоминания, - Отправляйтесь к Мадам, де Роббер. Передайте Ее Высочеству, что я желаю видеть как сияют ее глаза оттененные вот этой безделицей.

Филипп протянул руку к секретеру, полки которого были уставлены всевозможными шкатулками и коробочками с драгоценностями. Он поводил пальцем по крышкам нескольких попавших ему на глаза шкатулок и наконец выбрал одну из них.

- Да, вот это ожерелье из голубых топазов. Оно как нельзя лучше подойдет... - сказал он, протягивая пажу шкатулку с драгоценным подарком, - Ступайте теперь же, пока Ее Высочество не успела выбрать платье для вечера... очень трудно отказаться от сделанного выбора всего лишь из-за новой драгоценности, - с легкой усмешкой добавил Филипп и наконец посмотрел в глаза Жан-Люка, оценивая реакцию молодого человека на внезапную перемену в его настроении и намерениях.

55

Отправлено: 21.08.13 20:08. Заголовок: - Отправляйтесь к Ма..

- Отправляйтесь к Мадам, де Роббер. Передайте Ее Высочеству, что я желаю видеть как сияют ее глаза оттененные вот этой безделицей, - Жан-Люк аккуратно принял из рук Месье шкатулку и спокойно посмотрел тому в глаза. Его нисколько не удивила эта резкая перемена разговора. Он хотел ободрить Месье, но видимо сам того не подозревая наступил на любимую мозоль герцога. А о боли и ушедших в прошлое счастливых воспоминаниях никому не хочется вспоминать. Лучше жить сегодняшним днём. Это паж знал не понаслышке. Поклонившись Месье, он уже обернулся, но застыл в дверях и тихо произнёс:
- Месье, если со мной, что и сделает господин префект, то в этом не будет вашей вины. Меня за язык никто не тянул. Это мой выбор и моё решение и даже если бы вы запретили мне рассказывать эту историю господину префекту, я бы всё равно вас не послушался. Поэтому не терзайтесь понапрасну, лучше займитесь своим костюмом, - затем ещё немного постояв Жан-Люк всё таки покинул опочивальню герцога. На душе у него было тяжело. Паж догадывался, что его слова не возымеют никакого эффекта и если Жан-Люк всё таки попадет в тюрьму, то он обречен на страдания не только себя, но того, кто был так добр к нему. Проходя, через переднюю, Жан-Люк бессовестно умыкнул из под самого носа поля здоровый ломоть хлеба с сыром и поспешил по поручению. Ему так и не удалось нормально поесть. "И зачем только я так рисковал, лазая в буфетную "- думал Жан-Люк, мысленно давая себе зарок больше никогда так не делать. Всё равно ведь остаётся голодным.

Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3

56

Отправлено: 21.08.13 23:39. Заголовок: Уйдет теперь? Филипп..

Уйдет теперь? Филипп смотрел в глаза отступавшему к дверям Жан-Люку, борясь с противоречивыми желаниями приказать остаться и поторопить молодого пажа поскорее убраться с глаз долой.

- Что еще? - тонкие брови взметнулись над едва заметной горбинкой точеного носа и алые губы принца скривились в усмешке, изображавшей снисходительную благодарность, - Что ты делаешь, Филипп, оставь... - говорила внезапно разбуженная совесть, - Прочь, прочь! Не хватало еще, чтобы Ла Рейни и этого прибрал к рукам всего за пару моих улыбок, - шептал тревожный голос в сердце.

- Ступайте и скорее возвращайтесь, мой юный друг. Мы еще потолкуем о господине префекте и о его излюбленных методах ведения беседы, - стараясь не утратить прежнюю холодность ответил Филипп, давая понять, что прекрасно слышал тихий голос Жан-Люка, - Я пока подумаю о моем костюме... мне стоит удивить всех нынче, раз уж я первый после Солнца.

Когда дверь закрылась за спиной молодого человека, принц повернулся лицом к зеркалу, висевшему над туалетным столиком и, скривив надменную гримасу, показал язык.

- Я буду делать то, что я желаю. Так то вот. И если жизнь преподнесет мне горькую пилюлю, у меня найдется чем ее закусить. Так.

Однако, судя по окаменевшему выражению усталого лица, смотревшего на него из глубины надышанной им туманной дымки, его Альтер Эго не спешило согласиться с ним. А может быть он просто устал? Он весь день только и был занят, что ублажением всех вокруг себя, стараясь изо всех сил быть радостным событием дня. Для матушки. Для кузины. Даже для Анриетт. Он хватался то за одну, то за другую нить, чтобы спасти Филиппа. Но каждая оказывалась обманкой. Он ли виноват в том, что против де Лоррена ополчились все, начиная от королевы-матери и заканчивая последним дворцовым лакеем. Не пора ли ему поспособствовать собственной радости?

- Не пора? Нет, Месье. Не Вам. И не сейчас, - с горечью ответил он сам себе, вторя голосу Андраша и перефразируя сказанные им недавно слова, - Единственный Брат короля имеет столько же обязанностей, сколько он желал бы иметь привелегий.

- Монсеньер? - неловко поцарапав в дверь, в опочивальню вошел Дюпон.

- А, Мишель... да, вели принести воду для умывания. Лицо мне умой. И наложи притирания, которые Бевилаква мне приготовил.

- Ой, надо ли? Не известно чего еще там кладет этот самозванец, - с сомнением запротестовал Дюпон.

Но Филипп жестом остановил его, смахнув при этом выбившимся из рукава манжетом маленький флакон с туалетного столика.

- Неси. Я уже два дня как его притираниями пользуюсь и, как видишь, мое лицо остается при мне. И да, переодеваться пусть несут. Мы не должны опаздывать к выходу... - со вздохом таким тяжелым, будто он был Атлантом, поддерживавшим Небеса над грешной землей, сказал Филипп, - Сегодня это недопустимо. Пажа ко мне впустить, когда вернется.

- Пажа? - не понял Дюпон и вопросительно поднял левую бровь, обычно личных бесед с принцем в его опочивальне удостаивались ближайшие из его фаворитов.

- Де Роббера. Этого малого, который тут только что был.

- Понял, - коротко и четко ответил Дюпон, поняв по тону Месье, что вопросы иерархии в свите герцога Орлеанского решались только им самим не подлежали обсуждению.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

57

Отправлено: 14.12.13 22:21. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гардеробная Их Высочеств герцога и герцогини Орлеанских //

- Ненавижу подчиняться обстоятельствам...

- И я... - выдохнул в ответ Филипп, провожая супругу взглядом, похожим не то на сожаление, не то на обиду.

Он позволил Дюпону распахнуть двери в собственную опочивальню и прошествовал туда, не обращая внимания на склонившегося в подобии шутовского поклона де Шатийона и Андраша, застывшего как статуя возле дверей в приемную.

- Дюпон, новую сорочку, живо, - буркнул Филипп, не глядя на миньонов.

Камердинер с лицом деревянного болвана не выражавшим никакой мысли и ровно минимум эмоций, как то, готовность исполнить любую прихоть своего господина, кинулся назад в гардеробную за свежей сорочкой. Его Высочество, не дожидаясь помощи, сам стянул с себя легкую сорочку из тончайшего батиста. Скомкав ее в ладонях, он поднес ее к лицу и наконец вдохнул. Ее аромат еще оставался на полотне рубашки, неуловимый, тонкий... аромат женщины, принадлежавшей ему по праву супружеских уз, и совершенно неподвластной его прихотям. И желаниям. До сего дня Филипп и не подозревал, что помимо брачных клятв, произнесенных у алтаря, их с Анриетт могло связывать нечто еще. Но короткий эпизод в гардеробной, так неудачно прерванный появлением Дюпона, открыл для принца существование неведомой до того связи между ними - желания и любопытства. Почувствовала ли она тоже самое? Это ли означал ее расстроенный тон? Даже если то было не так, Филипп предпочел верить, что как и он сам, его юная супруга познавала в их отношениях новое и столь же волнующее и прекрасное для себя.

Да и могло ли быть иначе? Разве не его за глаза называли Принцем Обаяния? Еще не облаченный в новую рубашку, герцог Орлеанский повернулся вполоборота к напольному зеркалу, заключенному в массивную позолоченную раму, и посмотрел в свое отражение.

- Уж не собираетесь ли Вы щегольнуть перед турками Вашим прекрасным торсом, Монсеньер? - насмешливо спросил де Шатийон, все больше ощущая уверенность в своем положении новой звезды в непостоянном сердце герцога Орлеанского.

- Что? Щеголять перед турками? Вот еще! Пусть сами удивляют нас и развлекают. Разве не для этого их прислали ко двору нашего брата короля? - небрежно ответил Филипп, выставив руки вперед, чтобы Дюпон помог ему облачиться в новую рубашку.

- Тому, кто уверен в своей красоте, нет надобности лишний раз демонстрировать ее, мой дорогой, - сказал принц, вызвав тонкую улыбку у де Шатийона, не раз бывшего свидетелем обратного, - Нет, Мишель, не отдавай эту рубашку, - тонкая кисть Его Высочества выпросталась из пены кружевного манжета и указала на рубашку, возложенную на любимую подушечку, красовавшуюся на герцогской постели, - Я хочу сохранить ее... покуда.

Дюпон даже бровью не повел на подобную эксцентричность Месье, да мало ли, чего хотелось молодому принцу, камердинер был привычен к чудачествам и капризам самого разного толка. Он только позволил себе осторожно сложить рубашку, и та из бесформенной горки батиста превратилась в чудо портновского искусства, украсившее лиловое покрывало, которым была накрыта постель.

- Мои ленты... де Шатийон, да не стойте же как столб, коли пришли, - с долей раздражения потребовал герцог, ревниво следивший за манипуляциями Дюпона, - Мишель... кружева под шарф... больше кружев! Андрэ, скажи, что было в Канцелярии? Что наш юный герой? Я не вижу его. Неужто Ла Рейни слопал беднягу с потрохами?

- Вроде того, - хмыкнув подтвердил Андраш, так и оставаясь стоять со скрещенными на груди руками, - Отпустили его вроде бы. Должно быть переодевается в вечернюю форму к торжественному выходу.

- А... это хорошо... пусть будут все. Вся моя свита и свита герцогини. Мы должны выступить в полном блеске сегодня, - распорядился Филипп, покосившись на себя в зеркале, - В полном блеске, Дюпон. А что здесь? Это разве бант? Это... - он изобразил вымученную и обессиленную улыбку раннехристианского страдальца и кивнул де Шатийону, - Попробуйте Вы, Антуан, перевяжите этот бант на левом запястье... и серебряную ленточку поверх рукава повяжите. Да не там... не там! На предплечье. Вот так!

Оглядев себя словно перед ним было не отражение в зеркале, а живописный портрет кисти старинного мастера, Филипп еще раз поправил несколько бантов, чтобы сделать их еще пышнее, смахнул пылинки с тонкого кружева шарфа и крутанулся вокруг своей оси на носках.

- Да... вот теперь мы готовы произвести впечатление. Шпагу!

- Шпагу? - с сомнением переспросил де Шатийон, покуда Андраш с хладнокровным видом подавал принцу смертоносное оружие, лезвие которого не так давно оставило кровавый след на его собственной ладони.

- Я дворянин, Антуан. И не появлюсь без моей шпаги нигде. Даже на приеме у моей матушки. Тем более, что там нас ожидает встреча с этими басурманами... Советую и Вам, мой дорогой, проверить, не заржавел ли Ваш клинок.

Пока густо покрасневший от досады за неожиданный реприманд де Шатийон поправлял свою шпагу, Филипп вытащил свою наполовину, прислушиваясь к холодному и резкому звуку скрежета метала о ножны. Удовлетворенная улыбка скользнула в уголках его губ. Он был готов. И намеревался он поразить и вызвать восхищение вовсе не у турков-басурман, к которым относился помимо пренебрежения теперь еще и с долей раздражения. Нет, этот вычурный пышный наряд и грозное оружие были призваны подчеркнуть его мужественную красоту в глазах единственной женщины до сей поры, а возможно и на всю жизнь, которая сумела пробудить в нем любопытство и желание. Желание узнать ее.

- Идемте, господа. Я согласен ждать Ее Высочество хоть весь вечер, но не позволю себе заставить ее ждать себя.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

58

Отправлено: 20.10.14 19:28. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

после восьми часов вечера

Задумчивая отрешенность в лице Габриэль разожгла любопытство Филиппа. Ему не терпелось поскорее отделаться от кучки докучливых подхалимов, возглавляемых на этот раз маркизом де Шале, возомнившим себя новым фаворитом герцога. Отмахнуться от не в меру разговорчивого маркиза было непростым делом и Филипп решил действовать постепенно.

- Де Шале, заприте двери... пусть все остальные ожидают нас в гостинной у Анриэт. У меня голова раскалывается от этого шума, - увядающим голосом пожаловался герцог как только в дверях его личной опочивальни появилась маркиза де Тианж, - Габриэль, дорогая, Вы ведь знаете способ, как унять эту боль в висках, не правда ли?

- Я знаю, как это делается, Монсеньер, - вызвался де Шале, подскочив к принцу, - Надо помассировать виски, меня еще в детстве кормилица учила.

- Не надо, пустое, - буркнул Филипп, видя, что уловка не удалась, - Антуан, милый, твоими стараниями я не доживу до первого матча... поди, поди прочь. Или вот что, отыщи Андрэ и передай ему, что я хочу знать все о судьбе де Роббера. Пусть проследит за мальчиком, а то ненароком вляпается во что-нибудь похуже чем разговоры по душам с префектом. И передай Андрэ вот эту вещицу.

Филипп вынул из кармана панталон стеклышко, завернутое в салфетку, и повертел его на свету. Стоило ли доверять де Шале столь значимую улику по делу Фило? С одной стороны маркиз растяпа и мог потерять стеклышко, не придав ему никакого значения, но с другой, разве спасение Фило не было делом решенным? В руках Андрэ эта вещица могла быть в безопасности, тогда как будучи даже спрятанной в личных покоях герцога Орлеанского, она могла исчезнуть бесшумно или не очень. После ареста самого маршала дю Плесси Филиппа преследовали дурные мысли о собственной свободе. Что могло помешать префекту состряпать приказ за подписью короля и явиться в его покои с обыском, пока Людовик развлекал себя побегом в версальский охотничий замок?

- Вот, возьми это стекло, Антуан. Учти, я заплатил за него слишком дорогую цену, чтобы потерять. И лучше бы тебе не знать, что будет в случае его пропажи. Передашь Андрэ. А после ступай в зал Для Игры в Мяч. Встретимся.

Де Шале повертел стеклышко с недоверием, разглядывая, как причудливо меняли свою форму объекты, на которые он наводил его. Молодому человеку льстило неожиданное посвящение в секреты Месье, но отчего-то сам по себе секрет не выглядел хоть сколько-нибудь ценным, чтобы кто-нибудь вознамерился бы посягнуть на него.

- А я то думал, что это брошь какая, - озадаченно протянул маркиз, завернув стеклышко в салфетку и пряча его в кармашек курточки, - Фи... шутки у Вас, Месье. Но раз Вы приказываете... - со вздохом произнес он, нехотя направляясь к дверями.

- Прошу, мой милый, прошу, - ласково поправил его Филипп, при этом лицо его выражало крайнее утомление, - Ну, ступай же... время не терпит.

Едва только дверь закрылась за маркизом и послышался металлический щелчок запираемой щеколды, Филипп вдруг воспрянул духом столь же внезапно и резко, как умел только он один. Он прошелся по комнате, отмеряя ее вдоль и поперек широкими шагами. Схватил с туалетного столика баночку с притиранием для рук и мазнул на ладонь капельку крема. Растирая душистый крем по рукам, принц снова зашагал по комнате, являя собой крайнее нетерпение и возбуждение. С чего же начать? Его распирало от желания выговориться и одновременно с тем от любопытства узнать причину отрешенности маркизы.

- Ну же, Габриэль, помогите же мне! - воскликнул он, патетически всплеснув руками, - Я сгораю от любопытства и не стану рассказывать Вам ничего, прежде чем узнаю, что заставило Вас покинуть меня во время обеда. Да да, не делайте удивленный вид, моя дорогая маркиза, я заметил, как Вы выходили. А теперь Вы сама не своя. Что это?

Он остановился и посмотрел в лицо маркизы де Тианж без всякого притворства и наигранного каприза.

- Что случилось, Габриэль?

59

Отправлено: 26.10.14 16:23. Заголовок: Если еще пятнадцать ..

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

Если еще пятнадцать минут назад Габриэль наивно полагала, что ей будет трудно завладеть вниманием принца по отношению к ее крошечной проблеме, то теперь, когда пара  глаз прожигала ее до самого дна ее души, маркиза даже немного растерялась, судорожно подбирая слова для того, чтобы начать столь деликатный разговор.

Недовольство недовольству рознь, но помня, каким был Филипп, когда они пересеклись с турком на лестнице... Не станет ли теперь это  поводом ля какой-нибудь необдуманной глупости со стороны Его Горячего Высочества? Но так как разумные мысли имеют обыкновение приходить уже после того, как с уст слетели глупости (в данном случае, конечно, маркизе удалось промолчать, но тон для будущего разговора уже был задан), то Габриэль пришлось начинать с того, что было неприкрытой правдой, без капли лести по отношению к ее благодетелю.

- Дело в турке, Ваше Высочество, точнее в одном из них... В том, который едва не занес над Вами оружие, - и все краски отхлынули со щек женщины, и мадам маркиза нервно сжала ладони одна в другой.

- Он изволил извиниться, точнее послал извинения через мадмуазель де Лавальер и мадмуазель де Монтале, двух девиц из свиты Вашей супруги, и он очень и очень искренне, как им показалось, просил разрешения встретиться со мной, чтобы принести извинения за свое поведение...

Стоило ли продолжать дальше, Габриэль не знала и с плохо скрываемым волнением подняла глаза на Брата короля, но вместо того, чтобы промолчать, ожидая реакции на первую часть своего рассказа, его внимание и еще не покинувшее озорство развязало маркизе язык и она почти что шепотом, но выпалила финал:

- И... И... И я склонна была принять его предложение о встрече, Ваше высочество.

В гостиной повисла неловкая тишина, которая совершенно не способствовала маркизе в том, что бы догадаться что происходило в сердце Его Высочества. Самое время начать корить себя за откровенную глупость, особенно накануне турнира. Господи Иисусе, как она могла забыть об этом злосчастном турнире! Ведь для Его Высочества так важен настрой и если он сейчас погрузится в неприятные воспоминания об этом позорном и опасном инциденте, то к чему бы это могло теперь привести. Филипп был так зависим от эмоций - кому как не даме его двора знать об этом и теперь настала минута, когда до женщины дошел весь ужас ситуации. Кажется, только что она практически поставила под удар победу Его Щепетильного Высочества... И это через несколько дней после свадьбы, на глазах всего двора и матери.

Браво, мадам маркиза де Тианж, браво!

- От своего имени, конечно же, но как бы... Как бы, я думаю он догадывается, что я немного... немного близка к Вашей особе, а потому даже не знаю, о чем он может просить меня. Если бы дело было только в извинениях мне, но кто я, а кто Вы, Ваше Высочество, но... - Габриэль предприняла последнюю попытку хоть немного рассеять тучи, которые по ее мнению, начали сгущаться над ее головой и головой несчастного и оттого несносного турка, но попытка эта, по правде говоря, была хлипкая.

- Вобщем, простите меня, но все решив, я все же рискнула только теперь спросить Ваше Высочество, что Вы об этом думаете. Кажется, я сделала это страшно не вовремя.

Еще никогда Габриэль не чувствовала себя настолько не в своей тарелке: даже первый выход перед придворными несколько дней назад, появление на свадьбе или бал-маскарад не заставляли мадам маркизу так отчаянно желать провалиться сквозь землю. Уж лучше бы она прослыла гордячкой и отказала человеку турецкого посла, чем вот так наивно явилась просить совета относительного такого деликатного вопроса накануне игры! Право слово, лучше бы Габриэль вобще сегодня не выходила к обеду!

60

Отправлено: 27.10.14 22:36. Заголовок: - В ком? В турке? - ..

- В ком? В турке? - не ожидавший подобного начала объяснений Филипп едва не оступился, отступая назад.

Каблуки его туфлей застряли в глубоком ворсе овального коврика, выстланного в центре комнаты, и Его Высочеству невольно пришлось ухватиться за край туалетного столика, чтобы не упасть. Он медленно осел на табурет с пышной подушечкой вышитой гобеленовым натюрмортом из пионов и вздернул вверх подбородок, воззрившись на маркизу.

- Так эта сволочь присылает мне извинения через моих дам? - не скрывая неприязни, проговорил Филипп, краснея от закипавшего в груди гнева, - И даже более того, под этим благовидным предлогом он просит Вас о свидании? Вас, Габриэль! Как он посмел? Мерзавец! Каналья!

Округлив глаза, принц бросил гневный взгляд на красовавшуюся на столике табакерку с инкрустированной на ней сценкой похищения Дафны, и схватил ее тонкими пальцами, намереваясь швырнуть об стену. Холод мраморной кости, которой были отделаны бока и нижняя часть коробочки, остудили пальцы Филиппа. Но не его гнев. Он с силой поставил табакерку и постучал ей по столу.

- Это же форменное свидание, Габриэль! - повторил он, немного смягчаясь, - Ну Вы то понимаете, что этому басурману наплевать на оскорбление, которое он нанес мне, принцу крови. Нет же, он просто ищет предлог... и он его нашел. Но, Вы сказали, что он прислал Вам извинения через де Монтале и де Лавальер? А они то как оказались в это замешаны?

Все еще постукивая табакеркой по крышке туалетного столика, Филипп отвернулся к зеркалу, словно уже разговаривая с самим собой. Ему вспомнился злополучный инцидент на лестнице, когда он спускался вниз в обществе Габриэль и Оры де Монтале. Турки, мадьяры... он решительно не помнил причины, из-за которой мадьяры едва не сцепились с турками и почему он сам оказался в центре едва на затеявшейся драки. Вспомнил перепуганные и побледневшие лица Габриэль и Оры, и перекошенное от злобы лицо турка... и острие его шпаги, готовое вонзиться в шею ненавистного басурмана, и кривые клинки мадьярских сабель. Кажется, кузен Ференц кричал что-то, требуя оставить турка ему...

- Ох, Габриэль, мне с трудом верится, что человек, оказавшийся в таком положении, способен просить извинений, а тем более от чистого сердца искать встречи с Вами, со свидетельницей его позора, - неожиданно спокойным и лишенным эмоций тоном проговорил Филипп и развернулся к маркизе, - Нет, здесь что-то не так.

Он бросил табакерку, которая откатилась на край стола и вывалилась на пол, рассыпав содержавшуюся в ней ароматизированную табачную крошку прямо на ковер. Не обращая внимания на учиненный беспорядок, Месье поднялся и подошел вплотную к де Тианж, глядя прямо в ее глаза.

- Габриэль, Вы можете думать обо мне что угодно, но я прошу Вас не принимайте мои слова только как ревность злобствующего принца.

Не выдержав долгий взгляд Габриэль, Месье опустил голову и сделал вид, что занялся перевязыванием бантов на курточке. Он затягивал концы лент с таким тщанием, что распустил несколько из них и понапрасну пытался взбить их, чтобы они хоть как-то напоминали банты.

- Впрочем, может быть это я из-за собственных переживаний так пекусь обо всех? - вернув прежнее легкомыслие в голосе, добавил он и скосил взгляд на одиноко висевший на предплечье бант из серебристой ленты, подаренной Ее Величеством, - Я боюсь проиграть в матче за цвета королевы. Так скажут все. Так скажете и Вы, дорогая Габриэль, не так ли? И подумаете, что мои предостережения не стоят и выеденного яйца. И впрямь не вовремя... мое мнение сгодилось бы Вам задолго до той встречи... или гораздо позднее Турнира.

http://img-fotki.yandex.ru/get/16173/56879152.38a/0_fd382_3b5b710d_orig


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3