Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3


Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3

Сообщений 21 страница 40 из 115

1

02.04.1661

https://a.radikal.ru/a02/1902/02/5d234b4a1415.png

21

Отправлено: 02.03.13 23:53. Заголовок: Пропуская мимо себя ..

Пропуская мимо себя пятившихся спиной к дверям турков, префект презрительно хмыкнул, но так чтобы, это не заметили ни собравшиеся в галерее перед покоями дворяне из свиты герцога Орлеанского, ни упаси бог сами турки. Явление в Фонтенбло турецкого посла уже успело всколыхнуть ряды многочисленной агентуры Тайной Канцелярии, доносы посыпались как из рога изобилия, в основном сообщалось о подозрениях, что те или иные из басурман были раннее замечены на парижских улицах при весьма необъяснимых и подозрительных обстоятельствах. И только в одном доносе, весьма лаконичном и как видно наспех нацарапанном на пскомканной бумаге, сообщалось о том, что к покоям герцога Орлеанского направлялись турки. Напомнив себе о прописной истине, когда ежели гора не идет к пророку, то пророку следует направить стопы к горе, господин префект счел событие достаточно значительным, чтобы объявиться в покоях Его Высочества и заодно воспользоваться случаем, чтобы истребовать высочайшее дозволение провести дознавательную беседу с герцогским любимцем графом де Гишем.

Уже стоя в дверях приемной Месье, Ла Рейни услыхал отголоски скандальных выкриков Филиппа Орлеанского, адресованные к турку, вознамерившемуся поразить высочайшее внимание щедростью даров. Кажется, затея была не столь удачна, как и время выбранное для того. Ла Рейни шепнул воззрившемуся на него швейцарцу, что имел дело королевской важности к самому Месье и показал гербовую бумагу, выданную еще третьего дня, но по-прежнему служившую ему своеобразным пропуском ко всем закрытым покоям дворца, если только их не охраняли дотошные мушкетеры господина д'Артаньяна, взявшего себе за правило оспаривать любые подвижки префекта в ходе следствия.

- Господин префект, Его Высочество не примет Вас, - услышал Ла Рейни знакомый насмешливый и казавшийся пренебрежительным из-за легкого акцента голос, - Герцог распорядился уже не беспокоить его.

- А, месье Андрэ, Вы то мне и нужны, - самым доброжелательным тоном ответил Никола Габриэль, снимая шапочку и кланяясь камердинеру Месье с таким подобострастием, словно перед ним стоял сам герцог, - Я как узнал, что Его Высочество решили направить Вас в Канцелярию, так что Вы что Вы, разве можно отвлекать Ваши Милости от дел, я и поспешил самолично явиться. А уж что там, мне то труда и не составит. Оно то дело государственной важности, но когда речь идет о времени Его Высочества, - он покосился на запертые двери в опочивальню принца, - Но раз уж я здесь, а Месье покуда никто не занимает своим обществом... я полагаю... не согласитесь ли Вы доложить обо мне, месье? Я всячески буду признателен, - в маленьких глазках префекта блеснул огонек скрытого намека, - И мне не придется выписывать отдельный ордер на то, чтобы привлекать Вас или упаси бог месье графа де Гиша или маркиза де Шатийона к допросу... а ведь дело то нешутошное, месье. То, что Вас нынче утром застали в Оружейной зале - одно это требует тщательного разбора и расследования. Но ведь улики... улики, месье, они неоспоримы. И мне не придумать оправдания для месье де Гиша, ежели самому ему не угодно будет объяснить тот факт, что его личные драгоценности были обнаружены на месте состоявшейся дуэли.

Если начало речи префекта звучало подобострастно и с такой громкостью, чтобы слышали все присуствовавшие в приемной лица, то под конец голос его едва ли не превратился в свистящий шепот, так что Андрашу пришлось склониться с высоты своего роста, чтобы вслушиваться в витиеватые доводы полицейского чиновника.

- Позвольте мне всего на два слова. Поверьте, мои намерения касательно свиты Его Высочества только самые благие и я далек от мысли, чтобы выносить это прискорбное дознание за пределы покоев Его Высочества... и в прямом смысле также, - кивнув головой в сторону выхода Никола Габриэль, положил свою пухлую длань на локоть молодого человека и слегка сжал его, - Но ведь придется... ей же ей, придется, ежели мне воспретят встретиться лично с Месье и получить все ответы от Его Высочества. А еще лучше от самого графа де Гиша.

- Я посмотрю, что можно сделать, месье, - холодно ответил Андраш и высвободил свой локоть из цепких пальцев префекта, - Подождите здесь, месье.

22

Отправлено: 10.03.13 21:40. Заголовок: Чем сильнее принц пр..

Чем сильнее принц прижимался щекой к подушке и пытался заставить себя уснуть, тем более явственно слышались голоса за дверью спальни, а несносный слух доносил их так отчетливо, как будто разговаривавшие стояли прямо над его головой. Простонав от бесподности попыток оградить себя от внешнего мира и всего что его окружало, Филипп накрыл голову саше с ароматными травами, похожем на огромную подушку, но значительно легче и к тому же источавшую тонкий аромат фиалковой лужайки. Нет, дурман тонких парфюмов не спасал его от любопытства, тем более раздраженного произносимыми за дверью именами - Шатийон, де Гиш... да кто же там такой, что имеет наглость убеждать Андрэ доложить о нем?

- Ваше Высочество не спали? - спросил Андраш, появляясь перед пологом кровати как тень архангела в судный день.

- Конечно не сплю... где уж тут... кто он, Андрэ? Кого еще черт принес? - капризно ответил Филипп, усаживаясь на постели.

- Префект Его Величества, - с нарочитой церемонностью ответил мадьяр и усмехнувшись добавил, - Явился с расспросами о мнимой дуэли. Мне выпроводить его прочь?

- Нет, пусть войдет... - махнул рукой принц, чье любопытство было задето за живое, - Этот проныра все равно найдет лазейку. Только не говори ему, где де Гиш... впрочем, ты же не знаешь?

- Не знаю, - ответил Андраш без тени лукавства, не в его привычках было скрытничать от принца, которому он был верен, - Но если бы знал, то господин префект будет последним, кому я скажу.

- То то же. Андрэ, вели воды принести что ли... нет не вина. Шум в голове какой-то...

- Это дождь, Ваше Высочество, - сказал Андраш, захлопывая окна и запирая ставни, чтобы капли дождя не барабанили по стеклу, Филипп не выносил этого шума больше всего и его телохранитель среди прочих личных секретов знал о том, что причиной тому были вовсе не капризы принца, а тяжелые воспоминания о вынужденном бегстве королевской семьи из Парижа, когда после долгого пути в карете им довелось ночевать в пустых залах Блуа прямо на соломе, растеленной на каменном полу. Шум дождя навсегда остался для Филиппа связанным с шумом разнузданной толпы, обезумевшей от первой крови, пролитой в первых стычках с верными королю и Мазарини войсками.

- Дождь, снова дождь, - простонал Филипп, затыкая уши, - Как будто мало его было в Париже...

- Просить, Ваше Высочество?

- Ах да... префекта, да проси уже, что там. И... - он посмотрел на Андраша и указал на место подле кровати, - Останься.

Андраш молча вышел из комнаты, чтобы отдать приказ слугам принца и доложить префекту, что того сейчас же примут. А Филипп дожидался появления Ла Рейни, натянув на себя до самого подбородка постельное покрывало, мысленно готовясь произвести контратаку против королевского префекта и вынудить его ответить начистоту, какое место в списке подозреваемых занимал его милый Фило...
Фило, знал бы ты, на что я готов, чтобы вернуть тебя. Но сглупить проще простого. Что с того, что я пригрожу префекту? Ему только Луи указ... но если бы подковырнуть под ним.

- Андрэ... Андрэ, - Филипп замахал рукой мадьяру, как только тот вернулся, октрывая дверь перед префектом, - Поди сюда... слушай все. Внимательно. И после... после проследи за ним. Куда пойдет, с кем говорить будет. Мне нужно знать, чувствительные места нашего дорогого префекта, - зашептал принц на ухо склонившемуся к нему телохранителю, - И воды мне! Я же просил воды! - прикрикнул он в конце, возвращая своему голосу прежний капризный тон.

- Ну-с, господин префект, что Вы имеете мне сказать? Говорите, не стесняйтесь, Андрэ знает меня еще с тех лет, когда меня на деревянную лошадку с табуретки подсаживали. Вы можете смело выдвигать свои обвинения в его присутствии, но только, если Вы убеждены, что имеете доказательства на каждое из них.

23

Отправлено: 16.03.13 00:17. Заголовок: Войдя в опочивальню ..

Войдя в опочивальню Месье, префект скомкал поля шапочки в руках и прижал ее к груди, отвешивая один за другим поклоны, покуда приближался от дверей к середине комнаты. Далее он идти не решился, не столько из боязни капризного нрава герцога Орлеанского, а потому как не желал оказаться свидетелем амурных перешептываний принца и его любимца. Впрочем, это могло быть и нечто менее нежное, так как лицо мадьяра нисколько не изменило свое суровое и пренебрежительное ко всему выражение. А герцог уже нетерпеливо махал ему рукой, отсылая прочь. Значится, это был наказ, узнать бы с чем и куда именно, Его Высочество отсылал своего личного слугу. Николя Габриэль вытянул шею, невольно прислушиваясь к разговору, но герцог уже закричал, требуя воды, а мадьяр поспешил к дверям, где уже стоял лакей с подносом. Наградив выдавшего свое любопытство префекта насмешливой улыбкой, Андраш перехватил поднос с графином с водой и бокалом тончайшего стекла и легкой почти летящей походкой вернулся к изголовью постели принца, неся поднос на вытянутой руке. Ла Рейни едва не прищелкнул язычком от восхищения вышколенным слугой... нет нет, а мысли то возвращались в унылую приемную Канцелярии, где сидел извечно полусонный секретарь префекта, умевший разве что кувшин с кипятком принести, да и то, умудрялся расплескивать половину воды по дороге.
Потеребив шапочку в руках, Николя наклонил голову в знак почтения к Единственному Брату короля, тщательно вглядываясь в его лицо, чтобы выверить тактику беседы с Его Высочеством.

- Увы, Месье... увы, - сокрушенно покачав головой Ла Рейни развел руками, - Но мне не остается ничего другого как нижайше просить Ваше Высочество о милости... - он нарочито растягивал вступительное слово, чтобы дождаться, не покинет ли опочивальню мадьяр, - Имея на руках несомненные улики, хотелось бы все-таки найти любое, даже самое незначительное опровержение вины, ответственность за которую возлагается на голову Вашего придворного. Мне право жаль, я совершенно сокрушен, Ваше Высочество... наша беседа нынче утром казалось бы, была исчерпывающей, - еще бы, ведь одного вспыхнувшего до корней волос лица графа де Гиша было достаточно, чтобы уличить его в укрывании фактов, а факты - факты то говорили против него! - Но увы, улики не позволяют мне закрыть глаза на это дело. И дабы оно не перешло из моей компетенции в ведение дворцовой стражи... или упаси бог, суда, мне необходимо выяснить все самолично. Итак, я не выдвигаю обвинения, Ваше Высочество. Я только смиренно прошу Вашего дозволения задать вопросы Его Сиятельству графу де Гишу. Если это требуется, то в Вашем же присутствии, Месье. Важно установить истину и раз и навсегда отринуть все возможные подозрения в причастности графа к упомянутому мной факту дуэли. Видите ли, дуэль имела место. И были найдены улики. И месье граф своим нежеланием помочь нам и ответить на все вопросы, ставит себя в весьма неудобное положение. Я надеюсь на то, что Вы, Ваше Высочество, несомненно сумеете повлиять на решение графа помочь себе и следствию.

Запас вежливых и медоточивых изъявлений всяческого почтения и уважения которым хоть мало-мальски должен владеть каждый придворный иссякал, а Ла Рейни все еще чувствовал стену из ледяных глыб между собой и принцем. Что было бы толку разливать мед перед Его Высочеством, если видно было, что герцог и сам не ведал, где скрывался его фаворит и был ли он причастен к дуэли. Скорее всего де Гиш обвел вокруг пальца герцога, запудрив мозги о всенощных гулянках или больной голове, или что там выдумывают миньоны герцога Орлеанского, когда желают славно провести время сами по себе.

24

Отправлено: 18.03.13 00:20. Заголовок: Филипп выпростал тон..

Филипп выпростал тонкую белую руку из пены кружев и помахал своему телохранителю, чтобы тот оставил их с префектом одних.

- Ступай, Андрэ, - томно вздохнув напутствовал Его Высочество, - Тебе незачем скучать здесь со мной, слушая всю эту фактическую чепуху.

Он прекрасно знал, что в присутствии Андраша префект вряд ли перейдет к сути цели своего визита, пространный монолог Ла Рейни был тому свидетельством. Будь рядом с ним Фило или на худой конец рыжий Эффиа и Филипп вволю поиздевался бы над королевским докладчиком, заставив его расшаркиваться перед собой, пыхтеть, надувая щеки и выдумывая велеречивые объяснения на целый час, пока запас красноречия префекта не иссяк бы, а язык не начал бы подводить беднягу, запутываясь в выражениях и извинительных фразах, вычурных как арабески на персидских коврах.

- Прекрасно, прекрасно, господин префект, - все таким же томным голосом протянул Филипп, искоса поглядывая на лицо Ла Рейни и угадывая, что тот мог прятать в рукаве на беднягу де Гиша.

- Это все, что Вы хотели сказать мне или есть что-то еще? Дуэль... смешно и абсурдно, Вам не кажется? Для дуэли надобен противник, господин префект, а есть ли у графа враги? - герцог с издевкой прищурил глаза, прекрасно зная, что по правилам этикета, префект не посмел бы возражать ему напрямик, вот и пусть изворачивается и придумывает преамбулы для обвинений, в конце концов он всего лишь судейский крючкотвор.

Не желая более смотреть на префекта снизу вверх, Филипп поднялся с кровати и прошелся комнате, скользя по гладкому паркету щегольскими туфлями, изрядно отсыревшими после прогулки по мокрой траве.

- Так что же, если Вы не выдвигаете обвинения, сударь, что же Вы от меня то, грешного, хотите? Чтобы я вместо Вас состряпал тут же на месте доказательства и улики? Ну что там с теми бриллиантами, сударь? Да может быть де Гиш обронил их в другой раз, а Вы тут же к нам бежите с находкой. Нет, я конечно же благодарю Вас, дорогой префект, за находку... может для де Гиша эти бриллианты дороги как память и он в ужаснейшем расстройстве из-за их потери? Кстати, они при Вас? Я буду рад передать их графу от Вашего имени вместе с Вашими извинениями и наилучшими пожеланиями. Что-нибудь еще?

Сложив кончики пальцев у самых губ, Филипп играючи подул на них и звонко хлопнул в ладоши.

- Пожалуй вот еще что! Скажите-ка мне, господин Ла Рейни, как обстоят дела с расследованием по делу о вчерашней ночной стрельбе? Ну что там с подозреваемыми, а? Насколько я понял из докладов, Вас не удовлетворило ни слово герцога Бэкингема, ни ручательство графа д'Артаньяна относительно невиновности шевалье де Лоррена. А скажите-ка мне прямо, сударь, что может удовлетворить слепую Фемиду в Вашем лице?

Его Высочество прошелся еще раз вдоль окон, крутанул на каблуках, развернувшись к Ла Рейни и вплотную приблизился к нему. Он смотрел нос к носу в лицо префекта, насмешливо и отчасти издевательски приподняв левую бровь. Не вынеся запаха травяных настоев и дешевого табака, которыми разило от канцелярского чиновника, герцог отступил на шаг от него, помахивая перед собой кружевным платком надушенным любимым парфюмом.

- Так я и знал, у Вас нет ничего. Ничегошеньки, господин префект, - вдруг перейдя на крик, Филипп заговорил резко и отрывисто, - Я хочу. Я приказываю Вам, чтобы немедленно был отдан приказ. Снять все обвинения с моего шевалье. Слышите? И никаких более обвинений к моим дворянам! Впредь никаких чертовых улик, никаких к дьяволу доказательств и никаких свидетельств против них! Я не потерплю! Слышите? Не потерплю!

25

Отправлено: 18.03.13 20:18. Заголовок: Ага, Его Высочеству ..

Ага, Его Высочеству не удалось удержать на своем лице маску безразличия ко всему и пяти минут, стоило им остаться наедине. Внутреннее ликование Никола Габриэль постарался замаскировать за тем же подобострастием, которое неизменно царило на его лице, когда ему случалось говорить с персонами выше себя рангом. Пусть себе мнят, что они выше и значимей вчерашнего судейского крючкотвора, Ла Рейни это было даже приятно в некотором смысле. Глядя в глаза герцога Орлеанского, распалявшегося с каждым новым выкринутым словом, Ла Рейни являл собой само смирение и вместе со вселенской печалью.

- Вопросы Вашего Высочества столь важны для меня, что я не смею тут же с места давать на них ответы. Пусть Монсиньер даст мне время. На кону стоит не только свобода, но и честь шевалье де Лоррена, равно как и его жизнь. Обвинения, которые предъявлены Его Милости, не предполагают никаких поблажек перед королевским судом, в случае если они будут доказаны. Донос был дан на его имя. Донос в виновности шевалье в смертоубийстве писаря, некоего месье... впрочем, эка важность, будет недопустимым требовать от Вашего Высочества запоминать столь ничтожные факты. Как и упомянутым Вами господам дАртаньяну и Бэкингему. Видите ли, знать обо всех обстоятельствах дела это работа Канцелярии и моя святая обязанность. И я не вменяю в вину господину лейтенанту, что он превратно понял всю значимость обвинений, выдвинутых против господина де Лоррена. И я тем более не вижу оснований не доверять слову герцога Бэкингема. Нет нет, Его Светлость поручился за то, что шевалье провел вечер после полуночи в его компании, что и не противоречило моим данным. Но факт, Ваше Высочество, факт в том, что шевалье видели возле актерских кибиток. Видели как он тащил труп. Видели, как он смывал грязь со своих рук. Что с этим поделать? Я обязан представить суду все факты. Судить и осудить шевалье не в моей компетенции, Ваше Высочество. Это будет делать Королевский суд. Мое же дело малое, собрать все факты и улики. Посадить подозреваемых под стражу... только то и всего.

Искусством заговаривать собеседника до степени полного ужаса перед собой или же напротив, расположить к своему мнению настолько, что оно станет едва ли не религией для собеседника, Ла Рейни еще только овладевал, но его тщеславию была подброшена сочная кость когда этим собеседником оказался сам Брат Короля. Заставить принца внимать своему голосу и перейти от криков на спокойную беседу было игрой и разминкой для префекта. Однако же, он не позволял себе расслабиться и делать скоропалительные выводы относительно производимого его речью эффекта. Принц был не из тех, кто выказывал именно те мысли, которые царили у него в душе, и за капризными выкриками могли таиться замыслы и намерения. Вот о них то следовало позаботиться.

- Позвольте мне еще раз попросить Ваше Высочество о милости, - миролюбимым тоном спросил Ла Рейни, ссутлившись так, что плечи его стали круглы, а сам он как будто бы уменьшился в росте, - Дозвольте мне встретиться с графом де Гишем. Слово графа будет иметь вес против домыслов. Если Его Сиятельству нечего скрывать, то и дело будет закрыто. А ведь мы все хотим именно этого. Что же касается шевалье де Лоррена, то своим побегом он значительно осложнил для нас всех работу для его спасения. Как обелить перед законом имя человека, сбежавшего от служителей закона? Разве сам по себе побег не является подтверждением виновности? Если не в одном, то в другом. А я и раннее получал доносы на имя шевалье... и на имена маркиза дЭффиа, к слову сказать, равно как и на имя графа де Гиша. Дебоши, драки... оскорбительное поведение в адрес добропорядочных горожан... полиция Шатле сбилась с ног, всякий раз получая вызов от горожан на помощь, когда эти молодые люди изволили веселиться.

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 4 //

26

Отправлено: 04.04.13 19:06. Заголовок: Как это часто происх..

Как это часто происходит с людьми артистичной и тонкой натуры, Месье хоть и слышал доводы приводимые префектом, но до сердца его они доходили ровно с тем смыслом, который Его Высочество уже сам придал им. То, что пытался доказать или объяснить ему Ла Рейни, не имело никакого отклика в сердце принца по той простой причине, что он свято и нерушимо верил в единственную истину относительно своих друзей, а именно - его приближенные не могли быть и соответственно не были замешаны ни в чем противозаконном и самое главное, служа ему, его дворяне тем самым освобождались от любой ответственности. Прав ли он или нет, Филипп нисколько не интересовался этим, если Брат его, король не считал нужным лично упрекать его в неповиновении или же в непристойностях, если королева-мать не делала нареканий, то кто же мог? Именно потому, в душе принца всколыхнулась целая буря негодования, когда несносный префект сделал еще одну попытку настоять на допросе де Гиша.

- Как, месье, Вы все еще настаиваете? Я не дозволяю. Нет нет и нет! Трижды нет! Андрэ! Месье префект уже уходит, проводи его до дверей.

Не желая ни слышать, ни видеть Ла Рейни, Филипп зашел за ширму, где обычно переодевался и хлопнул в ладоши призывая своих лакеев.

Двери опочивальни тут же распахнулись. Андраш появился незамедлительно и встал между префектом и герцогом, скрытым за ширмой. Он многозначительно посмотрел в круглое с немного туповатым или как это принято было называть, подобострастным выражением лицо префекта и кивнул головой в сторону выхода.

- Мы проиграли, Андрэ? Да? - уныло спросил Филипп, когда его телохранитель вернулся из приемной.

- Шевалье все равно на свободе, что с того, что господин Ла Рейни не желает признавать его невиновность?

- Но в том то и дело, Андрэ, если префект считает Фило виновным, то он вне закона для всех. Каково ему сейчас одному? Подумать только, где он сейчас... да его могут заколоть всего лишь за побег. На месте. Андрэ... как мне выбить оправдание для Лоррэна? Ла Рейни раздражает меня. Я не могу говорить с ним, не выходя из себя.

- Но Вы же не отдали ему то, чего он хотел. Вот он и не уступил Вашему Высочеству, - спокойно ответил Андрэ, спасая кружевной шарф Месье от того, чтобы быть разорванным в клочки, тогда как Филипп не следил за тем, как трясущиеся от негодования и волнения руки разрывали концы шарфа, запутываясь в них все больше и больше.

- Позвольте попросить Ваше Высочество не размахивать руками, - попросил Дюпон, ловко управившийся с камзолом и жилетом герцога и принявшийся за его рубаху.

- Позволяю, - еще более уныло вздохнул Филипп и опустил руки, - Я ничего не могу сделать Андрэ. Если я хочу получить назад Лоррэна, от меня требуют взамен Гиша... а если я захочу отстоять этого наглеца, то от меня потребуют еще кого-нибудь. Черт черт черт...

Атласная ленточка серебристой змейкой слетела на пол и Филипп оттолкнул от себя гардеробмейстера и Андраша, чтобы те ненароком не наступили на драгоценный сувенир.

- Боже мой... моя лента... осторожнее, Вы топчитесь здесь как волы... - герцог наклонился, затем опустился на колени и поднял обеими руками ленточку, тут же попытался повязать ее к себе на запястье и толкнул неловко переминавшегося с ноги на ногу лакея, - Дюпон, прочь отсюда! Нет, останься... я хочу одеться, немедлено. Андрэ, ты уже послал в Париж нарочного?

Андраш только вопросительно взглянул на Месье, не понимая, о чем тот спрашивал. Он прекрасно изучил характер Филиппа и знал, что в его голову могло прийти множество идей, самых неожиданных и невозможных, и порой самому герцогу казалось, что он уже давным давно оповестил о новых затеях своих слуг и приближенных. Возражать ему в минуты гнева или расстройства было бесполезным и Андраш счел за лучшее дождаться, когда сам герцог даст хоть толику объяснений, размышляя вслух или на худой конец, отчитывая всех и весь мир в неповиновении и непонимании. Так оно и случилось. Филипп поднялся с колен, подставил руку Дюпону, чтобы тот крепче повязал на запястье полученную от королевы серебряную ленту,и заговорил о планах, которые судя по всему пришли ему в голову если не сию же минуту, то наверняка в ходе беседы с Ла Рейни.

- Пошли кого-нибудь, кому сам доверяешь. Выбери лучшего. Пусть едет в Академию. Фило должен объявиться там. Да хоть бы и тайком. Но наверняка он там окажется. Деньги ему нужны, а в Академии хотя бы старик надзиратель поможет. Или кто из бывших его друзей. Пусть поспрашивает, кто видел Фило на днях. Да только осторожнее. Чтобы ректору на глаза не попасть. Тот сдаст немедлено. Та еще крыса. Денег дай ему. Из моего бюро возьми кошель. Это для Лоррэна. Ему нужно будет. Пусть обретет платье попроще и лошадь. Не клячу, конечно, но так чтобы не выделялась. И пускай едет в мой замок в Сен-Клу вместе с этим человеком. Дашь ему записку с моей печатью. Нет, писать я ничего не стану. Но печать будет ему пропуском. В Сен-Клу пусть ждут меня. И сразу. Слышишь, пусть сразу же отпишет мне с нарочным из Сен-Клу, что вышло. И нет, еще не иди. Пусть из Парижа напишет еще. В Пале-Рояле у меня остался управляющий. Он человек свой. Помнишь, мы его еще наняли когда особняк на Вожирар держали? Тот самый, да. Вот он и поможет письмо из Парижа доставить.

Процесс одевания как ни странно благотворно влиял на герцога, он продолжал отдавать приказы, и казавшийся вначале сумбурным и невыполнимым план обретал все более продуманные детали. Оттолкнув от себя ширму, Филипп подошел к бюро, вынул из ящика пухлый кожаный кошель и перекинул его Андрашу. Затем он разжег маленькую курительницу и поводил над ней восковой палочкой, нагревая один конец до плавления. Капнув воска на чистый лист бумаги, он приложил к нему печатку и надавил с таким усилием, будто вкладывал в эту печать всю мощь своего герцогского титула.

- Ступай теперь. А я... а я буду развлекать себя. Мишель, ты реабилитирован в моих глазах, - неожиданно улыбнувшись Дюпону, Месье похлопал его по руке и обратил повеселевший взор к собственному отражению в зеркале, - Ну вот, мы кажется и нашли выход... а теперь... что же теперь, Дюпон? Что там в гостиной? Я умру от тоски до начала турнира... расскажи мне что-нибудь забавное.

- Англичане принесли кадки с розами для Ее Высочества. Мадам де Тианж отослала их вниз в оранжерею.

- Габриэль... да да... она всегда знает как лучше поступить. Эти розы...

На красивом лице Филиппа отразилось облачко, предвещавшее новый всплеск грозовой бури, но он только поджал губы и резко отвернулся от зеркала, чтобы не видеть, как несвоевременное напоминание о недоказанном еще вероломстве де Гиша исказит его прекрасное лицо гневом. Ему не хотелось снова злиться и портить себе настроение пустыми подозрениями.

27

Отправлено: 06.04.13 21:01. Заголовок: Обморок, казалось, ..

    Обморок, казалось, тянулся бесконечно, а потом сменился чем-то, похожим на беспокойный сон. Лучиана, сквозь ресницы, видела силуэты суетившихся вокруг неё людей, откуда то издалека слышала громовой голос тётки, отдающей приказания. Прохладное питьё освежило губы и принесло долгожданный блаженный покой.

    Когда же Лучиану разбудил, пробившийся из-за тяжёлой бархатной гардины, непокорный солнечный луч, первым, что она вспомнила – была щербатая улыбка Тильберто – её недавнего спасителя. И словно воочию, увидела она картину - поваленное дерево, на котором бок о бок сидят, прихлёбывая из одной пузатой бутылки, нарядная, только слегка растрёпанная дама и комедиант с рыжей собачкой по имени Колбаса.
    Лучиана невольно улыбнулась и тут же нахмурилась, вспомнив о том, что поведал ей Тильберто.

    Пользуясь отсутствием тётки, которая ни за что не позволила бы ей встать с кровати, графиня Дель Кастаньо, несмотря на слабость, велела себя одеть, причесать, после чего решила, что лучше всё же, избегая посредников, обратиться к самому Его Высочеству Филиппу Орлеанскому и рассказать ему о невиновности его фаворита.

    Оказавшись в покоях принца, Лучиана неожиданно слегка оробела…
    Честно говоря, ей ещё не доводилось говорить с Мсье, да и сама тема предстоящего разговора была достаточно щекотливой..
    Мысленно приказав себе не быть девчонкой, а помнить о том, что она статс-дама, Лучиана, вскинула голову и потребовала у мсье де Шатийона объявить принцу о том, что графиня Дель Кастаньо просит аудиенции.

28

Отправлено: 07.04.13 22:20. Заголовок: Оставленный наедине ..

Оставленный наедине со своими невеселыми раздумьями, Филипп решал, стоило ли влететь в будуар Анриетт и с места в карьер вопросить Ее Высочество, что ей было известно о таинственном поклоннике, приславшем ей розу? Он несколько раз поглядывал на себя в зеркало и оценивал степень устрашения, которое могло произвести его лицо. Надо ли пугать бедняжку Анриетт в первые же дни их супружества? К тому же, ставить вопрос таким неудобственным образом не имело смысла. Для самого Месье все сделалось очевидным еще утром, стоило ему вспомнить де Гиша, щеголявшего с кокетливо приколотой к воротнику розой точно того же цвета, что и та, которую герцогиня велела приколоть к своему корсажу. Лакеи, помогавшие Филиппу одеваться выжидательно замерли, пока герцог жестикулировал перед зеркалом, насмешливо отчитывая воображаемого де Гиша, явившегося к нему с повинной. Сам герцог нисколько не был смущен тем обстоятельством, что за его планами следили несколько пар глаз - лакеи были не в счет.

- К Вам...

- Что такое, Шатийон? Разве я не потребовал оставить меня одного? - вспыхнул Филипп, пойманный миньоном врасплох как раз в ту минуту, когда он махал кистью правой руки, воображая, как будет трепать за щеку де Гиша, прежде чем залепит ему пощечину за несвоевременные подарки, - Прочь прочь, негодник!

- Ее Сиятельство графиня Лучиана дель Кастаньо просит Ваше Высочество принять ее, - машинально отчитался де Шатийон прежде чем впасть в окончательное замешательство перед неожиданной вспышкой недовольства Месье.

- Графиня? - Филипп развернулся к дверям, заставив лакеев охнуть и суетливо оббежать вокруг него, чтобы не разорвалось тонкое кружево шарфа в котоый они оборачивали шею Месье с тщанием и художественной изобретательностью достойной лучших модельеров, - А что же понадобилось Ее Сиятельству?

Заинтригованный тем, что именно могла принести статс-дама супруги, герцог не мог не уступить, хоть и сделал страшно недовольное лицо.

- Может быть графиня принесет запоздалые извинения от Анриетт за то, что Ее Высочество не соизволила отвергнуть ту противную розу? - пробормотал Филипп и нетерпеливо помахал руками, - Ну же, живее, живее... я должен сию же минуту быть готов. Все, достаточно... я и так чувствую себя пуделем одной из фрейлин матушки... выбрости эти лоскуты... не хочу никаких манжетов... пусть запястья будут открыты.

Он капризно отмахнулся от лакея, предложившего надушиться парфюмом, и выслал всех прочь с глаз долой.

- Ну ладно, Шатийон, зови, что уж... мы готовы выслушать мадам дель Кастаньо, - произнес Филипп с долей театрального пафоса в голосе и остался стоять напротив зеркала, чтобы напоследок оценить свой новый наряд.

29

Отправлено: 14.04.13 14:44. Заголовок: Его Высочество герцо..

    Его Высочество герцог Орлеанский явно не был расположен к приёму посетителей. На лице его застыло едва скрываемое раздражение По всему было видно, что визит графини совершенно некстати.
    Однако, Рубикон уже был перейдён, мосты сожжены, поэтому Лучиана, присев перед братом короля в почтительном реверансе, решила не оттягивать время долгими церемониями и сразу приступила к своему рассказу:

    -Прошу простить Ваше Высочество за столь неожиданный визит, но, мне подумалось, что то, о чём я узнала достаточно важно, чтобы извинить меня…

    Дабы не сбиться, Лучиана старалась не встречаться с собеседником взглядом.

    -Дело в том, что давеча со мной произошёл весьма неприятный случай: лошадь моя понесла и, если бы не счастливое вмешательство одного человека, я бы не стояла сейчас перед вами…

    На минутку задумавшись над тем, как бы представить беседу с Тильберто поделикатнее, она продолжила:

    -Разумеется, я пожелала отблагодарить своего случайного спасителя, но он, отказавшись от награды, попросил моего вмешательства в одно дело, которое тяготило его. Уверяю вас, что согласилась я, только узнав, что касается оно одного из ваших приближённых, как оказалось, несправедливо осуждённого шевалье де Лоррена.

    Тут Лучиана осмелилась поднять глаза на Принца и, вскинув подбородок, заговорила:

    - Дурную шутку с шевалье сыграло его…благородство, ибо убиенного изначально нашли актёры труппы господина Мольера. Смею вас уверить, что их волнение и страх перед тем, что вина за содеянное может пасть на них, были совершенно справедливыми, ибо месторасположение трупа было выбрано убийцей не случайно. И целью его было именно это.
    По счастливой…или несчастливой случайности шевалье де Лоррен в это время проходил мимо и оказался невольным свидетелем…беспокойства актёров.
    Представьте себе, Ваше Высочество, он вызвался, дабы отвлечь подозрение от труппы, самолично отнести тело к озеру.
    После чего, как вы знаете, последовал арест…
    Моего спасителя более всего огорчало то, что шевалье пострадал безвинно, отведя подозрение от беззащитных перед лицом превосудия актёров…

30

Отправлено: 14.04.13 22:53. Заголовок: Филипп вскинул левую..

    Филипп вскинул левую бровь, выражая весь накопившийся скептицизм, как только мадам дель Кастаньо завела речь о извинительных причинах своего визита. Скрестив руки на груди, герцог оставался стоять вполоборота к своей посетительнице, не стремясь ни взглядом в лицо ни даже малейшим движением показать, что внимал ее словам.
    Нет, явно это не извинения от герцогини Орлеанской, уже само начало речи графини выдавало сугубо личный характер ее визита. Неужели прошение? Да не прошло и двух дней как они в Фонтнебло! Губы Месье капризно надулись и с них уже было готово сорваться пренебрежительное "хм", как вдруг графиня произнесла имя Фило. Неожиданно. Деликатно, но вместе с тем холодно. Всего лишь "шевалье де Лоррен". Так произносят имя того, о ком не знают ничего, ни хорошее ни плохое. Безучастно. Безразлично.

    Мадам дель Кастаньо все еще говорила, немного более уверенно и настойчиво. Филипп искоса посмтрел на женщину и тут же отвернул лицо. Откуда ей было знать о благородстве его Фило?
    Вскинув голову, Месье продолжал безмолствовать, но безучастность, написанная на его лице все больше уподоблялась маске, под которой внимательный собеседник легко мог угадать волнение.

    - Мадам, Вы не сообщили мне ни имени Вашего знакомца, ни того, как и где ему можно будет задать вопросы с целью выяснения истины. С чего мне верить в невиновность шевалье? Известно ли Вам, мадам, что обвинителем против шевалье выступает сам королевский префект? Сомневаюсь, что месье Ла Рейни отнесся к представленным в его распоряжение уликам и свидетельствам спустя рукава.

    Вот так. Жар, в который его обратило при упоминании о Фило, сошел, оставив озноб и гусиную кожу на спине и загривке. Еще одна попытка вызволить де Лоррена. Но откуда же у них столько уверенности, что Филиппа можно отыскать в парижской клоаке, куда он самовольно пустился в бега? Или это очередная попытка показать ему его же неблагодарность и неверность к брошенному судьбой и всеми другу?
    Повернувшись лицом к графине, Филипп молча смотрел в ее лицо, отыскивая следы лукавства и корысти.

    - Я благодарю Вас, мадам, за попытку облегчить участь моего шевалье.

    Голос Филиппа сорвался и против воли он высказал набор холодных дежурных слов взволнованным голосом, едва ли не глотая отчаянную тоску и одиночество, которые переживал со злополучного вечера своей свадьбы.
    Зачем он не позвал Филиппа к себе? Куда тот ездил, что вернулся поздно грязный и взмыленный как драгун? Зачем только послал к нему нежданных гостей? Быть может именно из-за герцога Бэкингема все и случилось? А если бы мнимый де Жуайез и Бэкингем остались у него или отправились в герцогские покои? Сколько же теперь этих "если бы"... и ни единого ответа.
    Хотелось отмахнуться от предложенной графиней помощи. Чем все это поможет шевалье, если его не хотели видеть рядом с Месье? Если речи о его удалении из свиты герцога Орлеанского уже давным давно велись то с одной то с другой стороны. Кто желал оставить Фило под подозрением? Только ли круглощекий как пряник префект королевской полиции, или он был всего лишь орудием, винтиком огромного механизма?

    - Но полно, - вздохнул Филипп, обращаясь более к самому себе, нежели к графине, - Без свидетелей я не могу ничего предъявить господину префекту. А Ваши друзья... пардон, Ваш спаситель, он наверняка не рискнет шкурой ради восстановления справедливости. Это игра больших ставок, мадам. Мы то с Вами это понимаем.

31

Отправлено: 20.04.13 17:21. Заголовок: Лучиана видела, ..

    Лучиана видела, что, пока она говорила, лицо Мсье отразило целую гамму эмоций, из чего она сделала вывод, что тема беседы не была ему безразлична.
    Назвать Тильберто? Но, как это отразится на нём? Не подведёт ли она, таким образом, своего недавнего спасителя и всю труппу? Она вспомнила, как сузились глаза актёра при упоминании Королевской канцелярии и «мсье Цап-царап»
    С другой стороны, не желай лицедей восстановления справедливости, не рассказал бы он ей всю эту историю и не попросил бы довести её до ушей сильных мира сего.
    Лучиана задумалась, прикусила губу и промолвила:

    -Вы правы, Ваше высочество… Мой рассказ является просто рассказом без подтверждения свидетелей. Но, если даже люди из труппы согласились бы подтвердить вышесказанное, будут ли их слова приниматься во внимание?

    «Актер чуть выше собаки и сапога», - вспомнила она слова Тильберто

    Интересно, чем же так досадил месье Ла Рейни шевалье де Лоррен?
    На минуту Лучи почувствовав себя так, словно долго и безмятежно спала, а потом, проснувшись, оказалась в гулкой и вязкой темноте, которую не мог развеять даже свет факела в её руке...
    Как же далека она была всё это время от придворных интриг. Создала для себя некий узкий мирок, в котором было покойно и уютно, но….невыразимо скучно.

32

Отправлено: 22.04.13 00:48. Заголовок: Знает ли она или все..

Знает ли она или все это только шутка, розыгрыш, выдуманный Анриэтт или Катрин? А где Катрин? Филипп развернулся на каблуках туфлей и промаршировал к окну, чтобы взглянуть на первые признаки переполоха, учиненного очередной порцией апрельской радости в виде грозы с дождем. По лужайке бегали лакеи, пытаясь вынести из-под дождя дорогущую обстановку скромного дамского пикника, плетеные стулья, обитые дорогим бархатом кресла, столы с остатками роскошных угощений... не в последнюю очередь выносились и вазоны с цветами.
И снова цветы... в фейерверке переживаний Месье вспыхнула ярко алая роза утреннего подарка Анриэтт. Он медлено приложил ладонь к кармашку жюстокора... ах, вот же... подумалось ему, как только он вспомнил, что в кармане другого жилета, в котором он фланировал на пикнике, так и осталась бедная сестра подаренной Мадам розочки.
Недовольный тем, что все его переживания отражались как в зеркале на его лице, а следом за тем и на лице наблюдавшей за ним графини де Бельвиль, Филипп оставался неподвижно стоять перед окном, решая про себя, обернуться или нет к графине. Он пытался сосредоточить взгляд на стекле, чтобы разглядеть собственное отражение и оценить, насколько сильно отражались его мысли и опасения, но как назло, солнце до сей поры укрывавшееся за грозовыми тучами, решило выглянуть из своего убежища и подарзнить принца жарким лучем.

- Что Вы сказали? - переспросил принц, уловив вопросительную интонацию в голосе де Бельвиль, - Принимать во внимание? Но Вы же разговаривате со мной, мадам. И я внимаю Вам всячески, - он обернулся к графине и прошел к ней на несколько шагов, нервно разминая пальцы и крутя один из громоздких перстней, украшавший его указательный палец, - Ну, и что же? Как Вам оно, мое внимание? Или Вы считаете этого недостаточным?

Капризно и вместе с тем властно вздернув подбородок, Филипп обошел вокруг графини, щелкая по очереди каждым из суставов пальцев, невольно подражая нервной манере Люлли, разминать руки перед генеральной репитицией балета.

- Ну хорошо, я понимаю Ваши опасения, хорошо. Ах, если бы все было так легко и заключалось только в моем собственном внимании. Сударыня, поверьте, шевалье де Лоррен уже восседал бы здесь в одном из этих кресел и дерзил бы мне своими шуточками... ах, Фило, Фило, - чуть тише проговорил он, словно обращаясь к видимому только ему одному другу, - Ну кто тебя дернул за ногу соваться в эти дела? Кто?

И словно услышав ответ шевалье, который собственно и самое его совесть шептала ему с самого вчерашнего утра, Филипп снова резко развернулся, как будто отворотя лицо от друга, с которым вел воображаемый диалог.

- Да... я виноват. Но что с того то? Что теперь?

Поймав в зеркале взгляд графини, герцог опомнился, что был не один, точнее, нет, он был один, но де Лоррена рядом с ним не было, и говорил он только с самим собой. Поджав уголки губ в короткой усмешке, Филипп посмотрел через зеркало в глаза графини. А может быть она и понимала его, просто ему самому не хотелось признавать, что кто-то еще кроме его милых друзей сердца мог видеть его душевные переживания?

- Итак, мадам, у Вас есть факты и есть свидетели. У меня есть неограниченный пока ничем и никем доступ в Канцелярию... впрочем, доступ туда есть у всякого. А вот выход... выход оттуда дарован не всем, - попробовал он пошутить и наконец повернулся лицом к собеседнице, - Готовы ли Вы найти этого свидетеля и пригласить ко мне, сударыня? Я вызову префекта... он будет только рад навестить нас еще раз, уж поверьте, у меня чутье на таких как он. И тогда посмотрим, достаточно ли показаний актера для спасения шевалье.

33

Отправлено: 27.04.13 15:27. Заголовок: Как ни был серьё..

    Как ни был серьёзен и ответственен сей момент, но Лучи невольно закусила губу, чтобы не расхохотаться, наблюдая, как Его Высочество ведёт диалог с несуществующим собеседником.
    Даа… Двор , очевидно чересчур увлёкся театром! Даже нервное движение пальцев Мсье несомненно перенял у придворного композитора, а этот поворот головы у актёра Шарля Варле…
    Графиня опустила голову и принялась сосредоточенно рассматривать гобеленовую обивку спинки одного из кресел, изображавшую пухленькую Фисбу с горестно воздетыми руками и львицу, похожую на собаку средних размеров. В процессе созерцания Лучиана слегка обиделась за Пирама, которого видно позабыли изобразить. Правда, переведя взгляд, графиня успокоилась относительно несчастного влюблённого, обнаружив его изображение на сидении. Отчаявшийся герой вонзал в себя меч огромных размеров.
    Размышляя, что не решилась бы сесть на…такую трагедию, Лучи чуть не пропустила последних слов герцога Орлеанского.

    - Готовы ли Вы найти этого свидетеля и пригласить ко мне, сударыня? Я вызову префекта... он будет только рад навестить нас еще раз, уж поверьте, у меня чутье на таких как он. И тогда посмотрим, достаточно ли показаний актера для спасения шевалье.

    - В любом случае, на мой взгляд, лучше действие , чем бездействие. Если шевалье действительно не совершал убийства, обвинения с него должны быть сняты…

    Чуть нахмурила брови и продолжала:

    - Я не знаю, Ваше Высочество, насколько действенными будут наши попытки, но я постараюсь найти свидетеля.

    Но получиться ли упросить Тильберто дать показания перед светлыми очами префекта - другой вопрос!

    -А сейчас не смею боле задерживать внимания Вашего Высочества и отрывать от важных дел..

    Бросив последний взгляд на несчастного Пирама, ежедневно наблюдающего в свой последний час отнюдь не розы, графиня присела в реверансе.

34

Отправлено: 04.05.13 23:51. Заголовок: Подумать только, все..

Подумать только, всем, решительно всем есть дело до его Фило! Месье нервно закусил губу и сцепил пальцы между собой, сжимая их с такой силой, как будто хотел расплющить собственные суставы. Теперь и статс-дама Мадам сочла своим долгом уведомить его.

- Как нынче стало модным отстаивать свободу и честь нашего шевалье де Лоррена, - с легкой усмешкой произнес Филипп, отвечая кивком на реверанс графини, - У Вас, я полагаю, есть собственные причины на то. Уж постарайтесь, будьте добры, найти нам этого свидетеля. Без него будет только мое слово. И Ваше, - с сомнением добавил герцог, прослеживая взгляд графини к занимательным сценам из мифологии, запечатленным на гарнитуре из стульев софы, - Или Вы предпочтете остаться в стороне, мадам? Действие лучше... да. Кстати, Вам будет приятно узнать, что Вы не одна в партии шевалье де Лоррена. Не далее как в полдень сегодня герцог Бэкингем выразил желание проявить свое участие в судьбе шевалье... хм... более деятельно. Да и Нинон... - тут герцог покосился на собеседницу, спохватившись, что едва не выдал Нинон де Ланкло, тайком вернувшуюся ко двору и до той самой поры, выдававшую себя за Ана де Жуайеза, - Да, внушительная партия, ничего не скажешь. Господин де Ла Рейни будет весьма впечатлен. И кто, Вы сказали? Как имя того актера? Впрочем, может быть Вы и не спрашивали его. Актеры... кому есть дело до их имен? Их всех знают только как труппу месье Мольера.

Трудно было понять, сетовал ли герцог в искреннем сочувствии судьбе актеров, с кем всего лишь два дня назад делил скудный хлеб и кислое вино, играл на подмостках, крутил сальто мортале на лужке позади их кибиток. Игра в лица и чувства уже давно стала неотъемлемой частью повседневной жизни Филиппа. Отчасти это было продиктовано этикетом - быть не самим собой, а тем, кем предписывал ему титул. Это право, обретенное им по рождению, самому Филиппу порой казалось ярмом, впрочем, был ли он первым из высокородных юнцов, втайне мечтавших о некой романтике побега в поля и жизни среди пастухов? Вряд ли первым и уж точно не последним. А посему, Филипп редко высказывал это желание вслух, просто из того соображения, что не желал пополнить и без того длинную вереницу имен таких же великосветских бездельников. Пусть он и бездельник, но можно же быть не как все? И он преуспевал в этом как никто другой. Скандалы... да, ни дня без громкого сканадала или каприза, вот в чем он находил истинную отдушину. И пусть это будет нечестным по отношению к бедному другу, пусть это будет за счет Фило, он простит, он славный... добрый и великодушный Фило... С его именем на устах герцог развернет очередной скандал, и пусть те, кто окажется в стороне позавидуют тем, кому не повезет попасть под горячую волну его каприза.

Впрочем каприза ли? Даже в глубине своего сердца, к которому Филипп старался не обращаться вовсе или делать это максимально редко, Его Высочество не мог с точностью определить, действовал ли он из любви к фавориту или же из ненависти к скуке.

- Идемте, сударыня! - он решительно двинулся к дверям, но успел заметить собственное отражение в зеркале и остановился, так резко, что последуй графиня за ним, они неминуемо столкнулись бы, - Впрочем, мне следует докончить мой туалет. Ступайте. Приведите Вашего свидетеля. Я пошлю Андре к месье Мольеру, пусть он убедит этого Вашего знакомца быть посговорчивее. Встретимся у Канцелярии. Вы же знаете, где это? Если нет, то в Галерее Франциска. Оттуда рукой подать... порой мне даже кажется, что господин префект специально выбрал для себя покои поближе к арсеналу фехтовального оружия, чтобы следить за возможными дуэлями.

Нервно помахав рукой графине в знак прощания, Филипп схватил серебряный колокольчик и зазвонил требовательно и громко, призывая в свою опочивальню армию лакеев, чтобы довершить свой туалет перед приемом у Ее Величества.

- И да, Дюпон! Подберите мне костюм для игры в тенис... не слишком помпезный... можно без лент. Это в конце-концов турнир. Но и не слишком строгий. И да... ракетки... они нынче будут на вес золота, вот увидите, господа. Де Шатийон! Антуан! Милый мой, да не топчитесь же на пороге, как нервная девица, подите к мадам... хм... к мадам де Тианж. Упаси Вас бог появиться пред очи мадам де Лафайет в этом легкомысленном камзоле, месье, - Филипп хохотнул в ладошку и состроил очаровательную мину своему миньону, - Пригласите мадам маркизу. Я хочу узнать, когда будет готова Мадам к выходу, - он вздохнул как будто на его плечи вдруг водрузили тяжкий груз, - И желает ли Ее Высочество выйти к обеду к Ее Величеству вместе со мной. Быть может, герцогиня уже выбрала для себя и провожатого на вечер... кстати, а кто знает, кому достались ленточки Анриэтт?

- Узнать это у маркизы, Месье? - спросил де Шатийон, не понявший скрытого подвоха в вопросе герцога.

- Да... узнайте... я бы не отказался и сам узнать. Но у маркизы должно быть дел невпроворот, - проговорил Филипп, незнамо зачем скрывая столь явное желание заручиться поддержкой Габриэль де Тианж в неудобном и пахнущем сканадалом деле о милом его сердцу друге. Как и многие мужчины Филипп попросту не умел просить об отдолжении, когда оно требовалось ему самому, не умел и никогда не подумал бы, предоставляя близко знавшим его людям, кому особенно доверял, самим догадываться, если они были необходимы ему.

35

Отправлено: 18.05.13 23:58. Заголовок: - Ну? - Филипп нетер..

- Ну? - Филипп нетерпеливо вскинул брови и тряхнул головой, сведя к нулю усилия своего куафера, тщательно укладывавшего прекрасные локоны принца один к одному, чтобы они лежали волнами как будто бы непослушных завитков, наспадая на плечи блестящим каскадом.

- Уже... Ее Сиятельство изволит следовать за мной, - скороговоркой доложил де Шатийон, просовывая рыжую голову в приоткрытую дверь, - Впустить?

- А что Вы думаете, Шатийон? Ей-богу, мне иногда кажется, что мне набрали свиту из самых отъявленных тупиц и бездельников, - недовольно пробурчал Его Высочество и развернулся к зеркалу, безапелляционно представившему его отражение, - Сабо, я поражаюсь, что Вы делали битый час с моей шевелюрой? На что это похоже? Нет, Вам следовало взять имя не Сабо, месье, а Саботаж! Прочь, прочь! Уж провести пятерней по волосам вместо гребня я могу и сам, вот, - и в качестве демонстрации сего нехитрого способа уложить волосы в подобие прически а-ля "вольный ветер" Филипп провел обеими руками по локонам, гримасничая и стискивая зубы при том, что пальцы его успели запутаться и застрять, - Нет, я готов рвать и метать! Вы все специально подстроили, месье! Чтобы я рвал на себе волосы!

- Монсеньер, позвольте мне, - едва слышно попытался замолвить слово за сотоварища Дюпон, собирая отвергнутые принцем камзолы и жилеты.

- Прочь!

Отослав неугодных из своей опочивальни, Филипп покрутился еще перед зеркалом, поймал на себе откровенно рассматривающий взгляд де Шатийон, застравшего в дверях с выражением крайнего восхищения виртуозностью пальцев Месье.

- Антуан, дорогой мой, не стойте к даме спиной, пригласите же, пригласите маркизу де Тианж войти!

Оглядев наспех беспорядок, воцарившийся в опочивальне, Филипп отпихнул валявшиеся на полу подушки носком туфли, затолкал их под постель и смахнул с туалетного столика оставленные Дюпоном ленты и булавки, во мгновение ока затерявшиеся в густом ворсе ковра.

- Габриэль, душа моя! - воскликнул Филипп, едва заслышав шуршание юбок маркизы де Тианж, - Мне нужен Ваш совет. Сейчас же. Непременно. Садитесь, садитесь в какое-нибудь из кресел и слушайте меня. Мне сообщили кое-что занятное о нашем Фило, о шевалье де Лоррене. Да. Но главный свидетель, как бы это сказать, не придворный. Даже не человек чести, если Вы понимаете меня. Как можно будет ручаться за него, если он не представлен ко двору?

Казалось, принц задавал вопросы самому себе, он ходил из угла в угол, то скрещивая руки на груди, то принимаясь теребить волосы, то дергая концы развязавшегося банта. Спокойствие, с которым он распрощался с графиней де Бельвиль улетучилось во мгновение ока. Да и было ли оно вовсе или Его Высочество нарисовал его себе в воображении?

- Габриэль, - повторил он, обращаясь к маркизе, - Как быть? У нас есть шанс отыграть свободу и вернуть честь шевалье. Но только один шанс. Если свидетельство этого человека не примут, все пойдет прахом. Я не знаю, стоит ли рисковать? И где, где, во имя всего святого носит этого герцога Бэкингема? Он обещал! Он обещал мне и матушке, что самолично явится затем, чтобы подтвердить невиновность Филиппа!

36

Отправлено: 26.05.13 17:18. Заголовок: Едва ли принц был в ..

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5

    Едва ли принц был в хорошем настроении и собирался поведать маркизе о том, как сложен выбор между бархатом и шелком – лицо ее провожатого, до этого походившего на важного фаршированного гуся (увы, сей де Шатийон не внушал ей доверия с самого их утреннего разговора, а теперь и вовсе выглядел как главное блюдо стало, которое отодвинули из центра ради хлеба), и заглянувшего в покои Месье прежде чем позволить маркизе де Тианж войти, сделалось таким растерянным и хмурым, что Габриэль нет-нет, да и уловила в его взгляде нотки ревности по отношению к себе. Мало ли знать как угодить принцу – нужно было стать таковым, что бы тебя призывали в трудную минуту. Тут, несомненно, засиять от гордости и важности, но Габриэль хорошо знала как бывал раздражителен Филипп в минуты гнева и неудовольствия, а войдя в переднюю, больше походившую на гардероб, подвергшийся нападению варваров, и вовсе усомнилась в том, что до вечера у нее еще будет минутка для того, что бы отдохнуть.

    Медленно опустившись в кресло, с которого ей пришлось незаметно отодвинуть в строну нежно-лиловое нечто, женщина сверкнула глазами на все так же застывшего у двери молодого человека.
    - Месье, закройте двери, сквозит..

    Ее шепот, едва условий для уха принца, потонул в его тираде о том, что случилось с мсье де Лорреном, а потом де Шатийон внезапно побагровевший от такой фамильярности, буквально сник и растворился за дверью, наверняка затаив недюжинную обиду на эту маленькую выскочку в синем. Но право слово, подумалось маркизе, как это было приятно лишиться лишней пары ушей и такого неприятного субъекта одновременно! Одни врагом больше, кстати..

    - Постойте,- и от самолюбования не осталось ни следа и тонкая ручка взмахнула в воздухе, призывая Его Высочество к вниманию.
    - Ваше Высочество, но Вы уверены что человек этот не лжет и не собирается усугубить положение де Лоррена? Простите меня, я мало знаю о том, что случилось из-за своего сумбурного появления при дворе, но даже сейчас мне понятно, что любое неосторожное слово или действие лишат Вас и меня возможности спасти шевалье. Уверены ли Вы, что Ваш свидетель видел нечто стоящее, нечто важное для дела, а не какую-нибудь мелочь и то он усомниться при виде Вас, что видел именно Фило?

    Фило, милый маленький Филипп.. Он был красив как летнее утро, утончен и при этом на редкость задирист, скорее похожий на Адониса, чем на бравого рыцаря, но именно за эту чувствительность, за юношеский запал в него были чуть-чуть влюблены почти все дамы при дворе. Даже Габриэль, еще молодой девице и фаворитке принца, сей молодой дворянин кружил голову, но они расстались друзьями, уступив место дружбе. Позже их связь с де Лорреном почти сошла на нет, но все же он оставался одним из тех ее восторженных друзей, кто был рад писать ей хотя бы раз в год и искренне переживал о ней в минуты семейных неурядиц. Милый маленький Филипп, и вот теперь они спасают его, втянутого в водоворот того, о чем мадам де Тианж пока имела смутное представление, но как каждая женщина чувствовавшая опасность в каждом неосторожном шаге.

    - Мне кажется, что прежде нам и Вам в первую очередь нужно переговорить с этим человеком с глазу на глаз, прежде чем допустить его выше. Мы не можем рисковать, - воспоминания имели дар рассеиваться столь же быстро, как и приходить, так что здравый рассудок и чисто женская проницательность взяла верх над чувствительностью и вот уже маркиза де Тианж решительно смотрела на взволнованного принца, более походившего за запертого к клетке льва, благо его волосы походили на гриву как никогда.

37

Отправлено: 26.05.13 22:00. Заголовок: - Месье, закройте дв..

- Месье, закройте двери, сквозит..

Филипп резко повернулся в сторону двери и любопытная мордочка де Шатийона тут же скрылась, предусмотрительно оставив маленькую щелку для подслушивания. Герцог только махнул рукой на излишнюю предприимчивость своего миньона, ему было не до мелкой возни вокруг его персоны. Соперничество за его внимание и даже пренебрежительную улыбку брошенную мимоходом, в обычное время приносило немалое удовольствие и удовлетворение принцу. Теперь же он пренебрежительно хмыкнул, прекрасно зная, что за дверью маркиз де Шатийон вспыхнул до корней волос и наверняка отскочил от дверей как ошпаренный.

- Уверен ли я? Да я не знаю, кто это, черт меня подери! Да нет же. Постойте! - Филипп посмотрелся в свобственное отражение в зеркале, напомнившее ему вдруг о актерской гримерке, устроенной в одной из кибиток и крутившегося волчком юркого молодого человека, скорее похожего на гимнаста, чем на актера-трагика, - Я видел его. Да да. Вот ведь обезьяна... он показался мне таким... живым. Понимаете, Габриэль? Ну, ловким что ли... непосредственным. Но я никак не могу вспомнить его имя... да что же это такое, - потирая виски тонкими длинными пальцами, повторял Филипп, - Нет же... мадам де Бельвиль назвала его имя. Или нет? - выгнув левую бровь вопрошал принц, пытаясь воссоздать в памяти разговор с графиней де Бельвиль, - Странное дело, я слушал ее, а все мысли были с Фило. Я совершенно упустил имя этого малого.

Как чудно и непредсказуемо работает человеческая память, Филипп изо всех сил пытался вспомнить имя, названное ему Лучианой де Бельвиль, но вместо того, к нему возвращались образы полуденной репитиции на лужке позади актерских кибиток.
Вот Фило провернул колесо, мастерски так, с прыжка и сразу через голову! Чертом проскакал впереди него юркий актеришка, чье имя он никак не припомнит, и выдал сразу три сальто подряд. Следом за ним, оглашая всю округу звонким тявканьем, бежала коротконогая собака с длинным смешным телом и с задранным кренделем хвостом.

- Эй, не мешайся под ногами, Колбаса! - крикнул актер и незлобно отпихнул ногой собачку, ластившуюся к рукам Фило.

Филипп... смешной, с раскрасневшимися до багрового цвета щеками, с растрепанной ветром шевелюрой и такими милыми ямочками от смеха...

- Нет, они не могут предать, - вдруг оборвал свои видения герцог и присел на корточки перед креслом Габриэль.

Из-за неплотно прыкрытой двери послышалось сдавленное "ох" и немедлено щелкнул язычек затвора замка. Но Его Высочество даже не обратил на то внимания, поглощенный тем, что только что вспомнил, что было важным и несомненно должно было помочь им. Он обхватил руками ладонь маркизы и с жаром заговорил с ней.

- Этот актер может быть и замнется, но не мэтр Мольер. Его то так просто не запугать допросами. Он сам законник, закончил коллеж в Орлеане. Если мне не изменяет память, у него есть некоторый опыт в таких делах. Он имеет какую-то придворную должность, унаследованную то ли от отца, то ли от деда или кума. Да какая беда, главное не то. С его то словом месье префекту придется считаться. Это важно. Что было видено одним актером, могло быть увидено и другим. Пусть Мольер поручится за своего малого. Но для этого нам необходимо встретиться с ним. Сейчас же.

Громыхавшая за окнами гроза уже не могла изменить решимость Филиппа. Он вскочил на ноги и подбежал к окну. Распахнул настеж обе створки и высунулся по пояс наружу, ловя лицом освежающий ветер и капли дождя.
Одну только минутку. Ему нужна была минута для самого себя и для де Лоррена. Мысли о друге внезапно привели в движения маленькие шестеренки внутри, заставившие сердце принца выдохнуть целую волну скрываемых от всех и себя самого чувств. Вдох. Еще один вдох. Теперь выдох.

Обернувшись к Габриэль, Филипп неловко и смущенно улыбнулся и закрыл окно.

- Я готов. Идемте к актерам вместе. Не следует вызывать их сюда... неровен час кто-нибудь успеет доложить Ла Рейни или чего хуже напоет матушке. Объяснений не оберешься после.

- Монсеньер, Вы позволите? - в дверях показался Андраш при виде которого лиц Филиппа мгновенно утратило всю детскость и неловкость от своего поступка.

- Андрэ, ты задержался, - прежним капризным тоном заявил Филипп, краем глаза отмечая сразу несколько голов, появившихся за спиной мадьяра, - Входи входи... оставь любезности. Я могу доверять маркизе де Тианж все новости. И плохие и хорошие. С чем пожаловал?

- Немного, мой принц. Префект не пробыл у себя и четверти часа, как в Канцелярию пожаловал секретарь королевы.

- Зачем он явился туда? - удивленно спросил Филипп, задумчиво наматывая на палец локон волос, разметавшихся по плечам как львиная грива, - А дальше что?

- Эскобарро ушел с каким-то документом в руках. А префект выскочил следом за ним. Я пошел за ним до самых покоев маркизы де Руже.

- К маркизе де Руже? Зачем интересно?

- Маршала дю Плесси поместили в покоях его матери, - лаконично ответил Андраш и продолжил отчет, - Следом за префектом туда явились мушкетеры во главе с лейтенантом де Ресто и сам герцог де Руже, брат маршала. Немного погодя пришла статс-дама королевы-матери. Мадам де Ланнуа.

- Вот это да... - протянул Филипп изумленный предположением зародившимся в его голове.

- Арест. Как пить дать. Мадам герцогиня вышла из комнат сама не своя, но под ручку с префектом. Я решил убраться оттуда.

- Так так... сначала Филипп... потому бриллианты Гиша, а теперь и маршал дю Плесси. Как по-Вашему, Габриэль, это как-то связано между собой? Что происходит в конце-концов? Андрэ, а что же граф де Гиш, ты видел его?

- Нет, мой принц. Его нигде не видно, - ответил мадьяр бросив взгляд на мадам де Тианж, как-будто ожидая, что Ее Сиятельство могла развеять тревоги принца за неверного друга.

38

Отправлено: 05.06.13 11:00. Заголовок: Новости сыпались на ..

    Новости сыпались на нее сегодня как из рога изобилия, но теперь уже маркиза подозревала, что рог был не сколько благосклонно наклонен к особе маркиза де Тианж, а был лихо перевернут и теперь они сыпались на нее без разбору и женщина неловко ощутила странную тяжеловесноть то ли своей собственной фигуры, то ли собственной неповоротливости и размягченности за время проведенное в провинции и оттого не способной пока уследить за всеми переменами. Пока, по крайней мере. Или же просто с непривычки, но Габриэль с нежностью посмотрела на растрепанного принца, склонившегося у ее коленей, подобно скорее доброму другу или кузену, чем принцу крови.

    - Ваше Высочество, я тоже думаю, что следует заручиться помощью мсье Мольера, прежде чем расспрашивать его актеров и требовать от чистосердечного признания. При они не станут вилять и робеть, а расскажут правду и не побояться повторить ее перед остальными. И да, Вы правы, возможно кто-то еще что-то видел и мы узнаем больше в общем разговоре.

    Но слова ее вызвали только еще большее волнение, как показалось Габриэль и полный тревоги и волнения за Фило (в этом маркиза не сомневалась ни на секунду), принц порывисто бросился к окну и распахнул ставни, поставляя свое лицо разбушевавшейся стихии. Порыв свежего, обжигающе влажного воздух ворвался в покои Его Высочества и Габриэль невольно улыбнулась, вдыхая этот легкий бриз, напоенный ароматами свежей листвы и обновления. Она чуть склонила голову на бок, подставляя воздуху своего раскрасневшееся от волнения лицо и сделала несколько глубоких вдохов, да бы насытиться этой живительной влагою и подписать свои силы для нового внезапного приключения.

    Синева скользнула в складках ее простого платья, когда мадам де Тианж поднялась из кресла и лаконично кивнула предлоежение принца, но как всегда бывало в подобных историях, внезапный вестник принес новости, которые не сулили ничего хорошего и того, кого Его Высочество звал на французкий манер "Андрэ", но лицо которого выдавали в нем иностранца, как и его едва уловимый акцент, действительно не обрадовал их. История с шевалье обрастала новыми деталями, как и полагалось темному деоу в недрах французкого двора и эти новости приобдрили Габриэль куда сильнее, чем напоенный грозовой свежестью воздух.
    Врожденое желание докапываться до сути и разадывать загадки возобладали над чванливой размягченностью и Габриэль де Тианж решительно встала подле Его Высочества, спеша ему на помощь.

    - Я думаю, что эта история становиться все запутаннее и запутаннее, Ваше Высочество. И потому нам нужно спешить, - и придворная дама нетерпеливо сжала ладони.
    - Нам нужна мадам де Бельвиль, что бы узнать имя того человека и после того нам нужно спешить к мсье Мольеру, иначе мы можем опоздать. События явно развиваються быстрее, чем мы можем предполоить. Особенно, если начались столь странные .. посещения.

    // Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Габриэль д'Артуа //

39

Отправлено: 05.06.13 21:30. Заголовок: Посещения! Да это же..

Посещения! Да это же похищения средь бела дня! Назвать арест маршала простым посещением было верхом насмешки над тщетными усилиями Ла Рейни получить столь желаемую им должность управляющего Двором. Филипп с уважением посмотрел на маркизу и потом кивнул Андрашу, чтобы тот последовал за ними.

- Идем, Андрэ. Проследи, чтобы за нами никто не шел. Нам не нужна свита бездельников... еще намочат свои драгоценные туфли, пока мы дойдем до актерских кибиток.

Герцог демонстративно сорвал с рукавов все банты кроме одного, того, который повязала ему на руку Мария-Терезия. Проведя пальцами по серебристому шелку королевской ленты, он беззвучно одними губами прошептал латинскую поговорку о верности, заученную им еще в детстве.

- Сегодня нам предстоит найти все доказательства того, что мы верны нашим друзьям и нашему долгу перед королем. Пафосно, но увы это действительность. А я бы все отдал, чтобы трагедии в моей жизни случались только в глупых балетных постановках любимчика моего брата, этого несносного флорентийского черта.

- Боюсь, Ваше Высочество, что Вам не уйти незамеченными, если Вы изберете путь через приемную, - заметил Андраш, опередив герцога и почти загораживая ему путь к дверям, - Не лучше ли Вам воспользоваться другой дорогой?

- Что, через опочивальню Мадам? - едва ли не брезгливо спросил Филипп, побледнев от одной мысли, что ему придется пройти через женскую половину апартаментов, - Но ведь Мадам... нет, это бредовая затея, Андрэ. Нет, я не пойду через покои Анриетт, это исключено.

- Тогда Вам придется объяснять Ваше нежелания выходить из покоев в сопровождении Вашей свиты, Монсеньер, - пожал плечами Андраш, не сходя с места.

- Из двух зол... о, Габриэль... но ради нашего же спокойствия... хорошо, веди!

Андраш в одну секунду сорвался с места и широким шагом направился к дверям в покои Мадам, которые отделялись от опочивальни Месье всего лишь небольшой гардеробной и комнатой для дежурных фрейлин Мадам.

В гардеробной они застали месье Дюпона, сосредоточенно пыхтевшего над разложенными перед ним кружевами, которые он с завидным тщанием просматривал и сверял с рисунками, представленными в описи подарков Мадам и Месье. Два огромных фолианта лежали на столе и каждый из них был раскрыт примерно на середине, что означало, что месье Дюпон не был и наполовину близок к завершению разбора свадебных подарков четы Орлеанских. Филипп легонько кашлянул в кружевной манжет, не сумев сдержать душивший его кашель, и Дюпон испуганно обернулся, едва не выронив из рук драгоценную ленту лиможского кружева.

- Месье... Мадам маркиза... я вызвался заместить мадемуазелей. За ними прислыли... и я не посмел бы задержать их вопреки воле Мадам.

- Все в порядке, Дюпон, я только... осматриваюсь, - успокоил гардеробщика герцог и с серьезным видом скрестил руки на груди.

Собственно, этот жест для людей близких к Месте и знавших его достаточно хорошо, означал не остраненность от происходящего, а наоборот, крайнюю заинтересованность Его Высочества и, если можно так сказать, последний из возможных приемов, чтобы удержать себя от соблазна потрогать и примерить понравившиеся ему безделушки. Поняв по лицу герцога, что чем скорее они выйдут из гардеробной, тем легче Его Высочеству будет позабыть отвлекавшие его кружева и новенькие сорочки, Андраш решительно направился к противоположным дверям из гардеробной.

Выглянув в опочивальню герцогини первым, он проверил, не задержались ли там Мадам или кто-нибудь из служанок. Убедившись, что путь свободен, а двери в туалетную комнату Мадам прикрыты, Андраш сделал знак герцогу и маркизе следовать за ним. Из туалетной комнаты слышались голоса Мадам и прислуживавших ей фрейлин. Кто-то легонько надавил на ручку двери и выглянул как раз когда Филипп проходил мимо. Зардевшись как мальчишка, застигнутый в чужом саду, Месье приложил палец к губам и так отчаянно завращал глазами, что находившаяся за дверью девушка пискнула и засмеялась. Это немедлено привлекло внимание Мадам, Филиппу даже показалось, что он услышал шуршание юбок и дыхание Анриетт, решившей лично выяснить причину внезапного веселья одной из своих фрейлин. Прокатившись по гладко начищенному паркету к распахнутой Андрашем двери в коридор, Филипп буквально вылетел из супружеской опочивальни, увлекая за собой Габриэль де Тианж. Неловкое торможение в коридоре едва не стоило им падения.

- Полагаю, мадам де Тианж знает эти коридоры лучше моего, - прошептал Андраш, не заметивший того, что на несколько мгновений мадам оказалась в объятиях Месье, он указал на крайнюю дверь в коридоре, - Главное, чтобы мы не попали в кордергардию к мушкетерам. Кажется, нужно идти в этот коридор.

- Да уж... проводник из тебя, - заметил Филипп, отпуская от себя маркизу с видом крайне смущенным и недовольным собой, - Прошу прощения, Габриэль, - так же шепотом принес он свои извенения маркизе, - Я испугался, что нас могли застать... вобщем, если я повел себя неподобающе, я прошу прощения.

- Тихо! - прикрикнул на них Андраш и захлопнул дверь, которую приоткрыл было, чтобы проверить безопасность следующего коридора.

За дверью прогремели шаги мушкетерского караула и вскоре затихли. Филипп воздел глаза к потолку и шумно выдохнул, не хватало еще попасться караульным!

- Вот эта дверь кажется, - прошептал герцог и надавил на ручку соседней двери, но тут же отпрянул от нее, услыхав веселый девичий смех. Дверь между тем распахнулась настеж и перед глазами Месье и мадам де Тианж открылось весьма пасторальная картина позднего обеда двух фрейлин из свиты Мадам.

- Ах, - мило улыбнулся герцог, по привычке отвешивая вежливый поклон перед девушками, задрдевшись таким румянцем, что ему позавидовали бы и пухлощекие амуры, изображенные на фресках дворца, - А мы тут... мы собственно ищем коридор для прислуги, чтобы выйти из дворца не привлекая излишнего внимания, - вырвалось с языка Его Светлости совершенно вопреки его воли.

// Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Габриэль д'Артуа //

40

Отправлено: 14.08.13 19:41. Заголовок: // Парк Фонтенбло. С..

// Парк Фонтенбло. Сад Дианы. 2 //

Вопрос, заданный ему пажом не то чтобы оставил след в его душе или всколыхнул что-то затаенное в недрах памяти, герцог, хоть и славился отменной памятью на имена и лица, не знал все свое окружение. Юный паж, совсем недавно зачисленный в его свиту по рекомендации графа де Сент-Эньяна, успел запомниться Его Высочеству миловидным лицом и скромными манерами, да и только то. Еще Филипп успел отметить некоторую небрежность в манере держать себя на людях и носить пажеский камзол, скорее всего следствие провинциального происхождения юноши, не успевшего еще набраться придворного лоска.

- Виконт де Сент-Аман? Дорогой мой, Вы только что освежили мою память относительно имени турецкого посланника, которое мне придется зазубрить ради сегодняшнего приема у матушки. Не поможете ли мне также с именем этого виконта? Кто он? И отчего мне надобно знать о его возвращении?

- Может быть он тоже попал в немилость у королевы и отправлен в Бастилию, как маршал дю Плесси, - хмыкнул де Гиш, за время их пути по потайным лестницам успевший забыть о уничижительных взглядах принца, которыми тот награждал его в саду Дианы.

- А маршал в немилости? Скажите пожалуйста, - протянул удивленный Филипп и обернулся к де Гишу, пытаясь в темноте разглядеть по лицу последнего, не шутил ли тот, - Да, Андре говорил что-то о аресте, но я подумал, что это очередной розыгрыш... или дю Плесси намеренно придал своему отъезду трагический оттенок, чтобы собрать побольше толпу сочувствующих. Интересно, сколько дам провожали Его Светлость в дорогу? Не поверю, чтобы следом за его каретой не отправился целый кортеж из дюжины карет придворны жеманниц, - насмешливая тирада принца пришлась как раз на последний лестничный пролет и он остановился, предоставив Андрашу идти первым, чтобы указать верный коридор, через который они могли пройти к покоям принца, минуя фрейлинские комнаты.

- Так Вы не ответили мне, мой милый, чем знаменит сей виконт и отчего Вы ждете его возвращения? Идемте со мной. Новости и рассказы развеят надвигающуюся скуку... если конечно, Вам это под силу. Вот Гиш не способен ни на что. Кроме разве что раздражать меня и расстраивать, да да, - капризно заявил Филипп, тем не менее жестом указывая графу де Гишу следовать за ним также.

- Кыш! Кыш отсюда бездельники! - не слишком изящным движением ноги Филипп оттолкнул с дороги обезьянок, занятых погоней друг за другом в попытке стащить лакомый кусочек. Половинка булки была выкрадена ими из корзинки, неосмотрительно оставленной кем-то на табурете у дверей в опочивальню Месье.

- Что здесь происходит? Где распорядитель? Не покои, а зверинец сущий! - проворчал Его Высочество, недовольный возней, устроенной отпихнутыми им зверьками, вовсе не собиравшимися подчиняться его высочайшей воле.

- Это обезьянки Эффиа, Монсеньер, - раскрасневшийся как видно от недавнего бега де Шатийон оказался тут же под рукой в самом прямом смысле этого понятия, - Он уже второй день как исчез, а обезьяны только его и слушаются.

- Сдались ему эти волосатые морды, - пробурчал Филипп, потирая ладони, как будто пытаясь сбросить с себя невидимые волоски обезьяньей шерсти, - Андре, да сделай же что-нибудь! Выпроводи из прочь. Подари кому-нибудь! Отдай на кухню Вателю. Что угодно! С глаз моих долой! - театрально прикрыв глаза ладонью, герцог Орлеанский прошествовал в свою опочивальню, не заботясь запереть за собой двери, чем не замедлили воспользоваться де Шатийон и не отстававший от принца граф де Гиш.

Оба фаворита вошли в святая святых покоев принца Филиппа - его туалетную комнату, являвшую собой некий храм Адониса, если этому полубогу когда-либо и посвящали святилище.

- Ну, и где же обещанный Полиньяк с новым костюмом? - устало спросил герцог и бросил полный тоски взгляд на дверь в гардеробную комнату, - Дюпон! Дюпона сюда! О, что за день... кого ни попытайся сыскать, все в бегах. Вот и мой гардеробщик тоже... и этот шельмец Полиньяк... небось понес мои платья на примерку кому-нибудь из Невилей... знаю я его. Ну, и где же этот великий кутюрье Парижа? Шевалье, а Вы уверены, что он вообще ждал меня? - Филипп обратил взгляд янтарных глаз на де Роббера, вкладывая в него всю вселенскую тоску и укоризну.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3