Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги


Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги

Сообщений 41 страница 60 из 110

1

02.04.1661
Лестница Четырех Францисков, названная так в память о встрече четырех Франсуа, естественно совершенн неожиданной и случайной.))

https://a.radikal.ru/a39/1902/30/0d40c25a9b2d.png

Ора де Монтале пишет:

едва разглядев на полу белое платье и длинные черные волосы, Монтале остановилась и, пошатнувшись, тяжело осела на ступеньки.
- Кто это? – сглотнув, она отвела взгляд от распростертой у ее ног незнакомки.

https://a.radikal.ru/a29/1902/42/e4e213c9f3d6.png

41

Отправлено: 07.07.13 13:05. Заголовок: Глухо проворчав руга..

    Глухо проворчав ругательство на мадьярском, Ласлов вложил в ножны свой кинжал и шагнул к турку, вплотную приблизившись к нему нос к носу и глядя прямо в глаза. Вспышки ненависти и жажды крови горели в черных глазах обоих противников. Ласлов, тяжело дыша и стискивая зубы, чтобы не осквернить королевский дворец еще более грубой и богохульной бранью, толкнул Бенсари лбом по носу и наконец отступил в тень своего господина.

    - Попомним еще, - прошипел он на мадьярском.

    Выжидая, пока обе дамы, сумевшие положить конец так и несостоявшейся сечи, спустятся по ступенькам мимо них с князем, Ержи Ласлов вперил взгляд в пол. Он не решился бы поднять глаза и показать оставшийся еще гнев ни перед одной женщиной, но голос юной фрейлины, первой окликнувшей князя и Месье, показался донельзя знакомым ему. В груди Ласлова всколыхнулся огонь и незнамо отчего он ощутил стыд и смущение. Потому ли, что не сумел сдержаться при виде заклятого врага своего господина или на самом деле он был таким варваром, какими обыкновенно описывали мадьярскую свиту князя Ракоши.

    Проклятый басурман и здесь победил... нет, собака, не взять тебе верх. Смугляночка хоть и перепугана, но она поймет. Она не осудит нашего князя, если узнает, как все на самом деле, - думал про себя Ласлов и поднял взгляд на девушку, державшуюся все то время в тени дамы из свиты Месье.

    - Мадам, и Вы, мадемуазель, примите просьбу моего князя о прощении, - заговорил Ласлов, в голосе его все еще звучали гневные и требовательные нотки, за что он клял себя внутри тем сильнее, - У нас давний долг перед этим господином. Но это не дает нам права воспользоваться милостью короля и покончить с долгом здесь же. И за это я и мой господин просим прощения. Я готов склонить голову перед королем и принять любое наказание за себя и за моего князя. Если вам будет угодно довести об этом происшествии до сведения Его Величества.

    Он говорил волнуясь и злясь на себя, отчего его французская речь была едва понятной. Стараясь не смотреть на прижатых к перилам лестницы турок, Ласлов глянул в глаза Месье, угадывая на его лице то же смешение чувств, что и у него самого - желание покончить с ненавистным врагом и стыд за неуместное рвение к кровопролитию на глазах у дам. Переведя взгляд на мадам де Тианж, а следом за ней на Смугляночку де Монтале, Ласлов молча ожидал их ответ, словно только от слов этих двух дам зависела его честь и честь князя, да и к тому же жизнь турков, которым хоть и не угрожали более обнаженные клинки, но все еще приходилось выжидать, покуда противники решат отпустить их.

42

Отправлено: 09.07.13 15:32. Заголовок: Ора, бледная, как кр..

    Ора, бледная, как кружева на ее корсаже, стояла на верхней площадке лестницы, прижимая руки к груди, и все еще не верила, что все кончено. Все обошлось. Все хорошо.

    Нет, последнее было неправдой. Не нужно было обладать талантом ясновидения, чтобы прочесть на лицах всех четырех – нет, пяти, потому что лицо молчаливого слуги Месье было столь же красноречиво, сколь мрачно – что перемирие, достигнутое усилиями маркизы де Тианж, было временным, и за словами, цедившимися сквозь стиснутые зубы, полыхала неутоленная ненависть. Глухая, страшная, требующая крови. Но не сейчас, и это главное.

    Герцог Орлеанский что-то говорил, кажется, настаивал на том, чтобы Ора проводила их с маркизой до выхода из замка. Невозможно, подумала она про себя, я и шагу сделать не смогу. После пережитого ужаса колени ее сделались совершенно ватными, и больше всего сейчас Монтале хотелось сесть прямо на ступеньку, уткнуться лицом в колени и не шевелиться, пока не пройдет охватившая ее слабость. Собственно, сейчас у нее не было сил даже на то, чтобы запротестовать и вымолить себе разрешение немедленно вернуться в апартаменты фрейлин.

    - Клянусь, что никому не скажу о том, что столь очевидно, - голос Месье сделался вдруг игривым, и Ора удивленно заморгала.

    Что она пропустила? Что было очевидно принцу? Действительно ли он помянул Ракоши, или ей послышалось? Осмелившись, наконец, бросить робкий взгляд в сторону мадьяр, фрейлина заметила, как вспыхнули щеки князя, уличенного в знакомстве с нею, и тут же опустила глаза. Но недостаточно быстро, чтобы не успеть заметить, как шевалье Ласлов, до сей поры хранивший грозное молчание, прошипел что-то турку. Что-то оскорбительное, судя по тому, как перекосилось лицо под пышным тюрбаном, и без того обезображенное неприкрытой ненавистью.

    Ой нет, ничего не кончено. Что будет, когда Филипп продолжит свой путь вниз по лестнице? Турки медлили, не спеша исполнить его приказ немедля исчезнуть с глаз долой. Мадьяры тоже никуда не торопились, рассыпаясь в извинениях перед дамами. Сердечко Монтале сжалось от дурного предчувствия. Сбежать сейчас, чтобы не видеть всего, что последует далее? Или… Вздохнув поглубже, она крепко вцепилась в перила и шагнула вниз по ступенькам, чтобы присоединиться к Габриэль де Тианж, перед которой раскланивался Ракоши. Жалкие десять ступенек, но Ора не помнила, как преодолела их и как сумела присесть в глубоком реверансе перед Месье, ни разу не споткнувшись и не оступившись.

    - Ваше Высочество, я буду рада проводить Вас дальше, но… - ой, она все таки возражала брату короля! – Но подумайте, как мне будет боязно возвращаться наверх одной по этой лестнице, где кого только не встретишь! Ах, если бы Ваш кузен согласился составить нам компанию, а затем доставить меня обратно в безопасности, я бы не колебалась ни минуты.

    Монтале с надеждой переводила взгляд с Филиппа на мадам де Тианж, опасаясь более решения маркизы. Что, если та не догадается, как важно увести обоих драчунов с места несостоявшейся дуэли? Что, если сочтет поведение Оры неподобающим и неприличным и отошлет ее обратно прямо сейчас? Но маркизе было не до нее: вскинув брови, она, судя по всему, обдумывала последнюю фразу Ласлова, произнесенную столь многозначительным тоном, что только глухой не расслышал бы за ней жалобное «Умоляю, не рассказывайте об этом никому!»

    Мальчишки, сущие мальчишки, - мелькнуло в голове у Оры, испуг которой начал потихоньку уступать место раздражению на великовозрастных сорванцов, чуть не затеявших резню на лестнице для прислуги, не удосужившись подумать о последствиях. Глядя мимо князя, коего она небезосновательно полагала главным зачинщиком безобразной сцены, через которую пришлось пройти им с маркизой, Ора коротко улыбнулась Ласлову и произнесла не без ехидства в голосе:

    - Мадам, позвольте мне представить Вам шевалье Ласлова, верного паладина князя Ракоши и истинного рыцаря, который в перерывах между битвами с неверными и ветряными мельницами принимает участие в спасении попавших в грязь девиц и сражается на турнирах в их честь. И с которым я тоже имею удовольствие быть знакомой со вчерашнего дня после счастливого вызволения нас с господином дю Плесси-Бельером из увязшей на дороге кареты силами мадьярской кавалерии.

    Спиной Монтале чувствовала обжигающие взгляды турок, которых французы и венгры игнорировали столь оскорбительным образом, и оттого голосок ее звучал куда задорней и насмешливей, чем то следовало бы.

43

Отправлено: 10.07.13 12:18. Заголовок: Филипп не был бы Фил..

    Филипп не был бы Филиппом, если бы его горячность и истинно испанский нрав, унаследевонный от матери, не дал о себе знать - только настоятельные увещевания сразу двоих людей из его окружения и робкие, но настойчивые примирительные речи по видимому переводчика-турка, то ненужного и ужасного кровопролития не удалось бы избежать.

    Шпага Его Высочества отправилась в ножны, но черная тень сомнения и огорчения легла на мгновение на лицо принца и маркиза едва успела уловить эту перемену - что-то задело принца, нечто глубоко иное, чем конфликт с ненавистными отчего-то турками (если , конечно, не брать в расчет извечные религиозные трения между христианами и мусульманами). Будь она одного с Его Высочеством ранга, то ладонь бы ее нежно легла бы на щеку Месье и с особенной мягкостью отвела от дружеского чела эту грусть и тяжесть, но увы - и тут Габриэль вынуждена была себе настойчиво напомнить, что она была всего лишь придворной дамой и то, что ее пальцы совсем недавно жестко сдерживали его запястье от лишних движений было лишь жизненно важной необходимостью..

    Но тучи, как им и велит Природа, начали рассеиваться, не смотря на все еще сверкавшие взгляды внезапных путешественников недрах Фонтенбло и голос мадмуазель де Монтале, которая явно была согрета наступившим перемирием звонко зазвучал как всегда повествуя о конечно же невероятной и фантастической истории знакомства с мадьярским князем. И как она все успевала, не без толики чисто женской ревности заметила маркиза, но на ее губах все же ожила улыбка и кровь прилила к лицу, сгоняя смертельную бледность. Но все еще находясь подле Его Высочества и краем глаза следя за рукою принца, которая теперь сжимала шляпу, женщина еще немного дрожала от пережитого волнения.

    - Конечно же, Ваше Высочество, я думаю, что выполнение этого маленького задания не бросит тень на репутацию мадмуазель, как и помощь супругу Мадам, - и женщина приободряющие посмотрела на Ору, - ну а что касается обратного пути, то, -и тут она несколько растерянно посмотрела принца, ожидая его решения.

    Хотя сама девушка уже явно выбрала своего провожатого и одного беглого взгляда было достаточно, что заметить, что князь и сам был не прочь вновь придти на помощь юной фрейлине. Что ж, видимо, эта девушка уж точно не пропадет при дворе!

44

Отправлено: 10.07.13 14:22. Заголовок: Пока Али Мустафа убе..

Пока Али Мустафа убеждал принцев вложить свои клинки в ножны и внять гласу разума, вещавшему смутьянам устами прелестных дев, Бенсари бей вглядывался в лица обеих дам. Та, что только что держала принца за руку была старше. Вьющиеся светло русые волосы блестели даже в сумраке полутемной лестницы, а голубые глаза источали мед в сторону принца и скромно опускали густые ресницы,  встречаясь со взглядами остальных мужчин.

- Мой принц, и вы, господа и дамы, я приношу извинения, - процедил сквозь стиснутые зубы Бенсари, не пытаясь скрыть свои скудные познания во французском.

Отвесив глубокий поклон и трижды коснувшись ладонью лба, губ и груди, Бенсари бей протиснулся между перилами лестницы и все еще напиравшим на него принцем. Он бросил уничтожающий взгляд на своего толмача и понесся прытью наверх, борясь с соблазном обернуться с верхних ступеней и крикнуть вниз душившие его грудь проклятия мадьярскому князю и его гайдукам.

- Не спешите так, Бенсари ага, им не до нас. Помилосердствуйте же, я совершенно задыхаюсь.

- Да лучше бы тебе на месте сдохнуть, собака!
- прошипел в лицо толмача Бенсари, - Им не до нас! Ты это понимаешь? Им не до нас! - кричал он и бряцая саблей перепрыгивал через три ступеньки, - Эти христианские собаки забыли о нас, едва только увидели лик женщины... позор! Я заставлю их обратить внимание. О, я сделаю это.

- Нет, Бенсари бей, нет, - из последних сил Али Мустафа догнал секретаря посла на верхней площадке перед самой дверью, - А теперь выслушайте меня. Та женщина, белокурая с голубыми глазами. Вы видели, как она держала руку принца? Кто, скажите мне, кто из всех придворных посмеет коснуться руки самого принца? Если она не супруга его, то значит та, о которой французы говорят - дама сердца. Она может стать для нас ключем к сердцу этого принца. А принц...

- Ты лжешь. Я наслышан об этом принце. Он не таков, - презрительно искривив губы ответил Бенсари, - Но эта блондинка хороша... она была бы украшением гарема самого султана. Если бы Осман паша привез ее в дар Светлейшему Султану, он уже на следующее утро сделался бы Великим Везирем, Али.

Али Мустафа только покачал головой, сокрушаясь от того, что упертый и толстокожий бывший янычар войска султана не видел разницы между французским двором и дворцами султаната.

- Не ошибайтесь на счет француженок также как Вы только что ошиблись на счет французов, - с глубоким поклоном ответил толмач и принялся перебирать четки.

- Я знаю, что делать, Али, - сказал Бенсари бей и толкнул носком туфли дверь в коридор. В душе его зародился дерзкий план, но он не собирался делиться им с каким-то толмачем. Даже Осману паше он не скажет ничего, покуда. Это будет его даром, его Бенсари и ничьим больше.

// Дворец Фонтенбло. Покои Великого Посла Османа Фераджи //

45

Отправлено: 11.07.13 00:08. Заголовок: Проводив поспешивших..

Проводив поспешивших удалиться турков насмешливым взглядом, в котором все еще горела суровая угроза, Филипп повернулся к де Монтале и князю. Если бы не скандальная резня едва не разразившаяся на этом самом месте, то переглядывания украдкой вдруг покрасневшего и присмиревшего Ференца и напротив озорные улыбки маленькой фрейлины вызвали бы неминуемую улыбку герцога. Он с покровительственным видом кивнул Оре и наградил кузена едва мелькнувшей в уголках губ улыбкой. Ах, какая прелесть сыграть хотя бы раз Юпитера Громовержца, убеждаемого угасить молнии своего гнева величавой Герой, в данном случае в роли Повелительницы Олимпа была маркиза де Тианж. А перед ним склоняет голову... но кто же? Марс? А отчего бы и нет, кузен Ференц  вообще-то не был лишен очарования и мужского обаяния, и даже красоты... если бы он только носил французский костюм на французский манер, а не пытался переиначить его на свой мадьярский лад... ну что это за вид? Филипп едва не потянулся к князю, чтобы повравить на нем камзол, который тот носил на одно плечо на манер кунтуша. А перевязать бы ему перевязь со шпагой... или что это, неужели сабля на манер басурманской? Помилуй бог, Филипп на минуту увлекся рассматриванием наряда Ракоши, и не расслышал тихого шепота обоих мадьярских шевалье - своего телохранителя и гайдука князя, все еще не спускавших глаз с верхних ступенек лестницы, откуда слышалось бряцанье турецких сабель и шарканье туфель.

- Так Вы проводите нас, дорогая? - улыбнулся наконец Филипп, являя собой себя прежнего, легкомысленного, витающего в розовых облаках себялюбца и сибарита, - Ну право же, как Вы могли так долго размышлять об этом? Вы лишили бы нас с маркизой Вашего милого общества и веселых шуток. Это непростительное бегство, да да, - он шутливо покачал головой и тут же обратил взор аки агнец божий на кузена, - Кузен, Вы ведь не откажете мадемуазель? О нет, я вижу по Вашим глазам, что нет. Вы только и искали возможности сделать нам всем приятное. Забудем об этом незначительном инцинденте, ради бога. Забудем и пусть все будет как прежде. Ах, милые мои, знали бы, чего мне больше всего сейчас хочется.

Филипп непритворно возвел глаза к небу и загадочная улыбка осветила его красивое убеленное пудрой лицо.

- Я хочу вырваться из дворца и поскорее. Только и всего. Здесь душно и людно.

Шутливое представление княжеского гайдука нашло веселый отклик в сердце герцога Орлеанского, он склонил голову, не применув тряхнуть роскошной шевелюрой, позволив светло каштановым локонам рассыпаться по белоснежному воротнику.

- Так вот он, тот кто перехватил у англичан ленточки наших мадемуазелей. Я уже наслышан о Вашей первой победе в предстоящем турнире, шевалье. И о Вашей, князь. Я ведь правильно понял, Вы будете участвовать в состязании? - Филипп бросил красноречивый взгляд на предплечье Ласлова, на котором красовалась ленточка как раз в тон платья мадемуазель де Монтале, а потом перевел взгляд на Ракоши, на чьем предплечье также красовалась ленточка.

- Ах, дорогие мои, в милой компании даже эта унылая лестница может показаться освещенной тысячью канделябров и украшенной позолотой. Но, нам надобно спешить, если мы хотим... впрочем, желания могут быть совершенно разными. Ора, я обещаю Вам, слово принца, после того, как Вы выведете нас из дворца, я отпущу Вас и князя, - игривый тон Филиппа выдавал его любопытство, - Наверняка кузен Ференц пожелает воспользоваться Вашими знакомствами в свите Мадам, чтобы передать весточку той, чья ленточка украшает его камзол. Мы ведь ничего не расскажем, дорогая Габриэль? - игривый взгляд был обращен теперь к Габриэль, которую как показалось принцу что-то все еще угнетало впечатление от увиденной ей сцены.

46

Отправлено: 11.07.13 12:13. Заголовок: Занятые войной и гал..

    Занятые войной и галантными ухаживаниями за дамами молодые люди, впрочем и дамы также, не обратили внимания на маленькую лесенку, такую узкую, что на ней едва поместился бы ребенок и с такими миниатюрными ступеньками, что на них с трудом удержалась бы туфля самого низкорослого танцора из кордебалета месье Люлли. Эта лестница казалась бесполезной из-за своей миниатюрности и никто никогда не задавался вопросом, отчего архитекторам вздумалось построить ее и куда она вела. Собственно, только обладатели маленького роста, вроде карликов из свиты королевы Марии, могли передвигаться по ней. Она вела к мансарде на верхнем этаже, по которой можно было быстро и главное беспрепятственно попасть в другое крыло дворца к апартаментам обеих королев, к которым вели такие же миниатюрные лесенки.

    Вот на этой самой лестнице и показалась фигурка маленького человечка, скрывавшегося за прутьями перил и с ужасом взиравшего на разыгравшуюся внизу сцену. Четыре вооруженных кавалера, из которых в одном Баркароль признал того самого раскрашенного и разодетого франта, которого королева Мария называла "Брат Мой" и который так бесцеремонно встряхнул малыша, подняв его от земли почти на целый метр. Трое других были странно похожи промеж собой, все рослые, смуглолицые и с буйными темными кудрями, не знавшими ножниц придворных куаферов.
    Их противниками были два смешных человечка, одетых в длиннополые халаты, расшитые с такой пестротой и затейливостью, что Баркароль сначала принял их за актеров. И только когда заблестили клинки сабель и шпаг, а в воздухе послышались крики проклятий и угроз, малыш понял, что дело было не шуточным и вовсе не касалось актерства.

    - Ой, мамочки, - пролепетал ужаснувшийся карлик и отчаянно застучал ногами. От страха его кулачки намертво сжались на прутьях ажурной решетки, украшавшей перила маленькой лесенки, так что вместо того, чтобы нестись со всех ног прочь от места неминуемого смертоубийства, Баркароль приник лицом к решетке и продолжал следить за происходящим расширенными от ужаса глазами.

    Послышались женские крики и карлик вздохнул с облегчением, увидев, что Фарфоровый принц отступил от своего противника и наполовину вложил шпагу в ножны. Двое других не спешили последовать его примеру, но все-таки отступили на нижние ступеньки. А черноволосый верзила, сжимавший шпагу принца, так и оставался стоять спиной к противнику в долгополом халате и лицом к принцу.

    - И как только не боится что этот Тюрбан не ударит его в спину! - прошептал Баркароль восхищаясь бесстрашием и хладнокровием Черноволосого.

    Но тут Долгополые Халаты с Тюрбанами на головах понеслись наверх и Баркароль едва успел отцепиться от решетки и осесть на ступеньки, чтобы скрыть свое пристутствие. Он замер, глядя на то, как два незнакомца, кляня и ругаясь на непомнятном языке, пронеслись к верхней площадке лестницы и скрылись за дверью.
    Надо бежать! мелькнуло в голове Баркароля и он засеменил ногами, скользя и спотыкаясь, на ходу бормоча пыхтелку. Перепуганный насмерть он так и пронесся по всей анфиладе маленьких комнаток мансардного этажа, ни разу не оглянувшись, пока не добежал наугад до лестницы, спускавшейся к приемной королевы-матери. Там, вырвавшись из плена темного потайного хода с винтовой лесенкой, он вынесся из-за портьеры, упав прямо под ноги даме, облаченной во все черное.

    - Мадам де Моттвиль, когда Ее Величество просили ее лекарства?

    - Не раннее шести часов, - ответила мадам де Моттвиль, отряхивая подол платья и со сдержанным удивлением осматривая свалившегося ей под ноги карлика.

    - Убийство! Фарфоровые принцы и Белые Тюрбаны, а там и Черноволосые Верзилы подоспели! Шпаги и сабли сверкают! Языки клянут и ругают! Бедный бедный Баркароль... Длиннополые Халаты погнались за ним! - бормотал карлик, испуганно озираясь на портьеру, за которой скрывалась винтовая лесенка, не появятся ли на ней его преследователи.

47

Отправлено: 11.07.13 22:11. Заголовок: "Не оправдывайся..

    "Не оправдывайся!" - глаза Ференца вспыхнули, но тут же погасли и он только усмехнулся в ответ на слова Ласлова, не желая больше показывать свой гнев перед милой Смугляночкой и спутницей кузена, представленной ему как маркиза де Тианж. Все еще ожидая слов прощения от мадемуазель де Монтале, князь склонил голову. Он желал бы столкнуться с самой вдовствующей королевой и осуждением всей дюжины ее чопорных статс-дам, чем увидеть осуждение или что хуже упрек в глазах Оры. Но подняв глаза, он встретил улыбку девушки и тут же как подтверждение того, что был прощен ей, услыхал просьбу, адресованную к Месье, но касавшуюся именно его.

    Ага! Он прекрасно знал эту комбинацию ходов в придворной игре - "Я Вас прощаю, сударь, но не сразу, для начала, примите мое молчание как данность и служите мне". Впрочем, может быть это были чистой воды его собственные домыслы, тогда как сама де Монтале и не помышляла о том, чтобы помучить назадачливого кавалера. Не долго думая, князь поспешил сам выступить вперед и вместо того, чтобы проводить уносивших ноги турков торжествующим улюлюканьем, он тряхнул промокшей под дождем шляпой, так что капельки брызг украсили подол юбки девушки.

    - Мадемуазель, я буду счастлив, если Вы подадите мне руку и позволите проводить Вас, куда только Вам будет угодно, - обретая прежнюю веселость и вместе с ней самоуверенность, князь подал руку Оре и кивнул Месье и мадам де Тианж, - Я не только не откажу мадемуазель, но и провожу ее прямиком до самых дверей ее комнаты, чтобы убедиться, что никто и ничто не угрожает веселью этих очаровательных глаз.

    Между тем, Ора успела представить Ласлова пред очи маркизы и у Ференца даже язык отнялся на мгновение, так ловко юной плутовке удалось поддеть его самолюбие, беззлобно и совершенно по-дружески. И все-же, в глубине души князь почуствовал легкий укол зависти к другу. Ко всему вдобавок Филипп с неподражамой невинностью в тоне заметил яркое дополнение в костюмах обоих мадьяров - лентчоки подаренные им юными фрейлинами.

    - Да, дорогой кузен, я стал счастливым обладателем цветов... впрочем, не буду нескромным, покуда моя ракетка не принесет трофей этой самой мадемуазели. Я вижу, и Вы тоже не забыли об этой милой рыцарской традиции? Цвета Ее Величества, если не ошибаюсь?

    С языка Ференца едва не сорвалась язвительная шутка в отместку Филиппу за неделикатные намеки, но он сдержался. В конце-концов, может быть кузен не выбрал цвета своей супруги, чтобы сражаться на турнире, потому что знал об отсутствии короля? Может быть это было чистой воды великодушие, а не вынужденный выбор? Что на самом деле скрывалось за альковом семейного счастья молодоженов не касалось его вовсе и Ференц решил для себя не тревожить попусту столь щекотливые вопросы. О если бы и Филипп был бы столь же деликатным! Шутка о записках прозвучала что гром средь ясного неба, и Ференц даже не взглянув в лицо мадемуазель де Монтале знал, какую волну мыслей и переживаний, всколыхнула очередная невинная шутка принца.

    - Не волнуйтесь, мадемуазель, - шепнул он Оре, предлагая свою руку, - Они не могут узнать.

    Опасаясь, что шепот мог привлечь нежелательное внимание и любопытство Месье, князь тут же громко приказал Ласлову следовать за ними и громко щелкнул каблуками сапог, вызвав троекратное эхо, прокатившееся по лестнице. Из-за этого грохота до ушей веселой компании не долетел скрип открываемой двери маленьких апартаментов, скрывавшихся под самой крышей.

    - А что же пикник, дорогая Ора, Вы ведь не опоздали? - спросил Ференц, пропуская впереди себя Филиппа и маркизу де Тианж.

48

Отправлено: 12.07.13 01:02. Заголовок: Передать весточку? К..

    Передать весточку? Кому – Луизе?
    Хорошенький ротик мадемуазель де Монтале возмущенно приоткрылся, готовый к язвительному ответу, но к тому времени, когда к Оре возвратилась способность дышать, она вспомнила, что перед ней не какой-нибудь придворный остроумец вроде де Гиша, а принц крови, единственный брат короля и, по совместительству, человек, жене которого Ора поклялась служить верой и совестью. Что же оставалось делать в этом случае? Только стиснуть зубы и проглотить вторую сомнительного свойства шутку, отпущенную Месье в присутствии Ракоши, что само по себе было скверно, и мадам де Тианж, что было в тысячу раз хуже, ведь мадьяры были в жизни фрейлины явлением случайным и, как она подозревала, временным, а вот статс-дама имела статус величины постоянной.

    Скромно опустив глаза, которые один не в меру говорливый князь, оказывается, находил очаровательными, в душе Монтале кляла себя последними словами за очередную глупость. Зачем эта забота, со стороны похожая на кокетство сомнительного рода? С чего это, спрашивается, она взяла, что стоит им спуститься вниз, как мадьяры тут же кинутся вслед за турками? И вообще, с какой стати она должна беспокоиться на их счет? Задавая себе все эти вопросы, мадемуазель ощутила, что страшно зла. Оставалось только понять, на кого именно.

    Внутренний голос ехидно подсказывал, что злиться следовало, в первую очередь, на себя, ведь никто не заставлял ее сопровождать Месье дальше буфетной и уж тем более напрашиваться на провожатых в лице двух буйных молодых людей, один из которых лишь вчера хвастался тем, что имеет дурную привычку похищать понравившихся ему девиц. Там, в таборе, это прозвучало как забавная шутка, обычное бахвальство, но после того, что произошло на ее глазах на лестнице, Ора готова была поверить в то, что за Ракоши и впрямь водятся подвиги подобного свойства. Не удивительно, что его поспешное согласие не доставило мадемуазель де Монтале того удовольствия, которое она, без сомнения, испытала бы в иных обстоятельствах. Но последствия собственных промашек следовало встречать лицом к лицу, поэтому фрейлина послушно приняла предложенную руку, в душе продолжая злиться на себя и всех мужчин разом.

    - О, мы прибыли на лужайку к тому моменту, когда все вкусности были съедены, и дамы возжелали новых, более пикантных угощений, так что можно смело сказать, что мы с Луизой оказались очень даже ко времени и успешно сыграли роль десерта, - довольно резко ответила она на вопрос Ракоши и тут же сердито прошептала, замедляя шаг, чтобы увеличить расстояние между собою и спускающейся впереди парой: - Что именно им не следует узнать, Ваше Высочество? Мне нечего скрывать и не о чем беспокоиться, уверяю Вас. И да, бога ради, не рассчитывайте, что я стану передавать Ваши записочки мадемуазель де Лавальер. Я только что пообещала маркизе де Тианж не принимать никаких посланий.

    Собственно говоря, обещание касалось только ее самой, а не Луизы, но к чему были князю такие подробности?

49

Отправлено: 12.07.13 12:17. Заголовок: Паладин? Это несомне..

    Паладин? Это несомненно должно было означать что-то почетное и значительное, если употреблялось вместе со словом "Рыцарь". На смуглых обветренных щеках Ласлова появился легкий оттенок румянца и он смущенно прижал ладонь к груди, отвешивая церемонный поклон перед спутнице Месье. Белокурая красавица строго смотрела на принца и его слугу-мадьяра, но адресовала милостивую улыбку для де Монтале и князя. Оставалось лишь дождаться согласия самого Филиппа и князю вместе с верным "Паладином" будет дозволено присоединиться к веселью. Ласлов нисколько не сомненвался, что целью секретной вылазки из дворца было ничто иное как очередная шалость задуманная принцем. А может быть Его Высочество намеревался проверить устроительство турнирого зала? Как знать, не направлялся ли он к служебному флигелю, чтобы лично выбрать для себя лучшие ракетки для тениса? В таком случае им с князем сам бог велел быть поблизости и посмотреть, не окажется ли в налиичии лишняя пара ракеток взамен тех, что принесли князю в его комнаты. Как и водится, до ушей Ласлова не долетело то главное, что пронеслось в разговоре - мадемуазель де Мотнале всего навсего сопровождала принца и маркизу до выхода из дворца и просила князя и шевалье проводить ее самое обратно к апартаментам фрейлин из опасения вновь повстречать на лестнице диких служителей османского посла.

    Если бы Ласлов не был так восхищен глазами и улыбкой юной фрейлины, то не упустил бы и шутку Его Высочества касательно ленточки, красовавшейся на его предплечье. А ведь он всего лишь четверть часа назад горделиво расправлял импровизированный бант темно-вишневого цвета. Он только отметил легкое облачко неудовольствия на лице Смугляночки и то, как нарочито вежливо мадемуазель положила ручку на предложенный князем локоть. Озадаченный внезапной сменой милости на гнев, Ласлов пропустил мимо себя обе парочки, тщетно пытаясь понять, что за кошка пробежала между незадачливым Соколом Пушты и Мадемуазель Очарование.

    - Не волнуйтесь, мадемуазель, они не могут узнать.

    - Что именно им не следует узнать, Ваше Высочество? Мне нечего скрывать и не о чем беспокоиться, уверяю Вас. И да, бога ради, не рассчитывайте, что я стану передавать Ваши записочки мадемуазель де Лавальер. Я только что пообещала маркизе де Тианж не принимать никаких посланий.

    Обмен любезными улыбками и сердитый шепот озадачивал Ласлова до невозможного. Будь на его месте более чувствительный к женским капризам и чарам Шерегий, тот наверняка уловил бы в голосе мадемуазель неудовольствие, тогда как Ласлов потирал затылок с такой силой, что едва не сбросил с себя широкополую шляпу, успевшую съехать на лоб до самых бровей. Записки для мадемуазель де Лавальер? От князя? Но когда же Его Высочество успел настолкьо близко познакомиться со всеми фрейлинами свиты Мадам? Значит, визит к королю в этот полдень подразумевал не только дружеский обед кузенов, но и тайное свидание под покровом таинственной болезни короля и домашнего ареста князя? Вопросы рождались в голове Ласлова как грибы после летнего дождика. Он уже потерял нить логической связи между десертом для дам и появлением фрейлин на пикнике, записками и королевским обедом.
    Желание поблагодарить Смугляночку за лестное представление пред очи маркизы де Тианж застряло в горле Ласлова тяжелым и неповоротливым комком. Он опасался вызвать неудовольствие девушки и получить от нее такой же язвительный ответ, как только что заработал князь. Наверное после он посмеется над собой и над тем как спасовал перед маленькой фрейлиной, но там на лестнице ему было совершенно не до шуток. Ведь милые подруги-фрейлины успели прочно поселиться в сердце впечатлительного мадьяра.

50

Отправлено: 13.07.13 01:02. Заголовок: Ора де Монтале Ержи ..

Ора де Монтале Ержи Ласлов

Резкость в тоне Смугляночки не могла не пройти незамеченной. Если до той поры Ференц и впрямь не понимал, что сам был причиной перемены в отношении к нему со стороны маленькой фрейлины, то с каждым новым шагом это становилось все очевиднее. Не желание смотреть ему в глаза было вовсе не следствием скромного нрава девушки и уж тем более не боязнь оказаться уличенной в знакомстве, более близком нежели это было допустимо глупыми правилами этикета.

- Роль десерта? О, милая Ора, я был бы лжецом, если бы утверждал, что Вы не подходите на эту роль, - смеясь ответил Ракоши в ответ на сердитый выпад де Монтале, - Напротив, Ваше общество привносит свежесть ранних фруктов и сладость спелого винограда...

Ференц продолжал шутить, не желая уступать и сдаваться перед досадой мадемуазель, причиной которой он ошибочно считал все ту же застенчивость и опасения Оры, что он выдаст их общую тайну о пребывании Франсуа де Виллеруа в роли короля и отсутствии самого короля в Фонтенбло.

- О, Вы прекрасно справляетесь с Вашей ролью, мадемуазель, - поощрительная улыбка Ференца блеснула в ответ на сердитый шепот, и он также замедлил ход, - Поверьте, никто не узнает из моих уст о секрете, доверенном нам маркизом, - и он прошептал конфиденциальным тоном без тени улыбки в голосе, - Я дал слово маркизу и даю слово Вам, о нашей встрече в саду и в покоях короля не узнает никто. Даже мои самые доверенные гайдуки.

Но упоминание о Луизе де Лавальер и записках к ней, сорвали улыбку с губ князя в одну секунду. Едва не произнеся смачное мадьярское ругательство в адрес Шерегия, вздумавшего просить от его имени ленточку у мадемуазель де Лавальер, Ференц так резко замедлил ход, что шедший за ним Ласлов едва не налетел на него.

- Записки? фу, - отерев налипшие на лоб кудри, Ференц смешно заломил свою шляпу на затылок и с понимающей улыбкой посмотрел в глаза де Монтале, - И это из-за шутки Месье, Вы рассердились на меня, милая Ора? Иди вперед, Ласлов, - приказал он шевалье, пропуская того впереди себя, - Простите меня, мадемуазель. Я не умею искать оправдания и ничего не знаю о дипломатии. И не знаю ничего о записках. Каринти пишет за меня все необходимые письма к европейским государям.

Он тряхнул головой, едва не потеряв шляпу, сорвал ее с головы и зажал в кулаке, прижав к груди.

- А хотите я на руках спущусь? - вдруг со всей серьезностью спросил князь и взобрался на мраморные перила, - Держите мою шляпу и смотрите! Это... Просто так. Клянусь Вам! Только улыбнитесь снова, милая Ора!

Балансируя на узкой полосе перил, Ференц наклонился вниз и расположил ладони на холодном мраморе, вытянул ноги и осторожно начал поднимать их вверх, перенося баланс на руки. Синие прожилки вен вздулись на напрягшихся руках когда он наконец принял полностью вертикальное положение и даже шутливо постучал носками туфлей.

- Смотрите! У меня получается! - проговорил князь, но более не произнес ни слова, пока спускался переставляя по очереди руки, краснея до ярко-алого цвета в тон яркой ленте своего мадьярского ордена.

51

Отправлено: 15.07.13 01:12. Заголовок: Слушая маловнятную т..

Слушая маловнятную тираду князя о дипломатии и письмах, Ора озадаченно моргала. Что, собственно, хотел он ей сказать? Что он не умеет писать? Или что любовные послания пишет за него шевалье Каринти? Достаточно было вспомнить серьезного и застенчивого блондина, не решавшегося открыть рот в присутствии двух мадемуазелей, чтобы представить, в каком тоне могли быть выдержаны подобные эпистолы. Ах, ну отчего бы просто не пообещать ограничиваться устными весточками?

Не то, чтобы Монтале готова была передавать что бы то ни было устно, не от Ракоши, во всяком случае. Хотя… она запоздало вспомнила, что Лавальер еще вчера грозилась сказать ей что-то страшно важное и секретное, касающееся дел сердечных. Что, если? Ведь они с Луизой вместе стояли у окна и вместе глазели на возвращающихся с озера купальщиков. Правда это было всего лишь вчера утром, но ведь пишут же в романах о любви с первого взгляда.

Нет, нет и нет, только не это! Кто угодно, но не Луиза, пожалуйста, не Луиза! Ведь что бы Монтале не говорила сейчас князю, разве сможет устоять она перед просьбой подруги? Разве откажется стать соучастницей и отказать Лавальер в помощи в столь деликатном деле?

- То..то есть, как это – на руках? – выныривая из глубин печальных мыслей, пролепетала Ора, послушно принимая из рук молодого человека подозрительно мокрую шляпу. Да что это они все, сговорились мокнуть, что ли? Или это такая новая придворная мода?

- Перестаньте, перестаньте немедленно, - зашипела она, опасливо поглядывая вниз, где за широкой спиной Ласлова еще виднелась спускающаяся впереди пара. – Вы с ума сошли! Что если Месье увидит!

Но уголки губ уже подрагивали в улыбке, и, чтобы не рассмеяться, фрейлина прикрыла рот ладошкой. На язычке тут же завертелось язвительное замечание, что с такими талантами Его Высочество не пропадет, даже если ему дадут отставку от двора, и всегда раздобудет денег для своей свиты на ярмарках и рыночных площадях, но Ора вовсе не была жестока, и мысль о том, насколько оскорбительной покажется подобная шутка не только Ракоши, но и Ласлову, заставила ее прикусить язычок. И все таки, Монтале ужасно не хотелось признавать, что шутка удалась, и бахвальство молодого князя, пусть и отдающее бесшабашным мальчишеством, не слишком подобающим лицу королевских кровей, все же было необычным и восхитительным.

- Между прочим, - заявила она сурово, следуя за медленно перебирающим руками шутником, - вам вовсе нет нужды молчать о нашей встрече в саду. Во-первых, нас видели, а во-вторых, мне пришлось рассказать обо всем королеве-матери, да еще и в присутствии Месье, Мадемуазель и дюжины придворных дам и кавалеров. Так что всему двору известно, что мы с Луизой гуляли по королевскому саду в обществе маркиза де Виллеруа и княза Ракоши. Вот так-то. И да, мой отказ включал в себя и устные послания, если что.

Ора скосила глаза на потемневшее от прилива крови и непривычно сосредоточенное лицо Ракоши, фыркнула в кулак и, сбежав на несколько ступенек, нахлобучила мокрую шляпу на шар, венчающий столб следующей лестничной площадки.

- Шевалье, - перегнувшись через перила, окликнула она Ласлова, - не убегайте же от нас, Его Высочеству за вами не угнаться. Сказать по правде, принятый в ваших краях способ спускаться по лестницам, несмотря на свою оригинальность, скоростью не отличается, и я рискую заслужить суровый реприманд от герцога Орлеанского за нерасторопность в исполнении обязанностей провожатой.

Попытавшись разглядеть внизу Месье с маркизой, Монтале охнула уже с непритворным испугом: за то время, что они с Ракоши выясняли, что следует, а что не следует скрывать, Филипп обогнал их на два пролета лестницы. Еще немного, и они с мадам де Тианж окажутся в вестибюле, обернутся и…

- Кстати, у нас во Франции тоже есть свои секретные способы спускаться с лестниц, - карие глаза мадемуазель озорно блеснули, согретые внезапно осенившей ее идеей. – И я советую вам взять их на вооружение, господа, особенно для спешных оказий.

С этими словами Ора ловко оседлала перила на дамский манер, демонстрируя определенные способности к верховой езде, и лихо скатилась до следующего пролета мимо отшатнувшегося к стене Ласлова. Взметнувшаяся юбка хлестнула его по коленям, и фрейлина, сдерживая смех, соскочила с перил. Повторить эту шалость дважды она не рискнула и предпочла спускаться далее если чинно, то вполне благопристойно, по ступенькам.

52

Отправлено: 15.07.13 13:17. Заголовок: Ора де Монтале Фере..

Ора де Монтале
Ференц Ракоши

Кажется в пьесах роль отведенную Ласлову называли ролью дуэньи? Именно так чувствовал себя шевалье, спускаясь по ступенькам и старательно борясь с желанием заглушить звон шпор и грохот каблуков своих ботфорт, чтобы расслышать о чем так мило и весело беседовали князь с фрейлиной. Ему не следовало слишком спешить, чтобы не спуститься на первый этаж задолго до веселой парочки, но и отставать от Месье и мадам де Тианж невозможно было без того, чтобы не привлечь их внимания. А судя по тому, какими шутками Месье уже вознаградил мадемуазель де Монтале, ему ничего не стоит придать пикантность маленьким шалостям мадемуазель и впредь.

Следовало поторопить князя, ведь у него еще будет возможность поговорить со Смугляночкой на обратном пути. И как будто уловив ход его мыслей, Ора сама позвала его, перегнувшись через перила. Ласлов обернулся и лицо его мгновенно вытянулось в удивленном: "Ого!", и прежде чем он успел спохватиться, его раскатистый смех уже огласил лестничные пролеты, повторяясь троекратным эхом.

- Князь, помилуйте, эдак Вы поразите мадемуазель в самое сердце, но что хуже, свалитесь прямо на головы Его Высочеству и маркизе, и тогда я уже ни за что не ручаюсь!

Опасно покачивая ногами в воздухе, Ракоши спускался на руках по гладким мраморным перилам лестницы и любое неверное движение или даже чих могли бы стоить ему падения в купе с многочисленными переломами и ушибами.

Не успел Ласлов подумать о том, как будет собирать своего князя по частям и тайком переносить в его апартаменты, как прямо на него со смехом и задорной улыбкой в сияющих глазах пронеслась мадемуазель де Монтале. Всполох белоснежных кружевных валанов поднял маленький вихрь вокруг Ласлова, подняв волной непослушные гребню черные кудри на его непокрытой голове. И пока ошеломленный шевалье нашелся что сказать, Ора уже промелькнула мимо, проехав верхом на перилах до следующего пролета.

- Да это же просто! - крикнул вдогонку девушке мадьяр и тут же последовал ее примеру, вскочив на перила таким же манером.

Ехать по перилам на дамский манер было проще чем чинно спускаться по ступенькам, да и к тому же быстро. Ласлов со смехом пролетел мимо Смугляночки, притормозил у мраморного шара, увенчивавшего поворот и лихо соскочил на ступеньки.

- Так это французский манер спуска по лестницам? Воображаю, мадемуазель, как Вы прибегали к этому способу, чтобы не опаздывать к заутренней. Князь, спускайтесь с небес на землю и попробуйте проехаться, - крикнул он наверх, позабыв о всякой предосторожности, - Клянусь Девой Марией, этот способ куда веселее. И менее напряжный к тому же.

Затем Ласлов перегнулся через перила вниз, чтобы посмотреть, насколько они отстали от герцога Орлеанского и маркизы де Тианж. Он едва успел отпрянуть от перил, по-мальчишески озорно смеясь, заметив на себе удивленные взгляды снизу.

- Кажется, нам придется рассказать о своих экспериментах со спуском Месье... ему наверняка любопытно узнать.

53

Отправлено: 15.07.13 15:30. Заголовок: - Конечно нет, Ваше ..

    - Конечно нет, Ваше Высочество, ведь каким мы можем нарушить рыцарский кодекс? - и при этих словах маркиза де Тианж мягко улыбнулась и от ее сердца отлегло, так как доброе расположение духа вновь вернулась к Месье, так что если никто на их пути из дворца к актерам не попробует вновь испытать ее терпения.. Ох, мадам де Тианж готова была принести какие угодно клятвы, лишь бы только не становиться более свидетельницей подобных сцен - один только взгляд одного из турков, того, что был с гладким лицом, внушил мадам какую-то неясную тревогу, но под потеплевшим взглядом Его Высочества подозрения относительно намерении восточного гостя развеялись и женщина тут же забыла о странном взгляде, который она перехватила.
    Чего только не происходит в пылу ссоры!

    Подхватив пышные юбки, она последовала за Его Высочество под трели ориного голоса, которая сразу же оживилась, едва турки покинули лестницу и мадьяры, глаза которых горели огнем, не обступили маленькую фрейлину. Что-то чисто женское скользнуло во взгляде Габриэль - ох уже эта мадмуазель де Монтале с ее невероятным талантом нравиться и ввязываться в истории! ТО мадьярский князь, то французкий маркиз, а то и гайдук или как там правильно называли телохранителей у венгров? Трудно было не заметить как этот усач посмотрел на бойкую птичку из-под бровей и как густо покраснел он, когда Филипп отметил турнирный бант на предплечье. Принадлежал ли он ей - Габриэль скверно помнила какой цвет кому принадлежал, кроме золотого с белым от Ее Величества, который взялся защищать принц, так что все может , всем может быть..

    Но ступеньки, скрывающееся в полумраке, вели их вниз и маркиза поспешила на Его Высочеством, да бы поскорее покинуть злосчастную лестницу и только эхо разговоров, которые не унимались выше, среди которых хорошо был узнаваем голосок ее юной подруги, витал в вышине, так как широкий шаг принца увлекал мадам маркизу вниз быстрее, чем шумная мадьяро- французкая компания сходила вниз, озаряя лестничные пролеты заразительным веселым шепотом и смиешками.

    Но Габриэль все же не удержалась и чуть задержавшись на одном из маршей с нескрываемым любопытством и толикой сестринского внимания обернулась, всматриваясь в игру теней на противоположной стене. Но вот что мадмуазель де Монтале изящно шлепнется на мраморный пол, слетев чуть ли не с небес ( до небес здесь было несколько далековато, так что женщина легко догадалась о том, что мраморные перила натирали весьма экзотическим и не совсем приличиствующим юной девице из приличной семьи способом) вначале едва слышно охнула, но быстро переменила гнев на милость и пожурила непоседу взглядом, едва тоненькая фигурка де Монтале показалась в поле зрения.

    - Ора, Вы научились летать? готова присягнуть на Библии, что минуту назад Вас не было здесь, но вот Вы здесь чудесным образом. Как так?

54

Отправлено: 15.07.13 20:32. Заголовок: - Подождите меня зде..

- Подождите меня здесь, Ваше Высочество, - попросил Андраш впрочем, не слишком интересуясь, согласится ли Месье выжидать на полутемной лестнице, пока он осмотрится в коридоре.

- Да что там, Андрэ, никто не появился даже после того, что мы учинили наверху, с чего бы вдруг? - возразил Филипп, но жестом указал телохранителю на дверь, - Проверь, только скорее. Надеюсь, ты помнишь указания маленькой мадемуазель? Сдается мне, очаровательная фрейлина моей супруги нашла шутки кузена Ференца куда как занимательнее моих. Эй, наверху! Я не прошу Вас бежать, позабыв обо всем, - шутливо крикнул Месье, вытянув шею вверх, - Но мне будет чрезвычайно приятно вновь увидеть Вас, мадемуазель. К тому же, Андрэ может с легкостью потеряться без Ваших ценных указаний, - Филипп весело подмигнул Габриэль и тут же заподозрил неладное, увидев испуганное выражение на ее лице.

Обратив взгляд вслед за маркизой, принц расхохотался над увиденной сценой. Высокий черноусый мадьяр из свиты князя Ракоши, ехал верхом на мраморных перилах, полируя их своим камзолом. И судя по восклицанию Габриэль, шевалье был не единственным, кто избрал этот забавный способ для спуска.

- Мадемуазель де Монтале, неужели это Вы спустились к нам с Небес? - спросил он чинно шествовавшей по ступенькам Оры, которая и виду на подала, что только что озорно слетела по перилам вниз.

- А где же Вы оставили князя? - любопытство заставило Месье задрать голову снова, чтобы разглядеть высоко над собой стоявшего на перилах вниз головой кузена, - Помилуй бог, кузен, да Вы настоящий безумец! Впрочем, если эти уловки ради прекрасных глаз мадемуазель де Монтале, то я полагаю это можно простить. А что же мадемуазель пообщала Вам за это маленькое безумие? Или это было искуплением за нашу недавнюю ссору? Немедлено спускайтесь к нам! Ой нет, не так, умоляю! Луи не простит мне, если Вы разобъете сердца обожающих Вас поклонниц преждевременной гибелью. И да, ведь это будет на моей совести.

- Там все тихо, - доложил Андрэ, вернувшийся из разведки, он задрал голову вверх и едва заметная тень насмешки тронула уголки его губ, когда он увидел наследника трансильванской и мадьярской короны спускавшимся по перилам лестницы на руках.

Филипп нетерпеливо похлопал снятой перчаткой по бедру и улыбаясь слаще херувима предложил руку Габриэль.

- Мы почти у цели. Теперь меня заботит только то, чтобы по дороге к актерским балаганчикам не попасться на глаза кому-нибудь из матушкиной свиты. Кажется, окна комнат в покоях Ее Величества выходят на Озеро. Или... Или может быть Вы, дорогая Ора, ненароком знаете короткий или не очень путь минуя лужайку и аллеи вдоль Озера? Сдается мне, Вы настоящий кладезь ценной информации... добытой чисто случайно конечно же, - Месье подмигнул девушке и поднял брови домиком, прося прощение за шутки.

55

Отправлено: 15.07.13 23:30. Заголовок: Ага! Уловка не тольк..

Ага! Уловка не только удалась, но и уже приносила свои плоды. Первая волна гнева от удивления и неожиданности сменилась веселеьем и вот уже уголки губ Оры предательски подрагивали, выдавая желание рассмеяться маленькому балаганному номеру князя. Сосредоточенный на удержании баланса, Ференц впрочем не заметил бесенят, пляшущих в глазах де Монтале и конечно же в силу своей необыкновенной самоуверенности не принял это на собственный счет.

- Как, Вы рассказали обо всем? - теперь настала очередь Ракоши удивляться и поражаться услышанному, он слегка покачнулся и ноги его описали опасный круг из стороны в сторону, но сильные руки князя удержали его в вертикальном положении, и только побагровевшее от натуги лицо выдавало напряжение, с каким ему давалось это шутливое упражнение.

- То есть, Вы рассказали о том, что мы с Вами гуляли в обществе мадемуазель Луизы и маркиза де Виллеруа в королевской оранжерее? И что же... Бог ты мой, и королева, Ее Величество знает обо всем? Но как же... - князь перешел на шепот, собственно так было легче говорить находясь в перевернутом положении, но еще и потому, что вопрос, который он собирался задать, был не из тех, которые задают вслух даже находясь на целые мили пустыни вокруг себя, - Но Вы ведь не рассказывали о том... э... о том, почему Франсуа оказался в королевском саду?

Какие там могут быть шутки о посланиях, письменных или устных, если речь шла о доверенной им тайне Людовика? Впрочем, может быть Ора и не знала о том, что происходило в королевских покоях до ее появления? А может... Ференц засомневался в том, стоило ли продолжать эту щекотливую тему и посмотрел в лицо девушки. Ему отнюдь не хотелось расстроить ее или вызвать ненужную панику. Все равно Людовик покинул Фонтенбло, сообщив об этом открыто в письме матери. Чего же более?

- Значит, мне не следует надеяться на Ваши приветы, милая Ора? Даже устные? - с видимым разочарованием и легкой улыбкой в глазах спросил Ференц, радуясь тому, как девушка сама сменила тему их беседы, - О, я самый несчастный принц на свете. Я повстречал Вас, заразился Вашими улыбками и шутками, а теперь буду отрешен от них навеки!

Театральности в выступлении князя было сполна, но не доставало драматизма, так как в те самые минуты, когда он сокрушенным тоном читал свой монолог "покинутого принца", мысли его были заняты тем, чтобы продержаться на руках хотя бы еще несколько опасных шагов вниз, до того, как он сорвется и с грохотом полетит на ступеньки.

И снова мадемуазель де Монтале умудрилась помочь ему выйти из щекотливого положения с легкостью настоящего придворного виртуоза. Ференц со смехом и нескрываемым облегчением проводил ее глазами. Особенно его развеселило то, как Ора нахлобучила его княжескую шляпу с драгоценным плюмажем на мраморный шар, увенчивавший столб на перилах. То, что юная мадемуазель проделала вслед за тем вызвало возглас восхищенного мальчишки из груди Ференца, он присвистнул и соскочил с перил как раз в тот самый момент, когда снизу до него донесся голос Филиппа.

- Спешу, кузен! Мадемуазель де Монтале только что продемонстрировала нам весьма быстрый способ спуска по лестницам... - крикнул Ференц, оседлывая перила.

Доехав до столба увенчанного его же шляпой он едва не сшибся с мраморным шаром лбом и тут же сделал для себя важный и дорогостоящий вывод - в отношении спуска на перилах лестниц дамский способ верховой езды был несравненно легче и безопаснее.

- А вот и я!

Раскинув руки в стороны, Ференц съехал по последнему отрезку перил на глазах у хохотавшего до слез Ласлова и весело подмигивавшего ему Филиппа.

- Дамы! - князь увенчал свою голову шляпой прежде отвесив галантный поклон, как заправский танцор на сцене, - Ваш способ спускаться по лестнице, милая Ора, не сравнится ни с чем по веселью и быстроте.

56

Отправлено: 17.07.13 01:37. Заголовок: Следовало догадаться..

Следовало догадаться, что наши маленькие шалости не останутся незамеченными, - вздохнула про себя девица де Монтале, скромно опуская ресницы под устремленными на нее взглядами: одним упрекающим и одним откровенно насмешливым. Мучимая запоздалым раскаянием, но еще более того – попытками не рассмеяться при виде Ласлова, немедля последовавшего ее примеру, последние ступеньки лестницы фрейлина преодолела самыми что ни на есть мелкими шажками, вполне достойными похвалы учителя танцев, который несколько месяцев мучил их с Лавальер по распоряжению госпожи де Сен-Реми, считавшей грацию и изящество движений главными достоинствами придворной дамы.

Возможно, мать Луизы была не так уж не права. Одно точно: судя по выражению, промелькнувшему на лице мадам де Тианж, катание на перилах точно не входило в длинный перечень умений, которыми следовало владеть хорошо воспитанной особе. Ну что ж, Ора никогда не считала себя образцом изящных манер, потому вместо покаяния личико ее осветилось жизнерадостной улыбкой.

- С Небес, Ваше Высочество? О нет, неужели я похожа на падшего ангела? – шутливая попытка изобразить оскорбленную невинность была немедля отброшена в сторону, едва Монтале повернулась к маркизе. – Умоляю, не сердитесь на меня за это непростительное ребячество, мадам, но пока мои провожатые спорили, кому из них выпадет честь вести меня вниз, а кому вверх, мы с ними так безнадежно отстали, что пришлось принимать чрезвычайные меры, потому что традиционный мадьярский метод спуска оказался слишком медлительным, а мне менее всего хотелось задержать Его Высочество. Зато теперь этого можно не опасаться. Ой!

Она едва успела шагнуть в сторону, чтобы не быть сбитой с ног наследником трансильванской короны, ловко соскочившим с перил прямо перед Месье и обеими дамами.

- Право же, князь, я надеялась, что сей способ заслужит ваше одобрение, но не смела рассчитывать, что вы последуете моему примеру, - заметила она вполголоса, на всякий случай отступая под защиту мадам де Тианж. – Я польщена.

Под ироничным взглядом принца Филиппа вернуться к сдержанно-холодному тону оказалось очень даже легко, но от напускной сдержанности не осталось и следа, когда Месье вполне явственно намекнул на то, что ему понадобится проводник и по саду. Ора ни на минуту не поверила в то, что принцу, выросшему в Фонтенбло, не известны все короткие и долгие пути через парк. Хотел ли он увести мадьяр еще дальше от замка, чтобы дать их горячим головам больше времени на остывание? Или у него были иные причины искать их общества? Быть может, она поторопилась с выводом о тайном свидании, и маркиза сопровождала Месье с какой-то иной, неведомой Монтале целью? Любопытство ее было растревожено до невозможности, и все таки, девушка отрицательно покачала головой.

- Увы, Ваше Высочество, я почти не знакома со здешним парком и ничем не смогу вам помочь. Быть может, князь окажется вам полезнее? Если ему можно покинуть замок, разумеется, – добавила она с робкой надеждой на то, что Ракоши тоже отклонит опасную честь провести герцога Орлеанского и его спутницу под окнами королевы-матери. – С вашего позволения, мне лучше как можно скорее вернуться. Что, если мадам де Лафайет захочет побеседовать со мной и мадемуазель Лавальер о… о разборе кружев и обнаружит, что меня нет в моей комнате? Конечно, мои подруги скажут ей, что я пошла показать вам дорогу, но…

Но вам ведь не захочется, чтобы мадам де Лафайет или кто бы то ни было еще узнали, что вы отправились куда-то без свиты в сопровождении одной только мадам де Тианж, не так ли? - было написано на ее выразительном личике, обращенном к Месье.

57

Отправлено: 17.07.13 12:15. Заголовок: - О... однако же, ку..

- О... однако же, кузен, Вы легки на помине... я теперь начинаю всерьез опасаться, что если мне вздумается помянуть Вас где-то в лесу, так Вы и там свалитесь мне на плечи прямо с небес... или с веток ближайшей сосны.

Смеясь над комичным раскланиванием князя перед двумя дамами и не менее комичными ужимками его гайдука, Филипп прошел следом за Андрашем к коридору и уже в самых дверях обернулся к веселящейся компании.

- Ну, что же, придется мне самому искать путь через тернии... нет, через розовые заросли. Андрэ, ну ты то хоть знаешь короткий путь к балаганчику? - спросил принц, позабыв об острожности, - Право же, мне не улыбается шествовать по Лужайке на глазах у всей матушкиной свиты... но, но... - и он шутливо погрозил пальцем украшенным огромным бриллиантом, - Вы правы, нам не следует вызывать подозрения у мадам де Лафайет. Как бы то ни было, но этого Цербера в юбке лучше не раззадоривать без надобности. Поверьте мне, дорогая Ора, даже я начинаю опасаться острых когтей мадам первой статс-дамы.

Хохотнув в ладошку на манер застенчивых девиц на своем первом приеме, Филипп весело подмигнул притихшей Габриэль, явно оценивавшей степень риска показаться в его компании на глаза всем кумушкам из окружения королевы-матери.

- Попробуем найти выход своими силами, Габриэль, - пожал плечами Филипп, - И что там с садом, Андрэ?

- Сад находится в закрытом внутреннем дворе, оттуда Вы не выйдете к Озеру, мой принц, - ответил Андраш, вдруг раскрывая свои познания в топографии дворца, - Нам следует пройти по этому коридору до конца и там будет каморка садовника. Оттуда есть два выхода - один в оранжерею, а другой на задний двор, оттуда привозят кадки с землей и саженцы для королевского сада. Будем надеяться, что та дверь не заперта.

- О, - глаза Филиппа как и его красивые губы округлились в удивлении, - И что же ты нам раньше не говорил, что знаешь тут все?

- Вы не спросили, Ваше Высочество, - лаконично ответил мадьяр нисколько не меняясь в лице.

- Ну и ладно, - легкомысленно взмахнул ресницами Филипп и протянул холеную руку мадемуазель де Монтале, - Позвольте мне пожать Вашу ручку, мадемуазель, Вы так мужественно вызвались проводить нас. И поверьте, эта маленькая услуга не будет забытой. Что бы там не говорили злые языки о моих девичьих капризах, - усмехнулся Месье, - Память у меня далеко не девичья. Однако, если мадам де Лафайет и впрямь вздумается нагрянуть с внезапной проверкой своих ласточек, то Вам следует поспешить наверх. Ах, если бы спуски по перилам были бы в обе стороны так легки... - он с улыбкой и безо всякого жеманства коснулся пальчиков де Монтале и легонько пожал их, перейдя на доверительный шепот, - Я оставляю Вас заботам моего кузена и его гайдука и поверьте мне, у меня есть все для того основания. Кузен Ференц хоть и славен своими бесшабашными подвигами, но внутри он рыцарь, самый настоящий. И все же, если у Вас будет хоть малейший повод обидеться на князя или покраснеть из-за его шуток, Вам стоит только дать мне знать, Ора. Считайте, что я не только и не столько супруг Вашей госпожи, но и Ваш друг. С Вашего позволения. А теперь, нам пора... Габриэль, Вы ведь не против того, что князь проводит нашу дорогую мадемуазель до апартаментов? Надеюсь, втроем они не успеют учинить погром по дороге к апартаментам и мы не услышим звон колоколов пожарной тревоги? Мадемуазель, - Филипп вдруг обрел строгое выражение и стал даже отчасти похож на своего старшего брата короля, - Князь, шевалье, - кивок головы означал окончание их аудиенции, - Я желаю Вам веселого остатка вечера. И до встречи на турнире, господа. Я подозреваю, что Вы будете там даже если для этого вам придется нарушить все эдикты королевства.

Не выдержав дольше суровости тона и выражения лица, принц хохотнул в кружевной манжет, подхватил маркизу де Тианж под локоток и поспешил следом за мадьяром, указывавшим им путь. Теперь, когда они остались наедине с Габриэль и внимание Андраша было не в счет, Филипп выдохнул и на полном серьезе спросил маркизу:

- Вы думаете, что встреча с турками может иметь дурные последствия для нас, Габриэль? Я заметил Ваш испуг, когда эти басурмане засобирались восвояси. Скажите мне, что Вас испугало?

// Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 7 //

58

Отправлено: 21.07.13 22:23. Заголовок: - Не беспокойтесь, Ф..

- Не беспокойтесь, Филипп, если рядом с Вами не будет столь же прекрасных дам, как мадемуазель де Монтале и мадам де Тианж, то у меня не будет повода для того, чтобы свалиться Вам на голову, - парировал Ференц и поймал на себе одобрительную ухмылку молчаливого слуги герцога.

Молниеносный взгляд Оры был пойман князем на лету, еще секунда и он не поверил бы самому себе, настолько быстрой оказалась перемена выражения на лице девушки. Вот она чинно, почти точь в точь как одна из статс-дам королевы-матери обернулась к нему, умудрившись посмотреть свысока не смотря на то, что стояла на три ступеньки ниже, и вдруг это выражение беспомощности и почти мольбы. Ференц великодушно позабыл о шутливом выпаде Оры и поспешил согласно кивнуть в подтверждение своей готовности проводить мадемуазель хоть на край света. На самом же деле князь искусал бы свои локти, согласись Ора провожать принца и дальше, оставив их с Ласловом одних на лестнице.

- Я буду счастлив. То есть, я уже счастлив. Ну, Вы меня понимаете, - он широко улыбнулся наблюдавшей за ними маркизе де Тианж и Филиппу, посмеивавшемуся в кружевной платок, поправил шляпу и тут же тряхнул головой, так что не успевший высохнуть плюмаж обдал стоявшую рядом Ору градом брызг, - Сегодня я ужасно неловок. Мадам, я уже дал Вам мое слово и повторюсь еще раз, мы проводим мадемуазель де Монтале до апартаментов в полной безопасности. Можете довериться нам.

Дождавшись, когда Филипп ушел, ведя под руку маркизу де Тианж, Ференц протянул руку Оре, глядя в ее посерьезневшие глаза.

- Что поможет Вам снова улыбнуться, милая Ора? Хотите, я поднимусь наверх на руках? В два счета! Вот увидите, я смогу! - он стянул с себя тяжелую мокрую шляпу и небрежно заложил ее под мышкой, - Что-то тревожит Ваши мысли? Или... - князь прищурил глаза и качнул вихрастой головой, - Это Его Высочество? Сознайтесь, милая Ора, Вам просто до смерти хочется узнать, куда именно герцог увел маркизу де Тианж. А если это страшная тайна? - Ференц состроил страшные глаза и зажал рот ладонью, - Некоторые двери лучше не открывать, не это ли мадам де Лафайет постоянно твердит Вам с раннего утра?

Рассмеявшись над изумлением Ласлова, воззрившегося на них с высоты первой лестничной площадки, Ференц осторожно коснулся пальчиков девушки и пожал их.

- Вы ведь не станете обижаться на меня за мое веселье? Я никогда еще так не веселился, как здесь, в Фонтенбло. Ну что же, каково будет пожелание Вашей Милости? Позволите ли Вы вести себя под руку или велите мне пройти весь путь на руках? Только чур, если Вы выберете второе, то в конце пути подарите мне фант... на память. Согласны? А если Вы выберете первое, то фант достанется Вам. На выбор. Ласлов! Будь нашим свидетелем! Ласлов! - Ференц задрал голову и посмотрел вверх, откуда слышались шаги шевалье, поспешившего проверить, все ли было спокойно на их пути, - Но он все равно бы согласился.

59

Отправлено: 22.07.13 18:07. Заголовок: Отказываясь от почет..

Отказываясь от почетной обязанности сопровождать герцога Орлеанского, Ора вполне отдавала себе отчет, что отказ ее, с большой долей вероятности, обидит или рассердит принца. Но как она не старалась украдкой разглядеть на лице Месье признаки раздражения, в глаза бросалось только явное веселье, деланное или искренне – не ей было судить. Что ж, раз им с князем удалось позабавить младшего из Бурбонов и вернуть ему добродушное настроение, это вполне можно записать себе в заслугу.

Успокоившись на сей счет, Монтале бестрепетно протянула руку Его Высочеству. Холеные пальцы принца оказались на удивление прохладны. Должно быть, в силу привычки все время поднимать кисти рук вверх, чтобы избежать вульгарного покраснения от прилива крови.

- Служить Вашему Высочеству для меня первейшая обязанность и честь, - Ора едва успела задуматься над тем, следует ли ей поцеловать всемилостивейшую руку, как Месье пожал ее пальчики - крепко, по мужски.

Даже дежурный ответ на похвалу за мужество в устах бойкой фрейлины умудрился утратить благоговейно-почтительные нотки, но и это не обескуражило принца, склонившегося к ушку мадемуазель, чтобы – ах! Сердечко Оры замерло на миг, чтобы забиться еще быстрее в ответ на неожиданное предложение дружбы. Не то, чтобы она приняла его серьезно: одного воспоминания о тех молодых людях, которых Его Высочество называл своими друзьями, было довольно, чтобы понять, как далека Монтале от того, чтобы соответствовать требованиям Месье к другу. Но все таки, это прозвучало так мило и так искренне, что девушка порозовела от удовольствия и живо представила себе, как небрежно бросает в кругу товарок: «Мой друг герцог Орлеанский…»

- Я буду счастлива считать себя в числе тех, кого Ваше Высочество удостоили своей дружбой, но искренне надеюсь, что никто – мимолетный взгляд в сторону обоих мадьяр, - и никогда не вынудит меня злоупотребить вашей добротой и искать у вас защиты. Это было бы так не по-дружески с моей стороны, бегать к вам с жалобами. Ваше Высочество, мадам!

Ора присела в безупречном реверансе – с каждым разом они давались ей все легче – и выпрямилась лишь тогда, когда стало очевидно, что и принц, и мадам де Тианж потеряли всякий интерес к их обществу и вряд ли обернутся.

- Как вам не стыдно подозревать меня в столь беспардонном любопытстве, князь! - она, наконец, отвела взгляд от удаляющихся спин и возмущенно вздернула носик. – Мне вовсе не интересно, куда направляется Месье. Тем более, что я это знаю. Его Высочество желает познакомить маркизу де Тианж с господином Мольером, это же очевидно. Должно быть, ему хочется еще раз повторить ту шутку, которую он разыграл позавчера, но только после бегства шевалье де Лоррена принцу нужен новый партнер на сцене.

Ора смерила мокрого Ракоши полным превосходства взглядом и соизволила таки улыбнуться.

- И нет, вам нет нужды еще раз показывать мне, как ловко вы умеете ходить на руках. Во-первых, я уже вполне оценила вашу ловкость, во-вторых, мне ужасно неудобно разговаривать с человеком, чья голова находится где-то на уровне моих колен, а в-третьих… - не выдержав, она оставила серьезный тон и рассмеялась, глядя на взъерошенного мадьяра. – В-третьих, вам не следовало поминать про фанты. Разумеется, я предпочту получить фант с вас, мой принц. Это, на мой взгляд, менее рискованно. К тому же, вы забыли, что есть и третий вариант. Вовсе не предполагающий фантов.

Продолжая тихонько посмеиваться, Монтале подхватила юбки и заспешила вверх по ступенькам, окликая исчезнувшего наверху Ласлова:

- Шевалье, шевалье, куда же вы? – удаляющийся звук шагов был ей единственным ответом, и Ора, смирившись с неудачной попыткой воззвать к стремительно умчавшейся наверх "дуэнье", вздохнула и остановилась, поджидая Ракоши. – Увы, мой рыцарь бросил меня на произвол судьбы. Что ж, может, оно и к лучшему. По крайней мере, мы сможем поговорить о наших тайнах без свидетелей, князь. И да, вам вовсе ни к чему извиняться предо мной за веселость, веселым вы нравитесь мне куда больше, чем воинственным.

60

Отправлено: 23.07.13 13:46. Заголовок: Невозможно не улыбат..

Невозможно не улыбаться наблюдая за возмущением мадемуазель де Монтале, даже когда на тебя смотрят с высоты трех ступенек с явным неодобрением. На сиявших веселым румянцем щеках мадемуазель появились крохотные ямочки, предвестники улыбки и князь с радостью принял свое помилование.

- О, так Вы полагаете, грядет новая шутка в стиле актерского балаганчика? Интересно, а будут ли похищения красавиц? - заметив облачко неудовльствия при упоминании о пресловутом мадьярском обычае похищать невесту, Ференц поспешил исправиться, - Хоть Ваши ленточки достались вовсе и не мне, а Ласлову, тем не менее, я готов быть Вашим рыцарем-хранителем, милая Ора, так что, уверяю Вас, никакие похищения ни Вам, ни Вашей подруге не грозят, пока я и мои мадьяры находимся в Фонтенбло. Впрочем, если кузену Людовику будет угодно избавиться от нашей компании, то и тогда мы будем по-близости.

Шутил ли он, раззадоренный немилостью девушки, бросившей ему вызов, или говорил на полном серьезе, да кто бы мог сказать? Сам Ференц искренне верил в то, что был настоящим паладином юной фрейлины и даже не задумывался о том, что слова его могли быть истолкованы превратно, как и о том, что дружба с ним могла бросить тень на репутацию девушки.

- Без фантов? - глаза мадьяра округлились, а черные брови взметнулись вверх так комично, что вряд ли можно было подумать о коварных замыслах, сорванных внезапным решением де Монтале, - Это как же?

Вместо ответа Ора подхватила юбки и побежала по лестнице так быстро, что Ференцу пришлось перескакивать через две ступеньки, чтобы догнать ее.

- Ласлов! Ласлов, куда тебя занесла нелегкая? - прокричал Ференц следом за Орой, сам же радуясь тому, что чрезмерно болтливый друг решил обследовать территорию наверху, оставив их одних, - Наверное он пошел вперед. Эта лестница уже не кажется мне пустынной и сдается мне, вельможи пользуются ей гораздо чаще прислуги. А пока позвольте мне быть Вашим рыцарем. И Вы сможете воочию убедиться, что рыцарь из меня также хорош как и гимнаст, - в глазах Ференца блеснула озорная улыбка, - И куда лучше принца, ведь рыцарям не нужны земли и титулы, только верность и мужество.

Ах вот оно что... последнее замечание хотя и было высказано с улыбкой, но прозвучало достаточно определенно, чтобы князь понял, чем была вызвана внезапная холодность девушки. Воинственным... он не понравился ей именно таким, да да, когда он с кровожадным блеском в глазах едва не заколол турка прямо у нее на глазах. Можно ли оправдать жажду мести перед той, ко не знала никогда и дай бог никогда не испытает причин, породивших ее? Ференц наклонил голову, но тут же вздернул ее, чтобы Ора могла видеть его глаза и лицо.

- Это больше не повторится, - сказал он и вновь протянул руку де Монтале, - Теперь мир? Пожалуйста. Или хотя бы скажите мне, как заслужить Вашу милость ко мне вновь, милая Ора, - он посмотрел наверх, надеясь не увидеть там Ласлова или другого нежелательного свидетеля их беседы, - Но что же наша общая тайна. Я ничего не говорил о кузене, - сказал он с видимым ударением на слове кузен, - Но сдается мне, он сам дал о себе знать и теперь при дворе всем известно о его отъезде. Надеюсь, это не повредит маркизу? Шутка с переодеванием может сойти с рук королю, но вряд ли маркизу. А что же Вы и мадемуазель де Лавальер? Надеюсь то, что нас видели в саду вместе, не повредило Вам, Ора?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги