Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5


Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5

Сообщений 41 страница 52 из 52

1

02.04.1661

Ора де Монтале пишет:

Сургуч послушно хрустнул в ее пальчиках. Записка оказалась коротенькой и совсем даже не романтичной. Ора пробежала глазами четыре строчки:
"Вы не волнуйтесь, я у мушкетеров. Это арест, но говорят, что ничего серьезного нет. Завтра утром меня отпустят. Только не подумайте, что это из-за Вас. Я сам расскажу при встрече, когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой.
Ваш друг"

Она улыбнулась, складывая записочку. «Ваш друг». Милый, бедный, невезучий мальчик. Что такого мог натворить непутевый маркиз, чтобы попасть под арест? Должно быть, просто оказался слишком верным слугой Его Величеству, хотя тут уже напрашивался иной вопрос: что же такого умудрился натворить король, что несчастного Франсуа отправили под арест?


https://d.radikal.ru/d33/1902/6a/4c4df28d8518.png

Ора де Монтале пишет:

Определившись с тем, как начать письмо, Монтале вооружилась карандашиком и решительно вывела первую строчку:
«Дорогой Франсуа!»
- Наверное, мне не следовало быть столь фамильярной для первого письма, ты не находишь?


https://d.radikal.ru/d23/1902/d5/b449b1f67a93.png

Маленькая, но существенная деталь - карандаш... в эпиграфе он превратился в перо.

41

Отправлено: 09.12.13 00:01. Заголовок: Не моя? Это восклица..

Не моя? Это восклицание озадачило Монтале куда больше, чем неожиданный порыв нежности, который можно было бы приписать радости от полученного подарка, если бы не последовавшие затем слова, перечеркнувшие все догадки Оры одной жирной черной чертой.

- Но как же? – начала было она неуверенно, гадая, сильно ли обидится Ракоши, не увидев на руке своей дамы подарок, без сомнения, сделанный от всего сердца.

Но маленький и очень вредный внутренний голосок пропищал ехидно ей на ушко: «А и пусть обижается, так ему и надо!» Сама Ора вряд ли смогла бы объяснить, чем, по мнению ее внутреннего голоса, бедный князь заслужил подобное разочарование, но от дальнейших возражений и уговоров она, тем не менее, удержалась. В конце концов, если Луиза не желает носить напоказ подарки своего рыцаря, то ее, Ору, это совершенно не касается. Тем более, что разговор уже перескочил на куда более грозную тему, непосредственно касающуюся будущности обеих подруг.

- Значит, катастрофы не будет? Ох, слава богу! – она ловко затянула последнюю петлю на шнуровке и, передав Лавальер в надежные руки горничной для последних штрихов, начала торопливо разоблачаться. – Это все из-за роз, да? Я так и знала! Ужасная неприятность, а ведь Мадам не знает и половины случившегося! А мы с Атенаис пообещали префекту не рассказывать. Ты не поверишь, это просто злосчастье какое-то! Ноги моей больше не будет на той лестнице, там на каждой ступеньке мне будут мерещиться мертвецы. Ой, но ты же не знаешь!

Ора переступила распластавшуюся на полу юбку и затрясла ножкой, освобождая ее от зацепившихся за пряжку туфельки оборок. Рассказывать дворцовые секреты в присутствии горничных было большой неосторожностью, тем более, что и Анжелин, и Мишель не страдали проблемами с красноречием, и единственным, что могло удержать обеих девиц от сплетен, было их новое положение во дворце. Однако что может быть лучше для налаживания отношений с другими служанками, чем возможность поделиться сочной и аппетитной новостью, прямо с господского стола?

Не обращая внимания на сваливающийся с плеч лиф и возмущенные возгласы горничной, Монтале нагнулась и отколола бант с корсажа сброшенного платья.

- Мишу, отнеси мое платье в комнату и… да, захвати с собой Анжелин, пусть она принесет мне вторую такую же ленту, потому что свою я отдала. Где-то в моих вещах должна отыскаться еще одна, я точно помню. И оставь в покое шнуровку, бога ради, мы с Луизой справимся и без вас!

Возмущенный щебет протестующих субреток затих за закрывшейся дверью, и Ора, наконец, подняла на подругу округлившиеся от волнения глаза:

- Ты не поверишь, я дважды спускалась сегодня по лестнице для прислуги, и в первый раз меня чуть было не закололи турки, а второй… - она прикрыла глаза рукой, но разве этим можно было прогнать пугающую картину? – А второй раз я чуть не наступила на мертвую девушку. Если бы не лакеи, разбившие ящик с розами от страха, я бы рухнула в обморок рядом с бедняжкой, но на глазах у слуг это было совершенно немыслимо… Бррр.

Она содрогнулась, дернув плечами так, что концы шнурка выскочили из ловких пальчиков Лавальер.

- Только представь, она проскользнула мимо нас, пока мы с Атенаис разговаривали на пороге буфетной! Я думала, что мне послышались чьи-то шаги, а они были на самом деле. Но я вовсе не слышала, как она упала, ни звука, ни вскрика. Должно быть, оступилась или зацепилась за подол юбки и скатилась вниз по ступенькам, бедная. Нет, никаких служебных лестниц, ни за что и никогда, даже если мне прикажет сам король!

Но каким бы волнением не звенел ее голос, неисправимая кокетка тут же повернулась к зеркалу, чтобы убедиться, что голубое платье с отделкой из узорчатого атласа, сидит на ней превосходно.

- Нет, ты только посмотри, какие мы красавицы! – мгновенно забыв обо всех мертвецах, она обняла Луизу за талию, любуясь двойным отражением.

42

Отправлено: 13.12.13 12:33. Заголовок: После того, как посл..

    После того, как последние детали туалета юной белокурой фрейлины были завершены, и Ора несколько нервно отправила обеих девушек за мелочами к своему платью, Лу решилась сказать уже что-то более явное.

    - Боюсь, это не из-за роз вовсе. Мадам и думать забыла о том, когда я вошла к ним в опочивалю. Там еще был и Месье... Ох, невероятно стыдно, но что? Что ты такое говоришь!? Как много я не знаю!

    Девушка на мгновение застыла на месте, забыв про шнуровку. Мозайка последнего часа событий никак не складывалась...

    - Ах погоди... Первый раз ты столкнулась с турками... Сегодня на лестнице? Это когда ты провожала Месье с мадам де Тианж, правильно? Ты так стремительно убежала, что я даже не поняла, зачем ты куда-то с ними пошла! И тебя так долго не было... И ты мне ничего не рассказала! - с обиженными нотками пробубнила Луиза, - а потом, когда вы пошли за розами, я вышла в коридор буквально через пару минут после вас. Я выгоняла Франциска... Я никого там не видела, но... Ленту я нашла именно на лестнице...

    Чудовищная картина вырисовалась в глазах Лавальер. Машинально приобняв подругу и посмотрев в свое отражение в зеркале, девушка даже забыла уточнить, где именно она нашла ленту. Она даже забыла про записку... Убийство на лестнице? Лента на лестнице. Чья это лента?

    - Это ведь чей-то герб, да? Чьи-то фамильные цвета! И ты знаешь чьи они! Скажи, умоляю! - Лу отвернулась от зеркала и схватила Ору за плечи, порываясь хорошенько ее потрясти в порыве страшного волнения.

    В коридоре послышались голоса возвращающихся камеристок.

    - Ора, скорее!

43

Отправлено: 14.12.13 00:25. Заголовок: - Нашла? Одного сло..

- Нашла?

Одного слова было довольно, чтобы из кудрявой головки мадемуазель де Монтале вмиг выветрилось все, что Луиза успела наговорить ей до этого. Все, даже обида в голосе подруги. Нашла! Значит, это был не подарок? А вдруг… а вдруг Лу сказала это нарочно, чтобы сохранить тайну дара? Нет, нет, она не могла солгать, она никогда не обманет свою лучшую подругу.

Тень сомнения, еще цеплявшаяся за краешек сознания, была окончательно развеяна в пух и прах последним вопросом. Если Луиза и вправду не знает, кому принадлежит бисерная плетенка, то все, что она сказала перед этим, истинная правда.

Железные клещи, стиснувшие сердечко Монтале, разжались наконец. Смеясь от облегчения, она слабо запротестовала против решительной встряски:

- Полно, душа моя, ты меня совсем изомнешь сейчас, как я в таком виде покажусь на глаза Ее Высочеству? – шутливо упрекнула она подругу и быстро добавила, услышав в коридоре голоса возвращающихся горничных.

– Конечно, я знаю, чья это лента. Я видела ее на запястье у князя Ракоши. Должно быть, он обронил ее на лестнице, когда мы все кинулись прятаться за дверью от мадам де Лафайет. Нет, совершенно точно, это она, я хорошо разглядела ее, когда… - когда наследник призрачной трансильванской короны целовал ей руки с пылом, достойным всяческого осуждения. И порицания, да, да, суровейшего порицания. – Ах да, когда мы с ним пытались угадать, как Габриэль д’Артуа стала известна тайна утреннего отъезда короля, которую так старались скрыть Виллеруа с Бонтаном.

Ора еще улыбалась, испытывая неизъяснимую радость и даже не заметив, что проговорилась о том, что обещала никому не раскрывать, а память, избавившись от гнета, уже спешила припомнить ей обиду, звучавшую в словах Луизы. Фу, стыд какой, она и вправду оставила подругу в неведении.

- Ой, прости, я же совсем не успела тебе рассказать, а ведь это было целое приключение! Все из-за Месье, который не пожелал довольствоваться мной в качестве провожатой до буфетной, а захотел, чтобы я вывела их с маркизой в сад. Что ж мне было делать? Я вышла вместе с ними на лестницу, а тут, как гром с ясного неба… то есть, нет, не с неба, совсем наоборот, как сам враг рода человеческого из преисподней, на нас с первого этажа несутся двое турок с кривыми саблями. Месье вмиг выхватил шпагу и чуть было не наколол первого из них как бабочку на шпильку, но вмешался тот черный человек, что провожал Его Высочество, и рукою остановил удар. Бедный, должно быть, он себе изрезал всю ладонь.

Монтале покачала головой, вспомнив, с каким невозмутимым видом провожатый принца спрятал руку в карман.

- Я едва успела дух перевести, как откуда-то снизу примчался князь с шевалье Ласловым и закричал, что сам заколет басурманов. А басурманы в ответ зашумели, что им устроили засаду. И если бы не маркиза де Тианж, потребовавшая прекратить все это безобразие немедля, кровь пролилась бы непременно. А так турки поднялись наверх, Месье спустился вниз, а господа мадьяры проводили меня обратно до дверей буфетной, где нас чуть не застала мадам де Лафайет. Ой, шшш!

Она приложила палец к губам, слушая шаги за дверью, и прошептала трагическим голосом:

- Только это все секрет, моя родная, иначе будет ужаснейший скандал.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

44

Отправлено: 02.01.14 11:28. Заголовок: - Князь Ракоши? Луи..

- Князь Ракоши?

Луиза облегченна вздохнула. Картина, нарисовавшаяся уж было в ее глазах, моментально рассыпалась. Принц не мог пасть так низко и присоединиться к таинственным убийствам на лестнице. А вот кота Франциска да и сами коридоры он знал уже более чем хорошо. Записка и браслет принадлежали Оре де Монтале. Это факт.

- А король куда-то уехал? - неловко протянула девушка и поджала губы словно только что обиженный ребенок, - но не переживай. Я буду молчать. Уже об обеих тайнах.

В коридоре поспешили звонкие голоса, и через мгновение девушки-камеристки поправляли обеим фрейлинам прически. Луиза стояла мрачнее тучи, периодически борясь с настроением своего лица. Она то начинала улыбаться, не замечая как уголки губ медленно сползают к выражению крайне печальному, то нервно крутила головой, словно отбрасывала ветреные мысли из головы.

Лавальер не могла сказать точно, что сейчас ее больше расстраивало. Невероятные приключения вокруг Оры, несчастная записка Ракоши или же отсутствие такой записки от Рауля? Или все же внезапное таинственное исчезновение короля.

Анжелин промолвилась, что фрейлины уже вовсю собираются в гостинной Ее Высочества, и мешкать более нельзя.

- Пойдем, иначе нам опять попадет, - горячо зашептала Лу и потянула подругу за руку за собой, - и знаешь что, - добавила она уже в пути коридоров дворца, - эта лента твоя, а не моя. И у меня есть весомые доказательства. Но рассказать пока не могу, иначе, Ора, будет ужаснейший скандал! - девушка быстро передала подруге бисерную ленту и тихо впорхнула в гостинную, едва не столкнувшись нос к носу с Маргаритой де Виевиль.

Последняя решительно не ожидала увидеть вечно "проблемных" фрейлин так скоро, поэтому повела носом и сделала страшно выразительные глаза. Все было предельно понятно, и девушки едва успели встать в линию как двери гостиной распахнулась.

- Дамы и господа! Его Высочество Филипп герцог Орлеанский! - прокричал церемониймейстер.

- Я тебе потом расскажу, - наконец, подытожила Луиза и так же приготовилась окунуться в реверанс перед человеком, которому явно не хотела попадаться на глаза еще ближайшие три дня.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2//

45

Отправлено: 20.01.14 12:56. Заголовок: Атенаис блаженно сто..

//Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3//

[ul]Атенаис блаженно стояла перед большим напольным зеркалом, прикрыв глаза, предоставив всю себя на попечение и вкусы талантливых камеристок герцогини Орлеанской. Ее личная служанка Маделен сейчас смотрелась на фоне этих фей какой-то простушкой, не способной даже выбрать достойные броши на рукава, а потому за сим недостатком была отослана помогать и подносить все что прикажут. Определенно это угнетало тщеславную девицу. До сего момента ей еще не приходилось сталкиваться лично с теми, кто служил членам королевской семьи. Маделен недовольно молчала, плотно сжав губы, и покорно бегала по комнате своей хозяйки в поисках то нужной ленточки, то бантов, то заколок, а то и вовсе нового платья.

-Мне кажется, -
промурлыкала Франсуаза камеристкам, чувствуя, что одевание ее персоны затянулось, - если выполнить поручение Ее Высочества с точностью до пожелания сделать мой наряд лучше чем даже наряд Ее Высочества, это несомненно обернется честью для вас, девушки. Но...- она вздохнула - …Думаю будет лучше не искушать судьбу, замахиваясь на попытки превзойти нарядом кого бы то ни было из королевской семьи.

Сразу рисовались взгляды пораженной и во многом озлобленной публики, слышались пересуды. Выражение лица герцога Орлеанского, которому она - фрейлина его супруги - так тщательно помогала сделать краше всех его законную добычу по праву венчания. А королева мать? Нет, все же больше всего обидеться в этом случаи герцог. «Ах, моя милая принцесса...» - мысленно разговаривала с Генриеттой Атенаис - «...Ваша доброта и забота сулит мне либо изгнание, либо восхождение по лестнице славы и почета».

Фрейлина осторожно приподняла ресницы, взглянув на свое отражение в зеркале и тут же их захлопнула.
-Ммммм, вы конечно мастерицы...

В зеркале своей комнаты за ширмой, что само по себе уже было роскошью по цене дороже картины Рафаэля, отражалась высокая, ладно затянутая в корсет молодая женщина, с распущенными по плечам волосами, над которыми хлопотала Аньес, старательно забирая завитые еще с утра первые локоны в прическу «А-ля Манчини», прикрепляя для пущей пышности среди них искусственные пряди. Наготове рядом уже лежали серебристо синие ленты, которым суждено было завершить эту «корону» дела рук талантливого куафера. Своего личного парикмахера Атенаис давно хотелось. Настоящего, желательно мужчину (а как же иначе - они талантливее), который будет творить и создавать прически исключительно только для нее. От этой всплывшей в памяти мечты Франсуаза сладостно потянулась подобно кошке и улыбнулась.

Ей вспомнились апартаменты Филиппа Орлеанского. Сколько там было зеркал!!! Да половину Франции можно было бы скупить за такую цену, сколько они стоили! В них отражались и множились забавно раскиданные среди позолота рубашки по диванчикам, у ширмы брошенный халат, невыбранные на этот раз камзолы... Никакого порядка, мужчины... Принц торопился. И его свита тоже. Торопился... Уголки губ фрейлины недовольно опустились. Она поежилась, когда Мэри шнуровала верхнее белое платье украшенное голубым кружевом, вышивкой с пайетками и небольшими синими бантами по кайме юбки.

«Как хорошо, что в моем гардеробе нет настолько изысканных нарядов, чтобы можно было бы по настоящему затмить на сегодня принцессу Генриетту» - утешила себя Атенаис.

-Поторопимся, барышни, - взмахнула она рукой, начиная по-настоящему переживать что упустит хвост орлеанской процессии по дороге в столовую королевы-матери.

«Хотя могла бы еще вечность растворяться в ваших умелых руках»
Подхватив небольшой, дозволенный для фрейлины шлейф платья, мадемуазель Рошешуар поспешила к дверям на выход. За ней едва поспевала Аньес, пряча на ходу хвостики лент в светлых локонах завершенной прически. Мэри подхватила со стола сумочку для мелочей, веер, флакончик духов, зеркальце, косочек бумаги и карандаш для записей.   [/ul]

//Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2//

46

Отправлено: 22.11.15 01:38. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

Глубокая ночь (почти три часа утра 03.04.1661 г.)

- Я знала, знала, что желание победит! – с этим торжествующим возгласом Ора ворвалась в комнату подруги, произведя такое сотрясение воздуха, что горничная Луизы, прикорнувшая в ожидании хозяйки на сундуке с платьями, чуть не слетела со своего узенького ложа на пол, но все таки очнулась и умудрилась вскочить на ноги, отчаянно натирая сонные глаза кулаками.

- Анжелин, душечка, мы умираем с голоду! –
сообщила ей Монтале без обиняков. В конце концов, разве не так оно и было?

– Все эти королевские ужины, праздники и балы придуманы специально, чтобы мучить бедных фрейлин, - продолжала она сугубо для ушей малышки Анжелин. – Счастье, если удается урвать кусочек пирожного или стаканчик лимонада, не говоря уже о бокальчике вина, которое расхватывают с подносов те ушлые господа, что нарочно дежурят у дверей в буфетную, чтобы первыми перехватить заветную добычу. А мы со всей этой суетой даже не успели как следует подкрепиться перед долгим вечером.

На этой полной жалости к себе и Луизе ноте Ора стряхнула с ног насквозь вымокшие туфельки и в одних чулках подбежала к окну, оставляя влажные следы на паркете. За которым, к ее глубокому разочарованию, царила темнота. Ни огоньков в парке, ни факелов во дворе. В отсутствие короля Фонтенбло мирно спал (за исключением тех, кто имел несчастье обитать под или над покоями Мадам). Только озеро исправно блестело под луной, но ни одна гондола не бороздила в этот поздний час его темные воды. Не говоря уже о пловцах.

Повернувшись спиной к малоинтересной картине, озорница плюхнулась на широкий подоконник, который успешно заменял отсутствующие стулья для гостей, вытянула ноги и озабоченно глянула на не просохший до сих пор подол, на котором даже в сумеречном свете одинокой свечи несложно было разглядеть пятна неясного происхождения.

- Боже, Мишу меня убьет за эту юбку! – всплеснула она руками и засмеялась, не испытывая ни малейшего желания впадать в уныние по столь незначительному поводу. – Однако каков де Гиш, мало того, что углядел, так еще и не преминул уесть меня вымокшим подолом! Даже не знаю, под каким именем я теперь войду в анналы придворных хроник: как мадемуазель Острый Язычок или как мадемуазель Мокрый Подол. Экий, право же, бесцеремонный нахал! Интересно, о чем он все время говорил с Франсуазой? И как она сумела вытерпеть его так долго?

Ора пристально взглянула на стену, отделяющую комнату Лавальер от комнаты Тонне-Шарант, как будто взгляд ее мог проникнуть не только сквозь доски и штукатурку, но и сквозь золотые кудри гордой фрейлины и прочесть таящиеся под ними мысли.

- Право ж, какая жалость, что Франсуаза сбежала спать так рано. Я полагала, что она, как опытная парижанка, устанет последней. А ведь у нее наверняка есть что нам рассказать. Кстати, я не спросила, как ты нашла де Гиша в качестве партнера. Был ли он столь же любезен, как господин де Лозен или столь же весел как мадьярский шевалье, м?

И она, чуть наклонив к плечу головку, подняла смеющиеся глаза на подругу в предвкушении критики, которая просто обязана была пролиться щедрым потоком на голову несимпатичного ей графа.

47

Отправлено: 26.11.15 13:01. Заголовок: - Ты слишком хорошо ..

- Ты слишком хорошо меня знаешь! – тихонько захохотала Луиза, оборачиваясь к Оре. И продолжила смеяться, слушая ворчание подруги по поводу хитрых способов помучить свиту Герцогини. – Милая, не преувеличивай. Вдруг Анжелин поверит, что нас и вправду решили морить голодом. – разрушила она игру Монтале, а затем все же подтвердила просьбу подруги об ужине,– Но мы действительно очень голодны.

До сонной девушки, наконец, дошло, о чем ее просили фрейлины, и она, кивнув, поспешила покинуть комнату Луизы, оставляя подружек наедине.

Устало выдохнув (Луиза почему-то не очень хотела, что бы ее горничная заметила, что мадемуазель Лавальер лишку навеселе), бывшая королева подошла к туалетному столику и, придерживаясь за него, медленно сняла туфли, становясь немного ниже. Какое это было блаженство ступить на твердый пол босыми ногами! Жмурясь от удовольствия, Луиза подумала, что вот-вот заснет прямо стоя, прямо здесь. Поэтому она распахнула свои голубые глаза, казавшиеся в свете всего одной свечки бесцветными, и развернулась к Оре.

- Милая, и как же тебя угораздило так раскрасить свое платье? – наконец она задала вопрос, терзавший всех гостей скромного бала, проходившего в гостиной. Луиза посмотрела на смеющуюся подругу и тоже заулыбалась. Подошла  к ней и уселась рядом, разглядывая две совершенно разные голубые юбки. – По крайней мере ты запомнишься как крайне нескучная особа. А это, согласись, уже не мало. Того глядишь, тебя и в столичный салон начнут зазывать. Будешь потом рассказывать своей подруге, что там да как. А то уж очень интересно! – и слегка толкнула Монтале локотком в бок.

Посмеявшись, Луиза слегка наклонила голову к плечу брюнетки, стараясь не сильно на нее заваливаться, и предположила:

- Может быть потому, что Франсуаза опытная парижанка, она и ушла раньше. Ну, сама посуди, это мы с тобой ушли первые из зала. А остальные где-то сейчас толкаются за дверью мимо оставленного нами Герцога и его многочисленных обожателей, под пристальным контролем нашей грозной статс-дамы. Да и слуг там в коридоре…

Девушка распрямилась и начала нащупывать тонкими пальчиками заколки в своей прическе. Несколько локонов упали ей на плечи, щекоча открытую кожу. А Луиза тем временем невидяще смотрела куда-то перед собой, вспоминая подробности прошедшего вечера. И еще старательнее подбирая свои ощущения и мысли по поводу графа де Гиша.

- Де Гиш, - она немного замялась. А по и так розовому от вина лицу было сложно различить, смущена ли она, или это еще какое чувство примешалось. – В танце он просто превосходный партнер. И слушать его одно удовольствие. Когда вы с ним не ругаетесь, конечно, – она немного лукаво улыбнулась подруге. И, опустив взгляд, вздохнула, – Все не пойму, что же вы такого не поделили. А ведь, между прочим, мы так ничего и не сделали сегодня для продвижения нашего маленького плана! Но, со мной твой бесцеремонный нахал был более чем любезен. Вовсе не как де Лозен. По-иному. Но, может быть, и он когда-нибудь предложит ключ от своей библиотеки. – и блондинка звонко засмеялась, затем немного резковато сменила смех на серьезность, беря Ору за руку, - Но он действительно был очень не прав. И позволил себе лишнего. Смеяться над тобой – очень некрасиво с его стороны. Знаешь, милая, я обязательно скажу ему об этом. Будь уверена. – Лу поделилась своими намерениями, стараясь быть убедительной.  - Ну а с мадьярскими гостями в веселости вообще никто бы не смог поспорить. Ты же видела, как они отплясывали? О, по их смелости в танцах вполне можно было бы поставить спектакль, не хуже «Жеманниц», ты не находишь? – она смущенно прикрыла лицо ладошками, придерживая шпильки в одной, что бы не соскользнули с подола на пол.

- Кстати, - Луиза вновь обернулась к Монтале, - а о чем вы так долго секретничали с Герцогом?

48

Отправлено: 27.11.15 00:58. Заголовок: Следовало ожидать, ч..

Следовало ожидать, что и Луизу заинтересует причина плачевного состояния подола Монтале, но отчего-то очевидный сей вопрос этот оказался для Оры настолько затруднительным, что пока она подбирала слова, Лавальер уже успела плюхнуться на подоконник рядом с ней и шутливо пихнуть локотком:

- Того глядишь, тебя и в столичный салон начнут зазывать. Будешь потом рассказывать своей подруге, что там да как. А то уж очень интересно!

Луиза рассмеялась так заразительно, что Монтале с удовольствием присоединилась к подруге, забыв ответить на вопрос о юбке.

- Ну да, я уже вижу себя в качестве салонной знаменитости: мадемуазель Нескучная грязнуля! – простонала она, вытирая слезы, и еще долго не могла уняться, то и дело начиная хихикать, пока Луиза не заговорила о де Гише.

Вся веселость вмиг слетела с лица брюнетки, и она недовольно насупилась, слушая расточаемые графу похвалы.

- Ха, если этот тип и предложит кому ключик, то только от своей спальни, - мрачно заметила она. – Вот уж на чье приглашение я бы никому не посоветовала соглашаться. Грубиян, способный ущипнуть девушку просто так, ни за что, а потом еще и обозвать ее при всех, не достоин зваться кавалером, вот что я тебе скажу. А что до наших планов, то я честно пыталась подружиться с Шатийоном, чтобы уговорить его написать мне тот стишок, который он про меня сочинил этим… как его? Эспронтом! Но маркиз был безнадежно пьян, и фокус не удался. А жаль, я так надеялась добыть образчик его подчерка, чтобы наша шутка была еще достовернее. Придется извернуться как-нибудь иначе, но я непременно придумаю, как. А мадьяры… Ах!

Монтале откинулась назад, уперлась спиной в стекло, подобрала ноги и обхватила колени руками, мечтательно улыбаясь в потолок, маленьким ангельским головкам, местами проглядывающим среди облупившейся лепнины.

- А ведь я так ни с кем и не танцевала сегодня. Бедный Ласлов, он мне этого не простит, а я была бы рада еще раз покружиться с ним в той веселой пляске… ну помнишь? В таборе, вчера, - она вздохнула и покачала головой. – Но я ничуточки не жалею, правда- правда. И хотя назвать меня судьей тому, как они танцуют, сложно, скажу тебе по секрету, что целуются они…

Ора прикрыла глаза, но тут же снова распахнула ресницы, словно испугавшись картин, которые не уставала подбрасывать ей память.

- Однако ты хотела узнать про мой разговор с Его Высочеством? Ой, это все было про Мадам и про то, как ему с ней помириться. Я попыталась уговорить его пойти к Мадам немедля, но и наш герцог оказался безнадежно пьян, так что и из этой моей затеи ничего не вышло. Никчемная из меня интриганка выходит, вот досада! – она весело фыркнула, вовсе не расстраиваясь своей неудачей на скользком поприще герцогской конфидантки, но уже через секунду на подвижное личико девушки набежала тень. – На самом деле, это беспокоит меня, солнышко. Тонне-Шарант сказала очень странную вещь.

Монтале запнулась, почувствовав, что ступает на опасную почву нелояльности. С другой стороны, разве не доверяла она Луизе, как самой себе?

- Она сказала, что если Его Высочество не поторопится, завтра у Мадам уже будет другой муж, - выдавила она из себя наконец, теряя остатки недавней мечтательности. – Так уверенно сказала. Но я ведь не могла повторить это герцогу, правда же?

49

Отправлено: 30.11.15 14:11. Заголовок: Белокурая подружка б..

Белокурая подружка безропотно слушала бурное недовольство Монтале, полностью уверенная, что ее бесполезно переубеждать. Пусть так. Но и Луиза остается при своем мнении, о котором, конечно же, знала Ора, хоть и твердила о своем. На мгновение в светлой головке Лавальер, чуть затуманенной хмелем, мелькнула мысль. От любви до ненависти один шаг. Возможно, и назад дорога есть. Она взглянула на подругу и беззвучно хихикнула.

- Конечно же простит, милая! Простит, никуда не денется. – улыбнулась она и тоже облокотилась на окно полу боком, прижимаясь лбом к холодному стеклу.  Луиза ненадолго закрыла глаза, ощущая приятную прохладу, трезвящую усталый ум, и в красках вспоминая цыганские пляски под веселую скрипку, звонких девиц  в пестрых платках и удалых мадьяров, пусть и предающихся всеобщему веселью, но непрестанно приглядывающих за своими подопечными. Жаль, но вслед за этим вспомнилось и первое знакомство с ними, бесцеремонность, с которой лично ее вытащили из кареты и огромная высота лошади, на которую ее пытались усадить. А вместе с этим и застарелый страх. Веселость покинула ее лицо.

- Да, скрипач очень красиво играл. Интересно, что это была за мелодия. Я бы хотела послушать ее еще раз. – тихо сказала Луиза. А потом до нее дошло, о чем прощебетала Монтале, и девушка удивленно распахнула глаза и заглянула в лицо подруге.  – Что? - Лавальер еще не поняла, какие ощущения по поводу услышанного в ней преобладает – любопытство или возмущение, а Ора уже быстро переменила тему, повествуя о личной жизни четы Орлеанских. Надо сказать, этот вопрос сейчас не стоял у нее на первом месте, как совсем недавно. Важнее было счастье лучшей подруги. Потому Луиза слушала в пол уха рассказ о ссоре Мадам и Месье. И только в конце спохвалилась, сообразив, что Оре нужна ее поддержка.

- Что? Она так сказала? – быстро пришла в себя девушка, соображая, что ей ответить. – Но у Мадам не может быть иного мужа при живом Герцоге. Она конечно же выражалась фигурально. Не яду же Франуаза собралась ему подсыпать – это уже преступление против королевской семьи!

В коридоре послышался топот, звуки хлопающих дверей и  голоса караульных мушкетеров. Луиза немножко испугалась, замерев, так и не сказав Оре, что не знает, что именно имела в виду Тонне-Шарант, и прикрыв рот ладошкой.

- Что это? Что-то случилось? Опять? Ора, меня пугает этот дворец. То люди на крыше, то… – тихо прошептала Лавальер, прижимаясь к подруге. - И Анжелин что-то задерживается. Уж не случилось ли чего?

50

Отправлено: 02.12.15 01:43. Заголовок: - Яду? Кому подсыпат..

- Яду? Кому подсыпать? Месье? Бог с тобой, душа моя, что ты такое говоришь! – охнула Монтале, ошеломленно захлопав ресницами.

– Кто бы мог подумать, что в эту ангельскую головку на самом деле приходят такие страшные мысли! Нет, нет, тысячу раз нет, Франсуаза не могла иметь в виду ничего такого ужасного, вот уж кто точно не станет травить чужих мужей. Да и жен тоже, - добавила она после минутной паузы. – С ее лицом, манерами и, главное, умом вряд ли потребуются такие радикальные меры, ведь измены и ревность ей не грозят. Скорее всего, она просто пошутила, чтобы меня напугать. Да, точно, это шутка была такая!

Убедив себя в этой простой истине, Ора вся как-то вдруг успокоилась, и даже шум в коридоре не сумел ее взволновать. Чего нельзя было сказать о Лавальер, которая вся как-то сжалась, подвигаясь поближе к подруге.

- А, не обращай внимания, - заявила та авторитетным тоном, обнимая тоненькую Луизу за плечи. – Должно быть, это стража ловит того воришку, про которого рассказывал сначала де Лозен, а потом и Гиш. Не знаю, что они нашли в этом такого волнующего? Подумаешь, брошки и кольца воруют у фрейлин. Вот если бы этот вор унес драгоценности Мадам, тогда я бы еще поняла, из-за чего столько беспокойства. Но теперь, когда на защиту наших сокровищ встала вся рота гвардейцев и мушкетеров, и Мадам, и фрейлины могут спать спокойно. Хотя я и без того не собиралась пугаться, ведь у меня и красть нечего. Хорош был бы грабитель, рискнувший поживиться в моей полупустой шкатулке. Только представь себе, какое у него будет лицо, когда он откроет крышку и увидит, что все мои драгоценности на мне, а в шкатулке ничего, кроме лент и булавок!

Она весело хихикнула, вообразив себе эту живописную картину.

- А Анжелин просто копуша. Или, может, испугалась мушкетеров, топочущих сапогами, как кони, и решила переждать их нашествие, не высовывая носа из буфетной, вот!

Монтале соскочила с подоконника и, подбежав к туалетному столику, заглянула в кувшин с водой и налила себе полстакана.

- Ох, если не еда, то хоть напьюсь вдосталь. Но есть-то как хочется! С ног валюсь, а на пустой желудок точно не усну. Вот если бы все кавалеры были так же любезны, как красавчик-турок, и дарили бы нам не розочки, а пирожные, конфеты и фрукты в сахаре! Кстати, та роза, которую отдала тебе герцогиня де Монпансье – ты знаешь, ее ведь Ласлов украл в королевском розарии. И чуть садовнику не попался, а потом едва ушел от мушкетеров, шельмец! Сознайся, ради такого веселого кавалера не грех забыть и про беднягу де Бражелона, правда? Или тебе все таки больше по сердцу де Гиш?

Смеясь, она вернулась к окну и поймала руки, которыми Луиза пыталась прикрыть лицо

- Ну, ну же? Да ты, никак, краснеешь, солнышко?!

51

Отправлено: 05.12.15 22:57. Заголовок: И правда, что это ей..

И правда, что это ей вдруг в голову всякие глупости лезут? Настолько нехарактерные глупости, что бедная Ора даже не сразу нашлась, как отреагировать. Неужто этот шумный дворец с его обитателями на нее так сильно повлияли всего за пару дней?

- Де Гиш рассказывал про воришку? А я не слышала. - растерялась Луиза, пытаясь вспомнить конец вечера и момент, когда граф мог о таком рассказывать. И по всему выходило, что из-за громкой музыки она слышала только забавные шутки де Лозена и виконта д`Агостино. - В любом случае, не думаю, что в моих запасах мог поживиться этот смелый человек. Здесь же весь вечер, похоже, ждала Анжелин. - вздохнула Лавальер и ни движения в сторону своей шкатулки не сделала. Вместо этого ей вспомнилось, что она точно лишилась этим вечером одной приятной детали туалета.

- Милая, представляешь, я потеряла веер! - расстроенно сказала она неожиданно, глядя на свои руки. - Уронила где-то, когда Герцог провожал нас.

Вздохнула. Медленно спрыгнула с подоконника, аккуратно отталкиваясь от него руками с зажатыми шпильками. Подошла к зеркалу, у которого стояла почти догорающая свечка, оставила заколки на столике и продолжила вынимать оставшиеся из волос.

- Красавчик-турок? - из тусклого отражения на Монтале смотрели осуждающие глаза блондинки. - Он же нехристь, Ора! Как ты можешь так говорить? Кто знает, что несет в себе такой его знак внимания?

Но долго Луиза негодовать совсем не умела. Тем более в адрес своей непостоянной подруги. Потому уже через несколько мгновений она смущенно краснела, слушая о судьбе цветка, которым ее наградила кузина короля. Что бы Ора не заметила ее чувств, девушка, оставив заколки у зеркала,  вернулась к окну и заглянула в темноту.

- Ласлов украл... - повторила она и развернулась. - О! Так это о нем говорил де Лозен сегодня!?

Еще больше заливаясь краской, девушка сознательно проигнорировала вопрос о своих предпочтениях, стараясь не вспоминать того, по кому очень скучала, и уж тем более не сравнивать его с восхитительным графом.

- Ничего подобного! - возмутилась она, когда Ора подтвердила очевидное. - Просто душно в комнате, а я немного выпила лишнего. - созналась она смущенно и закинула за плечо спадающий со лба белый локон.

Тут в комнату заскочила возбужденная горничная, быстро закрывая за собой дверь и тяжело дыша. Она быстро осмотрелась, поставила маленькую корзинку, прикрытую белой салфеткой на туалетный столик, развернулась и, наконец, начала вещать.

- Ой, госпожа, что там творится! Такой переполох! Эти мушкетеры перепугали всю прислугу! И меня напугали. Представляете, зашла я спокойно себе в буфетную, собираю снедь для вас. А тут дверь буфетной как грохнет с той стороны! А потом еще раз! - она пугливо прикрыла рот ладошками. - Я так испугалась! Не знаю, кто буфетную осаждал, но я так испугалась, что спряталась за портьерой. Ох и пыльная же она! Завтра же пожалуюсь! - посетовала Анжелин, подбочениваясь.

52

Отправлено: 10.12.15 01:44. Заголовок: - Просто душно в ком..

- Просто душно в комнате, а я немного выпила лишнего, - смущенная Луиза отвернулась к зеркалу, и сердечко Монтале немедля до краев наполнилось чувством досады на собственную бестактность.

Ну вот так всегда! Неловкая ее попытка отвлечь подругу от секретов, распиравших тугой корсет Оры до хруста в китовых косточках, закончилась лишь тем, что она повергла бедную Луизу в еще большее смущение. Дернул же ее Лукавый вспомнить про Бражелона! И это после того, как Лавальер еще утром призналась, что опечалена его отсутствием в Фонтенбло. Воистину, непростительная толстокожесть.

- Ой, ну да, я и сама пунцовей розы в этой духоте, - поспешила она загладить допущенный faux pas и, схватив с подоконника салфетку, промокнула взаправду взмокший лоб. – А ведь мне ни глоточка вина не досталось. И слава богу, а то не знаю, чтобы я тогда еще натворила.

И в самом деле, натворить она за вечер успела немало: страшно подумать о том, что придется рассказывать исповеднику перед завтрашней воскресной мессой. А может, лучше ничего не рассказывать?

Эта дилемма заставила хохотушку Монтале посерьезнеть и призадуматься: доселе ей не доводилось исповедоваться в грехах серьезнее не в меру насмешливого язычка, а также тщеславия и праздных мыслей. Но поцелуи – это ведь совсем другое дело. Трансильванский князь не был ей ни супругом, ни даже женихом, так что по всему выходило: грех! Ора попробовала прикинуть, какую епитимью может наложить на нее дворцовый исповедник, и совсем было собралась приуныть на голодный желудок, но ворвавшаяся в комнату Анжелин с корзинкой еды спасла кудрявую фрейлину как минимум от греха уныния.

- О, наконец-то! – вскричала она и, резво порхнув с подоконника, кинулась к заветной корзинке, почти не слушая болтовню взволнованной служанки.

Еда! Монтале впилась зубами в успевшую подсохнуть за вечер булочку, и от счастья у нее чуть слезы не брызнули из глаз.

- Фто там выло в буфетной? Муфкетефы? – она торопливо дожевала кусок и снисходительно усмехнулась. – Должно быть, пытались устроить засаду на вора. Надеюсь, они его поймают. Не хотелось бы мне просыпаться каждую ночь от грохота сапог и хлопанья дверей. Но какой наглый воришка: не боится соваться на половину Мадам, пусть даже тут у каждой двери по стражнику.

- Да не воришка это вовсе, - Анжелин отчего-то вдруг заговорила шепотом и даже оглянулась на дверь, а потом заговорщически поманила к себе молодую госпожу и ее подругу. – Я его видела. Это вовсе даже один из садовников. Только я забыла, как его звать. Он меня часа три тому назад спрашивал…

Она ойкнула и прикрыла рот ладонью, а потом заморгала и закончила совсем тихо.

- Ему надобно было цветы утром принести одной даме, так он спросил, где комната ее. Я и сказала. Даже ленточку на дверь повязала, чтобы он не спутал. Только не спрашивайте, кто, мадемуазель Луиза, я ведь обещалась никому не говорить. Слово дала.

- Ну раз обещалась, то и не говори, - милостиво дозволила Монтале, которую сейчас больше занимал поздний ужин. – Луиза, милая, садись уже скорее. А не то я все сейчас сама съем от великого голода.

И она начала раскладывать на крошечном столике сыр, ветчину и тонко нарезанные ломти ароматного сдобного хлеба, улыбаясь своим мыслям.

- Ах, жаль-то как , что это не на наших дверях ленточки, - взгляд девушки, обращенный на многослойное сооружение из мяса, сыра и булки, сделался мечтательным. – Я бы не отказалась от букета на пороге поутру. А лучше – двух. Нет, лучше даже трех! Но месье Виллеруа уехал с Его Величеством, так что придется мне умерить мои мечты и аппетиты.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5