Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5


Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

02.04.1661

Ора де Монтале пишет:

Сургуч послушно хрустнул в ее пальчиках. Записка оказалась коротенькой и совсем даже не романтичной. Ора пробежала глазами четыре строчки:
"Вы не волнуйтесь, я у мушкетеров. Это арест, но говорят, что ничего серьезного нет. Завтра утром меня отпустят. Только не подумайте, что это из-за Вас. Я сам расскажу при встрече, когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой.
Ваш друг"

Она улыбнулась, складывая записочку. «Ваш друг». Милый, бедный, невезучий мальчик. Что такого мог натворить непутевый маркиз, чтобы попасть под арест? Должно быть, просто оказался слишком верным слугой Его Величеству, хотя тут уже напрашивался иной вопрос: что же такого умудрился натворить король, что несчастного Франсуа отправили под арест?


https://d.radikal.ru/d33/1902/6a/4c4df28d8518.png

Ора де Монтале пишет:

Определившись с тем, как начать письмо, Монтале вооружилась карандашиком и решительно вывела первую строчку:
«Дорогой Франсуа!»
- Наверное, мне не следовало быть столь фамильярной для первого письма, ты не находишь?


https://d.radikal.ru/d23/1902/d5/b449b1f67a93.png

Маленькая, но существенная деталь - карандаш... в эпиграфе он превратился в перо.

21

Отправлено: 13.02.12 21:27. Заголовок: Глаза Франсуа ошараш..

Глаза Франсуа ошарашенно перебегали с лица Маргариты де Вьевиль на кувшин в руках кузины господина Бонтана, также как и мадемуазель выжидающе смотрешей на маркиза. И что же делать, если мадемуазель де Вьевиль уже успела догадаться о его маскараде, но не поняла, с какой именно целью де Виллеруа оказался в коридоре фрейлинских покоев. То есть, конечно же, поняла, Франсуа сглотнул и опустил руки. Ну а как же еще можно истолковывать то, что он прятался за портьерой да еще и в ливрее с чужого плеча? Помочь... помочь... но чем же? Сказать о том, что он искал Ору и хотел передать ей сообщение? Да, как же... а что же секреты? И потом, можно ли доверять так же всей душой каждой из девушек в свите герцогини Орлеанской? Имея двух старших сестер, обладательниц диаметрально противоположных характеров, де Виллеруа знал на собственном опыте, что даже сестры бывают очень болтливы и ненадежны, когда дело касалось каких-нибудь секретов. Катрин могла клясться и божиться всем сонмом олимпийских богов и всеми двенадцатью апостолами Господа, и уже через час разболтать "строго по секрету" обо всем узнанном ей от брата, да еще и приписать к тому целый ворох подробностей и небылиц. Тогда как Фанни молочаливо выслушивала откровения брата, не обещая и не клянясь, просто забирая в самую сокровенную глубину души его тайны.
Но к какому же из двух типов принадлежала Маргарита де Вьевиль, маркиз не успел уяснить для себя, так как позади него раздался насмешливый и не на шутку грозный голос лейтенанта мушкетров.

- Месье де Ресто! - даже зажатие рта ладонью не спасло Франсуа от предательски испуганного возгласа. Он обернулся и так неловко, что пуговицы затрещали на своих петлях, грозя сорваться серебряным дождем прямо под ноги.

- Месье, я просто позабыл... то есть я не позабыл то обещание, которое я дал Вам. Но мне было необходимо, - он умоляюще посмотрел на Жанну, со вздохом опустившую кувшин на подоконник, видимо решив напоить цветы живительной влагой при другой возможности, - Мадемуазель, Вы ведь сделаете это небольшое отдолжение... для месье... - он провел пальцами по ряду серебряных пуговиц камердинерской ливреи, - А я вот и пойду пожалуй. То есть... ведь кому надо, знают, где меня найти, - попытался он вывернуться от расспросов брата и сестры, ого, а ведь де Ресто говорил ему о том, что его сестра состояла в свите герцогини Орлеанской, только маркиз не успел сложить в уме, кто именно из девушек, - С Вами, месье?

Он рассеянно повторил вопрос лейтенанта, провожая глазами Жанну, которая с насмешливой улыбкой развернулась и не спеша направилась прочь, даже не ответив на просьбы маркиза. Ему оставалось лишь надеяться, что кузина королевского камердинера не подведет его и найдет Ору, чтобы передать ей сообщение от него.

- Да да... я полагаю, что мне тут не самое... да, - смущению маркиза не было границ, когда его накладной живот вывалился из под ремня прямо в руки графа де Ресто, он даже побоялся посмотреть в лицо мадемуазель де Вьевиль, ожидая увидеть смех над самым нелепейшим костюмом лакея, увиденным ей в Фонтенбло, - Ох... эта ливрея... понимаете ли, граф, и Вы, мадемуазель, она мне велика, но в ней была острая необходимость... да да, идемте же, - побоявшись, что в коридоре объявится кто-нибудь еще и обнаружит его плачевного вида маскарад, де Виллеруа был рад приглашению графа перейти в караульную мушкетеров, находившуюся напротив апартаментов герцога Орлеанского.

- А что же... что же Вы видели моего отца, сударь, - только тогда Франсуа вспомнил, что вообще-то еще накануне влип в весьма странную и неприятную историю, о которой несомненно было доложено герцогу де Невилю, - Но ведь... месье Бонтан уже все уладил... или нет?

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

22

Отправлено: 18.02.12 20:34. Заголовок: Надежды Маргариты сб..

Надежды Маргариты сбылись самым неожиданным образом, а вовремя или нет - девушка и сама решить не могла: волнующую беседу с маркизом прервало неожиданное появление милого Антуана, которого она так жаждала видеть.

- Доброе утро и вам, братец! - ласково улыбнулась девушка. - Выбрали все-таки время зайти ко мне... Только не говорите, что вы шли не ко мне в гости!
- Знакомы ли мы с маркизом? Скажем так, мы не представлены,
- конечно, со стороны ее брата похвально было хранить инкогнито де Виллеруа, однако для самой-то Марго это не было тайной! А ливрея, значит, месье Бонтана, королевского камердинера! Тайна за тайной, и все на одну девушку! Что связывает королевского камердинера и повесу-маркиза? Ведь не украл же де Виллеруа свой маскарадный костюм! Ответ на эту загадку предстояло выяснить, как и многое другое.

От несколько вольного обращения мушкетера из-под ливреи выпала еще одна подушка и несчастный маркиз стал выглядеть еще комичнее, вдобавок покраснев до корней волос. Маргарита, тем не менее, не смеялась даже про себя - она чувствовала себя неловко, словно подглядывала за кем-то, и ей было очень жаль незадачливого юношу. Она никогда не видела ничего смешного в чужих неприятностях. Еще немного - и совесть пересилила бы любопытство, но приглашение брата было так соблазнительно, а робкое обращение де Виллеруа к служанке настолько недвусмысленным... Небольшое одолжение для месье! Так значит, поручение уже передано этой особе. Кому же оно адресовано? Марго не сомневалась, что одной из фрейлин, но кому именно? И почему - для месье? Для какого месье? Или он действует не от своего имени? Это объяснило бы кое-что... Но как бы ни хотелось Маргарите верить, что сердце маркиза свободно - а хотелось очень сильно, потому что даже в этой ситуации девушка оценила и внешность, и некоторые другие характеристики де Виллеруа, например, неумение лгать и интриговать - верилось с трудом. Впрочем, неизвестная соперница не пугала девушку.

- Конечно, я с вами, дорогой Антуан, я так по вас соскучилась! - она смотрела только на брата, давай возможность маркизу привести себя в порядок. - Правда, мне нужно... - она вдруг вспомнила, зачем шла в свою комнату, - мне нужно захватить накидку. Один момент, я не прошу вас даже ждать меня тут. Вы будете в караульной, да? Я пойду прямо туда. А то мне надо будет быть в свите Ее Высочества на пикнике, а на улице, кажется, не жарко.
С этими словами девушка, кивнув мужчинам и бросив огненный взгляд на Франсуа - на всякий случай - скользнула в дверь своей комнаты.

Как она и думала, Ортанс - ее камеристка - ждала госпожу.
- Ох, вот и вы, мадемуазель! А я так волновалась за вас, столько всего во дворце происходит... Ну как, все в порядке? - молочной сестре де Вьевиль позволялись большие вольности в обращении с госпожой.
- Никогда не думала, что одевать Мадам - это так трудно! Но я вроде справилась... Погоди, какие происшествия? Ты про вчерашнее? Да, найди мне, пожалуйста, накидку, на пикнике может быть холодно... Или что-то еще случилось?
Камеристка продолжила болтать, роясь в шкафу.
- Да вот вчекра нашли убитого шута... Или карлика? Из свиты Ее Величества! И с одной из придворных дам Королевы-матери, говорят, какая-то история вышла... Но это я точно не знаю, так, мельком слышала. Вот, мадемуазель, эта подойдет? - Ортанс извлекла темно-зеленую теплую накидку, в тон платью.
- Отлично, то, что надо... Жаль, мало времени, не могу сейчас выслушать все новости. И откуда ты их только берешь? Я побегу, меня брат ждет, хоть немного поговорить бы.

- Бегите, мадемуазель... Да, а вы знаете... Господин де Ресто сегодня утром для одной мадемуазель записку передавал...
Маргарита стремительно обернулась.
- Антуан? Записку? Какую? Кому? - вопросы посыпались, как из рога изобилия.
- Говорю же, одной из мадемуазель. Той, темненькой, что из Блуа, кажется. Де Монтале ее зовут.
Кровь прихлынула к щекам. Монтале? Что это - ревность? Боже милостивый, она же просто ревнует брата! Боиться утратить его внимание, его дружбу - он же всегда делился с ней всем! Может, и сейчас расскажет?
Из тумана вывел ее голос камеристки:
- Да не волнуйтесь вы так, нет у них никакого романа, - и, раньше, чем госпожа прервала зарвавшуюся камеристку, Ортанс продолжила: - записку-то я видела, на свет, и почерк не его! И складывает он бумажки иначе, а эта была вчетверо сложена, ни печати ни адреса!
От сердца несколько отлегло, но описание навело на определенные мысли. Все наконец сложилось в логичную картину: оброненная Орой де Монтале и подобранная мадам де Тианж записка, визит маркиза де Виллеруа, Антуан... Значит, де Виллеруа и де Монтале. Сердце кольнуло - неужели успел запасть в душу молодой маркиз? Нет, скорее укол самолюбию.

Пора было бежать.
- Ну смотри, Ортанс, вернусь - расскажешь все новости, какие узнаешь! - впрочем, девушку можно было бы об этом и не просить, ее хлебом не корми - дай посплетничать.
Схватив накидку и кивнув на прощание камеристке, Маргарита выскочила за дверь.

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

23

Отправлено: 26.03.12 22:30. Заголовок: Кажется, подвел? Ха!..

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

Кажется, подвел? Ха! Господи, да месье королевский любимец даже не сознает, в каком положении она оказалась по его, но более всего по своей собственной вине. Очутившись за дверями караульной, Ора обнаружила, что едва держится на ногах. Больше всего ей хотелось сейчас расплакаться или накричать на молодого человека, из-за которого она второй день попадала в невозможнейшие истории. Но у виновника ее несчастий был столь расстроенный и удрученный вид, что для того, чтобы сердиться на него сейчас, надобно было иметь стальное сердце, а у мадемуазель Монтале оно было вполне обычным и, к несчастью, добрым. К тому же, Франсуа так комично выглядел в ночных туфлях, явно с чужой ноги, что вместо рыданий у Оры вырвался смешок.

- Что это значит, «заменяю короля»? А где же Его Величество, и почему его следует заменять? – говорить на бегу было тяжко, девушка задыхалась в тугом корсете, но послушно спешила за маркизом, подгоняемая мыслью о предстоящем объяснении с мадам де Тианж. Вскользь брошенное Франуса «я не должен об этом говорить» исторгло из груди фрейлины еще один полузадушенный смешок: воистину, секреты, доверенные Виллеруа-младшему, были в полной безопасности ровнехонько до первого собеседника. Или же маркиз считал свою новую знакомицу заслуживающей полного и безоговорочного доверия? Честь была высока, и Ора невольно почувствовала прилив теплых чувств к незадачливому юноше.

- Как хорошо, что Ваша злополучная шляпа вернулась на место, - выговорила она с трудом, когда Виллеруа изволил таки замедлить шаг, вступив на опасную территорию. – Значит, у месье префекта больше нет никаких доказательств того, что в Оружейной был кто-то кроме меня, и мы с Вами оба можем вздохнуть свободно. Какой умница этот Ваш месье Бонтан! Вот только похудеть бы ему не мешало, если он и впредь намерен одалживать свою бесценную ливрею молодым придворным, ищущим приключений в апартаментах фрейлин.

Горестный вздох в ответ свидетельствовал о том, что сам маркиз не очень-то счастлив благополучному разрешению Дела о Шляпе. Неужели это из-за полдника в парке, на который он, судя по всему, не попадает?

- Не огорчайтесь, Франсуа, - она легонько тронула рукав ливреи. – Меня ведь тоже не будет в парке. Мадам де Лафайет отправила нас с Луизой разбирать приданное Ее Высочества под присмотром маркизы де Тианж. Бог знает, когда мы освободимся. Пирожных нам точно не достанется, а то и вовсе дамы успеют воротиться к тому времени.

В глубине души Ора надеялась, что они все таки закончат раньше. Краем уха она слышала, как Габриэль сетовала на нежелание участвовать в предложенном королевой-матерью развлечении. Значит, когда с сундуками будет покончено, маркиза, скорее всего, отправится к себе отдыхать, а у них с Лавальер будет выбор: спешить в парк или спуститься в розарий к маркизу.

- Мы обязательно навестим Вас, - эгоистично заявила Монтале, даже не подумав, что ее подруге, возможно, захочется в парк. Для нее выбор был очевиден. Ну в самом деле, разве можно сравнить шанс облегчить страдания осужденного на одиночество Виллеруа с сомнительным удовольствием стоять под пристальными взглядами двух королев и одной принцессы и даже не иметь возможности угоститься всеми теми вкусностями, которые будут поданы коронованным особам?

Где-то в покоях Мадам, или, может быть, Месье часы пробили половину. Ора вздрогнула и поежилась.

- Мне надобно бежать, срочно-срочно. Да и Вам тоже лучше не задерживаться, не ровен час фрейлины, собирающиеся в парк, застанут Вас здесь, да еще в таком виде.

Она хотела было подать маркизу руку для поцелуя, как принято при дворе, но этот жест показался ей самой таким напыщенным и неуместным между друзьями, что Монтале поспешила спрятать ладонь в складках платья.

- Я пойду первой, а Вы досчитайте до ста и следуйте за мной, чтобы нас, не дай бог, не увидели вместе, - ей осталось только открыть дверь и скользнуть в апартаменты Мадам, но вместо этого Ора обернулась и поймала взгляд Виллеруа.

- И пожалуйста, умоляю Вас, не ставьте меня более в подобное положение. У меня нет ни родных, ни связей при дворе, и если мое доброе имя окажется запачканным, никто не вступится за меня, маркиз. Ни одна живая душа. Не знаю, чем рискуете Вы, но я рискую из-за Вас лишиться места, которое досталось мне с большим трудом. Не поступайте так со мной. По Вашей милости лейтенант де Ресто и его сестра уже считают, что у меня с Вами интрижка, - губы ее обиженно дрогнули на этом оскорбительном для девичьей чести слове, - и одному небу известно, что обо мне будут шептать вечером в спальнях фрейлин.

Не совсем честно перекладывать всю вину на плечи маркиза, ведь в беду она всякий раз попадала из-за собственного неумения сначала думать, а уж потом кидаться на выручку. Но если бы нужды в выручке не возникало, не было бы и этих досадных происшествий, так ведь? О том же, насколько неразумно упрашивать беднягу Франсуа сделаться вдруг из невезучего везучим, Монтале как-то даже и не задумывалась.

// Дворец Фонтенбло. Гардеробная Их Высочеств герцога и герцогини Орлеанских //

24

Отправлено: 27.03.12 20:15. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

- Вас не допустили на Пикник? - глаза Франсуа расширились от удивления, смешанного с отчаяньем, каким же суровым нравом обалада мадам де Лафайет, если решила наказать мадемуазель де Монтале таким жестоким способом - лишить радости порадоваться апрельскому утру в саду вместе со всеми остальными девушками из свиты Мадам и окружения обеих королев!

- Разбирать приданное? ох, вот это наказание, - маркиз и представить не мог себе, каким именно было это приданное Мадам, но по выражению лица девушки понял, что это Нечто огромное и требующее неимоверных сил, а главное, времени.

- Я бы... - он вздохнул, понимая, что готов сказать совершеннейшую глупость, вздохнул еще раз и выпалил, - Я бы с радостью помог Вам и Луизе. Правда, я не совсем понимаю, в чем же оно заключается - это приданное. Батюшка иной раз любил говаривать о том, что составил хорошее приданное для моих сестер, но я и в глаза его не видывал, - добавил он пожав плечами, - Но если у Вас будет хотя бы минутка заглянуть в оранжерею, я пошлю на кухню, чтобы Ватель приготовил самые вкусные пирожные! Да! Ведь раз я король, то и обед мне полагается королевский. Мы пообедаем вместе!

Внезапная мысль воодушивила и обрадовала Франсуа, заставив позабыть о всякой осторожности. И только бой часов где-то за стеной заставил его вздрогнуть вместе с Орой.

- Это уже две четверти после одиннадцати! Бонтана хватит удар, если я не вернусь тотчас!

Что делают при прощании кавалеры и дамы двора, маркиз прекрасно знал, более того, короткий ритуал галантного поклона и поцелуя руки был тщательно отрепетирован и заучен Виллеруа младшим еще в детстве, когда он был представлен в качестве пажа в свиту Ее Величества королевы. Но ведь Ора не просто "дама двора", она его подруга, близкий человек. Она милая и очень хорошая. И потому, вместо того, чтобы кланяться, шаркая ножкой и подметая перед собой полы воображаемой шляпой, Франсуа улыбнулся вслед девушке и приготовился считать до ста... раз... два...

- Интрижка? - повторил он вслед за Орой, когда она попросила его не рисковать ее добрым именем. В сердце что-то екнуло от обиды, а уши незнамо отчего вспыхнули, да наверняка так ярко, что окажись они в кромешной тьме, то и тогда не потеряли бы друг друга из виду в свете этих двух фонарей.

Франсуа опешил, не сразу найдя нужные слова в ответ, а надо было торопиться, ведь им обоим следовало поспешить. Он буквально подпрыгнул к мадемуазель де Монтале и взял за руку, от всего сердца пожимая ее пальчики.

- Я! Я заступлюсь за Вас, Ора. И не позволю Вам попадать из-за меня в неприятности. И я готов поклясться на Библии, что не позволю никому обидеть Вас. А если Вы позволите, то я буду Вашим рыцарем, - маркиз посмотрел в лицо девушки серьезно и решительно, -  Взаправду. Вот, Вы мне подарите Вашу ленточку, а я буду всегда носить ее на рукаве. И все будут знать, что маркиз де Виллеруа является Вашим рыцарем и защитником. Или если Вы не желаете, то позвольте быть Вашим другом. Мы ведь друзья? Я ни за что не подведу Вас.

Где-то скрипнула открывавшаяся дверь и по мраморным полам застучали каблучки туфель. Франсуа выпустил ручку фрейлины, чтобы позволить ей первой скрыться в коридоре, и приготовился считать до сотни, глядя ей вслед.
С позволения Оры или без него, в душе он решительно поклялся перед Святым Франциском из Ассизы и всеми святыми рыцарями защитниками гроба Господня и Палестины, что навсегда будет тайным рыцарем мадемуазель де Монтале и защитит ее от любых неприятностей. Осознание важности данной клятвы и взятого на себя рыцарского обязательства зажгло молодого человека энтузиазмом и огоньком нового неиспытанного прежде счастья. Схватиться бы за шпагу! Нет, за копье! И сесть на боевого коня! И сорвать все призы на рыцарском турнире и сложить их к ногам весело и дружески улыбающейся Оры де Монтале!

Забыв про счет, Франсуа в своем воображении торжественно преклонял колено, когда услышал почти над самым ухом насмешливый голос служанки.

- Да что ж Вы медлите то, сударь? Скоро уже мамзели-фрейлины пойдут в сад, а Вы все еще здесь. Ступайте уже. Вон по садовой лестнице можете спуститься, коли надобно... месье Бонтану поклон от меня. И пущай в другой раз кого другого посылает или сам является. А то хлопот не оберешься с юнцами.

Под ворчливые напутствия кузины королевского камердинера Франсуа побежал к винтовой лестнице, ведшей во внутренний дворик с королевской оранжереей. Спальные туфли Его Величества скользили по мраморному полу и несколько раз маркиз почти поскользнулся, проехав от одной колонны до другой, смешно балансируя руками как канатоходец.

- О... - не удержался он и вскрикнул, тормозя у самого выхода на лестницу, перегнулся через перила, свесившись вниз и едва не скатился по ступенькам вниз, - Спасибо! Я пе-еееее-редам!

Приземлившись на взрыхленную землю рядом с последней ступенькой, маркиз расхохотался над самим собой и своим невероятным везением. Хорошо если его никто не видел, он на всякий случай задрал голову и посмотрел на окна сверху. Не заметив никого, он встал, отряхнул ливрею Бонтана и подошел к застекленным дверям в королевскую опочивальню, осторожно заглядывая внутрь.

Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3

25

Отправлено: 06.05.13 23:56. Заголовок: // Дворец Фонтенбло..

//  Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Ответ мадам де Тианж немало озадачили Ору. Неужели ей и вправду было дано разрешение писать Франсуа? И можно ли будет сослаться на маркизу, если о таком «дозволенном» обмене корреспонденцией станет вдруг известно Великой Армаде? Разумеется, пристальное внимание Месье, которым госпожа де Тианж наслаждалась целый день на глазах у всего «дамского двора», немало повысило ее авторитет, но чутье подсказывало Оре, что попытка прибегнуть к отговорке из разряда «а это мне разрешила сама мадам маркиза», не будет иметь в глазах мадам де Лафайет желаемого эффекта. Скорее, наоборот, в неприятности будет ввергнута и она сама, и ее добросердечная наставница.

Пробираясь витьеватым путем женской логики к сему очевидному выводу, Монтале чуть было не подавилась, переваривая последние слова Габриэль де Тианж. Идти к батюшке маркиза де Виллеруа с жалобой на то, что сын и наследник герцога донимает записочками самую незнатную из фрейлин Мадам? Да она скорее умрет от стыда и ужаса, чем осмелится побеспокоить герцога подобным пустяком. Нет, положительно, мадам маркиза не могла иметь этого ввиду. Мадемуазель открыла было рот, чтобы прояснить сей загадочный момент, но наткнулась на многозначительную улыбку маркизы и поспешно проглотила завертевшийся на язычке вопрос. Замужество и знакомство с будущим свекром, вот на что намекала Габриэль.

Выйти замуж за Франсуа? От великого смущения Ора едва избежала встречи с дверным косяком и, совершенно обмякнув при одной мысли, что ее могли заподозрить в матримониальных планах в отношении юного вельможи, стоящего как минимум на дюжину ступеней выше маленькой мадемуазель де Монтале из Анжу, безропотно и, главное, бессловесно позволила мадам де Тианж довести себя до ставшей почти родной двери в крошечную каморку с видом на озеро.

Только при виде знакомой трещинки на дверной панели, вокруг которой начинала потихоньку лупиться краска, Ора пришла в себя настолько, чтобы обрести голос и пролепетать, все еще борясь с головокружением о мысли, что кто-то мог представить ее в роли будущей герцогини:

- Желаю Вам хорошо отдохнуть и подкрепиться перед долгим вечером, мадам. И в тысячный раз благодарю за Вашу доброту. Я непременно подумаю над тем, что Вы мне сказали о маркизе и.. о его отце.

В этом месте серьезный тон был безнадежно смазан вырвавшимся у девушки смешком, но Ора тут же схватила руку мадам де Тианж и горячо поцеловала ее в надежде, что искренность порыва извинит прискорбную несерьезность настроения. Не дожидаясь выговора за подобную вольность, фрейлина юркнула в свою комнатку и, упав на узкую кушетку, вцепилась в подушку и прижала ее к губам, чтобы заглушить рвущийся из груди истерический хохот. Маркиза де Виллеруа! Нет, куда там! Герцогиня де Виллеруа! Непременно, непременно надо будет познакомиться с папенькой маркиза, вот будет комедия!

Ора представила себе исход этой комедии, и смех ее потихоньку затих. Отчего она не сказала маркизе там, в коридоре, что у нее и в мыслях не было соблазнять Франсуа к замужеству? Быть может, оттого, что Габриэль вряд ли поверила бы ей: для того, чтобы не использовать подобный шанс, надо было быть или очень умной, или вовсе уж полной дурочкой, но ни то, ни другое определение не особенно шло мадемуазель де Монтале. Что ж, несказанного не воротишь. Главное, чтобы мадам де Тианж не решила по доброте души взять на себя сложное дело устройства этого брака.

Еще раз содрогнувшись при мысли о подобной перспективе, Ора тряхнула кудрями, отшвырнула в сторону изрядно истерзанную подушку и кинулась к столику у окна проверять, что ее ловкая Мишель припасла хозяйке на обед. В корзинке, скромно прикрытой льняной салфеткой, обнаружился целый клад съестных сокровищ, от сыра и холодной курицы до горки румяных пирожков. Венчал сей соблазнительный натюрморт кувшинчик с молоком.

Подхватив свое скромное подношение на алтарь зарождающейся дружбы, Монтале выпорхнула из комнаты, постучалась к Луизе и, обнаружив, что Мадам еще не изволила отпустить своих фрейлин, попросила горничную Лавальер передать своей госпоже, что Ора будет у Габриэль д’Артуа. Туда она и направила свои легкие стопы, предвкушая занятную беседу под пирожки с яблоками.

Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Габриэль д'Артуа

26

Отправлено: 11.05.13 16:24. Заголовок: Вернувшись в свою к..

    Вернувшись в свою комнату, Лучиана опустилась в кресло и задумалась.
    Честно говоря, она понятия не имела, как и где будет искать Тильберто. Кроме того, ей не давала покоя мысль, что она в последнее время почти не уделяет внимания своим прямым обязанностям статс – дамы…
    Прикинув «за» и «против», графиня решила, что падение с лошади и его весьма болезненные последствия вполне могут извинить её…на некоторое время.
    Поэтому, отбросив последние доводы рассудка, Лучиана открыла сундук, на самом дне которого лежало платье, совершенно непохожее на её остальные туалеты. Грубый суконный корсаж, юбка по щиколотку…
    Лучиана улыбнулась. Этот наряд напомнил ей вылазки, которые она предпринимала, когда дед был в отъезде. Просто бродила по городу, грызла яблоки, которые казались ей необыкновенно вкусными, покупала вафли у торговцев на Новом мосту, аплодировала выступлениям бродячих актёров, смеялась над представлениями, которые устраивали уличные лекари, дабы завлечь посетителей…. Должно быть у юной сумасбродки был ангел-хранитель, что оберегал её от всех бед, которые она могла вовлечь на свою голову, но, как бы то ни было, эти невинные приключения вызывали сейчас только улыбку. А вот платье могло пригодиться!
    Недолго думая, Лучиана принялась раздеваться. Это надо было сделать самой. Чем меньше народу будет знать о её перевоплощениях - тем спокойнее. После долгих манипуляций с крючками, завязками и застёжками, графиня, наконец, освободилась от придворного одеяния. Распустила волосы и легко облачилась в наряд «новоявленной служанки».
    Теперь надо было незаметно выскользнуть из апартаментов… Взгляд Лучианы упал на гору подушек, венчавших её ложе. Подхватив сие сооружение так, чтобы оно закрывало лицо, графиня спокойно последовала к выходу. Короткая юбка непривычно била по щиколоткам, напоминая статс-даме её юношеские проказы.

27

Отправлено: 15.05.13 21:23. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

//Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2//

Скромность и простота наспех подготовлено для маркизы помещения заставляли ее раз за разом радоваться подобной участи после обширных, но заполненных разнообразной мебелью и вещами комнат родового поместья ее супруга, которые не так давно стали напоминать ей зловещий темный замок, заброшенный и заполненный хламом и скверными воспоминаниями. В этой скромной комнатке все, казалось, было на своих местах и даже самая взыскательная модница была бы вынуждена прислушаться к голосу разума и оставить у знакомых энный сундук с нарядами да бы не лишиться возможности ходить свободно от двери к кровати.
- Ну как ты тут без меня? – устало переспросила женщина, затворяя за собою двери. Но юная камеристка, приставленная к ней вскоре после приезда новоиспеченной маркизы практически еще ребенком в нежные 15 лет, только недовольно поджала губы и ответив на приветствие своей госпожи кратким кивком, тут же принялась помогать мадам маркизе освобождаться от платья. «Все еще дуется за эту ночь,» - с усмешкою подумала Габриэль, следя за проворными движениями пальцев девушки и того, как внимательна она была к деталям вроде кружев и прически. С того самого момента, как маркиз де Виллеруа исчез из комнаты маркизы де тИанж посредством тайной лестницы, Роза практически все время молчала то ли негодуя из-за нравов своей госпожи, то ли нравов двора и Фонтенбло в частности. Ни единым жестом она не выказала неуважения, но мадам с нескрываемым азартом наблюдала за тем с каким осуждением Роза теперь смотрела на двор и на свою госпожу, явно скрывая собственный шок и неожиданное откровение, которое дало ей пищу для размышлений о том, какая могла быть молодость у ее доброй и нежной мадам.
Смена платья к вечеру была необходима и учитывая слабость здоровья маркизы, то пока двор отдыхал и в покоях Мадам воцарялась блаженная тишина послеполуденного сна и дремоты, то Габриэль была совершенно не против избавиться от плотного корсажа и пышных складок ткани ради легкого и свободного домашнего платья на манер восточного халата, пока Роза бы занималась мелкой починкой наряда госпожи или же прислуживала ей за скромным обедом.

Стук в дверь застал обеих обитательниц комнаты врасплох и за накрытым столом. Еще сильнее насупившись и уперев крепкие руки в бока, девушка недовольно поставила на стол кувшин с водою, из которого она только что наполняла бокал своей госпожи и понимая, что за ударом вот уж точно последует третий, еще более решительно была настроена выдворить вон из покоев фрейлин незваного гостя.
- Роза, поди спроси кто там, - кратко приказала маркиза и пока девушка поправляла ширму, за которой скрывался туалетный столик и небольшой секретер, где маркиза хранила письма и драгоценности, поплотнее запахнула свой домашний наряд. Свежее платье давно было готово к вечеру, как и украшения, а в углу комнаты все еще стоял таз с водою, которой Габриэль освежилась после активной прогулки по парку. Тихое их пребывание в Фонтенбло закончилось едва успев начаться и теперь, с плохо скрываемым нетерпением, Габриэль де Тианж внимательно вслушивалась в голоса, которые полушепотом раздавались за ширмою у двери.

- Мадам, к Вам какой-то мсье де Шатийон и он говорит, что Его Высочество герцог Орлеанский требует Вас к себе немедленно, - Роза немного растерянно ( все эти титулы, прежде звучавшие только как возвышенные звуки при благодарственной мессе в честь королевской семьи в ее родной маленькой церквушке, внезапно обретали для нее плоть и кровь, становясь настоящими людьми и пугавшими простую девушку) покосилась в сторону ожидавшего у двери придворного.
Женщина за столом кратко вздохнула и усмехнулась. Что ж на этот раз стряслось, не уж то турнир в мяч под угрозою из-за лент или кто-то из фаворитов провинился? Причин могло быть масса, но пока не придешь – не узнаешь, припомнилось маркизе и она решила не переспрашивать миньона о природе проблемы принца.
- Что ж, велите ему обождать, я сейчас выйду, - поднимаясь, произнесла маркиза, давая знак своей девушке к облачению в платье.

Освежившись и подкрепившись, с массой новых знаний и догадок, Габриэль де Тианж не без любопытства предвкушала новую встречу со своим покровителем и когда последняя складочка на синем платье была уложена согласна представления ее Розы о красоте костюма, маркиза вышла из своей комнаты и скромно указав в сторону выхода расфранченному молодчику, направилась вперед, уводя его подальше от девичьих комнат и их незапятнанной добродетели.

//Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3//

28

Отправлено: 19.09.13 19:55. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Габриэль д'Артуа //

Если юные любительницы приключений полагали, что оказались вне досягаемости грозных глаз мадам де Лафайет, то было ошибкой не помнить и об отменном слухе первой статс-дамы Ее Высочества. Предоставив себя, а точнее свою шевелюру ловким рукам камеристки, со молниеносной скоростью раскручивавшей тысячу и одну папильоток, графиня навострила уши, обратившись вся в слух. Через узкую полоску предусмотрительно неплотно прикрытой двери, можно было вполне отчетливо услышать и топот каблучков, спешивших в буфетную де Лавальер, де Монтале и де Рошешуар, и позвякиванье шпор на кавалерийских сапогах месье де Ресто и мерное щелканье каблучков мадемуазель дАртуа, видимо старавшейся идти в такт с широким шагом лейтенанта мушкетеров. Послышался сдавленный писк и смешок де Вьевиль, по-видимому, не ожидавшей визита старшего брата, звук закрываемой дверной защелки и... мадам де Лафайет напряглась, стараясь услышать даже шум крылышек пролетавшей в коридоре мухи. Остался ли де Ресто у сестры? Или? Нет, ничего предосудительного она не расслышала, только спокойный голос Габриэли, помянувшей уши и глаза, наличествовавшие у стен дворцовых коридоров... и что-то о каких-то вопросах... нет, судя по ее тону речь вовсе не шла о романтичном свидании. Вопросы, о чем же таком могла знать Габриэль? И почему это интересовало лейтенанта мушкетеров?

Встревоженная рождавшимися в голове предположениями одно страшнее другого, мадам де Лафайет с трудом сдерживалась, чтобы не подбежать к двери, чтобы отчетливее услышать разговор молодых людей. Но к несчатью для ее беспокойного любопытства и к счатью же для репутации, мадам де Лафайет уже успела оказаться в железных руках своей второй камеристки, руководившей двумя пигалицами лет семнадцати каждая, которые помогали ей переодевать мадам к вечернему выходу.

Предоставленная своим мыслям графиня едва замечала больные уколы шпилек, неосторожно втыкаемых в прическу, даже тугой корсет, стягиваемый руками двух девушек, затянувший талию мадам до состояния "не выдохнуть" на удивление не вызвал никаких неудобств. Графиня была полностью поглощена гаданием, что именно могло связывать фрейлину Мадам и лейтенанта мушкетеров, если не желание уединиться для романтичной и пустой беседы? Собственно, мадам де Лафайет втайне была бы даже рада, если бы дело обстояло именно так. Граф де Ресто был хорош собой, не беден, благодаря доставшемуся от батюшки наследству и маячившему на горизонте герцогскому титулу де Вьевилей, который лишь временно перешел в руки его дядюшки благодаря каким-то хитроумным махинациям с наследственными бумагами и кредитным обязательствами покойного де Вьевиля. Партия прямо-таки отличная для любой из ее подопечных, тем более для дАртуа, которая помимо очаровательной красоты и достаточного ума, также унаследовала неплохое состояние от батюшки в качестве приданного. Но что-то подсказывало мадам графине, что молодой человек преследовал вовсе не матримониальные цели.

- Готово, мадам, - доложила наконец камеристка, подвигая к графине огромное зеркало, стоявшее в напольной раме.

Лишь мельком глянув на собственное отражение, мадам де Лафайет указала девушкам на двери и кивнула камеристке, что та может быть свободной.

- Приготовьте мне отвар к вечеру из листьев, которые прислал мне намедни господин садовник. И да... то саше из розовых лепестков, что я принесла. Не трогайте его, я сама разберусь. Позже, - отдала графиня приказ.

В коридоре снова послышался стук каблучков и в ту же секунду Франсуаза Арманда уже оказалась возле двери, выглядывая в щелку, чтобы посмотреть, кто это был.

- А, Габриэль! - обрадованно воскликнул мадам де Лафайет и, высунувшись в дверь, поманила девушку рукой, - Зайдите-ка ко мне, дорогая моя. На минуточку, - добавила она, видя нерешительность на лице Габриэль, та наверняка спешила успеть с переодеванием, - Я не задержу Вас надолго, моя дорогая.

Указав девушке на табурет возле окна, сама графиня села в кресло, стоявшее напротив, и милостиво улыбнулась.

- Я желаю узнать, милочка, что именно привело графа де Ресто в наши апартаменты. В частности в Вашу личную комнату. Видите ли, моя должность первой статс-дамы в свите Ее Высочества подразумевает и обязанность быть в курсе того, что происходит. И если происходит что-то, что может повредить репутации моих драгоценных девочек, это мой прямейший долг, предупредить любое событие, могущее повлечь за собой неисправимые последствия. Вы ведь понимаете меня, дорогая? Вы можете всецело доверять мне, Габриэль. Скажите, что желал от Вас месье де Ресто? Согласитесь, его попытка превратить ситуацию в фарс была смехотворной. Все было шито белыми нитками. Ведь лейтенант не искал комнату своей сестры, не так ли?

29

Отправлено: 21.09.13 18:00. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворцы. 2 //

К комнатам принцессы и ее окружения, Габриэль подошла в большой задумчивости. Чем больше девушка старалась привести все произошедшее к одному знаменателю, тем мрачнее становилось ее лицо. Как ни крути, а понятно было одно - то, что ничего непонятно вовсе. Какие-то тайны Луизы и Оры, скрываемый ото всех отъезд короля, подлый слуга месье Фуке... Ей Богу, не королевский двор, а комната секретов какого-нибудь иезуитского ордена!
Голос мадам де Лафайет в очередной раз напомнил фрейлине, что расслабиться нельзя ни на секунду. Только кажется, что все позади, как сама Великая Армада с материнской улыбкой уже приглашает ее на допрос. Ничего другого д'Артуа, собственно, и не ждала, глупо было надеяться, что статс-дама всего лишь хочет поинтересоваться ее платьем на вечер.

- Мадам графиня, - девушка приблизилась к наставнице и присела в легком поклоне. - Я всецело к Вашим услугам.

Интересно, что ей от меня нужно? Или мадам справедливо рассчитывает на мою откровенность в замен на доброе ее отношение...

Чутье не подвело ее на этот раз. Вопрос де Лафайет заставил похолодеть кончики пальцев. Под внимательным взглядом строгих глаз, Габриэль отчаянно пыталась придумать что-нибудь более менее вразумительно в оправдание визита де Ресто. Обманывать мадам статс-даму ей не очень-то хотелось, в конце концов, не стоило забывать о снисхождении грозной графине к юной фрейлине. Да и не было ничего постыдного в том вопросе, за ответом на который пожаловал лейтенант мушкетеров. Ведь де Лафайет сама отправила девушку на поиски Монтале и Лавальер, а то, что принц Монако сопроводил юную барышню до часовни, так же уже ни для кого не было тайной.
Но что-то подсказывало д'Артуа, что не спроста месье лейтенант так настойчиво искал ее, видно, дело было и впрямь нешуточное. А в таких делах, даже случайно брошенное слово может сыграть роль не на пользу.

- Мадам, Вас было бы трудно обмануть, - несмело начала фрейлина, потупив глаза. - Действительно, господин мушкетер вовсе не искал встречи со своей сестрой. Месье де Ресто поднял шум в покоях фрейлин, собственно, из-за меня.

Кровь прилила к лицу, но это было даже на руку, пусть лучше Лафайет думает, что мадемуаезль слишком легко смутить, нежели уличит ее во лжи.

- Видите ли, мадам,
- Габриэль нервно теребила в руках веер. - Как Вы знаете, в то время как я искала Ору и Луизу, Его Высочество князь Монако предложил мне свои услуги проводника по Фонтенбло. - Робкая улыбка тронула ее губы. - Что было весьма кстати, ибо, каюсь, я не очень-то хорошо ориетируюсь в здешних коридорах. И пока мы плутали в поисках часовни, наткнулись на господина лейтенанта, не знаю уж, что у них за дела с князем, но эти два господина позволили себе весьма неучтивые высказывания в адрес друг друга в моем присутствии. Кроме того, лейтенант сделал неправильные выводы в отношении фрейлины герцогини Орлеанской, бродящей в сопровождении женатого человека. - Габриэль избегала смотреть в глаза наставницы. - Короче говоря, дело могла кончится очень плохо, оба кавалера весьма горячи и вспыльчивы. Слава Пресвятой Деве, все обошлось! Месье де Ресто оказался, однако, не лишен некоторой галантности и счел нужным извиниться перед дамой ставшей свидетельницей этого неприятного инцидента. По крайней мере ни о чем другом, помимо дежурных комплиментов мне месье не сказал.

Закончив, Габриэль наконец подняла глаза на статс-даму. Она была совершенно довольна собой, ей пришлось приврать лишь чуточку, в целом же она сказала чистую правду! Даже если мадам и надумает что-то выяснять, добрый десяток мушкетеров в приемной королевы Анны были свидетелями небольшой перебранки Монако и де Ресто. Оставалось лишь надеяться, что такое объяснение удовлетворит де Лафайет и без столь конкретных подробностей.

30

Отправлено: 22.09.13 19:06. Заголовок: Так, хорошо, на перв..

Так, хорошо, на первых порах графиня была поверить юной воспитаннице, слушая ее сбивчивые объяснения. Покуда они совпадали с ее собственными догадками, у мадам не возникало никаких вопросов. Но что именно крылось за желанием графа непременно встретиться с мадемуазель? Легкое покраснение щечек Габриэль, вызванное вопросами графини, переросло в алый цвет, так что разница показалась бы разительной даже не слишком внимательной слушательнице. Мадам де Лафайет вскинула брови, переводя дух и сдерживаясь, чтобы не задать зудевший на кончике языка вопрос. Почему, отчего из всех придворных, которые без дела слонялись по коридорам дворца, на помощь девушке поспешил именно князь де Монако? Каждый ли день девушке ее положения доводится заручиться помощью принца крови? Нет, даже если предположить, что мадемуазель д'Артуа была очень даже хороша собой и очаровательна, умела подать себя и являлась наследницей титула и богатого приданного на случай замужества, даже при всем этом случайность была вопиющей. И более того. Графиня тяжелым вздохом оборвала свои собственные домыслы, напомнив самой себе, что князь был женат, только что счастливо обзавелся наследником, и супругой его была никто иная, как Катрин де Граммон, гофмейстерина двора герцогини Орлеанской. Случай, помогший мадемуазель д'Артуа скорее выполнить ее поручение, мог привести к громкому скандалу... собственно, ведь именно это и произошло всего лишь несколькими часами раннее на глазах у доброй половины двора. Собственно, не самой доброй, если подразумевать едкие языки и завистливые глаза.

- Ох, милочка моя, - со вздохом констатировала собственные переживания графиня и взглянула в лицо девушки, - Вы и правда не замечаете, в какой ситуации оказались, моя дорогая? Нет, конечно же, Вы не намеренно и любая на Вашем месте должна была бы повести себя именно так и не иначе. Но оказаться не только предметом супружеского раздора, а еще и поводом для ссоры между двумя кавалерами, пусть и непреднамеренно... о, моя дорогая... моя дорогая... я надеюсь, что граф де Ресто имеет достаточную осмотрительность, чтобы не довести эту ссору до непоправимого, - покачивая головой произнесла мадам де Лафайет, ни на секунду не усомнившись в истинности слов своей подопечной, да и что могло быть хуже ссоры, едва не вылившейся в дуэль? Для репутации незамужней девицы, без году три дня при дворе, это было губительно и могло привести к немедленой отсылке в глушь, в провинциальный замок или хуже того монастырь, если у нее окажутся достаточно ловкие родственники, положившие глаз на наследуемый ей титул и состояние.

- Вы должны быть предельно осторожны, моя дорогая. Особенно в том, что касается Вашей будущности. Простите мне мою откровенность, но я считаю своим долгом предупредить Вас. Скажите мне, Габриэль, кто является Вашим опекуном до замужества? Пожалуй, мне следует замолвить за Вас словечко. Но лейтенант де Ресто... Вы сказали, что встретили его, когда искали часовню. Да, да пожалуй это была чистая случайность... - с легкой улыбкой констатировала мадам де Лафайет, не желая пугать девушку возможностью того, что та случайно оказалась замешанной в перепетии расследования, которое было поручено графу де Ресто, - Ну что же, коли все так, то я отпускаю Вас, моя милая. Вам еще следует переодеться.

Взглянув в глаза девушки, мадам де Лафайет нашла в них смятение, которое опять же истолковала по-своему, сообразно тем выводам, к которым привели ее объяснения Габриэли.

- Вы также как и остальные девушки уже успели подарить Вашу ленточку одному из состязающихся на турнире, не так ли, моя дорогая? Ну что же, это похвально, что Месье пришло в голову устроить подобное увеселение... значит, не все еще потеряно при нашем дворе... турниры, рыцарские обеты... служение прекрасным дамам... золотые времена Ренессанса возвращаются к нам, - с рассеянной улыбкой проговорила мадам де Лафайет, вспоминая собственную юность и времена, когда ее ленточка украшала рукав молодого человека, так никогда и не сумевшего добиться расположения ее отца, чтобы сделать ее своей маркизой... она стала графиней де Лафайет.

Шум, донесшийся из открытых дверей буфетной, отвлек обеих собеседниц от своих мыслей, и графиня встревоженно глянула на свое отражение в зеркале, чтобы убедиться, что была готова тотчас же броситься. Но куда? На помощь к кому?

- Что там такое? Что это за шум?

31

Отправлено: 28.09.13 05:44. Заголовок: //Дворец Фонтенбло...

//Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги//

-И нас ждут, - по пути опять напомнила Атенаис подруге... на всякий случай еще раз, а то вдруг та  умудрится сделать лишний шаг в сторону к назойливым приключениям.

Рука Оры крепко вцепилась в руку Тонне-Шарант и, продолжая поспешный путь к лентам, последняя обратила на это внимание.

- Ой, прости, я не думала так спешить. Но мне ужасно не хотелось провести хотя бы лишнюю минутку в обществе месье префекта. Совершенно невыносимый тип, знакомству с которым я особенно не рада. - вздохнула Ора.

-Нам надо поспешить, - ободряюще согласилась Атенаис, - Принцессе не стоит долго ждать. И... не могу сказать, что сама готова проводить много времени в обществе префекта Ла Рейни. Тебя что-то уже с ним сталкивало ранее? - поинтересовалась, бросив беглый взгляд на цепкие пальчики подруги в своей руке.

Приближаясь к своей комнате, где хранились заветные ленты и множество иных дамских мелочей туалета фрейлины, девушка невольно замедлила шаг. Слушая Ору, бросила взгляд на доспех прошлого века, одиноко возвышающийся в сумраке коридора. Каких-то сто, быть может больше, лет назад какой-то рыцарь наверняка носил его, воспевая в письмах прекрасную даму сердца. Атенаис улыбнулась.

-Ора, - шепнула, остановившись. - Смотри. - Обратила внимание на холодного стража, служившего ныне предметом декорации. - Хочешь открою тебе свою маленькую тайну?

Девушка приблизилась к доспеху, привстала на цыпочки и, приподняв еле скрипнувшее забрало, пошарила в его глубине рукой. К удивлению там что-то оказалось — маленький свиток бумаги, простецки скрепленный обрывком ленты.

-Это очередное письмо маркиза де Нуармуатье. Он не особо - увы - куртуазен в оформлении писем. Когда меня сложно найти, его посланница оставляет милые записка здесь. Давно принято с подобного железа.. - Атенаис легонько постучала по пустой голове истукана кулаком, - .. стирать пыль, но не обследовать каждый раз внутри. Весьма удобно и интригующе.

В торопях девушка сорвала ленту со свитка, заглянула внутрь и нахмурилась.

-Что-то сегодня он перестарался. Ничего не понимаю. Бессвязный набор букв — не более того. Поспешим к лентам, - огорченно вздохнула. Странные записи походили толи на бред больного горячкой, толи на шифр, который ранее жених мадмуазель де Тонне-Шарант не имел привычки применять в их любовной переписке. Весьма неприятное недоразумение для той, кто ожидала прочесть множество приятных слов. Франсуаза показала письмо Оре, а затем припрятала его в тугой корсет своего платья.

Дабы развеять грусть случившегося, тем более в компании вечно неунывающей подруги - всем известен легки нрав Монтале -, в комнате, где в шкатулках хранилось великое множество пестрых лент, Атенаис через силу заставила себя улыбнуться и повеселеть.

-Вот что мне подумалось, а давай придумаем для мадам де Лафайет воздыхателя. Ты заметила, как она старается поддерживать себя припудренной и в форме? Заметила, что ее определенно смутило присутствие лейтенанта де Ресто? Есть еще порох в пороховницах! И хотя дворцовая кокетка не так молода, определенно она еще не против иметь пару-тройку кавалеров, а уж в молодости так точно сводила всех с ума. Напишем ей письмо от имени какого-нибудь, скажем «Тайного поклонника» и спрячем там, куда она непременно заглянет - заглянет только она. В письме попросим написать ответ и припрятать тот в тайник, подобный моему доспеху. Пошлем через третьих лиц служанку, которая ничего не будет знать ни о чем никогда, на случай если мадам захочет разоблачить воздыхателя. И так, письмо за письмом, придадим флеру ее строгой жизни. Тебе не кажется, что она сильно увязла в своем строгом, сердитом образе наставницы? Уж больно хочется возродить в ней восторги и ожидания молодой жизни!

Говоря это, Франсуаза поспешно примеряла и предлагала различные ленты к розам, то и дело не забывая напомнить о том, что их ждет принцессе.

32

Отправлено: 28.09.13 17:52. Заголовок: Франсуаза де Лафайет..

Франсуаза де Лафайет

Щеки мадемуазель становились все краснее с каждым словом мадам де Лафайет. Хоть в голосе строгой наставницы и не было откровенного недовольства, Габриэль отчетливо почувствовала упрек своему поведению. И, увы, не было ей хоть какого-то оправдания. Ведь ее поведение для девушки, дорожащей своей репутацией и добрым именем своей семьи, совершенно недопустимо.

- Ах, мадам, Вы, наверное, правы… - Промямлила фрейлина. – Поверьте, мне безумно неприятно все, что сегодня произошло со мной! Но и Вы поймите меня, я ни капли не хотела, чтобы все эти приключения и конфузы произошли со мной! – Габриэль в отчаянии взмахнула руками. – Вы знаете, что с тех пор, как мой отец умер, матушке приходится совсем тяжело! Моя кормилица частенько пишет о нездоровье графини, прошу Вас, не стоит волновать ее!

В голосе фрейлины промелькнула мольба. Ей было и вправду страшно волновать мать, судя по последним письмам из дома, графиня была очень плоха и вставала с постели лишь в дни праздничных богослужений. Девушка боялась и представить, что ждет ее в случае смерти матери. Они не очень ладили, но ощущение родного человека, пусть и за много лье от Фонтенбло, всегда придавало Габриэли сил.

- Что касается моего опекунства, то отец в завещании указал шевалье де Форе, свояка моей матери. Так уж вышло, что родственников ближе не оказалось. Но, - фрейлина грустно усмехнулась, - мне кажется, что месье де Форе нет никакого дела до меня и моих проблем, так что говорить с ним о моем благополучии – дело бесполезное. Пусть я и молода, но прекрасно вижу, как загораются глаза у людей, когда они узнают о том богатстве, что оставил мой отец. Да и шевалье устраивает роль управляющего всем этим, поэтому уж кто кто, а он не имеет ни малейшего интереса выдать меня замуж.

Габриэль посерьезнела, она не ожидала от себя такой откровенности, но участи в голосе де Лафайет тронуло ее. Она была благодарна статс-даме за выказанные теплоту и заботу. Пусть на миг, но она вдруг почувствовала, что кому-то и вправду не безразлична ее судьба.

- А что касаемо Его Высочества, принца Монако, уверяю Вас, это была случайность! Знай я, что этот месье супруг Катрин, я и на пушечный выстрел не приблизилась бы к нему!

Казалось, что графиня вполне удовлетворена объяснениями фрейлины. И хоть Габриэль видела, что мадам все еще мучают некоторые сомнения, она перестала бояться, что придется открыть правду до конца.

- С Вашего позволения, я отправлюсь переодеваться, - Габриэль уклонилась от вопроса об обладателе ее ленты. – До вечера за этой суетой осталось так мало времени.

Девушка уже было направилась к себе, как шум из буфетной заставил ее остановиться. Да, похоже переодеться ей сегодня не удастся! Она обернулась и вопросительно переглянулась с мадам де Лафайет. По встревоженному виду последней было ясно, что она, как и сама Габриэль, не имеет ни малейшего понятия о происходящем.

- Ох, мадам! Что за день! Что же такое там могло случиться!

Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Габриэль д'Артуа

33

Отправлено: 29.09.13 12:24. Заголовок: Де Форе... ничем не ..

Де Форе... ничем не примечательное имя, промелькнуло в голове мадам де Лафайет, когда она услышала имя опекуна мадемуазель д'Артуа, а ведь именно такие ничем не примечательные люди и бывают опаснее всего.

- О, я уверена, моя дорогая Габриэль, что вскоре месье де Форе придется озаботиться и судьбой Вашего приданного и Вашим наследством... Вы при дворе Мадам, а это значит, что теперь Ваша судьба касается и самой герцогини, вернее тех, кто предано ей служит, - ответила мадам де Лафайет, - Можете быть уверены, Ваша матушка получит только самые лучшие отзывы о Вас, моя дорогая... А с мадам де Монако, о, я то уверена, что Вы будете осмотрительны, а сама княгиня... будет ли ей до того, посмотрим еще, - неожиданно для себя проговорила мадам де Лафайет, вспоминая подсмотренную на Лужайке сцену бурных объяснений супругов де Монако сразу же после того, как сама Катрин де Монако появилась там под руку с графом де Сент-Эньяном, а ведь граф и накануне был не один раз замечен зорким глазом мадам де Лафайет вместе с княгиней, - А теперь... но боже мой, разве можно так шуметь!

Последнее относилось уже не к мадемуазель д'Артуа, которая, к ее чести сказать, умела ходить столь же бесшумно, сколь и незаметно, незаменимое качество для фрейлины, по мнению мадам первой статс-дамы.

- Пожалуй, самое время для выхода. Мне следует поторопить этих копуш, наверняка из двенадцати только четыре девушки готовы к переодеванию Мадам, - мадам де Лафайет бросила суровый взгляд в зеркало, чуть ближе сдвинула острые стрелки бровей и сверкнула глазами, да, эффект неотразимый, - Но конечно же, это не относится к Вам, моя милая... - обернулась она к Габриэль, - Ступайте же, ступайте, я и так беспардонно задержала Вас.

Оставив не разобранными засушенные лепестки роз и лавандовые веточки, собранные для нее садовником, мадам де Лафайет помахала камеристке рукой, давая понять, что этот легкий беспорядок можно не убирать. Уже в следующую секунду графиня оказалась в коридоре:

- Дамы! Дамы! Что там такое! - крикнула она в пустоту коридора, но судя по сдавленным смешкам и веселым разговорам, никто не был в курсе происходившего и скорее так же как и они с Габриэль д'Артуа терялись в догадках, надо сказать весьма громких и неуместно веселых, - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? Где цветы для Мадам?

Не желая оставаться в столь недвусмысленном положении, когда из любой замочной скважиной за ней могли следить насмешливые хохотушки, мадам графиня двинулась из коридора в гостинную герцогини, чтобы поймать хоть толику слухов и объяснений происходившему там же.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

34

Отправлено: 30.09.13 20:22. Заголовок: Доверие Тонне-Шарант..

Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги

Доверие Тонне-Шарант, так легко и просто показавшей тайник, посредством которого гордая красавица переписывалась со своим воздыхателем, одновременно тронуло и взволновало Ору. Неожиданная честь быть конфиданткой дочери герцога была приятна, несказанно приятна, и в душе мадемуазель де Монтале тут же записала Франсуазу де Рошешуар в число подруг наряду с Габриэлью д'Артуа. Но вместе с тем признание девушки всколыхнуло желания и мысли, которые пугали - хотя бы тем, что подстрекали Ору нарушить обещание, которое она так недавно дала маркизе де Тианж. Поразительно, но каждая из сестер будила в Монтале желание следовать ее примеру. Вот только пример этот был полностью противоположен. И потому, спеша за Тонне-Шарант в ее комнату, Ора краснела, не в силах отделаться от мысли о том, как легко бы было вести запретную переписку с Виллеруа... или еще кем-нибудь, быть может, так, чтобы никто не догадался.

Сокровища, представшие ее взгляду, когда Атенаис начала раскрывать шкатулку за шкатулкой, ненадолго отвлекли Монтале от преступных размышлений, но тут белокурая фрейлина, будто задавшись целью окончательно погубить неискушенную провинциалку, раскрыла перед Орой картину, сулившую коварным девицам столько развлечений, невинных и не слишком, что маленькая брюнетка окончательно забыла про благоразумие, сдержанность и осторожность. Одним словом, про все добродетели, к которым ее настоятельно направляла старшая из сестер Мортемар. При этом Оре и в голову не пришло счесть Тонне-Шарант испорченной. Напротив, уронив на туалетный столик розы, она в восхищении захлопала в ладоши:

- О господи, это же гениально! Подумать только, мне бы и в голову такое не пришло. А ведь я видела, какими глазами мадам де Лафайетт смотрела на герцога де Виллеруа! О, эти строгие блюстительницы наших нравов, будет только честно, если мы выведем ее на чистую воду, не так ли?

Тихонько посмеиваясь при мысли о том, как Великая Армада будет тайком пробираться к тайнику за любовным посланием, Ора взяла отобранные Тонне-Шарант ленты и начала ловко завязывать их в пышный бант.

- Но какое же место мы выберем в качестве тайника? Доспех, коим пользуетесь вы с Нуармутье, для этого не годится, может случиться путаница, - она запнулась, припомнив озадаченное лицо подруги, распечатавшей послание. - Если она не случилась уже.

35

Отправлено: 05.10.13 16:59. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Ко..

    Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги

    Близился час переодевания Мадам и Габриэль, которая должна была присутствовать там уже в полном платье, совершенно не успевала ничего, а потому миновав проходные комнаты, она устремилась в самое сердце покоев герцогини Орлеанской, искренне надеясь, что мадам де Лафайет еще могла принять ее – перемолвиться хотя бы парою словечек маркиза считала жизненно необходимым, особенно учитывая, что врядли месье де Ла Рейни удосужиться быть деликатным в вопросах допроса молодых дам Ее Высочества.
    «Особенно учитывая состав присутствующих,» - с усмешкою подумалось маркизе и живое воображение сразу нарисовало ей картину искреннего или не совсем удивления первой стаст-дамы, когда сей господин огласит ей имена тех, с кем бы он желал переговорить по столь деликатному делу.

    Но что же делать с платьем? Женщина в неуверенности остановилась и призадумалась: если сейчас отправить к мадам де Лафайет, то наверняка она не успеет сменить платье и ее вид будет совершенно неприемлем для появлением перед Ее Высочеством. Но если отправиться сейчас к себе, где верная Роза наверняка уже ожидала свою ветреную госпожу со всем готовым для переодевания, то подобную новость как убийство или несчастный случай придеться сообщать шепотом между выбором подвязок и жемчуга. А это, и маркиза была согласна сама с собою, было не самым удобным способом поделиться информацией, которая должна была бы оставаться тайной. Так что же делать?

    Увы и ах, но Габриэль де Тианж оставалась в первую очередь женщиною и памятуя о том, что нынче утром она появилась на пикнике под руку с Его Высочеством, то ее неопрятный вид в будуаре Генриетты Анны мог бы вызвать ненужные и совершенно неуместные толки, а следовательно выбор следовало сделать в пользу смены туалета. Так что развернувшись в противоположную сторону от комнат Франсуазы де Лафайет, маркиза поспешила к себе, мысленно моля Провидение помочь ей оставить время или хотя бы задержать его, что бы все, что она должна была выполнить, было выполнено в срок.

36

Отправлено: 10.10.13 21:47. Заголовок: Тонне-Шарант была в ..

Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги

Тонне-Шарант была в восторге от восторга Оры. Подпрыгнула на месте и радостно захлопала в ладоши, точно маленькая девочка.

-О! Наверное это будет наша последняя проказа, до того как нас разоблачат, но повеселимся мы на славу! - заговорчески прошептала, но тут же от озвученной мысли сама же и помрачнела. - Поэтому необходимо сделать так, чтобы нас не разоблачили. Рано или поздно наш тайный ухажер просто исчезнет и все, оставив о себе дивные воспоминания... либо его образ мы продадим реальному мужчине, будь на то его желание заполучить расположение мадам де Лафайет. Тем самым превратим миф в реальность. Но нам нужен посредник или помощник, который никогда не сможет выдать нас...

Схватила новую ленту, быстро завязала очередной пышный бант, затем еще один и еще. 

-Служанка-посредница может быть излишне любопытной и сама все разузнать...

Оценив творческую работу по украшательству цветов, одобрительно кивнула, подхватила подругу с цветами под руку, направилась из комнат в коридор. И уже там, по дороге в апартаменты принцессы, шептала точно шипящий уж на ухо Оре все свои рассуждения, советуясь и размышляя в слух.

-...Менять слуг мне тоже не понятно как — слишком сложно. Что же делать?... М-м-м, а если?.. Нет, не вариант... Думается мне первое письмо мы можем передать мадам куртуазным способом через подарок. Но в нем мы попросим написать ответ и положить в... куда-нибудь.  А как же наладить постоянную переписку? Если это будет тайник, то всегда возможно установить за ним слежку и рано или поздно увидеть, кто этот тайный воздыхатель. Необходимо что-то или кто-то к чему прикасаются все и с чего любой мог бы снять письмо, в том числе и мы. Но тогда мы или мадам рискуем передать наше письмо сторонним лицам. Что же делать? О! Если бы это был кот, наш замечательный кот, который интересен всем! Мадам де Лафайет никогда не откажется уделить ему внимание и легко найдет под бантом записку! - шепотом обрадовалась Атенаис. -Точно так же как и любой другой, кто раньше захочет погладить кота, - тем же шепотом огорчилась девушка. -И пусть мы не будем подписываться откровенно, да и ей порекомендуем ставить псевдоним, так или иначе втягивать в роман кого-то со стороны не очень хочется. Мы создадим интригу вокруг образа кавалера, он будет похож и на того и на другого, и на третьего знакомого, но на кого-то больше, чем на другого, а затем и на третьего, тем самым вызывая интерес, разжигая желание разгадки... Продумаем, скопируем почерк, манеру изъясняться, бумагу и запах от бумаги - все это будут знаки и символы для умной женщины! Но Ора, как обезопасить себя, при этом наладив канал переписки? Мы не можем из-за любезности украсить жизнь статс-даме, потерять свое положение при дворе и доверие! Нам нужен разумный кот, который будет знать куда приносить письма, куда относить, но никогда не сможет рассказать истину. Несколько котов! Коты, которые смогут путать следы и маршруты...

Впопыхах рассуждений фрейлина-интриганка так выдохлась, что на подходе к апартаментам своей принцессы уже была готова разочароваться в задуманной идеи и признать, что план провальный, как вдруг у самых дверей гостиной, ее осенила идея, а на губах отразилась торжествующая улыбка, в глазах же заискрился азарт:

-Нам нужен умный и безмолвный почтальон, - вновь зашипела Тонне-Шарант в самое ухо Оре. - Голубиная почта... Голуби!

Атенаис выпрямилась, отстранилась от подруги, разгладила складки платья, приосанилась, готовясь войти в покои своей принцессы идеальной, не лишенной достоинства, покорной служанкой. Напоследок шепнула:

- Подскажи, чего я не учла в рассуждениях? Где в плане дырка и опасность?

//Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3//

37

Отправлено: 16.10.13 00:04. Заголовок: Мадемуазель де Монта..

Мадемуазель де Монтале летела по коридору будто на крыльях, едва поспевая за высокой, длинноногой Атенаис, чей вкрадчивый голосок нашептывал на ушко маленькой брюнетке такие мысли, от которых ротик Оры то и дело округлялся в немом «О!», а глаза начинали блистать смесью азарта и невинного предвкушения столь замечательной шалости.

- Кот? Но отчего же кот? – торопливо переспросила она, пытаясь нарисовать в своем воображении картину вереницы полосатых котов, лоснящихся от жирной придворной диеты, шею которых украшали банты, из-за которых кокетливо выглядывали кончики любовных записочек. – Нет, коты не подойдут нам совершенно, на них никогда нельзя полагаться. Кто знает, к кому они решат вдруг запрыгнуть на колени в поисках лакомства и ласки? Мы никогда не сможем быть уверены, что послания таинственного воздыхателя попадут в руки именно той, кому предназначались.

И она разочарованно покачала головой, прогоняя видение Франциска Четвертого, молнией несущегося по служебной лестнице в каморку садовника, где его с нетерпением ждет… Монтале чуть не споткнулась от смущения, осознав, что мысли ее упорхнули непростительно далеко от вдохновляющего плана.

- И с голубями, я боюсь, не выйдет. Во-первых, нам негде держать их, а во-вторых, ни за что не приучить садиться на подоконник Армады. Для этого надобно время и возможность проникать в ее комнату, чтобы приманивать голубей. Хотя признаю, это было бы куда романтичнее котов.

Не хорошо было отметать одно предложение Тонне-Шарант за другим. Ора чувствовала себя неловко, догадываясь, какой занудой может показаться подруге. Что толку в энтузиазме, с которым она приветствовала эту затею, если ни на что, кроме критики она покамест так и не сподобилась?

- И слугам нашим доверять нельзя, что верно, то верно, - продолжала, тем не менее, фрейлина, ибо ход ее мыслей могли теперь остановить лишь двери в покои Мадам, которые с каждым шагом делались все ближе. – Остается либо самим забирать послания из тайника, что опасно, либо…

Взгляд Оры заметался по сторонам в поисках более осторожного решения. Зацепился за незнакомого юношу, которого они с Луизой уже заметили в приемной герцогини Орлеанской.

- Быть может, мы могли бы отыскать помощников среди молодых придворных? Я знаю пару кавалеров, которые по достоинству оценят добрую шутку и сумеют держать язык за зубами. Да и к тому же, им можно было бы не говорить, в чем суть затеи. Пусть думают, что помогают двум влюбленным, которым не дают соединиться корыстные и злобные отцы. Отличный повод блюсти осторожность и хранить секреты, не так ли? Ой!

Монтале чуть не наткнулась на распахнувшуюся навстречу ей дверь и отскочила в сторону, пропуская камеристку Мадам с подносом недоеденных булочек.

- Шшш, - она прижала к губам пальчик свободной от роз руки. – Мы договорим об этом позже.

И только шагнув через порог, поняла, что Атенаис любезно пропустила ее вперед, возложив тем самым на ее плечики малоприятную обязанность оповестить принцессу Генриетту о печальной участи – нет, не Долорес, о которой им велено было помалкивать, но куста английских роз, остатки которых она прижимала к груди начавшей заметно дрожать рукой.

Изнемогая от желания зажмуриться и сделаться как минимум невидимой, Монтале присела в реверансе перед стоящей перед зеркалом принцессой и выдавила из себя дрожащее:

- Мадам!

//Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3//

38

Отправлено: 03.12.13 10:42. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Послушно проманеврировав среди толпы за своей драгоценной, Луиза довольно резво юркнула на фрейлинскую половину и в нерешительности замерла подле дверей в свою комнату.

- Мы ведь рискнем с тобой переодеться? Я, право, так растерянна, что не успела оценить наряды других девушек... Мадам де Тианж весь сменила платье? Или нет? Ох, события утра ускользают из моей памяти...

Лавальер толкнула непослушную дверь в комнату, приглашая Ору все же не толпиться в коридоре.

- Нет, с прической все чудесно, - улыбнулась Лу и заботливо заправила непослушный локон своей черноволосой красавицы за ухо, - я просто залюбовалась твоими глазами...

Девушка умолкла. Ее мучила совесть из-за произошедшего, ей нестерпимо хотелось рассказать своей любимой обо всем, но в памяти еще слишком отчетливо звучали слова Мадам о молчании... И вроде бы записка такой пустяк, ни автора, ни адресата, почтовый голубь модернизировался и, наверное, сбился с пути. Что такого, если Монтале об этом узнает? Или все же не стоит?

Луиза напряженно улыбалась, разглядывая как Ора крутится подле зеркала с прической, и практически ее не слушала. Юная преступница даже чересчур увлеклась дерганьем своих манжетов, что изрядно их помяла и запачкала...

- Боюсь, нам точно нужно переодеться... Негоже вечером ходить в таком помятом виде...

Лу даже не успела окликнуть свою камеристку, как Анжелин появилась откуда не возьмись. И ирония ее появления заключалась еще в том, что в руках она держала наряд нежно голубых оттенков. Фрейлина прикусила губу, вспомнив голубые ленты Ее Высочества, и подумала, как именно Принцесса может рассудить повторение цвета? Признаком симпатии или же дерзким вызывом? Ох, если бы только у них было лишних десять минут на выбор...

- Спасибо, Анж. Милая, - обратилась уже к подруге, - ты можешь переодеться и в моей комнате! Думаю, мы так даже шустрее справимся! Что думаешь?

Лавальер чуть не подмигнула своей драгоценной и принялась развязывать всяко ленты. Анжелин, в свою очередь, шустро расшнуровала платье, и оно с шумом упало на пол, а вслед за ним и бисерная лента из корсажа. Лу даже не заметила этой маленькой оплошности, зато от зоркой де Жарден такое не могло ускользнуть.

- Ой, у Вас, кажется, оторвался кусочек платья, - простодушно воскликнула девица и, ловко схватив упавшую ленту, протянула ее хозяйке.

И в этот момент Лавальер густо покраснела.

- О, а я уже и про нее забыла, - еле слышно прошептала она.

39

Отправлено: 05.12.13 18:09. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Оторвавшись от критического созерцания собственного отражения в маленьком зеркальце, Монтале повернулась к подруге, и лоб ее, успевший нахмуриться в процессе осмотра, немедля разгладился.

- И правда, вдвоем у нас получится быстрее. Анжелин, душечка, беги ко мне скорее и вели Мишу принести мне, - она запнулась, задумчиво морща носик, и вдруг черные глаза ее озорно блеснули. – Пусть принесет мне голубое с белым. А я пока помогу твоей госпоже.

Ора  забрала у девицы дю Жарден наряд для Луизы и легонько подтолкнула горничную к двери. Ладонь ее скользнула по блестящей ткани, наслаждаясь гладкостью и прохладой шелка.

- Прекрасный выбор для турнира, душа моя. Помнишь, как мы веселились, выбирая этот шелк в лавке? Нам даже скинули с цены за два отреза. Мы будем словно две сестры.

Платье Оры никоим образом не было близнецом туалета Луизы, если не считать одинакового материала, так что жизнерадостная брюнетка ничуть не опасалась, что ее перепутают с нежной блондинкой. Просто идея появиться на приеме у королевы-матери, а затем и на турнире в нарядах одного цвета, но разного покроя, была слишком уж хороша, чтобы упустить столь удобный момент продемонстрировать дружбу, которая связывала двух фрейлин. К тому же, Монтале не могла не заметить, что Месье изволил ворваться к своей молодой жене в панталонах голубого цвета. Можно было смело предположить, что и остальная часть его вечернего костюма будет выдержана в тех же голубых тонах. И пусть они были в свите Мадам, сие удачное совпадение не стоило упускать из виду.

Она уже собиралась поделиться своими планами на сей счет с подругой, когда взгляд ее упал на яркую полоску бисера в руках у Луизы. Что-то знакомое было в этом сочетании цветов, хотя Ора могла бы побиться об заклад, что никогда не видела этой вышитой ленточки у Лавальер.

- Какая прелестная вещица! – заметила она, с любопытством разглядывая незнакомое украшение, на которое Луиза взирала с непонятным смущением. – Слишком коротка для ожерелья, но ее, наверняка, можно носить на запястье как браслет.

Сказала и задохнулась, заморгав растерянно. Как можно было забыть, на чьей руке она видела эту ленту совсем недавно. И часу не прошло с тех пор. Но когда? Но как?

Так и застыв с голубым платьем в руках, Монтале закусила губу, чтобы не дать вырваться ни одному из нескромных вопросов. Что толку спрашивать, когда и без того понятно, чей это подарок. Бисерная лента в обмен на шелковую, что ж тут странного. Ровным счетом ничего.

Ора сглотнула подступивший к горлу ком. Дышать стало легче. Даже улыбнуться получилось. В конце концов, разве не желала она всегда всего самого лучшего для своего сердечного друга, милой Лу?

- Давай быстрей наденем платье, я помогу тебе, - она подняла голубой шелк повыше, чтобы Лавальер было легче нырнуть в недра юбки и не искать мучительно рукава, согнувшись в три погибели. – А потом посмотрим, как можно превратить эту милую вещицу в браслет. Хотя не знаю, будет ли она смотреться с твоим сегодняшним нарядом. И да, ты еще не сказала мне, зачем Мадам вдруг позвала тебя обратно! Она ведь не сердилась на нас, нет?

40

отправлено: 06.12.13 15:05. Заголовок: - Помню, - мысленно ..

    - Помню, - мысленно борясь с пылающими щеками, коротко молвила Луиза и послушно нырнула под пышную юбку. Не без помощи своей драгоценной, она быстро справилась с рукавами и уже меньше чем через минуту девушка уже была готова шнуроваться обратно и поправлять слегка растрепавшуюся прическу.

    Недоумение, застывшее на мгновение на личике Оры не могло ускользнуть от внимания Лавальер. Она ждала этой реакции, надеясь что несколько секунд пытливого взгляда подруги будет достаточно, чтобы понять что и к чему. И теперь с уверенностью можно было сказать, что черноглазая знала, чья это лента. Или скорее знала значение этой ленты, ведь нехитрые цвета узора вряд ли просто были порывом фантазии творца. Только Ора не просто знала ответ, Ора была явно раздосадована. Неужто это лента принадлежит Франсуа? Прочем, если да, то тогда все более чем понятно. И жгучие глаза в записке принадлежали конкретному человеку.

    Это внезапное открытие и обрадовало и огорчило Луизу одновременно. Она чуть было не отшвырнула противную ленту в сторону, но сдержала горячий порыв необдуманного решения и сжала браслет в кулачок.

    - Милая!, - перехватив руки подруги, которые собирались уж было схватить бечевку затяжки, прошептала Лавальер и поочередно поцеловала каждую ладошку, - не буду я носить этой ленты, она не моя! А Мадам... Она... Нет, уже не сердится! Но могла произойти катастрофа! Хотя как знать, может она уже произошла и убежала далекой волной по всем стенам дворца...

    На пороге нарисовались довольная Анжелин на пару с камеристкой Оры, которая в свою очередь торжественно несла заказанное одеяние. Луиза замолчала, смущенно отпустив руки и подставляя свою спину ловким пальчикам своей помощницы по туалетам. Голубое платье Оры грело душу, Лу была довольна таким решением, но из-за треклятой ленты чувствовала себя виноватой теперь не только перед королевской кровью.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5