Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5


Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5

Сообщений 1 страница 20 из 52

1

02.04.1661

Ора де Монтале пишет:

Сургуч послушно хрустнул в ее пальчиках. Записка оказалась коротенькой и совсем даже не романтичной. Ора пробежала глазами четыре строчки:
"Вы не волнуйтесь, я у мушкетеров. Это арест, но говорят, что ничего серьезного нет. Завтра утром меня отпустят. Только не подумайте, что это из-за Вас. Я сам расскажу при встрече, когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой.
Ваш друг"

Она улыбнулась, складывая записочку. «Ваш друг». Милый, бедный, невезучий мальчик. Что такого мог натворить непутевый маркиз, чтобы попасть под арест? Должно быть, просто оказался слишком верным слугой Его Величеству, хотя тут уже напрашивался иной вопрос: что же такого умудрился натворить король, что несчастного Франсуа отправили под арест?


https://d.radikal.ru/d33/1902/6a/4c4df28d8518.png

Ора де Монтале пишет:

Определившись с тем, как начать письмо, Монтале вооружилась карандашиком и решительно вывела первую строчку:
«Дорогой Франсуа!»
- Наверное, мне не следовало быть столь фамильярной для первого письма, ты не находишь?


https://d.radikal.ru/d23/1902/d5/b449b1f67a93.png

Маленькая, но существенная деталь - карандаш... в эпиграфе он превратился в перо.

2

Отправлено: 03.08.11 19:09. Заголовок: Шесть утра. Ничто н..

Шесть утра.

Ничто на свете, даже треволнения вчерашнего дня, полного событий, не могло отбить у юной мадемуазель де Монтале привычку просыпаться с петухами. Правда, в Фонтенбло не слышно было петухов, зато вполне хватало шума иного рода. Вот зацокали копыта по булыжной мостовой – звук затерялся вдали, значит, кто-то уехал из замка. Вот прогрохотали по камням колеса чьей-то кареты. Еще одна ранняя пташка торопится покинуть временную резиденцию двора. Вот голоса перекликающихся караульных, слишком далеко, чтобы разобрать слова, зато смех и шутки прачек, прошедших прямо под окнами фрейлин, слышны так хорошо, будто невидимые женщины болтают за дверью ее маленькой спаленки.

Ора полежала пару минут, размышляя об удивительном свойстве утренней тишины усиливать звуки. Днем, когда дворы замка заполнятся людьми и лошадьми, ей вряд ли удастся так же явственно и четко услышать – невольно, разумеется – как неизвестная ей Лизетта жалуется подруге на коварство столь же неизвестного месье Лионеля, сбежавшего от нее ни свет, ни заря, и не оставившего ни монетки на память.

Горести невидимой прачки вовсе не тронули сердечко Монтале, привыкшей относиться к мелким грешкам слуг с суровостью, которая приличествует доброй христианке и хорошей хозяйке, отвечающей перед Господом за добродетель вверенных ей лиц. Но в таком огромном хозяйстве, как королевский замок, вряд ли у кого было время и забота следить за нравами прислуги, ведь даже в крошечном Монтале разбитые сердца, прижитые по ту сторону одеяла дети и семейные ссоры между неверными супругами были делом обыденным и неизбежным.

Отложив в сторону бесполезные мысли о хрупкости добродетели в низах общества, Ора потянулась к звонку. К тому времени, когда ее горничная, Мишель Мишу, девица, соизволила явиться на зов госпожи, оная госпожа уже успела сменить ночную рубашку на свежую сорочку и умыться над спрятанным за занавеску тазиком с выщербленным краем. Аккуратно промокая лицо полотенцем, она промычала нечто невнятное в ответ на веселое «С добрым утром, мадемуазель» и, вынырнув из складок полотенца, с удивлением воззрилась на сложенный листок бумаги, протянутый горничной.

- Что это? Это мне, да? Но от кого?

Первая промелькнувшая в кудрявой головке Оры мысль была о вызове в королевскую канцелярию на допрос по поводу ее вчерашней беседы с месье префектом, явно догадывавшимся, что юная мадемуазель нахально морочит ему голову. Но отчего же передавать серьезную бумагу с горничной? Вторая мысль… Девушка решительно тряхнула растрепавшимися за ночь кудрями, прогоняя ее прочь. Мечтать – опасное занятие для молоденьких бесприданниц, не располагающих ни титулом, ни красотой, ни белым единорогом, если уж на то пошло.

Незнакомый герб на печати ничего не говорил Монтале, за годы службы в Блуа сумевшей, к своему великому стыду, с трудом запомнить герб Лотарингского дома, принадлежностью к которому столь гордилась вдовствующая мадам д’Орлеан. Сургуч послушно хрустнул в ее пальчиках. Записка оказалась коротенькой и совсем даже не романтичной. Ора пробежала глазами четыре строчки:

"Вы не волнуйтесь, я у мушкетеров. Это арест, но говорят, что ничего серьезного нет. Завтра утром меня отпустят. Только не подумайте, что это из-за Вас. Я сам расскажу при встрече,  когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой.
Ваш друг"

Она улыбнулась, складывая записочку. «Ваш друг». Милый, бедный, невезучий мальчик. Что такого мог натворить непутевый маркиз, чтобы попасть под арест? Должно быть, просто оказался слишком верным слугой Его Величеству, хотя тут уже напрашивался иной вопрос: что же такого умудрился натворить король, что несчастного Франсуа отправили под арест?

- Откуда это у тебя? – Ора вопрошающе взглянула на свою горничную. Наверняка, та уже успела обзавестись дюжиной знакомых, пока они с Луизой отбывали нелегкую фрейлинскую повинность. Записку о де Виллеруа мог принести ей кто угодно. Но… Ора была любопытна.

- Их Светлость граф де Ресто велели передать Вам лично, – без запинки ответствовала горничная, невозмутимо принимаясь за прическу мадемуазель де Монтале, как будто передача записочек от всяческих светлостей была для нее самым преобычным делом. И, встретив в зеркале недоуменный взгляд хозяйки, поспешила уточнить: – Лейтенант мушкетеров Его Величества.

- А… - протянула Ора с понимающим видом. Если маркиз был у мушкетеров, то явление лейтенанта в покои Мадам с запиской от арестанта было вполне понятным, хотя, быть может, и не совсем уместным. – И что же, месье лейтенант ждет моего ответа?

- Да нет же, Их Светлость изволили тут же уйти и про ответ ничего не спросили, - Мишель ловко заколола последнюю прядь и отошла полюбоваться результатом. Или же убедиться, что уложенные в пучок волосы мадемуазель Оры не сбились набок или назад по причине вертлявости и неугомонности взволнованной хозяйки.

Воспользовавшись минутным перерывом в утреннем туалете, Монтале подбежала с столику у окна и развернула полотняную салфетку, чтобы убедиться, что ее сокровища на месте и не зачерствели. Четыре пирожных, путем несложной уловки раздобытых ей вчера ночью в приемной Мадам, выглядели весьма свежо и аппетитно. Два им с Луизой, два для Франсуа (выросшая в кругу вечно голодных братьев и кузенов, Ора давно смирилась с тем, что мужская доля должна быть как минимум вдвое больше). Она переложила два пирожных на блюдо, завернула долю Франсуа в салфетку и уже направилась было к двери, памятуя о том, что времени у нее не так уж много, ибо мадам де Лафайет ничего не сказала о том, к какому часу им следует быть готовыми к подъему Мадам. Следовательно, надо было готовиться к худшему и спешить, дабы не оказаться единственной отсутствующей при утренней проверке.

- Куда это Вы, мадмуазель? Неужто так и пойдете? - испуганно возопила Мишель, кидаясь вслед хозяйке с платьем в руках.

- Ой… - сообразив, что чуть было не выскочила из комнаты в одной сорочке, Ора хлопнула себя по лбу и расхохоталась. – Господи, какая я чуднáя сегодня. Давай скорее платье, я спешу!

Ну разумеется, чуднáя: не каждое утро скромной мадемуазель де Монтале приносят записочки от сыновей герцогов, попавших в беду. Мысль о страданиях Франсуа в ужасной темнице, которой представлялись Оре казармы мушкетеров, требовала героического поступка. Дождавшись, когда последняя булавка вонзится в тонкую ткань корсажа, девушка вырвалась из цепких лап горничной и, подбежав к столу, положила в салфетку и третье пирожное. В конце концов, Луиза же даст ей откусить кусочек, а большего и не надо.

Не сдерживаемая более ничем, девица Монтале на цыпочках пробежала по коридору, проскочила приемную и вихрем слетела по лестнице во двор замка. И только завернув за угол крыла и оказавшись под окнами фрейлинских апартаментов, невольно замедлила шаг. Пустяковая, но весьма досадная мелочь – она не имела ни малейшего понятия о том, где находятся казармы мушкетеров, и даже не потрудилась спросить у Мишель на всякий случай. Оставалось надеяться на удачу, которая пошлет ей кого-нибудь более сведущего в географии Фонтенбло. Пока же Ора углядела ту аллею, по которой вчера уводили Виллеруа, и поспешила в ту же сторону, не забывая вертеть головой по сторонам в поисках жизненно нужного проводника.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 4 //

3

Отправлено: 04.08.11 08:37. Заголовок: луиза де лавальер

    Эту ночь, в отличии от предыдущей, Луиза провела беспокойно. Девушка всю ночь ворочилась, поправляла подушку, то скидывала, то натягивала одеяло с головой. Ей было душно, но даже распахнутые настеж окна не приносили свежести. Ни телу, ни душе.

    Лавальер несколько раз прогоняла в памяти события минувшего дня, особенно долго вспоминая Короля. Его черты лица, его взгляд, улыбку, оставленную вместе со своим дыханием на кубке, из которого пригубил вина. Луиза вспоминала то неповторимое волнение, что испытывала, неведомое ей ранее, которое даже сейчас, под покровом ночи и уединения, продолжало будоражить ее. Девушка смущенно улыбалась в пустоту, сжимая одеяло. По телу пробегала сладкая дрожь, и Луизе страшно хотелось оказаться в чьих-либо объятиях. Она вспомнила про Ору, ту единственную, что знала все сокровенное, которую так же преданно целовала и обнимала. Если не брать в расчет мать и драноценного Рауля, который однажды уловил ее горячее дыхание на своей щеке, то Монтале и правда одна, кто знал крошку Лу почти что неприлично близко.

    Вспомнив о подруге, девушке захотелось по простому, как раньше, залезть к ней под огромное теплое одеяло и шептаться до самого рассвета. А вспомнив про родное Блуа, белокурая красавица заснула, едва успев прошептать в подушку едва ли не забытое имя.

    - Рауль...

    Время подъема девушка проспала. Так же благополучно она проспала появление горнишной, которая не менее благополучно не явилась. Девушку не трогало ни солнце, столь дерзко светящее в открытое окно, ни птицы, певшие неподалеку. Даже коридорная суета не распугала сладкого сна, что захватил хрупкую натуру Луизы с головой. Она улыбалась, мирно обхватив подушку. она видела Блуа, матушку, свою любимую кобылицу и Ору с Раулем, что смеясь, ловили бабочек в саду.

4

Отправлено: 27.08.11 01:36. Заголовок: В спаленке Монтале б..

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

В спаленке Монтале было уже прибрано, и скромный завтрак дожидался ее на столе. Она рассеянно отщипнула кусочек свежего хлеба и подошла к окну. Сегодня в озере никто не купался.

- Что мадемуазель де Лавальер, уже встала? – спросила Ора у горничной, заглянувшей узнать, не будет ли каких распоряжений. Совет Бонтана был выполнен ей с должной тщательностью: прежде чем проникнуть в апартаменты герцогини Орлеанской, Монтале осторожно приоткрыла потайную дверь и убедилась, что поблизости никого нет. В коридоре, ведущем в комнаты фрейлин, было пусто, но за дверями шла обычная утренняя суета и раздавались голоса занятых утренним туалетом девушек и их прислуги. Ора бесшумно прокралась к себе, оставшись незамеченной, и могла бы с гордостью заявить королевскому камердинеру, что его доверие было потрачено на нее не напрасно.

- Мадемуазель де Лавальер еще не изволили вызывать горничную, - Мишель с любопытством поглядывала на хозяйку, не решаясь спросить, где это та пропадала с утра почти целый час.

- О, вот же соня! – Ора с наслаждением вонзила зубки в мягкий хлеб и потянулась за стаканом молока, вовсе не спеша удовлетворять любознательность своей служанки. – Пожалуй, надобно ее разбудить, пока не поздно.

Последнее пирожное так и лежало нетронутым под салфеткой. Спешно допив молоко и проглотив оставшийся кусочек хлеба, Монтале подхватила угощение и отправилась исполнять свою важную утреннюю миссию.

На ее стук, конечно же, никто не ответил, поэтому Ора просто распахнула дверь, беззастенчиво пользуясь привилегией сердечной подруги, и, подбежав к кровати, наклонилась к копне белокурых волос, рассыпавшейся по подушке.

- Соня, - нежно пропела она в ушко Луизы. – Восьмой час, сколько же можно видеть сладкие сны!

Протанцевав к столику у окна, Монтале положила пирожное на блюдечко и раздернула тяжелые портьеры, впуская в комнату солнечный свет.

- Сегодня чудесное утро, солнышко! И день обещает быть теплым и ясным. Посмотри, в парке уже ставят шатер, это, должно быть, для нас! Сейчас я велю принести тебе завтрак и расскажу такое… такое… - добавила она таинственным голосом. Правда, что именно можно рассказать подруге, Ора еще не решила, но это были такие пустяки по сравнению с переполнявшим ее возбуждением. Загадочные приказы, потайные ходы, секретные лестницы – от всего этого ее кудрявая головка шла кругом, и ей просто необходимо было выплеснуть хоть капельку накопившихся знаний, чтобы освободить место для новых впечатлений и открытий.

5

Отправлено: 18.09.11 10:41. Заголовок: Луиза вздрогнула и н..

    Луиза вздрогнула и нехотя открыла глаза. Светлый полумрак бился в комнате с солнечными лучами, что упрямо пытались пробиться сквозь толстые портьеры. Девушка все еще летала в романтическом сне и с глупой улыбкой наблюдала за манипуляциями Оры, не в силах полностью осознать надобность всех ее действий. И вот, солнце вовсю хозяйничает в спаленке, а Луиза прячется от его заботы под одеяло. Казалось, ничто не способно сегодня заставить ее встать с кровати, и лишь нежно пропетая подругой фраза "восьмой час" отогнала пьянящие мечты прочь.

    Девушка вскочила как ужаленная и принялась бегать по комнате, собирая неряшливо разбросанные по углам элементы туалета. Ах, видела бы ее сейчас мадам де Лафайет... Интересоваться и заниматься поисками служанки времени не было, с платьем ей поможет Монтале. Интересно, проснулись ли их Высочества новобрачные? И странно, что сонную оплошность Лавальер заметила лишь Ора, в то время как... Где же остальные? Мысли ворохом, воспоминания о Рауле улетели куда-то на второй план. Вот девушка обнаружила драгоценную повязку, улыбнулась и оглянулась на подругу, что замерла у окна в каком-то странном волнении.

    Суматохе Луизы пришел конец. Она вздохнула и аккуратно села на табурет, не выпуская из рук платья. Почему? Почему в жизни ее черноволосой красавицы столько происходит? И лишь она, ее светлая тень всегда в молчаливой стороне, со скромной улыбкой и потупленным взглядом. Эти слова, застрявшие на губах, это счастье, летящее из улыбающихся глаз. Неужели опять вчерашний маркиз? Ведь да, это состояние знакомо Луизе. Меньше часа назад она летала в тех же облаках, и сердце шептало лишь одно имя. И если ее солнце Монтале попала в те же сети, то пусть они помогут друг другу.

    - Свет мой, - улыбнувшись молвила она, - ты ведь поможешь мне со шнуровкой? И что же ты мне такого расскажешь? Впрочем, мне тоже есть что тебе рассказать, - не менее таинственно прибавила она.

6

Отправлено: 18.09.11 16:28. Заголовок: Сдавленные смешки и ..

Сдавленные смешки и приглушенные разговоры, похожие на воркование птиц в саду, быстрые перебежки между комнатами и хлопанье дверей, все это свидетельствовало о том, что в апартаментах фрейлин герцогини Орлеанской давно уже кипела жизнь. Веселье и беззаботность девушек были заразительны, настолько, что сама графиня де Лафайет не устояла перед соблазном понежиться в постели на несколько минут дольше обычного. Но только на несколько минут. С сожалением она откинула теплое покрывало и села на кровати.

- Вода уже готова, мадам.

- Да, спасибо. Приготовьте мое платье для утреннего подъема герцогини.

- Темно-синее, мадам, или серое с золотом?

Графиня посмотрела в зеркало, отмечая сеть тонких морщинок вокруг покрасневших глаз. Темно-синее великолепно сшитое платье прекрасно сидео на ней, но оно еще больше подчеркнет следы вчерашней усталости. Даже если если после умывания она припудрит лицо и плечи, наложит спасительный слой румян и слегка затушует тени вокруг глазьлоем пудры. Нет, впечатление будет самым верным - она уже немолода и далеко не блещет свежестью юной красоты, как ее подопечные.

- Серое с золотой вышивкой будет мне к лицу, - ответила графиня, резко отворачиваясь от зеркала, не хватало еще, чтобы ее заметили за долгим разглядыванием самое себя, - И передайте маркизе де Тианж, что я готовлюсь собирать фрейлин Ее Высочества в гостинной герцогини.

Ровно через пол-часа графиня де Лафайет стояла в коридоре, готовая призвать девушек свиты герцогини Орлеанской к исполнению их обязанностей.

- Мадемуазели, поторопитесь! - скомандовала первая статс-дама герцогини, позванивая в маленький медный колокольчик, - Я жду всех в гостинной. Последняя появившаяся будет читать Писание перед общей молитвой.

Последнее было вовсе не угрозой, а распоряжением. Выросшая в набожной семье графиня де Лафайет не помнила такого утра, когда она бы пропустила молебен. И если их всех не пригласили на молитву в часовне, определенной для четы Орлеанских, то молебен должен был свершаться в гостинной. Такова была традиция и она была непреложной даже если бы первую статс-даму разбил внезапный инсульт или паралич.
На выходе из коридора, графиня остановилась перед дверью в комнату маркизы де Тианж. Взявшись за позолоченную ручку, она уже надавила на нее и была готова постучать в дверь, но передумала и продолжила свой выход в гостинную. Там уже ждал личный духовник герцогини Орлеанской, приставленный к ее свите в качестве домашнего капеллана, вторая и третья статс-дамы герцогини. Шумной стайкой в гостинную вбежали те из фрейлин, кто быстрее остальных успели одеться и, если обоняние не подводило графиню, отдать должное превосходным десертам мэтра Вателя, которые каким-то чудесным образом исчезли со стола, как только герцог и герцогиня Орлеанские покинули гостинную.

- И кто же у нас будет последней, - нарочно растягивая слова вопрошала графиня де Лафайет, постукивая веером по запястью левой руки, - Так так... шестеро из двенадцати уже здесь... Однако же. Это похвально, - она поджала губы и растянула их в подобии улыбки в адрес присевших в скромном книксене девушек, удостоившихся ее одобрения.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

7

Отправлено: 18.09.11 23:01. Заголовок: Бонтан с сомнением п..

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

Бонтан с сомнением повертел сложенный вчетверо лист бумаги, глянул исподлобья на предавшегося радужным фантазиям маркиза и пожал плечами. Что тут сделаешь, молодежь, все бы им повеселиться. Король сбегает от своих обязанностей, его приближенные ищут любой способ, чтобы последовать королевскому примеру, а ему только и остается, что исполнять свою роль.
Испорченная чернилами простыня была меньшим поводом для ворчания, но улыбка молодого Виллеруа заставила Бонтана смолчать, не от того, что он был тронут, а потому что видел, что всем его ворчаниям будет примерно такой же ответ, как отвечал ему обыкновенно и сам король – Боже, Бонтан, да это же всего навсего простыня... и только то! Жизнь прекрасна, улыбайтесь, старина! Как же, прекрасна, и это только начало, - проворчал про себя камердинер и вышел в ванную комнату.

- Сен-Пьер, Вы знаете, где находятся...

Сержант с готовностью вытянулся перед королевским камердинером, ожидая приказа, но Бонтан переменил свое решение и положил записку в карман.

- Я отлучусь ненадолго, месье Сен-Пьер. Прошу Вас, проследите, чтобы в опочивальню никто не заходил.

- А месье маркизу можно отлучаться?

- Ни в коем случае! – глаза Бонтана округлились, он вплотную приблизился к мушкетеру, - Вы головой отвечаете за то, чтобы маркиза не увидел никто. И учтите, это не розыгрыш и не шутка. Все серьезнее, чем Вы можете себе представить. Если эта затея провалится, то последствия гнева короля будут такими ужасными, каких Вы не видели даже в самом кошмарном сне.

Понадеявшись на силу своих слов, Александр Бонтан поправил свой сюртук и камзол, провел пятерней по волосам и вышел. Коридоры, предназначенные для дворцовой прислуги были полным полны народу в этот час. Камеристки и камердинеры бежали, чтобы успеть принести своим господам завтраки или свежее белье, полотеры спешили, чтобы успеть натереть полы в залах и галереях перед Малым и Большим приемами. По дороге к лестнице Бонтан едва не налетел на месье Лево, спешившего вниз с несколькими трубами под мышкой.

- Месье Бонтан! Вы очень спешите? Я как поднялся, так сразу к королю. Ночью ко мне явился посыльный с приказом явиться. Вы не знаете, в чем такая спешка?

- К королю? - густые брови Бонтана медленно сошлись в одну полоску, он задумчиво потрепал обшлаг своего камзола, - Ах да, помню помню. Но, собственно, Вас требовал не король, а я, месье Лево.

Удивленный архитектор воззрился на камердинера, никогда до сих пор не выказывавшего никакого интереса к архитектуре королевских замков.

- Мне понадобилось найти планы лабиринта, а у Вас, насколько мне помнится, хранятся все чертежи Фонтенбло, - пояснил Бонтан, нисколько не придавая значения недоверию, написанному на лице Лево, - Дело в том, что меня только что назначили главным управляющим всех королевских резиденций, включая и Фонтенбло. А посему, я желаю знать все обо всех строениях.

- Ах да, поздравляю Вас, месье Бонтан... право же, такая честь...

- И целые горы новых хлопот и обязанностей вместе с тем. Но, ради бога, месье Лево, Вы не должны из-за меня лишаться покоя. Позавтракайте, прогуляйтесь на свежем воздухе, делайте все, что делали. А чертежи и планы пришлите мне... в кабинет Его Величества. Я взгляну на них позднее.

- Как скажете, месье... Ваша Милость. Хотя, они вот со мной. Если Вы пожелаете, я сам занесу их сейчас же.

- О нет нет, что Вы! - Бонтан поспешно перехватил тубы с чертежами из рук архитектора и даже улыбнулся ему, - Зачем же утруждать Вас, если я сам могу донести их.

- Конечно же, месье... то есть, Ваша Милость. Но умоляю Вас, будьте осторожны. Я очень боюсь за сохранность чертежей. Бумага древняя и в некоторых местах рассыпается прямо в руках. Я хотел давно уже просить разрешения короля отдать их для копирования.

- А до этого никто не снимал копии с них?

- Нет, разве что во время ремонтных работ... тогда, кажется, копировали планы половины Ее Величества... там сейчас апартаменты виконта де Во.

- А, - понимающе кивнул Бонтан, - Да, хорошо. Приятно с Вами побеседовать, месье Лево. Я надеюсь, мы еще встретимся с Вами по поводу этих планов.

Оставив архитектора на лестнице, Бонтан поднялся на второй этаж и прошел в комнату для камеристок фрейлин принцессы Генриетты-Анны. К кому из девушек обратиться? Да и слыхано ли, чтобы королевский камердинер заговаривал с камеристками фрейлин? Это не могло не вызвать подозрений, а уж сплетни разлетятся со скоростью бегущих девичьих ножек.

- Бонтан! Какая неожиданная встреча! Ты не перепутал покои, друг мой? - звонкий голос троюродной кузины раздался прямо за спиной камердинера и заставил его вздрогнуть.

- Жанна! Вот это удача. Иди сюда и ради бога молчи. Твой голос привлечет ненужное внимание.

- А мне показалось, что именно внимания ты и искал, старый плут! Как поживает Соланж? Она бедняжка целыми днями сидит взаперти. От кого ты ее прячешь?

- Ты не хуже меня знаешь, что мадам Бонтан белошвейка и шьет для самого короля, - сердито ответил Бонтан. Его щеки слегка порозовели то ли от смущения, то ли от приятного удовольствия от упоминания его ненаглядной супруги, - Жанна, ты знакома с камеристкой некой мадемуазель де Монтале?

- Да, мы все друг друга знаем. Боже! Неужели у тебя к ней дело? - и без того румяные щеки кузины королевского камердинера раскраснелись, - От короля?

- Тссс! - Бонтан угрожающе завращал глазами, - Ни слова. Проводи меня лучше к комнате мадемуазель. И смотри, чтоб никто нас не увидел.

- Ты с ума сошел, кузен! Это комнаты фрейлин самой герцогини! Если меня увидят с тобой... да знаешь ли ты, какая тут будет гроза? Давай сюда записку, я сама все передам. А ты, - Жанна приложила к губам ладонь и молча вывела кузена из комнаты в коридор, - Вот, жди здесь. Я мигом.

Оставшись ждать кузину, Бонтан отложил в сторонку тубы с планами дворца, облокотился на подоконник у окна и подпер рукой подбородок в ожидании. На Жанну можно было положиться, но если и вправду ее заметят с запиской в руках? А если записка попадет не в руки мадемуазель де Монтале, а кому-то из фрейлин или... Бонтана бросило в жар от мысли, что записка могла попасть в руки к самой графине де Лафайет.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

8

Отправлено: 20.09.11 01:21. Заголовок: Луиза де Лавальер ..

Луиза де Лавальер

Стоя у окна, Ора праздно рассматривала суетящихся в парке слуг. Солнце уже добралось до высоких коньков лворцовой крыши, и день обещал быть еще теплее вчерашнего. Не удивительно, что в озере снова кто-то плескался. Кто бы мог подумать, что при дворе столько любителей купания в холодной апрельской воде! Девушка прищурилась в попытке разглядеть сегодняшних купальщиков. А вдруг… Но нет, она своими глазами видела принца Ракоши во главе своих мадьяр, разодетого и причесанного по последнему слову парижской моды. И потом, как любил шутить ее папенька, пушечное ядро дважды в одну воронку не попадает. И все же…

Зов о помощи вырвал Монтале из волнительного тумана девичьих грез и воспоминаний о вчерашнем утре.

- Как, и у тебя есть для меня что-то новенькое? – она почти без сожаления оставила свою наблюдательную позицию у окна и подбежала к Луизе, чтобы помочь подруге облачиться в платье. – Куда это Анжелин запропастилась? Не хватало только, чтобы ты еще и без завтрака осталась по причине ее бесконечной рассеянности.
По правде говоря, справиться с туалетом вдвоем без помощи горничной было не столь сложно, и в голосе Оры слышался скорее смех, чем гнев на не спешащую на зов служанку. Без нее было даже лучше, можно было говорить свободно, не опасаясь, что их маленькие девичьи секреты станут достоянием досужих сплетниц в буфетной или гардеробной.

- Но слушай, слушай! - она наклонилась, ловко продевая шнурок в петли. –Я получила записку! Угадай, от кого! Ты ни за что не поверишь…

Затянув шнуровку, Ора придирчиво оглядела лиф платья – не морщит ли где – и с торжествующей улыбкой извлекла из кармана записку от де Виллеруа.

- Так вот, смотри! Их Светлость маркиз де Виллеруа изволили писать мне. Правда, подписи нет, только скромное «Ваш друг», но я все равно буду беречь сей бесценный документ и показывать его детям и внукам со словами: «Глядите, дети, когда я была при дворе, будущие герцоги засыпали меня нежными посланиями».

За дверью послышались голоса, и Монтале поспешно сунула записку за корсаж. К счастью, это оказалась горничная Луизы с подносом, но из-за ее плеча к вящему удивлению Оры выглядывала лисья мордочка девицы Мишу, делавшей своей хозяйке отчаянные знаки и круглые глаза.

- Бог мой, да что же там на сей раз? - оставив Луизу выслушивать извинения служанки, Ора вышла в коридор и притворила за собой дверь. Судя по лицу Мишель, стряслось нечто. И хорошо, если это нечто не звалось мадам де Лафайет.

- Что, нас уже ищут?

Собственный шепот показался Монтале слишком громким, и она испуганно приложила палец к губам, призывая горничную к молчанию. Та отрицательно затрясла головой и, оглянувшись по сторонам, протянула Оре сложенный вчетверо лист бумаги без печати и адреса. Она развернула послание, но в полумраке коридора, освещавшегося через полукруглое окошко над дверью в приемную Мадам, смогла разглядеть лишь подпись. «Ваш Франсуа». Ага, мы уже дошли до имен. Еще немного, и у меня будет полный автограф в назидание потомству. Чуть не подавившись смешинкой, Ора подняла глаза на служанку.

- Откуда это у тебя? Опять мушкетеры принесли?

Глаза Мишель увеличились до размера чайных блюдечек.

- Ой нет, Ваша Милость. Сам месье Бонтан, первый камердинер Его Величества!

Судя по выражению лица бедняжки, она решила, что записка, адресованная ее госпоже, написана самим Королем. Ора насмешливо хмыкнула, живо представив, какими подробностями обрастет сегодняшнее утро на кухне.

- И что, месье Бонтан ожидает моего ответа? – поинтересовалась она, невольно выпрямив спину и вздергивая вверх свой маленький носик, будто и впрямь только что получила приглашение в королевскую оранжерею вовсе не от маркиза де Виллеруа, а от… Ах, какая мысль! Проказливая девица рассмеялась и, велев горничной ждать, вернулась к подруге, помахивая сложенным письмом.

- Подумать только, нас с тобой приглашают в королевскую оранжерею, солнышко, любоваться розами. Примем ли мы столь неожиданное и дерзкое приглашение?

Она торжествующе взглянула на Анжелин, выронившую от изумления гребень, и жестом отправила ее в коридор. Пусть сплетничает там с Мишель, пока они с Луизой решают, что ответить на призыв попавшего в западню маркиза.

9

Отправлено: 03.10.11 15:32. Заголовок: --Парк Фонтенбло, Ка..

Парк Фонтенбло, Каштановая Аллея

Габриэль  замерла, едва шаги за дверью сначала стихли, а затем удалились. То обстоятельство, что начало нового дня маркиза провела в парке, выслушивая просьбу мадам де Бриссак, в значительной мере оживили ее и придали бодрости духу, но едва только нога мадам де Тианж ступила в покои фрейлин, как тут же Габриэль окунулась в вихрь утреннего подъема.

Опаздывать, пускай даже в ее положении, маркизе было несвойственно и теперь, нетерпеливо придерживая корсаж и расправляя кружева рукавов свободной рукой, Габриэль просила Бога о том, что бы не оказаться последней в числе тех, кто должен был войти в спальню теперь уже герцогини Орлеанской перед Всевышним и людьми – венчание венчанием, но ни одна королевская или иная знатная фамилия не посмеет утверждать что брак был заключен, пока молодые не провели вместе первую брачную ночь.

- Осторожнее,  - сурового прикрикнула на камеристку маркиза, когда девица резко дернула за шнурок, желая продеть его скорее и наконец зашнуровать платье.
Бледно-синее платье с белыми скромными кружевами было приготовлено маркизой еще с вечера, точнее, было приготовлено Розою, так как Габриэль просто не оставалось иного занятия в первой половине дня, как раздавать мелкие поручения по устройству своего скарба в маленькой комнатке. Так что теперь, едва ли не на ходу сбросил своей утренний туалет, маркиза спешила наконец сменить его приличествующий ее титула наряд – а в такие моменты и речи быть не могло о каком-либо завтра и женщина немного огорченно посмотрела на чашку с молоком, которую она взяла за правило выпивать каждое утро по совету своей матушки.

- Прошу, мадам, - сухо, едва ли скрывая собственное недовольство вчерашними событиями, ее служанка расправила складки на юбке и обойдя кругом свою госпожу, подколола локон, что выбился у виска. Камеристка мадам маркизы была не из болтливых, но Габриэль, едва заслышав нотки серьезности в голосе прислуги, тут же решила, что чуть поже она вновь поговорит с девицей и постарается удовлетворить ее любопытство относительно вчерашних событий, которые той явно не давали покоя.

- Благодарю, Роза, - со всей возможной признательностью, которую можно было бы вложить в голос, произнесла Габриэль и все же сделала несколько глотком молока, пока еще было немного времени.

И едва фарфоровая чашка опустилась на блюдце, как практически сразу за маркизой захлопнулась дверь – Габриэль де Тианж поспешила присоединиться к шумному собранию девиц из свиты Мадам.

10

Отправлено: 03.10.11 20:09. Заголовок: Юркнув с подругой за..

    Юркнув с подругой за ширму, Луиза полностью предоставила хитрости дамского туалета в ручки своей ненаглядной. Анжелин и правда куда-то запропастилась, но ее лучезарная хозяйка даже и не думала хмуриться по этому поводу. Проведя лишний час в постели, в то время как Ора опять ловила приключения на подол своего платья, ей грешно было жаловаться - это утро было одним из самых прекрасный, проведенных во дворце. Лавальер молчала, загадочно улыбалась и слушала болтовню черновласой Анны-Николь. Ее не удручал даже туго затянутый корсет, подруга постаралась, чтобы крошка Луиза выглядела сегодня воздушнее обычного. Записка, с минуту побывавшая в ее руках, даже толком не была изучена. Ее содержание было так важно Монтале, что она выхватила ее, едва заслышав приближающиеся шаги. Светловолосая фрейлина принцессы Генриетты Английской слегка надула губу. Опять эти секреты, опять имя этого маркиза. Луиза отогнала мечтания прочь, уж было вновь собралась задать вопрос, как Ора испарилась. Вместе нее стояла с подносом де Жарден, потупив взгляд в пол и бормоча что-то про голубей.

    Лавальер коротко вздохнула. Почувствовав себя покинутой, она взяла засахаренную булку с принесенного Анжелин подноса и села перед зеркалом, подставляя свои локоны для причесывания. Служанка за гребень схватилась живо и особенно старательно сегодня причесывала свою маленькую госпожу, надеясь тем самым загладить свою вину.

    - Подумать только, нас с тобой приглашают в королевскую оранжерею, солнышко, любоваться розами. Примем ли мы столь неожиданное и дерзкое приглашение?

    Луиза отпрянула от зеркала и обернулась к подруге, от изумления забыв проглотить кусочек булки. Анжелин от неожиданности же обронила гребень и даже не потрудилась его поднять. Ора торжествовала, сияла и даже отослала служанку прочь. Лавальер, отойдя от шока, запила застрявшую в горле булку молоком и, наконец, молвила.

    - Погоди, погоди, погоди, милая, я запуталась... Давай по порядку... Что там было в той записке? От маркиза которая. И что в этой? И с чего такая честь? А как мы попадем туда? А как же Их Высочества? А мадам? А другие девочки? - вопросы потекли быстрым потоком, глаза начинали радостно блестеть, потому что в сердце девушки мгновенна зародилась и другая шальная идея, о которой вчера помыслить попросту не могла.

11

Отправлено: 04.10.11 22:11. Заголовок: Взволнованный голос ..

Взволнованный голос Луизы и радостный блеск в ее чистых голубых глазах заставили Ору устыдиться только что придуманной ею шутки. С другой стороны, Анжелин проглотила наживку и выскочила из комнаты своей госпожи с глазами величиной с оловянную тарелку, и этого было более чем достаточно. Бонтан вполне недвусмысленно дал понять, что никому в замке не след знать о местопребывании де Виллеруа, и у Оры уже появилась определенная идея на сей счет, вполне убедительно объясняющая сию подозрительную таинственность. Но если при девице дю Жарден она ни за что бы не решилась заговорить о маркизе, то в отсутствие горничной можно было смело сознаться, что и вторая записка получена вовсе не от владельца оранжерей и розария, куда без герцогини Орлеанской фрейлинам ход был строго-настрого запрещен, о чем не забывала по пару раз на день напомнить им та или иная из статс-дам.

- Прости, прости, душа моя, я совсем тебя запутала, - сделав виноватую мордочку, Ора повернула подругу к зеркалу и принялась довершать затейливую прическу, порожденную вдохновением Анжелин. – И вправду, лучше уж начать с начала. Итак, раннее утро, я только-только просыпаюсь, как вдруг!

Монтале взмахнула гребнем дабы подчеркнуть важность судьбоносного момента.

- Как вдруг моя Мишель приносит мне записочку от вчерашнего маркиза. И как ты думаешь, каким образом она к ней попала? Ни за что не догадаешься, даже если я шепну тебе волшебное словечко «гауптвахта»!

Искреннее недоумение в очах белокурой фрейлины. Ора вздохнула и укоризненно качнула головой.

- Так вот, записочку принес ни кто иной, как лейтенант королевских мушкетеров, граф де Ресто, который… – наивыразительнейшая пауза для наибольшего эффекта, – приходится родным братом нашей Маргарите де Вьевиль! Подумать только, как же тесен мир! Признаться, когда я услышала от Мишель о лейтенанте мушкетеров, то сразу же вспомнила о твоем Рауле, ведь даже если он служит под началом графа д’Артаньяна, то… но ты краснеешь, солнышко? Молчу, молчу, молчу, ни слова о господине де Бражелоне. Девичья скромность должна быть пощажена, а тайны сердца скрыты от нескромных глаз. Но все же, ты запомни, хорошо? Брат Маргариты де Вьевиль у нас лейтенант мушкетеров!

Монтале заколола последний локон и ловким движением пальцев распушила ореол пепельных волос вокруг нежного личика подруги. Пышные локоны так замечательно оттеняли белизну кожи и дивные глаза Луизы, что Ора не удержалась от восхищенного вздоха и порывисто обняла подругу.

- Господи, Лу, какая же ты у нас красавица! Ангел, ангел чистой красоты. Но я отвлеклась опять, прости же!

Живая, как ртуть, черноволосая девушка не умела оставаться неподвижной ни минуты и, вернув гребень на туалетный столик, подбежала к окну в надежде. Увы, лужайка под окнами была пуста, и в пруду уже более не мелькали ничьи головы. Вздохнув, Ора пожала плечами и повернулась к подруге, досадуя на себя за пустые ожидания.

- Так вот, маркиз писал мне, что арестован, но, к счастью, содержится не на гауптвахте, а в казарме мушкетеров. Время было раннее, все крепко спали и я, каюсь, решила, что неплохо было бы отнести бедному мальчику что-нибудь вкусненькое на завтрак. Ты ведь сама вчера видела, какой у него аппетит!

Монтале улыбнулась, вспомнив, как потчевала вчера расстроенного неудачами молодого человека.

- Боюсь, что это было ужасной глупостью с моей стороны, но я чувствовала себя такой виноватой перед ним! Ведь это из-за меня он угодил под арест, бедняжка, - поймав вопрошающий взгляд Луизы, Ора виновато потупилась. – Ох, прости, солнышко, я думала, что рассказала тебе вчера. Неужели нет? Так вот, месье маркиз вызвался проводить меня с бала к тебе, но мы с ним заблудились и попали в Оружейную залу. Это на нашем этаже, только совсем в другом крыле. И тут вдруг откуда ни возьмись на нашу голову сваливается начальник тайной канцелярии, месье де Ла Рейни, с целой толпой ищеек и гвардейцев. Представь, а мы вдвоем в пустой зале! Я чуть не умерла, услышав голоса, а маркиз, такой умница, живо спрятался за портьеру. Он и меня хотел спрятать, но я не успела. И все бы сошло нам с рук, но Виллеруа забыл свою шляпу, а этот господин де Ла Рейни, видно, узнал ее и начал спрашивать, не вышло ли из-за меня запрещенной дуэли между кем-то из дворян. Ты не поверишь, каких глупостей я ему там наплела, - она вновь сокрушенно опустила глазки, вспомнив, что так и забыла покаяться в совершенном грехе перед сном. – Вот и он, кажется, не поверил, и бьюсь об заклад, что маркиза арестовали из-за меня и Оружейной залы, а вовсе не из-за какого-то англичанина. Ну, теперь ты понимаешь, что я просто не могла не отправиться в казармы, чтобы хоть чуточку подбодрить Виллеруа и узнать, не нужно ли чего передать его отцу, который близок к Его Величеству и сможет постоять за сына, если нужно.

За тонкой дверью в коридор послышался шелест юбок и дробный стук каблучков. Видно, первые ласточки уже спешили предстать перед грозные очи Великой Армады. Вспомнив смешное прозвище графини, Монтале хихикнула, но в мысли об опоздании на утренний смотр не было ничего смешного, и она заторопилась закончить свою утреннюю повесть.

- Но все оказалось не так мрачно, душа моя… ты что ж это молоко не допиваешь? У нас ведь до обещанных лакомств в парке ни маковой росинки во рту не будет, да и кто знает, удастся ли там перехватить хоть кусочек, или придется печально взирать на то, как лакомствами месье Вателя наслаждаются две королевы и наша Мадам. Ах да, маркиз… так вот, за ним пришли от короля. Его Величество велел забрать Виллеруа от мушкетеров и спрятать в своих покоях от назойливого внимания Ла Рейни. Только это ужасный секрет! – она выразительно глянула на Луизу. – Никто не должен знать, где прячется маркиз, чтобы это, не дай бог, не дошло до префекта. А ему велено никуда не выходить, кроме королевского розария. Это он мне во второй записке написал, вот, - она протянула подруге щедро усеянный кляксами лист бумаги с королевским гербом и вензелем. – Ты представляешь, это принес королевский камердинер, и Мишель решила, что записка от Его Величества! Мне – от Его Величества! Ну не смешно ли! А ведь ты тоже так подумала, сознайся! Ну сознайся же!

Заулыбавшись, Ора вдруг вспомнила, что толком не ответила ни на один вопрос Лавальер. И вправду, как же они попадут в розарий, если день фрейлин расписан строго по минутам, и все их дела и поступки строго контролируются неусыпной мадам де Лафайет и другими статс-дамами. Чем они объяснят свою отлучку?

- Ох, я даже не знаю, что ответить на это приглашение! Мне так хочется полюбоваться розами в апреле! Я видела только самый краешек, а в оранжерею даже не заглядывала, но ты не представляешь, какой там аромат! Что бы нам придумать, душа моя? И ведь месье Бонтан дожидается моего ответа. Негоже заставлять ждать камердинера Его Величества. Да и заметить его могут… и что подумают? Боже мой, как все непросто! Что же нам делать?

И Монтале с надеждой посмотрела на Луизу, за тихим нравом которой крылась спокойная рассудительность и решимость.

- Знаешь, солнышко, вот как ты скажешь, так мы и решим.

12

Отправлено: 28.10.11 13:46. Заголовок: В ожидании гениальны..

В ожидании гениальных озарений со стороны Луизы, которой, судя по ее задумчивому виду, требовалось время, чтобы прийти в себя от потока излитых Орой слов и понять, что же, собственно, происходит, Монтале заметалась по комнате в поисках листа бумаги и пера с чернилами, дабы написать ответ и избавить месье Бонтана от неловкости и скуки ожидания на половине герцогини Орлеанской. Поиски ее, однако же, оказались тщетными, ни в одном из тщательно выдвинутых и осмотренных ящичков скудной мебели, коей была обставлена комнатка Лавальер, письменных принадлежностей не нашлось. Озадачившись сим неожиданным препятствием, Ора не сразу вспомнила слова графини де Лафайет, предупреждавшей девушек, что всё необходимое для письма хранится в бюро салона и под строжайшим запретом не подлежит уносу в личные спальни во избежание тайных переписок и прочих неподобающих занятий, способных отвлечь юных дев от службы и благонравных мыслей.

На счастье пригорюнившейся брюнетки подруги вспомнили, что в молитвеннике Луизы, любившей делать пометки против взволновавших ее строк, заложен маленький свинцовый карандаш в изящной серебряной оправе, подарок мадам де Сен-Реми. Заветный карандашик был извлечен из молитвенника и… успевшая возрадоваться удаче Ора горестно вздохнула, вспомнив об отсутствии бумаги.

- Как ты полагаешь, маркиз не слишком обидится, если я напишу ответ на его записке, - она вновь развернула полученное письмо и с удовлетворением убедилась, что, несмотря на размашистость почерка и лихость подписи Виллеруа, равно как и обилие украшающих лист бумаги клякс, места на нем вполне достаточно для того, чтобы уместить ответное послание. – Думаю, что нет, Франсуа поймет все правильно, к тому же, я начну с должных извинений и объясню ему наше прискорбное положение.

Определившись с тем, как начать письмо, Монтале вооружилась карандашиком и решительно вывела первую строчку:

«Дорогой Франсуа!»

- Наверное, мне не следовало быть столь фамильярной для первого письма, ты не находишь? – она озабоченно взглянула на подругу, хмуря брови. Но неверный шаг был уже сделан, другого листа бумаги в распоряжении фрейлин не имелось, и Ора со вздохом вернулась к тяжкому занятию составления ответа.

«Прошу великодушно простить мне за то, что пишу карандашом и на Вашем же послании, но мы с Луизой еще не успели разжиться бумагой и перьями для личных нужд, а писать Вам из общего салона нет никакой возможности. Что же до Вашего приглашения, то мы будем рады составить Вам…»

Повинуясь некоему женскому чутью, Ора подняла голову и прислушалась. Стук каблучков по паркету коридора затих явно перед их дверью. Девица Мишу явилась за ответом, или Анжелин решила, что ее госпоже требуется внимание и забота? В дверь постучали, скрипнула ручка… Сидя за столиком у окна спиной к двери, Ора не видела вошедшую даму, услышав лишь шелест юбок, но на лице Лавальер отразился столь неподдельный ужас, что Монтале поняла: это не горничные. Звякнул упавший на стол карандаш, хрустнула бумага, сминаемая дрожащими от волнения пальцами: вслед за подругой, вскочившей на ноги, Ора неловко поднялась со стула, пытаясь одновременно засунуть злополучную записку в карман незаметным для вошедшей движением и чувствуя, как лицо и шею заливает предательский румянец. Надо же было так попасться!

13

Отправлено: 28.10.11 15:57. Заголовок: луиза де лавальер

    Луиза внимательно слушала свою драгоценную подругу и, наблюдая как ее ловкие пальчики старательно укладывают непослушные по утру локоны, думала совсем не о прическе. Разумеется, рассказ Оры захватывал и интриговал, а учитывая специфику повествования, даже очаровывал. Девушке впору было вести тайный дневник, ведь такие успехи в приключениях на 3й день дворцовой жизни имели место быть запечатленными на века. Такие знакомства, такие впечатления... Еще немного и Луиза начнет завидовать. Но нет. Она по прежнему внимает рассказу, делая местами мысленные пометки.

    Тем временем прическа уже готова, корсаж туго затянут, складки многочисленных юбок расправлены, а рассказ пришел к своему логическому завершению. И пока Лавальер размышляла, Ора вновь вернулась с началу - к записке, которая ждала и своего финала.

    - Как занятно все получается, - сдержанно улыбнувшись, после недолгого молчания молвила Луиза, - мы здесь всего третий день, а количество произошедших событий головокружат сильнее игристого вина. Тебе впору писать дворцовые мемуары, наступая на пятки уходящему дню. Жаль, что это будет невозможно осуществить, - слегка погрустнев, добавила она, наблюдая за старательными манипуляциями с ответным письмой любимой подруги, - впрочем, граф де Ресто, говоришь? - пролепетала девушка, чуть побледнев, однако закончить она не успела. В коридоре послышались приближающиеся шаги. Они были быстры и уверенны. Время шло, уже давно нужно было явить свой лик мадам. И оправдаться средства не было тоже. Проспавшая Лавальер уже готова к выходу, а Монтале так вообще занимается чистописанием.

    Девушки одновременно вскочили на ноги и побледнели. Какая оплошность. Мечтания - страшный грех. За это время Луиза и вовсе забыла о своем долге, воображая себя знатной дамой, которому не мешало даже отсутствие чернильницы с пером.

Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2

14

Отправлено: 28.10.11 17:22. Заголовок: Габриэль аккуратно в..

    Габриэль аккуратно вошла в комнату и несколько удивилась царившей там тишине: в иных комнатах стоял такой шум и гам, что казалось, что рота солдат собирается отражать внезапную атаку противника, а не первые красавицы Франции совершали утренний туалет перед выходом пред светлы очи мадам де Лафайет.
    Рискнув предположить еще при приближении к комнате, которую по словам одной из девиц, делили мадмуазель де Монтале и мадмуазель де Лавальер, что обе еще мирно и сладко спали после вчерашних приключений ( из-за двери не доносилось ни одного громкого звука, свойственного утренним сборам) Габриэль наконец облегченно вздохнула, когда увидела, что обе девицы стояли совершено готовые в выходу.
    - Ах, вот вы где, - с улыбкой произнесла Габриэль, поддавшаяся порыву спасти своих новых знакомых от не слишком приятной участи чтения Писания под зорким взглядом мадам графини и решившей поторопить обоих.
    - Мадам де Лафайет любезно просила передать всем опаздывающим, что та, кто появится последней, этим утром будет читать нам Писание и почему-то предположила, что мысли одной из вас этим утром будут далеки от благочестивых намерений персонажей этого увлекательного и душеспасительного трактата. Так что поторопитесь, мои дорогие.

    Еще входя маркиза де Тианж уловила некое резкое движение, призванное скорее скрыть нечто, чем просто оставить предмет на месте, но едва посмотрев на лица обеих девушек она решила, что ей не показалось. В тот самый момент когда маркиза решила сделать доброе дело для де Монтале и де Лавальер до ее слуха донесся шепотом одной из стоявшей в гостиной девиц, таинственным голосом сообщавший своей товарке о том, что кажется кому-то было доставлено письмо одним упитанным господином и если верить Анне, которой шепнула Мари и которой на него указала взглядом безымянная камеристка, он дожидался ответа. Имя же счастливицы, которая могла быть «полуночной красавицей», которой было доставлено любовное (не иначе!) послание, конечно же, осталось неизвестно, но что-то подсказывало Габриэль, что уже к полудню кто-нибудь да выдаст себя чрезмерной увлеченностью подбором украшений к вечеру. По крайней именно так сама маркиза в бытность девицей вела себя, когда вечер сулил приятную встречу, предрешенную утренним письмом от таинственного кавалера.
    Могли ли так случиться, что маркизе де Виллеруа назначал кому-то из девиц свидание? Что ж, тут Габриэль не могла не согласиться, что обе были хороши, а маркиз – не промах, так что если сейчас вспотевшая ладошка одной из них сжимала заветный клочок бумаги, то не стоило тревожить юное сердце расспросами. Ну а если письмо было адресовано иному адресату, но не следовало бы вводить кого-то в заблуждение.
    Так что, оставшись при мнении, что таинственное движение не имело отношения к самой мадам де Тианж и могло быть неверное истолковано ею же, Габриэль поторопила Луизу и Ору.

    - Идемте же, идемте! Или кто-то из вас так любит чтение? – с улыбкой добавила она и когда обе фрейлины торопливо покинули комнатку, маркиза аккуратно притворила ее за собою и все трое направились в гостиную.

Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2

15

Отправлено: 29.10.11 22:22. Заголовок: Мадам де Тианж! При ..

Мадам де Тианж! При виде совсем не страшной улыбки на лице своей вчерашней благодетельницы Ора чуть не воскликнула «Слава богу!». Но сдержалась, памятуя о вежливости и необходимости блюсти приличия. Однако вся ее сдержанность тут же испарилась, стоило добродетельной мадемуазель услышать ужасное слово «Писание».

- О нет, только не это, только не второй раз! – выйдя из оцепенения, в которое повергло ее с Луизой внезапное явление маркизы, Ора всплеснула руками и закатила глаза, всем своим видом изображая полную неготовность к подобному испытанию. – Мы совершенно готовы, Ваша Светлость, и уже собирались идти в гостиную. Не так ли, душа моя?

Ответный кивок Лавальер, еще не успевшей обрести дар речи, вполне мог сойти за подтверждение, и Монтале, окинув подругу последним оценивающим взглядом и не найдя никаких недочетов в ее туалете, заспешила к дверям. В глубине души юную кокетку мучил вопрос: заметила ли мадам де Тианж спрятанное письмо или нет? Но маркиза, казалось, ничего не видела или не считала нужным интересоваться увиденным, и Ора в который раз восхитилась тактом и добрым нравом молодой женщины. Должно быть, Габриэль де Тианж была куда более искушенным чтецом характеров, чем графиня де Лафайет, и не питала никаких беспочвенных подозрений относительно добродетели и благоразумия двух подруг, не находя в их поступках и словах ничего более опасного, чем порывистость и неопытность, в равной степени свойственные юности.

Это было хорошо, поскольку Монтале больше всего ненавидела незаслуженные подозрения и упреки. В конце концов, даже если они с Луизой и получили послание от молодого человека, и если оное послание и содержало приглашение на встречу, было бы смешно считать просьбу о помощи, исторгнутую из сердца бедного маркиза, попыткой гнусного обольщения. Обольстителей Оре видеть приходилось, и она была готова поставить все свои скудные средства под заклад, что в мыслях у Виллеруа не было ничего предосудительного.

Они послушно покинули спальню, будто две заблудшие овечки, подгоняемые добрым пастырем и спешащие вернуться в стадо. Лавальер заспешила в гостиную, и Ора уже было последовала за ней, как вдруг заметила в нише окна двух горничных, шептавшихся друг с дружкой. Поймав взгляд хозяйки, девица Мишу сделала огромные глаза и выразительно потерла пальцами, как бы намекая на письмо. Боже мой, Бонтан! Он ведь ждет моего ответа! Монтале беспомощно оглянулась на мадам де Тианж, но просить совета в подобной ситуации было совершенно невозможно, и вместо этого фрейлина шагнула в сторону, пропуская маркизу вперед.

- Простите, простите нам наше невежество, Габриэль, это Ваши слова о предстоящей каре за опоздание заставили нас с Луизой позабыть все правила почтения и кинуться в гостиную впереди Вас, - лукавая мадемуазель постаралась изобразить на своем живом личике самую покаянную гримаску, но, оказавшись за спиной маркизы, тут же обернулась к горничной, делая ей отчаянные знаки. Сообразительная Мишель резво подскочила к хозяйке, подставляя розовое ушко.

- Передай господину Бонтану, что мы не успели написать ответ. Пусть он сообщит… тому, кто его послал, что я постараюсь выполнить его просьбу.

Ора вовремя вспомнила, что факт пребывания маркиза в королевской спальне следует держать в строжайшей тайне, да и развенчивать удачную шутку ей вовсе не хотелось: пусть горничные сплетничают о «письме короля». Даже если сплетня вдруг долетит до ушей Великой Армады, это прозвучит слишком маловероятно, чтобы вызвать у графини серьезные подозрения, и Монтале будет не трудно убедить ее, что сплетницы все выдумали.

Мишель Мишу молча кивнула, взирая на хозяйку с невиданным прежде уважением, и упорхнула прочь, шурша накрахмаленными нижними юбками. Монтале выдохнула и поспешила догнать маркизу, прежде чем та заметит, что чрезмерно вежливая фрейлина попыталась потеряться в коридоре.

Гостиной герцогини Орлеанской все трое достигли одновременно: Луиза тоже сообразила, что мадам де Тианж лучше быть первой, и посторонилась, пропуская статс-даму. Вот так и вышло, что, отыскав в утреннем полумраке коридора руку подруги, Монтале появилась на пороге гостиной вместе с белокурой Лавальер, смиренно потупив очи и готовясь выслушать строгий реприманд за опоздание. Однако быстрые глазки мадемуазель даже из под опущенных ресниц успели оглядеть всех собравшихся фрейлин, и Ора с удовлетворением отметила, что они далеко не последние, и страшная кара в виде Писания им в это утро не грозит. Среди благоухающих розовой водой девиц не было видно ни блистательной Тонне-Шарант, ни прелестной Габриэль д’Артуа, но особенно порадовало Монтале отсутствие девицы де Креки: начинающая фаворитка графини рисковала лишиться всех завоеванных за вчерашний день позиций.

- Мы вовремя! – она ободряюще улыбнулась Луизе, пожимая ее тонкие пальчики, и с благодарностью взглянула на Габриэль де Тианж. – Вы настоящий ангел-спаситель, Габриэль, как и Ваш небесный тезка! Без Вас мы бы безнадежно опоздали. Я уже поклялась быть самой преданной из Ваших слуг и, кажется, еще тысячу раз повторю это обещание в ближайшие дни. Вы ведь не оставите нас своей помощью и поддержкой?

Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2

16

Отправлено: 04.02.12 00:34. Заголовок: - Не сердитесь, Бонт..

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

- Не сердитесь, Бонтан! Право слово, ну что такого в том, чтобы воспользоваться случаем, когда он сам бежит в руки!

Маркиз подбодрил увядавшего на глазах усталого камердинера веселым присвистом, пока надевал перед зеркалом непомерно широкий жюсткор. На первый взгляд казалось, что Бонтан был едва ли не вдвое шире молодого человека, но Франсуа не растерялся и вытряхнул из постели подушки поменьше. Затолкав их себе на плечи, он слегка ссутулился и застегнул ливрею до самой верхней пуговицы. Теперь в отражении зеркала он видел перед собой располневшего человека, ниже ростом, с округлыми плечами и покатой спиной. Нахмурившись, де Виллеруа покрутился вокруг собственной оси, высматривая, что было не так.

- Ах да... - воскликнул он взял третью подушку. Проделав процедуру с расстегиванием ливреи, он просунул подушку к себе за пояс панталон и подвязал шнуром от полога постели, затем снова перезастегнул все пуговицы, и еще раз посмотрелся в зеркало, - Кажется, теперь я выгляжу даже солиднее Вас, месье Бонтан. Ну, что скажете?

Не получив ответа от задремавшего от винных паров и усталости верного королевского слуги, Франсуа хихикнул в кулак и поспешил к дверям.

- Стоп! - он едва не нажал на золоченую ручку двери, ведшей в кабинет, - Только не туда!

Метнувшись к окну, маркиз выглянул в сад, оглядел окна противоположного крыла дворца и, убедившись, что никто не следил за ним, вышел наружу. Ходить под грузом внезапной тучности в виде набитых теплым пухом подушек было не то чтобы неудобным, но даже своеобразной пыткой. Градинки пота моментально выступили на лбу у молодого человека, отчасти от волнения и опасения быть пойманным и узанным, отчасти от того, что в таком виде он мог встретить саму мадемуазель де Монтале.
Только бы Ора не расхохоталась, увидев меня в таком наряде, - шептал про себя Франсуа, забираясь по винтовой лестнице наверх.

В уже знакомом ему по вечерним приключениям коридоре никого не было, и на счастье маркиза никто не заметил, как он вошел через оставленное приоткрытым высокое окно, служившее дверью на лестницу. Он только успел отряхнуть полы ливреи и поправить подушки на плечах, когда из самой дальней двери в коридоре вышла служанка. Девушка с удивлением глянула на синюю ливрею с золотыми шнурами и лилиями на отложных манжетах, прыснула в кулачек и поспешила скрыться за той же дверью, из которой только что вышла.
Франсуа огляделся, решая, в какую из дверей постучать. Он только тогда успел сообразить, что позабыл, где именно находились комнаты Оры и Луизы. Зажмурив глаза, чтобы вернуть в памяти события прошлой ночи и вспомнить местонахождение нужной ему двери, маркиз вдруг услышал тяжелую поступь позади себя и почувствовал как на его плечо легла чья-то тяжелая ладонь.

- Александр, я же просила! Ну что с вас возьмешь, мужчины! Ей-богу! - увидев обернувшегося к ней Франсуа женщина едва не вскрикнула от испуга, но собственноручно зажав себе рот широченной ладонью, она только выдавила из себя, - Господи, святые угодники! А Вы то что здесь делаете, молодой человек? Кто Вас послал сюда? И откуда у Вас эта ливрея? - подозрительно глянув на маскарадное обличье маркиза, троюродная кузина Бонтана, а это была именно она, сжала беднягу за плечо и слегка тряхнула, - Вы что тут за маскерад устроили мне? А вот позову лакеев Его Высочества, они вас отсюдова.

- Не надо лакеев, мадам, - умоляюще попросил Франсуа, поняв, что попал в западню похуже той, что была в казармах - по крайней мере мушкетеры обращались с ним как с равным себе и не звали лакеев, - Я только... я по просьбе месье Бонтана.

- А что ему такое? Зачем это? - недоверчиво спросила Жанна, но хватку все-таки ослабила, - Что этому плуту понадобилось? Опять записки от короля? К кому на этот раз?

- Да нет же.. это не от короля, - выпученные от страха глаза маркиза расширились еще больше - какие слухи могли пустить служанки, узнай они, что к одной из фрейлин герцогини Орлеанской являлся камердинер короля, - Ради бога, мадам...

- Мадемуазель, между прочим, - примирительно поправила Жанна и отпустила плечо маркиза, занявшись мнимыми складками на переднике, - Так это Вы что ли посылали моего кузена? Ну и ну.. скажете тоже. Если б от короля, то я вот что скажу Вам, отправила бы взашей. Вот так. Но коли Вы сами по себе, так и быть, никому Вас не выдам. Ну так что передать то для мадемуазель? Де Монтале, кажется?

- Да, де Монтале, - подтвердил опешешвий маркиз, впервые в жизни встретивший подобное пренебрежение к королю, - Я только хотел... я просто хотел передать...

- Ну и? - нетерпеливо поторопила Жанна, оглядываясь на шум, послышавшийся со стороны гостинной Мадам, - Ой, матушки, кажется, это фрейлины Ее Высочества возвращаются. Ой, пропали Вы, месье! Вот, встаньте сюда... нет, сюда за портьеру. И не дышите, бога ради. Не хватало еще, чтобы Вас заметили тут в этой ливрее. Мадам де Лафайет дала ого какие наказания вчера за то, что двух фрейлин королевский маршал возил. Живее!

Франсуа успел прижаться к противоположной от окон стене между двумя дверьми в нише, завешенной портьерой. Все-таки, нужно отдать должное господам королевским обивщикам и архитекторам, выдумавшим эти казалось бы бессмысленные углубления в стенах. Для прятания они были в самый раз, хоть пыльная портьера и грозила маркизу отчанным чиханием.
Послышались звонкие голоса приближавшихся девушек, смешки и нескромные реплики касавшиеся утреннего туалета Месье. Краснея от натуги, чтобы не чихнуть в самый неподходящий момент, Франсуа отчаянно прижимался к стене, позабыв о побелке и о том, во что могла превратиться синяя ливрея Бонтана от соприкосновений с недавно отштукатуренной стеной.

- Молчите, месье. Во имя всего святого, - прошептала ему Жанна, - Я найду Вашу мадемуазель и скажу ей о Вас.

17

Отправлено: 08.02.12 20:21. Заголовок: /Дворец Фонтенбло. О..

/Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 2/

Повинуясь приказу Ее Высочества, Маргарита и остальные фрейлины покинули опочивальню и шумною толпой, обсуждая по пути события сегодняшнего бурного утра, отправились в свои комнаты - кроме, разумеется, попавшихся под горячую руку все тех же многострадальных Лавальер и Монтале. Теперь им, бедняжкам, вместо прогулки сидеть в комнате и белье разбирать, - посочувствовала девушка своим новым товаркам. Однако погода неуклонно портилась, и перспектива провести несколько часов на улице, да еще и пред очами Ее Величества королевы-матери, Ее Величества и Ее Высочества... Испытание предстояло нешуточное, но Марго была уверена в себе.

Сейчас, правда, ей больше всего хотелось попасть в свою комнату, поправить прическу, надеть шаль и немного отдохнуть. От постоянной болтовни начинало звенеть в ушах, даром что мадемуазель де Вьевиль никогда не была тихоней, от обилия лиц в глазах рябило, а ведь всех надо было запоминать! Больше всего ей сейчас хотелось повидать брата, обсудить с ним животрепещущие новости, повыспрашивать о происходящем... Да просто поговорить с родным человеком!

- Нет, это просто потрясающе, милочка, вы только представьте себе: балет с Его Величеством! - мадемуазель де Креки, попутчица и собеседница, повторяла сию мудрую фразу уже не в первых раз, а в какой именно - Маргарита ответить затруднялась, потому что усиленно пропускала излияния мимо ушей.

- О да, это будет великолепно! Как жаль, ваша комната, душечка, а мне надо к себе... Но мы еще обязательно поговорим! - только как можно позже, надеюсь, - с этими словами Маргарита высвободила руку, распрощалась кивком - на ближайшие полчаса - и нырнула за угол по направлению к собственной комнате. То, что она увидела за углом, немедленно привлекло внимание любопытной девушки: кто-то, бесспорно, спрятался за порьерой в нише стены, кто - она заметить не успела, а перед портьерой стояла какая-то неизвестная Марго женщина - судя по одежде, камеристка или горничная, поспешно повернувшаяся к ней.
Мадемуазель де Вьевиль легким кивком ответила на приветствие, одновременно пытаясь понять происходящее. Если бы она ушла, можно было бы... Судьба была на стороне девушки - взгляд упал на вазу со слегка подвявшими цветами.

- Ничего себе! Уже увяли, бедные... И в том коридоре такая же беда, я заметила. Еще утром мадам де Лафайет негодовала, но ей некогда было, - разговор она вела якобы сама с собой, отлично понимая, однако, что недовольство статс-дамы - повод к беспокойству прислуги. И точно, незнакомка немедленно переключила сове внимание на букет.
- Воды не налили! Ах, растяпы, нагорит! - и она, развернувшись, куда-то исчезла. В ту же секунду за портьерой, явно пыльной, послышался шорох и сдавленное чихание. Девушка медленно повернулась на звук.

- Что? Крыса? Ставлю золотой, там очень пыльно! - рассмеялась Марго. - Вылезайте лучше на свет Божий! Растерянности и усталости как не бывало, в душе снова проснулся азарт.

18

Отправлено: 09.02.12 20:01. Заголовок: Тяжелая драпировка к..

Тяжелая драпировка кажется служила не только убежищем для неожиданных гостей в апартаментах фрейлин герцогини, но и домом для пауков, а может и того хуже - пристанищем для мышей или крыс! При мысли о пауках у Франсуа волосы зашевелились на затылке, а от одного только предположения, что могло твориться под каблуками его туфель, похолодела спина. Он неудобно шевельнул рукой, потревожив толстенный слой пыли прямо перед носом, и почувствовал неодолимое желание чихнуть. Только бы не чихнуть, нет, что угодно, но не расчихаться за пыльными портьерами, выдав себя с головой!

Чьи-то легкие крадущиеся шаги приблизились к нему и на миг Франсуа даже показалось, что он ощутил на себе чей-то взгляд. Ну конечно же это было его воображение и только, пытался он успокоить себя и сосредоточиться на латинском спряжении глагола "претерпевать". Вместо ученой латыни в голову лезли всевозможные страхи, один за другим укалывая его занемевшие от неподвижного стояния ноги. А если это сама графиня де Лафайет? Попасться на глаза Великой Армаде было бы не лучшим событием дня даже окажись он в одной из галерей дворца, а что говорить про внутренний коридор покоев юных мадемуазелей, состоявших под непосредственной опекой суровой мадам. Франсуа тут же вспомнились смешные до икоты и все-таки страшные истории, приключавшиеся с ним и его друзьями, когда они несли пажеские караулы в покоях Ее Величества королевы-матери.
Ой... портьера слегка качнулась, движимая воздухом из-за того, что кто-то прошел слишком близко к ней и к носу подлетело несколько пылинок, щекоча и вызывая неодолимое желание чихнуть.

- Апчхи! - как маркиз ни старался сдержать себя, но чих получился достаточно громким, чтобы обратить на себя чье-то внимание.

- Крыса? Где? - маркиз в два прыжка оказался на воле, испуганно оглядываясь назад, - Я так не люблю... их, - с расстановкой произнес он, слишком поздно сообразив, что стоявшая перед ним девушка не была служанкой, - Мадемуазель, прошу прощения, - зардевшись как маков цвет, де Виллеруа позабыл о всяких правилах вежливости и принялся поправлять на себе камердинерскую ливрею Бонтана, чтобы хоть как-то скрыть нелепость своего наряда.

Одно неловкое движение и подушка, прицепленная им спереди для придания объема в области живота, могла свалиться прямо под ноги развеселившейся мадемуазель.

- Я.. мне было необходимо, - в голову не приходило ни одной хоть сколько-нибудь умной мысли, как объяснить свое нахождение на герцогской половине, да еще и в ливрее с чужого плеча. Молодой человек нисколько не сомневался в том, что мадемуазель де Вьевиль узнала его, даже несмотря на то, что благодаря ливрее и спрятанным под ней подушкам он стал вдвое толще.

Как назло Жанны, кузины Бонтана нигде не было видно, и Франсуа с ужасом подумал, что будет, если та позовет в коридор Ору, которая конечно же поспешит немедля на помощь маркизу и выдаст себя с головой! Он опять подвел ее, ой, только бы что-нибудь задержало его милую подругу и вместо себя она бы послала Жанну или свою служанку. Де Виллеруа уже начал жалеть о предпринятой им попытке встретиться с мадемуазель де Монтале, машинально продолжая отряхивать от пыли синюю с золотым шитьем ливрею Бонтана.

- Ну вот... сейчас польем. Мадам графиня и не заметит. Я и другим горничным наказала проверить, политы ли цветы... Месье! Что же Вы в самом то деле! - в укоризненном голосе Жанны было удивление смешанное с угрозой, она приближалась, держа в руках кувшин с водой,  что невольно натолкнуло Франсуа на мысль, что его сейчас же окатят водой, - Мадемуазель, прошу Вас, не сердитесь. Это племянник мой. Вот кузен послал его с поручением для меня, а я тут замешкалась. Ну, что же Вы стоите как вкопанный?

- Я? - теперь была очередь маркиза удивиться неожиданной находчивости кузины королевского камердинера, он непонимающе улыбался, глядя попеременно то на Жанну то на герцогиню де Вьевиль и вдруг в его голове блеснула совершенно дерзкая мысль - а если рискнуть и попросить о помощи, вместо того, чтобы выдумывать истории про заболевшего Бонтана и поручения неизвестно к кому и неизвестно зачем? - Мадемуазель де Вьевиль, я прошу Вас... Вы ведь можете помочь... нам?

19

Отправлено: 11.02.12 17:44. Заголовок: В ответ на ее пригла..

    В ответ на ее приглашение портьера дернулась и оттуда буквально выпрыгнул - видимо, напуганный ее словами о крысе - кто-то. Мужчина, точнее, еще юноша, в ливрее королевских слуг, с ног до головы в пыли и побелке, с перепачканным лицом, весьма полный, растрепанный и растерянный. Ну и чудо в перьях...
    Впрочем, насчет полного она погорячилась - от неловкого движения из-под ливреи выскользнула подушка, и девушка сообразила, что их должно быть еще немало. Оторвала наконец взгляд от безумного наряда и взглянула в лицо "лакею". И оторопела: не могла она не узнать молодого маркиза де Виллеруа, сына старого маршала.

    Маргарита немедленно взяла себя в руки, согнала с лица последнюю тень улыбки.
    - Успокойтесь, сударь, я вас не съем и не выдам, - продолжить ей не удалось. Горничная появилась неожиданно быстро, взволнованная как происшествием с цветами, так и представшей ей сценой. А уж придуманная ею сказка о "племяннике" чуть не заставила Марго рассмеяться снова, однако, подумав секунду, это заявление она предпочла проигнорировать. Интересно, знала ли сама горничная, с кем она имеет дело? Почему она так усиленно выгораживает этого юношу?

    Слова маркиза застали ее врасплох. Всего она ожидала, только не просьбы о помощи. Не откликнуться она не могла, не умела Маргарита отказывать в просьбах, тем более произнесенных таким тоном. Но вот чем помочь и главное - кому?

    - Помочь? Вам, сударь? - взгляд ее скользнул по горничной. Чтобы маркиз де Виллеруа польстился на эту даму, явился на тайное свидание, да еще и в таком виде - нет, невозможно! Этому должно быть другое объяснение.
    - Чем же я могу помочь?

    А мысль продолжала лихорадочно работать. Маркиз рисковал очень многим - значит, было ради чего. Вернее, кого - фрейлина не сомневалась, что он явился на тайное свидание. Или тут не любовь, а интрига? Нет, вряд ли - безошибочный инстинкт, именуемый женской интуицией, подсказывал, что де Виллеруа искал даму. А если он ради нее пошел на такой маскарад - о это была небанальная интрижка с камеристкой, а свидание со знатной девушкой. С одной из фрейлин, скорее всего. С какой же? Это она обязательно узнает.

20

Отправлено: 12.02.12 21:32. Заголовок: Воспользовавшись пра..

Воспользовавшись правом беспрепятственно входить во все залы и коридоры дворца, граф прошел по служебной лестнице наверх к комнатам фрейлин Ее Высочества принцессы Генриетты Анны. Проверка караулов подождет, а родственные дела нет, успокаивал Гастон Антуан свою совесть. В конце концов, караулы необходимо проверять и в этой части дворца, никогда не знаешь, где именно таятся опасности.
Опасности? Или курьезы?
Не успел лейтенант открыть дверь в коридор перед комнатами фрейлин, как до него донесся донельзя знакомый голос. "Ага, а вот и наш маркиз, собственной персоной!" - обрадовался Гастон и посмотрел на источник шума.

Перед ним открылась забавная картина вроде тех, которые ставят в уличных постановках на подмостках театральных балаганчиков. Юная мадемуазель, в которой Гастон сразу узнал свою сестру Маргариту, полная розовощекая служанка, держащая в руках кувшин с водой и если граф правильно понял по выражению ее лица, вода эта предназначалась совсем не для полива цветов, а для того, чтобы окатить ей незадачливого юнца, суетливо размахивавшего руками и что-то говорившего голосом таким перепуганным, что можно было подумать, что за его несчастной жизнью охотились все разбойники из окрестных лесов.

- Так то Вы благодарите месье Бонтана за то, что он вызволил Вас из одной передряги, сударь? Вам не терпится с головой угодить в следующую? - насмешливым тоном произнес Гастон приближаясь к группе, - Доброе утро, сестрица. Вы уже знакомы с этим месье?

Не зная, представлять ли дамам Месье Главного Танцмейстера Двора или же сохранить его инкогнито, если де Виллеруа намеревался выкрутиться из очередной передряги неузнанным, де Ресто не стал называть его по имени.

- И что же, позвольте узнать, Вы позабыли в покоях фрейлин Ее Высочества? - лейтенант ткнул пальцем в толстый живот мнимого лакея, и пуговица на синей камердинерской ливрее оторвалась, не выдержав напора, - Смотрите ка, да Вы теряете свою фигуру, - маскарад, к которому прибегнул незадачливый искатель приключений, забавлял Гастона, - Сударыни, я знаю, что делать с этим молодым человеком. Предоставьте это мне, и я уверяю Вас, ничего более страшного не произойдет. Если конечно у Вас нет к нему никакого дела, Маргарита? - взглянув на сестру с улыбкой, Гастон подмигнул ей, подметив в глазах мадемуазель де Вьевиль лукавый огонек маленьких бесенят, да, могло статься, что Марго была заодно с мадемуазель де Монтале, а могло и нет, - Месье, у Вас есть какое-либо поручение к кому-то лично? - по испуганному взгляду маркиза граф понял, что попал в цель, и что эта цель не была еще названа, а вздрогнувшая при его словах служанка едва не расплескала на пол содержимое кувшина, - Если это сугубо личное поручение, то ничего не поделаешь, здесь я не могу позволить Вам находиться, месье. Но, может быть моя сестра сумеет Вам помочь, а мы тем временем обождем. Но не здесь. Боюсь, что если нас с Вами застанет мадам де Лафайет, расспросов не оберешься. А мне и без того, пришлось быть свидетелем весьма неприятной сцены. Угадайте кого? Да да, Вашего батюшки и одного месье, весьма интересовавшегося Вашим местонахождением, - де Ресто многозначительно подмигнул маркизу, - Так что, идемте, здесь напротив дверей в этот коридор караульная мушкетеров, там и побеседуем. Маргарита, Вы с нами?

Де Ресто подхватил выпавшую из под ремня подушку, служившую накладным животом для Виллеруа и со смехом посмотрел на то, как во мгновение ока тот сдулся и превратился из упитанного толстяка в худощавого юношу с невероятно толстыми плечами.

- Пожалуй, Ваши подушки только выдают Вас... месье. Снимите их и не смешите нас. Переодевание достойное театра, сударь, ей богу.

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5