Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров


Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

02.04.1661

    Гастон де Ресто пишет:
     цитата:
   

Они вошли в караульную, огромный зал, обставленный стендами с мушкетами и аркебузами из арсенала дворцовых гвардейцев времен короля Франциска Первого, последних Валуа и Генриха Четвертого. В отличие от Оружейной залы, где по-прежнему проводились упражнения в фехтовании и игры в мяч для всех придворных, если у них имелось разрешение от маршала двора, в караульную залу допускались только мушкетеры Его Величества и упражнялись здесь в основном в игре в кости и шутках за кружкой доброго вина, когда мушкетеры не несли караульную службу.

https://d.radikal.ru/d33/1902/eb/0621f7f5a487.png

2

Отправлено: 18.02.12 22:14. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5 //

Ага, так маркиз еще не был представлен лично Маргарите! Но по глазам сестры Гастон видел, что смехотворный маскарад молодого человека не ввел ее в заблуждение. Да и возможно ли забыть месье де Виллеруа, когда не далее как вчера вечером он собственной персоной объявлял начало маскарадного бала, а часом позднее появился на том же балу в таком мокром и помятом виде, что слухи о его мнимых и настоящих подвигах в саду разлетелись со скоростью ветра. Наверняка и о злополучной ссоре с герцогом Бэкингемом было известно, да и о аресте маркиза. Де Ресто улыбнулся в ответ сестре, решив предоставить маркизу самому представляться молодой особе, на помощь которой или молчание, если быть точным, он наверняка расчитывал.

- Поверите ли, дорогая сестрица, но дворцовая служба почти не оставляет свободного времени. Удача еще, что наша караульня находится как раз в этом крыле замка. Так что, я могу навещать Вас всякий раз, когда собираюсь делать обход постов или смену караулов. Ах да, я не сказал Вам главное, - де Ресто хотел было прихвастнуть своим назначением отвественным за все дворцовые караулы на время отсутствия графа д'Артаньяна, но Маргарита опередила его, пожелав забежать к себе в комнату за теплой шалью, - Впрочем, позже. Бегите, Марго, а мы с маркизом пройдем в караульную и будем ждать Вас. Да не смотрите же на меня так, маркиз, это всего навсего дружеское приглашение. Если мне вздумается арестовать Вас, то во всяком случае не сегодня и не за то, что Вы явились в покои Ее Высочества в неподобающем виде. Я уж не говорю о времени Вашего визита, - добавил Гастон чуть тише, пропуская маркиза вперед себя.

Он обернулся назад и отсалютовал шляпой поспешно удалявшейся Маргарите. Сестра остановилась в дверях и прежде чем скрыться в своей комнате бросила на маркиза весьма впечатляющий взгляд. Заметив это, Гастон хмыкнул, но промолчал. Выговаривать сестре за столь естественное желание подтрунить над незадачливым маркизом было излишним, ведь он и сам не прочь был бы подшутить над де Виллеруа, не будь ситуация не только комичной, но и щекотливой. Появись в этот момент кто-нибудь еще в коридоре и из смешного этот курьез превратился бы в печальный, чего доброго, лейтенанту пришлось бы арестовать молодого де Виллеруа, грустно сказать - в третий раз за два дня.

Караульный зал обеих рот королевских мушкетеров находился в огромном помещении, со смежным коридором с покоями, отпределенными для фрейлин герцогини Орлеанской. Этот факт послужил немалой доле шуток в адрес господ мушкетеров, начиная с того, что вероятно сама мадам де Лафайет настояла на том, чтобы ее цветник охраняли сразу две роты мушкетеров, и кончая сальными шуточками о том, что сами мушкетеры ратовали за столь близкое расположение своей штаб-квартиры рядом с комнатами юных фрейлин. Ни граф д'Артаньян, ни сам де Ресто ни сном ни духом не ведали о том, что на месте прежних покоев Ее Величества королевы управляющему дворцом вздумается поселить фрейлин новоиспеченной герцогини Орлеанской. Да и не до того было исполняющим обязанности личных телохранителей короля лейтенантам. За три дня Фонтенбло превратился в настоящее поле битвы с той только разницей, что невозможно было увидеть своего врага в лицо и предугадать его намерения.

- Проходите, маркиз, проходите и не стесняйтесь. После славно пройденного Вами крещения в мушкетерской казарме, наша скромная караульная по праву может считаться Вашим домом. Располагайте этим залом и чувствуйте себя как дома.

Они вошли в караульную, огромный зал, обставленный стендами с мушкетами и аркебузами из арсенала дворцовых гвардейцев времен короля Франциска Первого, последних Валуа и Генриха Четвертого. В отличие от Оружейной залы, где по-прежнему проводились упраженения в фехтовании и игры в мяч для всех придворных, если у них имелось разрешение от маршала двора, в караульную залу допускались только мушкетеры Его Величества и упражнялись здесь в основном в игре в кости и шутках за кружкой доброго вина, когда мушкетеры не несли караульную службу.

- Шутки шутками, а дело то серьезное, месье. По-хорошему, я должен арестовать Вас и препроводить на гауптвахту. Не находите? - де Ресто снял перчатки и небрежно бросил их на стол рядом с пустыми бутылками из под вина и кружками, - И снимите же наконец эти буфера с плеч. Вы ведете себя как мальчишка, а пора бы уж научиться делать выводы. То, что Вы едва не попались, лишь чистой воды везение. Но, черт возьми, если Вам не дорога Ваша свобода, то хотя бы подумайте, какому риску Вы подвергли репутацию юной мадемуазель, - строгим тоном выговорил граф де Виллеруа, как только за последним закрылась дверь, - Если Вам не терпелось увидеться с мадемуазель де Монтале, то отчего бы Вам не обзавестись благим предлогом и не появиться на пикнике в саду, где соберутся все дамы из свит Их Величеств и Ее Высочества? Зачем этот маскарад?

3

Отправлено: 19.02.12 16:53. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5 //

Вместо торжественного представления вышло нечто скомканное, - "Очень приятно, маркиз де Виллеруа", причем сказано это было едва ли не шепотом, так как Франсуа боялся, что их могут услышать. К счастью, брат и сестра не обратили внимания на его жалкую попытку исправить собственную оплошность. Насмешливое замечание графа о неумелом маскараде и в добавок к тому взгляд, брошенный мадемуазель де Вьевиль с полоборота, повергли бедокура в пламя стыда и смущения. Ну вот, теперь она непременно расскажет Оре о том, как нашла прятавшегося маркиза за потьерой, да еще наверное не позабудет упомянуть о том, как Франсуа едва не завопил, испугавшись крыс.

Красный как маков цвет, маркиз поспешил следом за лейтенантом де Ресто, моля по дороге о том, чтобы в мушкетерской караульной зале не оказалось никого. Граф так и не ответил ему о том, где он встретил герцога де Виллеруа, и внутреннее беспокойство маркиза только нарастало. Что если графа послал его отец? А если до герцога дошли слухи о не только об ночном аресте, но и о подозрениях Ла Рейни? А если герцог сам пошел в канцелярию, чтобы вызволить его? А если...

- Что, простите? - переспросил Франсуа, скорее догадавшись по лицу де Ресто, что тот перешел с шутливого тона на суровый, - Гауптвахта? Ой нет, граф, помилуйте, только не это! Я готов отбыть любое наказание, но только позже.

О репутации милой Оры Франсуа даже и не подумал, как и о том, что бездумно подверг свою новую знакомую да и ее подругу вместе с ней риску быть наказанной. По его лицу пробежала тень испуга, обычная беспечная улыбка сползла с уголков губ, а брови медлено поползли вверх, когда он мысленно представил себе гнев Великой Армады, заставшей его в кордире да еще и в ливрее с плеча королевского камердинера... а что же будет с Орой? Ее отошлют в Блуа? Навечно?

- Ох... - вырвалось горестное восклицание и де Виллеруа позабыл о страхе попасть под арест и тем самым сорвать возложенную на него самим королем миссию. А если... - Граф, но ведь Вы не выдадите меня? И Ваша сестра... мадемуазель де Вьевиль, ведь она ничего не расскажет? Я бы с радостью... я бы хотел появиться на этом пикнике. Но мне нельзя выходить из дворца. Я только потому и попытался увидеться с Орой... с мадемуазель де Монтале и передать ей, что месье Бонтан все уладил и шляпу вернул. И префект больше не посмеет и носа сунуть... и вот... - маркиз развел руками, всем видом выражая полнейшее раскаяние, - А чтобы никто не подумал чего недоброго, я попросил месье Бонтана отдолжить мне его ливрею. Всего на четверть часа... и мне бы уж как-нибудь вернуть ее надобно. И вообще...

Но дальше он продолжать не мог, даже перед графом де Ресто, которому доверял безмерно. Но ведь секрет подмены короля был не его личной тайной. А что если он нечаянно выдаст и Его Величество? Такую катастрофу было даже страшно представить себе. Если вызволить мадемуазель де Монтале из Блуа было бы делом нажима на отца и слезных просьб к Его Величеству, то кто же вернет из ссылки самого Франсуа, случись ему подорвать доверие, возложенное на него королем?

- Не спрашивайте меня, дорогой граф... я не могу сказать более. И мне правда же надо вернуться. Надо успеть... вот только мне нужно снова пройти через тот коридор. Поверьте, у меня и в мыслях нет ничего осудительного... - он посмотрел на мушкетера взглядом  полным отчаяния и мольбы, - Выручите меня в последний раз, господин лейтенант. Обещаю, Вам больше не доведется услышать обо мне... хотя бы сегодня.

Бросив взгляд на массивные часы, стоявшие на одном из стелажей под стеклянным колпаком, Франсуа чуть слышно вздохнул. Скорее бы уж появилась мадемуазель де Вьевиль и отвлекла брата от судьбы невезучего маркиза. Может быть ему и сошла бы с рук маленькая проказа? А если еще и камеристка, посланная им с сообщением для Оры, успела бы обернуться с ответом...
Сколь бы тяжкими не казались его злоключения всего минуту назад, маркиз успел позабыть о них при одной мысли о том, что Ора ответит на его послание и может быть сумеет найти лазейку в строгом фрейлинском расписании, чтобы встретиться с ним в саду.
А может все и не так уж страшно? - подумал маркиз и с повеселевшим лицом принялся рассматривать содержимое огромного книжного шкафа, уставленного невиданными диковинками помимо толстенных пыльных фолиантов с потускневшими золочеными узорами на корешках.

4

Отправлено: 29.02.12 21:11. Заголовок: Вдохновленная новой ..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5 //

Вдохновленная новой информацией - наконец-то хоть эта маленькая загадка разрешилась! - Марго почти бегом устремилась в караульную. Теперь ее волновал только один вопрос, зато весьма глобальный: что происходит во дворце? Именно на него она и стремилась найти ответ у своего брата, а так же маркиза. С последним все еще был связан ряд загадок: что связывало де Виллеруа с Антуаном (они ведь уже встречались, причем брат играл роль именно лейтенанта мушкетеров, сам сказал), и откуда взялась странная ливрея камердинера Его Величества? Совершенно очевидно, что ответ "нашел случайно" ответом не считается.

Терзаемая неразрешимыми загадками, Маргарита неслышно повернула ручку двери и медленно вошла, надеясь услышать хоть что-то из разговора. Правда, ушей ее достигла лишь последняя фраза маркиза, которая, в общем, ничего нового ей не сказала. Выручить. Видимо, в какую-то темно-загадочную историю маркиз уже был втянут, но в какую - Антуан не расскажет все равно, разве что она по случайной обмолвке догадается.

- Вот и я, простите за задержку, - она подошла к брату, оглядывая большую комнату, в которой никогда раньше не бывала. А мы ведь соседи! Может, сможет загядывать хоть изредка...
Девушка посмотрела на маркиза де Виллеруа. С бедняги можно было писать "Мировую скорбь" или "Раскаяние" - таким несчастным он выглядел. Больше всего девушке хотелось утешить маркиза, но все, что она могла для него сделать - это не смеяться. И удержать язык за зубами, впрочем, это было несложно. Не надо его смущать.

- Интересно, кто придумал разместить караульную прямо по соседству с покоями фрейлин? Лишняя головная боль для бедной мадам де Лафайет... Тяжело ей за нами присматривать! - рассмеялась Марго. Впрочем, подробности сегодняшнего утра она еще успеет выложить, а пока лучше помолчать и послушать, что говорят другие. Или обрадовать маркиза новостями о Монтале? Да нет, скорее всего, та камеристка найдет мадемуазель Ору и передаст ответ сама, вовсе необязательно признаваться, что проникла в их тайну. Даже если рассказать "случайно" - ну, хоть бы и к слову о статс-даме - де Виллеруа все равно почувствует насмешку. Нет, пусть разбирается со своими сердечными делами сам!

5

Отправлено: 01.03.12 18:50. Заголовок: - Вы просите меня по..

- Вы просите меня помочь, маркиз, однако не оставляете никакого шанса, - строго сказал де Ресто, пытаясь урезонить молодого человека, явно запутавшегося если не во вранье, то в попытках вывернуться из какой-то новой передряги, - И как только Вас угораздило попасться мне снова и не где-то, а в покоях... впрочем, нет, не объясняйте мне. Вы ведь дали слово молчать? А? - не имея возможности оставаться серьезным при виде того, как щеки маркиза играли всеми цветами румянца, - Ладно уж молчите. Я не сказал никому о том, кто приходил за Вами в казармы, не скажу и теперь. Но зарубите себе на носу одну истину, дорогой маркиз, все тайное при королевском дворе рано или поздно становится явным. Будьте осторожны. Снимите эту ливрею, а впрочем нет! Погодите, - Гастон остановил де Виллеруа, заметив, что под ливреей королевского камердинера на нем была только тонкая нательная рубашка, едва скрывавшая его, - В таком виде Вы привлечете к себе еще больше нежелательного внимания... да и попадись Вы в одной рубашке на глаза кому-нибудь из статс-дам или караульных гвардейцев, скандал обеспечен. Дождитесь здесь. Если камеритска ушла выполнять Вашу просьбу, то может быть она приведет сюда и мадемуазель... или передаст Вам ее ответ. А потом ступайте прочь, чтобы никто Вас более не видел в этой половине дворца, если у Вас не будет на то более весомого объясенения, чем это, - он показал на ливрею, мешком болтавшуюся на плечах де Виллеруа.

Обещание маркиза о том, что де Ресто не услышит о нем, заставило графа по-доброму посмеяться, слишком маловероятно это прозвучало. Двери открылись и в караульную вбежала Маргарита. По лицу ее было видно, что она успела перехватить любопытную информацию и ей явно не терпелось поделиться ей с братом, а взамен того услышать объяснения забавному появлению маркиза в их коридоре.

- Как Ваше утро, Марго? Кажется, оно прошло более бурно, чем у моих мушкетеров? Не поминайте имя госпожи статс-дамы в суе, сестрица, - Гастон шутливо погрозил пальцем и повернулся к опечаленному де Виллеруа, - Ну, полно, маркиз, я отпущу Вас. Так и быть, на этот раз, Ваше счастье. Но впредь... бога ради, не пускайтесь в такой маскарад. И не пугайте девушек своим видом.

- А, и Вы здесь, граф, а это, я полагаю Ваша сестрица? Весьма весьма... - в караульную вошел фельдшер мушкетерского полка месье Бушер, - Граф дАртаньян только что прибыли... велели мне здесь подождать его. Не беспокойтесь, молодые люди, я здесь устроюсь в уголке, cчитайте, что я вас и не видел, - кивнув лысеющей коротко остриженной головой в сторону де Виллеруа и Маргариты, Бушер развернул старое кресло с протертым сиденьем к ним спиной и через несколько секунд забылся сном, о чем свидетельствовал зычный храп.

- Граф д'Артаньян уже вернулся? Должно быть у него важные дела... - проговорил Гастон, опасаясь как бы не оказалось, что сам граф или кто-то из сопровождавших его мушкетеров был ранен, иначе зачем вызывать Бушера из казарм?

6

Отправлено: 03.03.12 20:57. Заголовок: - Ну вот, мадемуазел..

- Ну вот, мадемуазель, мы и пришли. Видите ту дверь в конце коридора? Это и есть караульный зал. А мне, с Вашего дозволения, надобно бежать в буфетную, чтобы приготовить госпоже маркизе лимонаду, раз не смогла придумать другого предлога, чтобы Вас увидеть. Но Вы уж там скажите Вашему дружку, чтобы поостерегся наведываться в покои фрейлин, да еще в таком виде. В другой раз ему это может и не сойти.

Мадемуазель де Монтале собралась было возмутиться дерзостным нравоучением со стороны пусть и старшей, но всего лишь горничной, и ответить той какой-нибудь уместной колкостью, способной поставить кузину Бонтана на подобающее ей место. Однако пока она пыталась справиться с дыханием, совсем сбившимся в попытке поспеть за рослой мадам, та уже успела присесть в полунасмешливом поклоне и развернуться к фрейлине спиной под громкий шелест накрахмаленных нижних юбок.

Уязвленная до глубины души Ора обиженно вздернула подборок и решительно направилась к караульной. Вот только у самой двери решимость на миг покинула юную особу. Как знать, вдруг караульный зал полон мушкетеров, которые не многим лучше мадьяр князя Ракоши. А то и хуже, ведь их неизбежные шуточки на ее счет будут вовсе не на иностранном языке, и сделать вид, что она не понимает ни слова, будет невозможно. Мадемуазель прижалась щекой к лакированному дереву в надежде определить количество людей за нею, однако расслышала лишь один мужской голос. Кажется, он принадлежал маркизу… или нет? Так или иначе, у Оры было слишком мало времени на то, чтобы собираться с духом, ведь она побожилась Лавальер, что вернется в считанные минуты. Девушка выпрямилась, глубоко вздохнула и толкнула дверь.

Первым, на кого упал ее взгляд, был Виллеруа. Но в каком виде!

- Боже мой, маркиз, что с Вами? – всплеснув руками, она шагнула было к молодому человеку, облаченному в нелепо обвисшую ливрею, уже знакомую Монтале по утренней прогулке в казармы. Что бы ни натворил злополучный маркиз, Бонтан явно приложил к этому руку. А может быть, сам король? Да нет, к чему было бы Его Величеству обряжать своего танцмейстера в маскарадный костюм и отправлять в покои Мадам, если он мог с тем же успехом послать сюда самого Бонтана, явление которого точно не закончилось бы арестом и препровождением в мушкетерскую.

Бурный поток догадок в хорошенькой головке Монтале иссяк так же стремительно, как и разбушевался, стоило ей отвести взгляд от Франсуа. Они были не одни! Молодой человек в форме, взиравший на нее с интересом, был Оре не знаком, зато стоящую рядом с ним девушку она знала даже слишком хорошо. Маргарита де Вьевиль. Сердечко Монтале тревожно екнуло и покатилось куда-то в область туфелек. Меньше всего она ожидала застать в караульной одну из фрейлин. Однако более пристальный взгляд уловил заметное сходство между де Вьевиль и молодым мушкетером, и Ора на свое счастье припомнила, что утреннюю записку ей доставил некий лейтенат де Ресто, о котором горничная отозвалась как о брате Маргариты. Этим, должно быть, и объяснялось ее присутствие.

- Простите мне великодушно это внезапное вторжение, господин лейтенант - решив, что молодой офицер и есть тот, кем арестован ее друг, Монтале направила стопы в сторону брата и сестры. – Маркиз де Виллеруа послал за мной, и я решила, что с ним опять что-нибудь стряслось, и ему нужна помощь. Он ведь не арестован, правда? Если это по поводу вчерашнего, то я свидетель, маркиз ни в чем не виноват. На Библии поклянусь, что это так. А если он оказался на половине Мадам, где ему быть не подобает, то и это целиком и полностью моя вина, сударь, потому что я не ответила на его записку. Отпустите его, умоляю Вас!

Она перевела молящий взгляд с де Ресто на Маргариту в надежде, что присутствие сестры сделает лейтенанта чуточку сговорчивее.

7

Отправлено: 04.03.12 21:02. Заголовок: В караульный зал впо..

В караульный зал впорхнула мадемуазель де Вьевиль, радостная и беззаботная, казалось, что все происшедшей несколькими минутами раннее не имело совершенно никакого значения для Ее Сиятельства. Она весело и как ни в чем не бывало заговорила с братом, шутя о близком соседстве мушкетерского зала с покоями фрейлин Ее Высочества.

- О, только не мадам... - прошептал Франсуа, при упоминании о Великой Армаде его голос предательски задрожал, одно дело попасть на гауптвахту к мушкетерам или даже на допрос к этому мелочному и дотошному префекту, но чем могла обернуться даже случайная встреча с мадам де Лафайет, даже додумывать не хотелось, неприятности ожидали бы и его самого, и Ору, и ничего не подозревавшего Бонтана... и какие неприятности!

Отповедь графа де Ресто никоим образом не подходила под шутливый тон его сестры, и маркиз внутренне съежился, готовясь к самому худшему. Он даже не услышал подвоха в приказе Его Сиятельства немедлено снять с себя ливрею и поспешил повиноваться, позабыв о том, что под просторной ливреей Бонтана на нем была всего навсего одна нательная рубашка из тонкого батиста.

- Ах да, простите... простите, мадемуазель!

Кто бы спас его от неминуемого конфуза! Де Виллеруа сделал вид, что с тщанием застегивает пуговицы ливреи, на самом деле боясь встретить насмешливый взгляд Маргариты де Вьевиль и что еще хуже услышать шуточку с острого язычка герцогини.

- О... Вы думаете что... мадемуазель сможет прийти сюда? - обнадеживающие слова де Ресто вернули маркизу недостававшее самообладание и он даже позабыл про смущение и стыд, заставившие его щеки покрыться ярким румянцем, - Я тотчас, месье. Вы не увидите меня до... до вечера. За это я могу поручиться Вам.

Вошедший в караульный зал грузного вида мужчина показался маркизу плотником или истопником, благодаря широченным ладоням, сжимавшим небольшой ящичек, похожий на инструментарий. Когда же незнакомец осклабился в добродушной улыбке и весело подмигнул маркизу, де Виллеруа вспомнил, что уже видел его, не далее как ночью во время крещенской пирушки у господ мушкетеров. Кажется, это он тогда крикнул ему не запивать злополучный коктейль... Неприятное ощущение пожара в животе от выпитой мушкетерской перцовки смешанной с крепленым вином, напомнило маркизу и стыд, не позабытый еще с той ночи, когда его без памяти и сознания буквально перенесли в комнату графа де Ресто. Так это же ротный мушкеткрский лекарь... Бушер, кажется, так его звали. Понимающая улыбка и легкий кивок в сторону маркиза и мадемуазель де Вьевиль заствили Франсуа покраснеть до корней волос. Он выпрямился, выпятив грудь, что впрочем не было слишком заметно из-за невероятных объемов надетой на нем ливреи.

Знакомый и ставший уже почти что родным голос мадемуазель де Монтале заставил его обернуться. Маркиз распахнул руки, то ли собираясь обнять девушку, то ли раскаиваясь в горестном положении, в котором оба оказались по его же вине. Но он не успел сказать и слова, как Ора обратила все свое внимание на лейтенанта де Ресто в попытке выгородить маркиза и заступаясь за него с такой храбростью и решительностью, что маркиз тот час же пообещал себе, что более никогда в жизни не заставит милую Ору раскаяться в том, что она была такой милой... милой и... Розовощекий от смущения и радости одновременно Франсуа не успел додумать, спеша взять свою спасительницу за руку.

- Но меня уже отпустили. Я расскажу Вам обо всем. Идемте же... граф, я ведь могу уже идти? - спросил он, не отпуская руки Оры, что было бы непозволительной вольностью с его стороны в любой другой ситуации, - Еще раз прошу простить меня за мой неподобающий вид, Ваши Светлости, - де Виллеруа галантно поклонился брату и сестре, спеша поскорее ретироваться с глаз долой. Насмешливая улыбка, игравшая на губах де Ресто и едва сдерживаемый смех в глазах мадемуазель де Вьевиль были достаточным поводом для бегства юного танцмейстера.

- Моя записка, Вы ведь получили ее, Ора, ведь да? А я то так забеспокоился, что вот решил сам прийти... Вы ведь не знаете еще, а мне нужно Вам сказать. Я хотел успеть до того, как Вам придется уйти на пикник, - с поспешностью принялся объяснять Франсуа, не дожидаясь, когда лейтенант де Ресто соизволит дать им свое позволение удалиться из караульного зала, - Я ведь не смогу попасть на пикник. Никак, - он отчаянно замотал головой, но при этом на его лице заиграла воодушевляющая улыбка и маркиз заговорщически зашептал, презрев всяческие приличия, да и о чем могла быть речь, когда ему важно было сообщить Оре самое главное! - Но у меня есть такая новость! Идемте же, я расскажу Вам. Мне все равно нужно будет вернуться тем же путем. По лестнице... меня месье Бонтан ждет внизу.

8

Отправлено: 16.03.12 22:29. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Её Величества Анны Австрийской. 3 //

Поклон, последний взгляд в глаза мадам де Ланнуа, молчание которой можно было легко принять за незнание сути дела, нет, дорогая герцогиня, нас не проведешь - ни Вас, ни меня, думал д'Артаньян, очерчивая шляпой два полукруга в прощальном поклоне перед Ее Величеством.

Звякнув шпорами и аммуницией он решительно направился к дверям. Ему даже не пришлось стучать, так как стоявшие за стеной караульные прекрасно могли слышать его тяжелую поступь. Двери распахнулись прямо перед ним и так же быстро захлопнулись как только граф вышел из кабинета королевы, оставляя лейтенанта королевских мушкетеров под обстрелом любопыствующих взглядов топлы придворных, ожидавших в приемной Анны Австрийской. Д'Артаньян постоял с минуту на месте, отмечая на себе взгляды, одни быстрые и стремительные, другие более внимательные, изучающие, вопросительные и любопытствующие, и даже извиняющиеся. Кто бы это мог быть? Граф отметил стоявшего в одиночестве де Сент-Эньяна. Отчего это граф не у короля, а ожидает приема у королевы-матери? Д'Артаньян хотел было подойти к обер-камергеру, но не успел сделать и шагу, как его внимание перехватил де Гарнье, запыхавшийся, как будто мчался от самого Парижа.

- Доброе утро, граф! - мушкетер ответил поклоном на привествие де Сент-Эньяна, но был вынужден последовать за своим сержантом, - Что еще Вы мне сообщите, Гарнье?

- Ваше Сиятельство, во-первых, нигде не могут найти Вашего друга... того грузного месье, который прибыл поздно вечером из Парижа...

- Вы о месье де Пьерфорне?

- М... мне казалось, что вчера Вы называли его бароном дю Валлоном, граф.

- Одно лицо, барон дю Валлон де Пьерфорн де Брасье. Или Портос, для друзей, - пояснил д'Артаньян, на ходу оглядывая лица присуствовавших в приемной королевы, его любопытство вызвало то, что многие придворные из свиты Его Величества находились в это утро не у короля, а в приемной Ее Величества, - Месье Портос волен оставаться в Фонтенбло или покинуть его, когда ему вздумается. К тому же, он мог остановиться в трактире... а что такое с ним?

- Ничего, месье лейтенант. Но в свете последних событий, я обеспокоился исчезновением. Сначала Вы... потом Ваш друг. Вообще-то, я лично провожал его вчера вечером в казармы и определил в гостевую комнату... да да. А потом привели месье маркиза. И его то и пришлось поселить с графом де Ресто. Но если Вы уверены, что с месье... месье бароном все в порядке, то и ничего такого.

- А что во-вторых, Гарнье?

- А во-вторых, от господ гвардейцев поступило два рапорта на Ваше имя.

- И?

- Я вскрыл их, как Вы приказывали. То есть, мало ли это могло касаться расследования, которое Вы ведете...

- Ну, и что же, Гарнье? - нетерпеливо спросил д'Артаньян уже на выходе из огромного зала, служившего приемной королевы-матери, - Идемте в караульную. Мне необходимо найти еще графа де Ресто.

- Да, Вы найдете Его Милость там. Если он не отправился проверять караулы... так вот те рапорты. Один пришел от маркиза де Варда. В нем было сообщение о том, что мадьяры снова учудили, - сержант едва сдержал смех, пересказывая содержание скупого но весьма эмоционального рапорта капитана швейцарской гвардии, - Увели буквально из под носа у де Варда и его людей лошадей, которых приготовили для встречи посла какого-то. Не разобрал его имени.

- Клянусь честью, этот мадьярский князь не угомонится покуда не попадет со всей своей свитой в Бастилию, - пробормотал граф, не слишком удивленный этой новостью, - Зачем им понадобились лошади? Они покинули Фонтенбло? Но черт возьми, Гарнье, разве у них было разрешение?

- Не было, месье лейтенант. В этом то и дело. Я послал запрос на караульный пост на выезде из парка. Так вот там и сообщили, что мадьяры всей своей кавалерией проехали там, не слушая приказа остановиться. Ехали в сторону охотничьего леса. Может и просто пострелять?

- Возможно, Гарнье... возможно, - задумчиво проговорил дАртаньян, ускоривая шаг, - Что еще?

- Второй рапорт был подписан сержантом... запамятовал имя его. Но тоже от капитана де Варда. Сообщается о том, что этот самый посол, для которого лошадей держали... Сулейман или Магомет, шут его знает, басурман какой-то...

- Острожнее, Гарнье, Вы ругаете имя Великого Посла Османской Империи, что делать совершенно не следует.

- Прошу прощения, месье лейтенант. Так вот, сообщается, что посол этот со всей свитой едет в Фонтенбло.

- Как? А пропуск получен уже? Что сказал дю Плесси-Бельер? Разве это не в его компетенции?

- Месье маршал двора ранен и лежит сейчас... кажется, в покоях маркизы де Руже.

- Тысяча чертей, - немедленный ответ графа с истинно гасконским запалом обратил на него внимание нескольких человек, испуганно воззрившихся на угрюмое лицо лейтенанта королевских мушкетеров, по-видимому, подозревая неприятные новости, - Этот самозванец... Гарнье, он все еще там?

- Кто простите?

- Убитый... которого вчера за табором, - резким движением ладони поперек шеи д'Артаньян показал знак сержанту и тот понимающе крякнул в ответ, о смерти Ла Валетта было известно лишь немногим и эту тайну тщательно оберегали.

- Он еще там. В лазарете. Но что же делать с послом? Они прибудут вот вот. Гонец от сержанта гвардейцев прибыл всего десять минут назад.

- А кто назначен заместителем маршала дю Плесси-Бельера?

- Герцог де Руже, его брат, месье лейтенант.

- Вот и доложите Его Светлости. Отнесите этот второй рапорт к генералу, Гарнье, и примите все распоряжения, если они будут касаться мушкетеров. Хотя... не следовало бы распыляться, у нас и без того забот полон рот. Затем быстро приходите в караульный зал. Нам предстоит весьма важное дело. Всем нам.

- Слушаюсь, месье лейтенант!

Гарнье исчез в толпе придворных так скоро, что на секунду лейтенант засомневался, а был ли он вообще рядом с ним? Новые известия нисколько не добавляли оптимизма, но и унывать не заставляли. С главным врагом было покончено. Нанявший его человек болтался на ниточке следствия. А Цыган... с ним он разберется по-своему, точнее, по его же правилам, у дАртаньяна были свои мысли на этот счет. Если бы у него была возможность предупредить Жаклин... ей необходим отдых, но не мешало бы знать о том, что Ракоши бежал из Фонтенбло. Хотя, бежал ли? С чего мадьярскому князю бежать от гостеприимства французского короля? Даже если до него дошли известия о прибытии в Фонтенбло персидского посла, вряд ли это вызвало у Ференца Ракоши приступ такого малодушия.

- Бушер, Вы здесь? - спросил граф, входя в караульный зал, - Сделайте ка мне Вашу фирменную настойку, месье... о... граф, я не ожидал застать Вас здесь. Это удача. И Вы здесь, сударыни? - удивлению д'Артаньяна при виде двух фрейлин Ее Высочества, одной из которых была герцогиня де Вьевиль, сестра де Ресто и дочь старого друга графа, а другая мадемуазель де Монтале, хотя граф и встречал ее лишь мельком в Долине Ветров, но тем не менее запомнил, отчасти благодаря тому, что мадемуазель была представлена никем иным, как маршалом дю Плесси-Бельером, - Доброе утро, мадемуазели... нечасто увидишь в нашей скромной обители такое общество. Что же привело Вас? - граф посмотрел на де Ресто, - А... понимаю... или? Месье маркиз, ради бога, Вы то как здесь оказались? Да еще и в таком виде? Святые Небеса, где Вы раздобыли эту ливрею? Или это очередная смена ролей, на этот раз на придворных подмостках?

Не удержавшись от шутки в адрес незадачливого первого танцмейстера двора, д'Артаньян подошел к столику и налил из стоявшей там плетеной бутыли вина во все имевшиеся там кружки, предварительно строго осмотрев каждую из них. Было бы крайне неучтиво предлагать юным мадемуазелям пить из грязной посуды, хватило уже и того, что они оказались невольными свидетельницами беспорядка, царившего в караульном зале после того, как в нем отдыхали несшие ночной караул мушкетеры.

- Прошу Вас, мадемуазели, месье. Граф, я предложу Вашим гостям освежиться. Вино, кстати, недурственное... хоть и не столь благородных сортов, как то, что подается на королевских обедах.

9

Отправлено: 17.03.12 21:43. Заголовок: - Мадемуазель, - Гас..

- Мадемуазель, - Гастон поклонился вбежавшей в караульный зал девушке,  он посмотрел на сестру, затем на опешевшего маркиза и решил не привествовать мадемуазель де Монтале, как давнюю знакомую, приняв более приличествующий его положению суровый вид, лейтенант строго посмотрел на фрейлину герцогини Орлеанской, - Я право же, не предполагал, что нынче утром у нас будут посетители. Обычно скромные покои господ мушкетеров не пользуются таким вниманием.

Румяные щеки де Монтале зарделись алым цветом и де Ресто сдержанно и в то же время по-доброму улыбнулся девушке, отмечая про себя схожесть цвета ее щек с цветом щек молодого Виллеруа. Смешные. Для них все эти записочки и свидания были самым важным в жизни, тогда как во дворце творилось черт знает что. И все-таки это скорее радовало чем досадовало Гастона. Вот и его сестра улыбаясь переводила насмешливый взгляд с маркиза на свою подругу, видимо, Маргарита никак не ожидала такого поворота.

- Так месье маркиз решил воспользоваться нашим караульным залом для свидания с Вами, мадемуазель? - на этом запас суровости графа закончился и он рассмеялся, - Право же, Вам не следует извиняться за Его Сиятельство. Да, я привел его сюда. Но только затем, чтобы он не попался на глаза кому действительно не следует. Вы же понимаете, мадемуазель, что шутки шутками, а некоторые из статс-дам герцогини Орлеанской не сочтут эту выходку безобидной шалостью. Ну, ступайте, маркиз. Ступайте и не попадайтесь на том же месте. Хоть бы до вечера.

В эту минуту с грохотом распахнулись обе створки дверей и в караульный зал стремительной походкой влетел сам лейтенант д'Артаньян. Смех молодых людей тут же замер на устах и наступила минутная пауза.

- Я только что собирался отправиться проверять караулы, Ваше Сиятельство, - ответил Гастон, и весело подмигнул сестре, - Мы так и не успели толком поговорить с Маргаритой с самого ее приезда ко двору. Не знаю, удастся ли перекинуться хоть словцом днем. Вот она и решила навестить меня вместе со своей подругой. Вы ведь знакомы с мадемуазель де Монтале? А маркиз здесь по воле случая, не так ли, месье? - Гастон попытался сделать знак де Виллеруа, чтобы тот не заикнулся об истинной причине его появления в караульном зале, - Они поспорили, кажется с месье де Лозеном, сумеет ли маркиз пройти по дворцу в ливрее месье Бонтана неузнанным. Вот. Но, сдается мне, дорогой друг, что Вы проиграли Ваше пари. Надеюсь, что проигрыш не слишком чувствительный.

Пока д'Артаньян наливал вино для себя и неожиданных гостей, де Ресто одернул полы своего камзола и поправил шляпу, обдумывая, как сформулировать доклад лейтенанту о всем происшедшем за ночь и утро. Его взгляд привлекла сложенная вчетверо бумажка, положенная д'Артаньяном на стол. Листок начал медлено разворачиваться и Гастон сумел разглядеть плотные ряды строчек, написанных мелким аккуратным почерком. Чья-то докладная записка или письмо?

10

Отправлено: 23.03.12 17:43. Заголовок: Все было не так, сов..

Все было не так, совсем не так, как она полагала! Слушая сбивчивые объяснения маркиза, Ора в замешательстве переводила взгляд с лейтенанта мушкетеров на Маргариту.

- Так значит… - неуверенно улыбнувшись, воскликнула она наконец, - это не арест? Бог мой, а я ведь подумала невесть что, услышав, что месье де Виллеруа в караульной мушкетеров. Ему не следовало приходить сюда вовсе!

Взгляд Монтале, обращенный к маркизу, был преисполнен укора. Вся эта неловкая ситуация не должна была, не имела права быть. Он обещал ждать их с Луизой в саду, а она обещала прийти при первой же возможности, так что же нетерпеливый месье танцмейстер делал на половине Мадам? Пройди его вылазка незамеченной, Ора бы в первую очередь посмеялась над удачным маскарадом, но Франсуа был пойман с поличным, а ей достало глупости кинуться ему на выручку, не подумав, что без нее он вывернется куда быстрее и ловчее. Воистину, сегодня был нее ее день.

- У Вас есть хорошая новость? Для меня? – Монтале стоило некоторого усилия не отдернуть захваченную в плен руку, и лишь нежелание обидеть Франсуа, который вполне мог принять ее попытку соблюсти хоть видимость приличий за предательство, удержало ее от этого порыва. – Так Вы из-за этого пришли?

Предательское «ко мне» чуть было не соскользнуло с языка, и щечки Оры сделались еще на полтона темнее. Бежать, бежать скорее от любопытствующих взглядов сестры и брата, пока она не сболтнула что-нибудь совсем уж невозможное и непростительное, за что ей потом придется краснеть весь остаток недолгой, судя по всему, карьеры при дворе. Тем более, что там, в гардеробной, ее наверняка уже хватились и начали делать самые неблагоприятные догадки. Бедная Луиза, неужели ей придется объясняться перед де Тианж за отсутствие подруги?

- Вас тоже ждут, маркиз? – окинув взглядом мешковатую ливрею, уже знакомую ей по утреннему променаду до казарм, Монтале не удержалась от улыбки. Кто бы ни ждал Франсуа, Бонтан или сам король, им обоим надо было спешить, особенно если маркиз желал поведать ей нечто важное и не предназначенное для чужих ушей. – Так идемте же, у меня тоже нет ни одной лишней минуточки. Страшно подумать, чего мне стоило сюда вырваться.

Она, наконец, высвободила захваченную Виллеруа руку, благо та была абсолютно необходима ей для реверанса по всем правилам этикета, слабо надеясь сгладить прощальной вежливостью ужасное впечатление, кое, без сомнения, произвела на великолепного брата мадемуазель де Вьевиль. Подумать только, а ведь она хотела завести с ним полезное знакомство ради того, чтобы передать весточку Раулю. И вот, знакомство состоялось, но в каком невыгодном свете она предстала перед графом! Если в первый момент намерение Франсуа немедля же увести ее из караульной вызвало у Оры ощутимый укол раздражения, то после оброненного красавцем лейтенантом упрека в устроенном в покоях Мадам свидании паркет прямо таки загорелся у нее под подошвами. Свидание? Неужто де Ресто считает, что Франсуа назначил ей свидание? О господи! Бедняжка Монтале готова была провалиться сквозь землю от стыда. Легко догадаться, что теперь будет думать о них с Виллеруа и он, и, что еще хуже, мадемуазель де Вьевиль: насмешливый взгляд ее изумрудных глаз был красноречивее любого «кто бы мог подумать!».

И в довершение всех бед, пока она лихорадочно подыскивала в разом опустевшей голове подходящую фразу, коей можно было бы завершить этот малоприятный инцидент, разрываясь между желанием пообещать любезному лейтенанту, что подобное не повторится никогда, и не менее острым желанием сбежать без объяснений и оправданий, придумывать которые уже не было никаких сил, двери караульной залы распахнулись, пропуская четвертого свидетеля.

Маленькая фрейлина в отчаянии зажмурилась, ожидая очередной залп неприятных вопросов и еще более неприятных ответов, но по мере того, как лейтенант де Ресто рапортовал (кажется, у господ военных это называется именно так) вновь прибывшему офицеру, глаза ее вначале изумленно распахнулись, а потом сделались и вовсе огромными, заблестев от восхищения и с трудом сдерживаемого смеха. Девица Монтале не без оснований полагала себя назаурядным специалистом по части ловких объяснений, но если бы у нее была шляпа, она сняла бы ее перед господином лейтенантом. Шляпа… Ля Рейни! Смог ли король отстоять бедного маркиза и убедить префекта в его невиновности? Как знать, не с этой ли новостью спешил к ней Франсуа?

- Простите, бога ради, но мне надобно бежать, мадам де Тианж ждет меня, - Ора с тоской взглянула на предложенный ей бокал, но появиться в гардеробной Мадам, благоухая красным вином, было не просто неосторожно, а прямо таки убийственно. Именно то, чего ей не хватало для блистательного изгнания с новообретенной должности при дворе.

- Маркиз, если хотите, я покажу Вам короткий путь из покоев Ее Высочества, который позволит Вам избежать лишних взглядов и расспросов, - Монтале повернулась к молодому человеку с невиннейшей улыбкой на лице. В конце концов, если де Ресто собственнолично объявил их собрание в караульной чистой случайностью, грех не подыграть лейтенанту дабы не ставить его в неловкое положение перед товарищем по оружию, который, к тому же, был явно старше если не по званию, то по положению. Недаром же в голосе Ресто звучала приличествующая нижестоящему офицеру вежливость.

- Всего хорошего, господа, и благодарю за гостеприимство. Надеюсь, мы таки ж увидимся в парке, Ма… мадемуазель, - вовремя поправилась Ора, вспомнив мимолетную гримаску, промелькнувшую на лице Маргариты в приемной Мадам, когда Монтале обратилась к ней по имени. Осторожность и благоразумие, отныне и навеки веков.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5 //

11

Отправлено: 24.03.12 23:17. Заголовок: - Идемте же... - гол..

- Идемте же... - голос маркиза пропал сам собой, когда двери распахнулись во всю ширину, впуская в караульный зал второго лейтенанта королевских мушкетеров, точнее, первого, еще точнее Того Самого. И без того порозовевшие от избыточного внимания к его персоне щеки де Виллеруа зарделись алым цветом, а если бы за густыми волосами были видны и уши, то можно было бы наверняка увидеть не только их огненно красный цвет, но и пар, настолько они загорелись.

- Господин д'Артаньян, - прошептав имя самого известного мушкетера Его Величества, Франсуа даже позабыл на минуту о том, что находился в крайне неподобающем его положению виде и к тому же совершенно не там, где должен был.

Первое волнение, связанное с мальчишеским обожанием кумира всех юных мечтателей о воинской славе и приключениях, уступило место страху перед неминуемым разоблачением. А если лейтенант мушкетеров только что был в королевской опочивальне и не найдя там короля велит объявить розыски? Но вопреки его опасениям, граф был не только не расположен объявлять тревогу о пропаже короля, но и предложил всем вина, чтобы отметить неожиданную встречу. Не желая повторять плачевный опыт распития вина в мушкетерской компании, маркиз умоляюще посмотрел на Ору. Укоризненный взгляд девушки вернул мысли молодого человека к недосказанной новости.

- Я правда же не хотел, чтобы все вышло так. Но эта новость... я подумал. что Вы так волновались из-за меня все утро... и не известно еще когда Вас отпустят с пикника, мадемуазель, - он нехотя освободил руку девушки, но как только мадемуазель де Монтале выполнила полагавшиеся по этикету реверансы, тут же схватил кончики ее пальцев и победно улыбнулся, - Она у нас! Бонтан пошел лично... - оглянувшись с опаской на беседовавших между собой лейтенантов и мадемуазель де Вьевиль, Франсуа приглушенным голосом хотел было пояснить сказанное, но громкое приглашение д'Артаньяна присоединиться прервало его.

- Ой нет, Ваше Сиятельство, благодарю покорнейше. Но... я здесь только всего на одну минуточку. Эта ливрея... это... - под пристальным взглядом черных глаз лейтенанта трудно было подобрать более менее правдивое оправдание и маркиз с шумным вздохом выдал то, что вертелось у него на языке и было абсолютной правдой, - Это ливрея месье Бонтана... чтобы меня не узнали никто. Но сейчас нам необходимо удалиться. Прошу прощения, господа, мадемуазель.

Попятившись вместе с Орой к дверям, де Виллеруа почувствовал как по спине побежали мурашки от насмешливых взглядов брата и сестры де Ресто и самого легендарного гасконца. Ну еще бы, он даже соврать как следует не сумел. А это "нам"! Более простого способа подставить мадемуазель де Монтале и не придумать.

- Прошу Вас, господин лейтенант, не выдавайте меня. А то месье Бонтану крепко достанется из-за меня... а я бы не хотел этого, - осмелился попросить на прощание маркиз, подумав про себя, что еще крепче достанется Оре, если вдруг кто-то из троих собеседников только обмолвится о том, что она была в караульной зале.

Только оказавшись за дверьми караульного зала, Франсуа вздохнул с облегчением и привалился спиной к колонне. Утро не переставало подкидывать ему сюрпризы один за другим. И все-же, немедленное появление Оры в зале для мушкетеров оказалось приятным сюрпризом, даже радостным. Хотя, к радости подмешивалось еще и чувство вины, ведь из-за него мадемуазель де Монтале рисковала попасть под неминуемую грозу в лице мадам де Лафайет. Одно дело оправдаться тем, что встречалась с братом, как мадемуазель де Вьевиль, которой наверняка все сойдет с рук благодаря родству с лейтенантом мушкетеров, совершенно другое...

- Ох, я кажется подвел Вас? Да? - Франсуа опустил голову и виновато посмотрел на девушку изподлобья, - Я совсем не подумал о том, что все так выйдет... там было так пыльно за портьерой и я чихнул совсем не-вовремя. Если бы мадемуазель де Вьевиль не нашла меня там, - маркиз вздохнул и остановил взор на носках туфлей, - Боже! Ох господи! Они же... - если до того момента его щеки алели румянцем, то от одного осознания, что он в попыхах прихватил королевские спальные туфли с открытыми пятками и загнутыми на турецкий манер носками, маркиза бросило в холодный пот, - А если граф де Ресто заметил? Он же был в опочивальне короля... Матерь Божья!

Маркиз протянул руку Оре и поспешил вместе с ней обратно к коридору, в котором несколько минут назад его нашла мадемуазель де Вьевиль, а потом и лейтенант мушкетеров.

- Я не должен говорить никому... но Вы и так знаете. Вобщем, я там должен оставаться. В опочивальне Его Величества. Потому что я сегодня вместо короля, - выпалил он на ходу, боясь не успеть сообщить все новости, - И да, Бонтан выручил нас. Совершенно. Он пошел к префекту и забрал шляпу от имени короля, Ла Рейни даже и слова поперек не мог сказать. И я хотел обо всем рассказать Вам, - они остановились у дверей в коридор, - Я не смогу попасть на пикник... даже по приказу короля. Ведь это я король сегодня, а короли оказывается совсем не такие вольные, как кажется, - Франсуа довершил свой рассказ сокрушенным вздохом - ну что могло быть хуже, чем если бы Ора так и прождала бы его впустую на пикнике, гадая, куда мог подеваться ее незадачливый друг.

- Беда какая-то с этим утром, - горестно констатировал де Виллеруа, неосознанно повторяя ворчливое замечаение Бонтана.

Однако же огорчаться дольше чем пять минут этот полный энергии и оптимизма молодой человек не умел, сначала его глаза заблестели внезапной догадкой, а потом на лице появилась торжествующая улыбка.

- Но ведь Вы сможете проникнуть в тот сад? Ведь правда же? Сегодня он весь в нашем распоряжении. На целый день. Даже на целый вечер... если только у Вас не будет никаких наказаний, то есть нет, не наказаний, что это я... дел. Или там... никаких поручений, - Франсуа с надеждой посмотрел в глаза девушки, заодно пытаясь угадать, не сердилась ли она на него за его нелепую попытку донести до нее радостные вести.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5 //

12

Отправлено: 03.04.12 20:24. Заголовок: - Можете положиться ..

- Можете положиться на нас с графом, месье, мы никому не расскажем о Вашем маскараде и о проигранном Вами пари, - сдерживая смех напутствовал д'Артаньян маркиза.

Невинные юные создания. Слава богу, что они еще далеки от интриг и ужасов, - подумал граф, провожая улыбкой поспешно удалявшихся де Виллеруа младшего и де Монтале.

- Мадемуазель де Вьевиль, мы так и не договорили после представления в театре. А я хотел поинтересоваться Вашими впечатлениями. Мольер написал довольно меткую, хоть и немного злобную пьесу.

- Вы имеете обыкновения являться, как только у меня выдается свободная минутка, господин лейтенант, - проворчал Бушер и поднялся, отряхивая камзол, - Что мадемуазель... - заметив, что в зале все еще оставалось постороннее лицо, фельдшер громко хмыкнул в кулак и сделал вид, что откашливается.

- Оказалось, что в Ваших услугах более не нуждаются, Бушер, - поспешил ответить лейтенант, перехватив воспросительный взгляд Маргариты де Вьевиль, - В ночное дежурство, что только не случается. Вот, молодой мушкетер оступился на лестнице и растянул ногу. Бедняга, - допив вино, граф поставил бокал рядом с нетронутыми кружками, предназначавшимися для Виллеруа и де Монтале, - Все бывает. Кому-то пуля вражеская в бою, а кому-то вывих на дежурстве. Вы уже уходите, мадемуазель?

Вопрос прозвучал скорее как просьба, но дочь герцога де Вьевиля была достаточно смышленой, чтобы понять с одного взгляда, что и брат ее, лейтенант де Ресто, и старинный друг ее отца, желали остаться наедине для важного разговора. Кротко улыбнувшись в противовес любопытствующему взгляду ярко-зеленых глаз, Маргарита де Вьевиль присела в реверансе и удалилась через двери, за которыми минутой раннее исчезли маркиз и ее подруга.

- Очаровательнa, - проговорил Бушер, провожая взглядом удалявшуюся мадемуазель, - А, так маркизе не понадобится моя помощь? А я то думал... ушибы то не опасные. Но скажу Вам, граф, без обиняков, помяли ее сильно. Как бы внутреннего кровоизлияния не случилось. Я бы и кровь пустить не погнушался. Хоть и кажется она малокровной...

Бушер замолк, повинуясь холодному взгляду д'Артаньяна, хмыкнул еще раз в кулак и потянулся за саквояжем с интструментами.

- Ну, тогда честь имею, господа. Если я понадоблюсь, то ищите меня в лазарете. Нет ложа мягче чем...

Напевая фривольную драгунскую песенку, фельдшер вышел из караульного зала, громко хлопнув дверями. Д'Артаньян залпом осушил еще одну кружку вина и поднял листок с докладом Дезуша. Читая скупые сведения о прошедшей ночи, он несколько раз хмыкнул и даже присвистнул на том месте, где швейцарец сообщал о замеченном короле, гулявшем утром в одних панталонах и исподней рубашке.

- М-да... значит, все самое печальное случилось до полуночи. А далее все как обычно... ах да, де Ресто, Вы не видели этот отчет? Взгляните. Может и Вы узнаете что-то новое для себя, - граф похлопал молодого лейтенанта по плечу, - Не обессудьте, я не мог сообщить Вам о том, куда и зачем уехал этой ночью. Дело в том, что я и сам не знал чем закончилось бы это приключение. Это была необходимость, граф.

Грохнув кружкой о мраморную столешницу старинного стола, стоявшего в караульном зале еще со времен короля Франциска, д'Артаньян позволил себе тяжелый вздох. Бушер, старый пьяница, так и не сделал настойку, как я просил.

- Так вот, граф, дело в том. что я не напрасно был столь нелюбезен с мадемуазель Маргаритой, отправив ее. Разговоры подождут, а дело нет. Сейчас явится Гарнье и мы с Вами поднимаем обе роты к оружию.

13

Отправлено: 04.04.12 15:49. Заголовок: - Отнюдь, совершенно..

- Отнюдь, совершенно напрасно Вы боялись за Вашего друга, мадемуазель. Поверьте моему слову, маркиз свободен как птица. Я пригласил его зайти... - кажется, его заверения и дружественные шутки вошедшего лейтенанта Д'Артаньяна успокоили девушку, ее щеки порозовевшие от страха за де Виллеруа обратились в алый цвет смущения, де Ресто даже не нашелся что сказать, боясь окончательно смутить молодую особу какой-нибудь неуместной шуткой или замечанием. Оба бедокура так быстро покинули караульный зал, что ему показалось, что это были скорее комедианты из знаменитой венецианской дель арте, чем придворный танцмейстер и фрейлина Мадам.

Но от веселых наблюдений Антуана отвлек хриплый голос Бушера. О ком это они говорили с лейтенантом? Значит, его догадка была верна и граф попал в переделку, но с кем именно случилась беда? Для кого был вызван Бушер? Отговорка о мушкетере, неловко подвернувшем ногу на лестнице конечно же предназначалась для бдительных ушек Маргариты, а не для него. Де Ресто глянул в черные глаза Д'Артаньяна, пытаясь увидеть в них хотя бы намек на ответы, но тот даже не ответил на его взгляд.

Вразрез приветливым и даже шутливым словам лицо господина д'Артаньяна было мрачнее тучи, а тени под запавшими глазами делали его тем более суровым. Гастон приметил легкую хромоту, когда граф прошел через зал к столу с вином, заметил и ту неловкость, с какой тот держал бутылку с вином.

- Вас будут искать, Марго. Я не стану задерживать Вас, - он с улыбкой проводил сестру до дверей и шепнул ей на прощание, - Поговорим позднее. У меня весь день свободный от караульной службы, я найду Вас.

Проводив Маргариту, де Ресто сам закрыл за ней дверь, предварительно выглянув в коридор и убедившись, что Виллеруа и Монтале успели скрыться.

- Я так и понял, что это было что-то важное. Ночью я послал за Вами троих мушкетеров из Вашей роты. Они кажется вернулись вместе с Вами? Никто кроме них троих и меня самого не знает, где Вы были, Ваша Светлость. В том числе и король. Я был у Его Величества утром. Но король сказался больным и никого не принимал. Кроме Бонтана и сержанта Сен-Пьера никто не входил... ах да, и маркиз был у короля. Но, раз он уже вовсю ищет приключений по дворцу, значит, и его не допустили к Его Величеству. Что это?

Лейтенант протянул ему лист бумаги, тот самый который и привлек внимание Гастона. Доклад Дезуша, точный и лаконичный рассказ о всех происшествиях за ночь. Кажется, швейцарец не упустил ничего, даже о похождениях короля написал...

- А это странно, Вам не кажется, граф? Вот здесь Дезуш пишет, что вечером видели Бонтана поднимавшимся в Красную комнату. А здесь же о нем пишется, но уже в утренней сводке. Я бы понял, что вечером Бонтан мог прибирать комнату на ночь... ну, мало ли понадобилось... А утром? Если король болен и находится у себя, то кто же был в Красной комнате? - де Ресто густо покраснел под испепеляющим взглядом гасконца, - А да, вижу, - он как раз подошел к чтению утренних новостей о том, что короля заметили выходившим во внутренний сад дворца, - Да, разговоры это лишнее. Простите, граф. Просто, меня удивило внезапное недомогание Его Величества. Ламар ничего вразумительного не сказал. А я не разбираюсь в этих тонкостях.

Отложив листок в сторону, де Ресто проследил за тем, как д'Артаньян осушил очередную кружку вина, посетовав на себя за то, что не велел принести чего-то более существенного и съедобного для старшего офицера. Но последующие слова графа заставили его в один момент позабыть обо всем.

- К оружию? Боевая тревога? Нас переводят в действующую армию, господин лейтенант? Но куда?

14

Отправлено: 05.04.12 19:53. Заголовок: Д'Артаньян тольк..

Д'Артаньян только вскинул брови в ответ на шутливое замечание де Ресто, ему было прекрасно известно о том, что каждый вечер Бонтан убирал комнату, доступ в которую имел только он сам и приглашенная Его Величеством особа. Своеобразный ритуал, которому королевский камердинер не изменял никогда, и лейтенант получал отчеты о том, что комната была готова к приему гостей каждый вечер, находился ли король в Фонтенбло или нет. Для Бонтана это было свято, а для Д'Артаньяна еще одна заноза в каблуке сапога, ведь ему приходилось делать вид, что он знать не знает и слыхом не слыхивал ни о чем подобном, в то время как его мушкетеры несли караул у входа во дворец как раз у лестницы, ведшей в приемную залу перед Красной Комнатой, и имели приказ не впускать никого кроме самого Бонтана и короля, и сопровождавший их особы. Не впускать, не видеть и не слышать.
А вот швейцарцам по-видимому эти законы не писаны. Интересно, заметила ли эту строку Ее Величество? Не слишком хороший способ узнавать новости о своем сыне, - подумал граф, дожидаясь, пока Гастон дочитал весь доклад Дезуша.

- Прочли? Вот так то... Но, к делу. Сейчас важен приказ, который я получил от королевы-матери. Если, как Вы говорите, Его Величество захворал и не желает принимать никого у себя, то поручение Ее Величества имеет силу королевского слова. Да. Это суровый приказ, но и оправданный.

Он неловко оперся о столешницу и его руки, облаченные в перчатки из плотной кожы, скользнули по гладкому мрамору, задев пустые кружки. Грохот от падения заглушился хлопаньем дверей, энергично распахнутых сержантом де Гарнье.
Д'Артаньян поднял кружки, нисколько не гнушаясь того, что два младших по званию офицера были готовы выполнить любой его приказ. Драться за честь и жизнь короля, охранять королевскую особу - это дела достойные мушкетеров, но прибирать за своим лейтенантом им не пристало.
Как и быть замешанными в мои дела... мои ошибки.

- Господа, к делу. Не отвлекайтесь на мелочи, - он взглядом поблагодарил де Ресто и де Гарнье и выпрямился, готовый выслушать отчет своего ординардца, - Вы от маршала, Гарнье? Что, Его Светлость? Рана не опасна?

- Насколько я могу судить, Его Светлость на пути к выздоровлению, месье лейтенант. Он сам прочел вверительное письмо османского посла. И лично отдавал приказы.

- Вот как? Маршал отдал приказы? Нам? - с удивлением спросил Д'Артаньян, но тем не менее позволил Гарнье договорить.

- Его Милость отдал приказ отрядить по двадцать человек мушкетеров от каждой роты и присоединиться к кортежу генерала де Руже. С ним же будут и гвардейцы капитана де Варда и швейцарцы. Это для встречи посла.

- Резонно. И все же, это идет вразрез с приказом, который я только что получил от королевы-матери, - ответил граф и постучал пальцами по столу, - Нам надлежит собрать все силы, свободные от несения караулов здесь во дворце и в парке. Собраться во всеоружии и тотчас же ехать к Барбизону. Табор подлежит аресту, господа. Никто не должен избегнуть этой участи. Без кровопролития не обойдется, цыгане не такие люди, чтобы безропотно сдаваться, - он вспомнил искаженное зверской яростью лицо цыгана, замеченное им в часовне ночью, нет, и речи не могло быть о пощаде или снисхождении к этим бродягам, и хотя это был его личный мотив, он прекрасно сочетался с его обязанностью выполнить приказ, - Это королевский приказ, господа. И он не обсуждается. Все цыгане, захваченные нами, должны отправиться в Консьержери. Для этого собственно и нужны все силы, чтобы охранять их. Никто не должен сбежать. Никто.

Заметив как сержант открыл рот, д'Артаньян хлопнул по столу и смерил его суровым взглядом.

- Гарнье, мы достаточно мягко обходились с этим отребьем до сей поры. Но черт подери - убийства! Убийства висят мертвенным грузом на душах этих мерзавцев. Не забывайте, они перезали глотки целой семье ни в чем не повинных людей в деревне. Среди них находится подозреваемый в смертях в парке. И кроме того, их соплеменники виновны в похищении фрейлины королевы-матери. Это за ними я гнался всю ночь. И от них получил несколько сувениров, - заметив беспокойство де Ресто, граф немного смягчась добавил, - Это не смертельно. Бушер заштопал так что следов не будет. Молодой особе, которую я спас из рук негодяев, досталось куда хуже. Я не желаю распространяться об этом во всеуслышанье, но Вы должны знать, господа. Речь идет не о горстке отребья неугодного взорам двора, а о опасных и жестоких бандитах. Их соседство с королевской резиденцией само по себе неприемлимо. А после событий этой ночи и вовсе нежелательно. Итак, приказ есть приказ. Будь он от короля или от королевы-матери, нам одинаково надлежит исполнить его.

15

Отправлено: 07.04.12 16:27. Заголовок: Королевский приказ? ..

Королевский приказ? Гастон силился представить себе утреннюю аудиенцию у Ее Величества и то, что на самом деле королева высказала дАртаньяну. Суровый взгляд и еще более суровый окрик, когда де Ресто попытался подхватить упавшие со стола кружки, остановили его. Что именно услышал граф от королевы? Только ли приказ арестовать всех до последнего цыган? Приказы не обсуждаются, это Гастон заучил еще со времени кадетства. Но разве исполнение приказа не требует плана?
Гастон осторожно переглянулся с де Гарнье. Тот хоть и имел только сержантский чин, но прослужил в мушкетерской роте вдвое дольше самого де Ресто и пользовался уважением и таким же безоговорочным подчинением со стороны мушкетеров обеих рот, как и оба лейтенанта. Что он думает о этом приказе? Вчера они сопровождали цыган на вечер к князю Ракоши. А сегодня они поедут к ним чтобы разорить их кибитки смести табор и увезти всех и женщин и стариков и детей и мужчин в Консьержери. Что могло заставить королеву отдать такой приказ? Даже так называемые Дворы Чудес, где как известно, обретаются самые отъявленные негодяи королевства, не разгонялись. На памяти де Ресто были обыски. И даже мушкетерам, не смотря на их особое положение среди других военных подразделений, поручались. Бесчестно для воина, вдвойне бесчестно для дворянина.

- На это, я так понимаю, есть особенная причина, граф? - решился задать свой вопрос де Ресто, глядя прямо в глаза дАртаньяна.

Похищение фрейлины... да, если в этом деле замешана женщина, то желание отомстить вполне оправдано со стороны гасконца, дворянина, мушкетера. Но разве месть будь она даже за честь и жизнь женщины может затрагивать невинных? Де Ресто вспомнились лица девушек таборянок, да, дерзкие, да непокорные и не преклонящие колена и даже голову перед благородными дворянами. Но разве они виновны в том, что среди них оказались мерзавцы, для которых что убийство, что кража, что похищение, все одно?

- Не сделает ли исполнение этого приказа нас такими же варварами как те, кто повинен в похищении? - тихо спросил де Ресто, борясь с желанием высказаться более определенно - ведь одно дело война, другое, совершенно иное дело вести себя как мародеры в мирное время, истреблять ничем не повинных людей только за родство с виновными? - Как же честь, господин лейтенант? Разве не бесчестно для мушкетера обнажать шпагу против беззащитных?

Он отвел взгляд в сторону, не выдержав пристального взора лейтенанта. Да, исполнить приказ. Был ли он отдан королем или королевой, сейчас он отдается старшим офицером. Обсуждение приказа сродни неисполению. Это бечестие.

- Когда мы выступаем, господин лейтенант? - после продолжительного молчания Гастон задал еще один вопрос, клянясь себе, что это будет последний, и он не произнесет ни слова больше.

16

Отправлено: 08.04.12 22:30. Заголовок: Де Ресто вовсе не тр..

Де Ресто вовсе не требовалось говорить, чтобы выразить свое мнение о полученном приказе. На его лице все отражалось более чем ясно, и д'Артаньяну не стоило труда, чтобы прочесть мысли графа. Он жестко хмыкнул и сдавил рукоять заткнутого за пояс пистолета.

- А что Вы полагаете, граф, дороже наша честь или наш долг? Вы никогда не были на войне и Вам простительны рассуждения, которые я бы назвал достойными воспитанниц мадам де Лафайет, но не мушкетера.

Черные густые брови гасконца сдвинулись к тонкой переносице выдающегося носа, сделав его похожим на хищную птицу. Он посмотрел на де Ресто с вызовом во взгляде. Ни один мускул не дрогнул на его обычно подвижном и выразительном лице.

- Варвары? Мой юный друг, Вы не видели трупов тех несчастных, которых прирезали в деревне всего лишь за то, что они уступили на ночь свой кров этим извергам. И кажется, Вам не достаточно тех трупов, что лежат в лазарете в наших казармах? Они добрались до карлика королевы. Ее Светлости герцогине де Ланнуа чудом удалось избежать смерти от рук... - он промолчал, решив, что было достаточно тех свидетельств, которые были записаны рукой Дезуша в отчете для королевы-матери, - И Вы говорите о беззащитных детях? Да эти мерзавцы всадят Вам нож промеж лопаток, стоит Вам только отвернуться. Это соседство неприемлимо. Ни здесь, ни в Париже. Если парижская гвардия еще не занялась вплотную этим, то займемся мы.

В лице де Ресто мелькнуло недоверие и тень усмешки. Но д'Артаньян прекрасно понимал их причину и только потому не стал пенять молодому человеку то, что при любых других обстоятельствах послужило бы поводом для дуэли. Да, граф прекрасно понимал, что похищение Жаклин де Лурье могло и действительно казалось достаточным поводом для мести. Личной мести.

- Мы выступаем тотчас же. Пусть по двадцать человек, лучше из тех, кто нес караулы в ночь, останутся в распоряжении герцога де Руже. Остальным, всем кто свободен от караулов, собраться во дворе казарм. О нашем выступлении никто не должен знать, господа. Цель нашей операции накрыть весь табор. Всех. Разом, - в такт каждого сказанного им слова д'Артаньян хлопал ладонью по крышке стола, - И чтобы никто не имел возможность улизнуть, мы должны сделать все молниеносно. И ни одна душа знать не должна. Де Ресто, велите подогнать к казармам повозки и все какие имеются кареты. Народу будет много, всех придется везти. А Вы, Гарнье, проверьте лично конюшни. Я знаю, что несколько цыган прибились там в подмастерья к кузнецам. Их должно арестовать первыми. Тихо. Лучше позовите их в казармы, чтобы осмотрели наших лошадей, а там велите связать и на гауптвахту. Неважно, кто их нанял и кто поручитель. Слышите? Чье бы имя они не называли. Эти бестии знают, на кого указать при случае.

Д'Артаньян поправил перевязь со шпагой и пояс, поправил воротник на голубом плаще и взял шляпу.

- Рассуждать будем потом. Так или иначе, наш долг выполнять приказы, каковы бы они ни были, - эти слова относились в равной степени и к де Ресто и к де Гарнье, и к самому себе, как бы сурово не смотрел на своих товарищей д'Артаньян, в глубине души, он понимал, что из сотни цыган, которых они повезут в Консьержери, лишь один был виновен в убийствах, и лишь одного его им необходимо было найти и арестовать... и убить, шепнул внутренний голос, - И еще одно дело, господа. Граф, определите кого-нибудь из Ваших людей, кто посмекалистее, чтобы они день и ночь следили за князем Ракоши. Ее Величество приказала посадить князя под домашний арест, как только он объявится во дворце. Это... это ради его же пользы.

17

Отправлено: 09.04.12 19:47. Заголовок: Отповедь, полученная..

Отповедь, полученная от д'Артаньяна прозвучала настолько отрезвляюще и обидно, что Гастон не нашелся что ответить и только не сводил с графа оскробленный взгляд. Если бы это был не старинный друг его отца, если бы это не был сам д'Артаньян! Закипавшая внутри обида вместе с чувством попранной справедливости почти захлестнули молодого человека, готового в гневной запальчивости бросить перчатку в лицо лейтенанта.
Долг или честь? Если бы он не присягнул на верность королю и мушкетерскому знамени, то ответом была честь, ничто другое не ценно настолько же, чтобы поступиться. Но клятва дана. И любое сомнение проявленное им бросало бы такое же черное и грязное пятно бесчестия на имя его предков, как и то, что они собирались сделать, следуя полученному приказу.

Доводы д'Артаньяна прозвучали как сквозь колокольный гул, такого прилива гнева Гастон еще никогда не переживал. Он молча слушал слова старшего друга, понимая, что в них была истина и он заслужил порицание и даже обидное сравнение с девицами. Не они объявили эту войну, но те, кто прячась за чужие спины, взрывали, убивали, резали и душили. Не будь такого попустительства со стороны командующих офицеров, в Фонтенбло не было бы ни одного подобного происшествия. А не он ли сам вчера вечером привез цыган к князю Ракоши?
Гастон машинально коснулся волос на затылке и принялся разгляживать пряди проводя их меж пальцев. Ведь он привез их в Фонтенбло... и даже сосчитал. А сколько из тех, кого он привез было на вечере у князя? Никто не выходил... и входил. Пока он следил. А после? А сколько покинуло дворец и доехало до табора? Разве он проверял? Ведь это была и его вина. Может того беднягу и не зарезали бы, если бы он проследил лично?

- Да, я распоряжусь о повозках, граф, - остыв от обиды ответил де Ресто, по примеру д'Артаньяна поправляя перевязь и пистолеты, - И отдам приказ о перекличке во дворе казармы.

А вот последний отданный уже на выходе приказ лейтенанта заставил де Ресто опешить и остановиться, так что шедший позади него де Гарнье едва не налетел на плечи Гастону.

- Арестовать князя Ракоши? Но... но ведь все время он был здесь... вчера и ночью. Он не мог убить этого Ла Валетта. Нет, граф, это ошибка. Я уверен, что у князя не могло быть никаких личных счетов с шевалье. Что угодно...

Упреждающий взгляд черных глаз гасконца заставил де Ресто умолкнуть на полуслове. Для его же пользы... так это арест или охрана? Соображай, Гастон, стали бы держать арестованного во дворце?

- Я сам сделаю это, граф.

Дворец Фонтенбло. Покои крон-принца Ференца Ракоши. 3

18

Отправлено: 01.04.13 22:44. Заголовок: По пути из Фонтен..

По   пути  из Фонтенбло   в  Париж Реми   ни   на   минуту  не   переставал     мыслить…
Можно   было   бы   сказать,  что   наш     герой   сокрушается    о    судьбах человечества и о   тщете   всего   земного- это придало бы   ему     весу   в  глазах    многоуважаемого  читателя…
По-правде говоря,  всё  это,  конечно     тревожило пытливый   ум   мсье  Грандена, но  в     меньшей   степени. Основной  же  думой   его   было: как  бы  красочно и правдоподобно объяснить  маршалу своё  возвращение…
Дело  в  том,  что вышеупомянутый   маршал  совершенно   напрасно   осерчал на  нашего     героя и   был   настолько несправедлив,  что  в  не совсем   вежливой    форме…попросил  Реми отправиться   сначала  к  бабушке    того, кого   на  ночь не поминают,  а  потом   в парижскую   резиденцию маршала, указав  на   массу  дел,  которые   якобы   следуют    сделать, и  сопровождая   всю   эту  тираду несколькими  крепкими выражениями.
Разумеется,  воля    господина -  священна, но…сия   непредвиденная  поездка была  для   Реми на  данный   момент   равносильна ссылке…
(Помнится,  как-то,   за   сущий  пустяк, о  котором и вспоминать – то смешно,    маршал отправил Реми  в   Пуату,  проследить   за  тамошним  управляющим.  Тогда тоже  было  обидно,   но  вскоре неунывающий   мсье  сторицей   вознаградил    себя   многочисленными   победами над    восхищенными его статью тамошними  селянками. И  неудивительно! Реми   был    совершенно  неотразим  в  новом  хозяйском   камзоле. На   камзол   давеча   села   муха,   таким    образом осквернив,   сей предмет, после   чего наш   герой  решил, что маршал, разумеется,   ни  за   что  бы   его больше  не   наденет.)

Сослаться  на  то,  что им  обнаружена   кража? Тогда      нужно  было   доказать  факт   этой   самой кражи. И похитителем   непременно   должен   был    выступить  сам  Гранден,  ибо   охотников что либо    украсть  у   маршала ,  к великому  огорчению, пока  не   нашлось.
   Рассказать   о  визите  некоей  таинственной    незнакомки, передавшей важную  весть? Опять же… роль  незнакомки должен   был    сыграть он  сам. Но,  сомнительно,  что «важная   весть»  от   такой прелестницы  заинтересует    хозяина.
   Поведать  маршалу,  что  в  покоях   завелось   привидение?  Хм.. За  такое     известие   можно   и  …получить. И  отнюдь  - не  орден…

В таких   невесёлых   раздумьях   наш   герой  прибыл    в  Париж,  который показался   сейчас серым  и  унылым.
Но, провидение, видно выбрав мсье   Грандена  своим  любимцем, приготовило    ему   сюрприз. Сразу  же  по  прибытии,    Реми  узнал,  что   на    имя   маршала  поступило    важное (разумеется, ОЧЕНЬ важное)  донесение. Так   что,   не  мешкая,   отважный   слуга, подхватил   послание и  пустился   в  обратный  путь.
Не   будем  описывать  всю дорогу сего благородного  вестника. Скажем  только,  что он  нёсся,  как  на  крыльях,   благословляя  удачу…

…до   тех  пор,   пока его   весьма    грубо   не   окликнул  дозорный   мушкетёр.
А когда Реми, не  пожелав ответить,   решил   проследовать   дальше,  его попросту  подхватили  под   руки   и   потащили   в  неизвестном  направлении.

19

Отправлено: 02.04.13 22:31. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Анны Австрийской. 3 //

- Будет сделано, Ваше Величество! Я сам опрошу караульных и попрошу сержанта Дезуша допросить его подчиненных при мне. Может быть кто-то из швейцарцев заметил что-то подозрительное.

Обещание королевской награды заставило сердце Гастона забиться от волнения, молодой человек на секунду представил на себе голубую с серебром перевязь капитана королевских мушкетеров. Но только на секунду. Должность эта была всего лишь одна и принадлежала она герцогу де Неверу, тогда как номинально командующим мушкетеров оставался сам король.

- Мы не подведем надежды Вашего Величества, - ответил Гастон нарочито сдержанным тоном, хоть и лицом и горящим взором, и порывом, с которым сорвал с себя шляпу для прощального салюта королеве-матери, выдавал возбуждение и азарт начатой погони за неизвестным похитителем.

Выйдя из покоев Анны Австрийской, де Ресто сразу же подозвал к себе одного из мушкетеров стоявших в карауле.

- Господа, нам велено найти того, кто проник в покои Ее Величества. На Вас лежит обязанность следить за приемной и за всеми входами и выходами. Могу ли я полагаться на Вашу память, месье?

- На мою? - мушкетер с сомнением потер подбородок, но его товарищ, стоявший с ним в карауле бодро щелкнул каблуками и отрапортовал:

- Вы можете всецело положиться на мою память, господин лейтенант. Я запоминаю лица и имена с легкостью. Если надо, я могу на перечет пересказать, кто входил и выходил из приемной с примерностью до четверти часа.

- Виконт Дюпре, если не ошибаюсь?

- Так точно, господин лейтанант.

- После смены караула оставьте для меня рапорт в караульной. Запишите имена всех, кто был в приемной за время Вашего караула. Запишите еще в которые двери входили и каким путем выходили. Это важно.

- А молодого князя де Монако вносить? - деликатно кашлянув в кулак спросил Дюпре, искоса поглядывая на черное облачко статс-дам вдовствующей королевы, собравшихся посудачить о происшествиях дня.

Де Ресто сдвинул брови и задумался на минуту, взвешивая за и против подобного выпада против молодого князя. С одной стороны в деле расследования кражи королевской собственности не могло быть исключений, но с другой, что опасного было в том, что князь прогуливался по тайному коридору со своей пассией? Скорее всего они заблудились и перепутали двери, направляясь либо к покоям князя, либо в апартаменты фрейлин Мадам. Стоило ли предавать огласке имена де Монако и Артуа, всего навсего из-за мелкой оплошности? На месте Габриэль Артуа могла быть и его сестра. Был бы он благодарен Дюпре за такие подробности из личной жизни Маргариты? Но с другой строны...

- Да с чего ты взял, что кого-то заинтересует, с кем и где гулял князь де Монако? Его супруга уж точно тебе спасибо не скажет, поверь мне. А на вора князь похож также как ты на папу Римского, - с уверенностью отмел все сомнения второй мушкетер и Гастон посмотрел на него повеселевшим взором.

- Не включайте имя князя в этот список, Дюпре. Но, имейте в виду, впредь никаких подозрительных случайностей.

- Господин лейтенант, вот Вы где! - в приемную вбежал сержант де Сен-Пьер, в единый миг нарушив благочестивую тишину и заставив всех дам в черном как по команде поднять головы и повернуться в его сторону, - На парижской дороге патруль арестовал какого-то подозрительного типа. Он в караульной. Говорит, что у него пакет для самого маршала дю Плесси-Бельера.

- Я буду сейчас же там, - ответил де Ресто и, схватив де Сен-Пьера за руку, вывел следом за собой из приемной, - И запомните, Жак-Ашиль, шпоры на ботфортах у Вас не для того, чтобы звенеть ими в дворцовых коридорах. Подумайте о том, что из-за грохота, который Вы произвели только что, половина этих почтенных дам едва не кинулась в обморок.

- Прошу прощения, господин лейтенант. Виноват, не успел снять шпоры после выезда в Барбизон.

- Позаботьтесь об этом.

- А что с тем типом то делать?

- Я сам разберусь. К маршалу сейчас никого не допустят, это исключено. Если дело и впрямь важное, то доложим герцогу де Руже.

Войдя в караульный зал, Гастон по привычке бросил первый взгляд в огромное зеркало, вывешенное на стене напротив дверей, чтобы господа мушкетеры могли увериться, что вид их и обмундирование были безупречны и чисты перед несением караульной службы во дворце. Уверившись, что шляпа и камзол его были без пятен и видимых глазу морщин и потертостей, де Ресто ухмыльнулся сам себе, остерегаясь отдавать по привычке салют. Краем глаза он заметил вихрастого малого, мявшегося возле скамьи, с которой видимо только вскочил.

- Сударь, это о Вас мне доложили, что у Вас имеется донесение для маршала дю Плесси-Бельера? - строгим голосом спросил де Ресто, оглядывая мужчину средних лет, оказавшегося не таким уж и незнакомцем при ближайшем рассмотрении, - Назовите Ваше имя и род занятий. Откуда прибыли и по чьему приказу, - тоном допрашивающего, продолжал задавать вопросы граф, усаживаясь в кресло перед огромным столом.

20

Отправлено: 06.04.13 20:10. Заголовок: Реми был в нед..

Реми   был    в  недоумении. Неужели   его   особа   столь   неизвестна,  что,  мало  того, его   не   пропустили,  но   ещё  и   потащили   в  неизвестном    направлении!

Правда,  волокли   его   недолго. В  помещении, которое   мсье  Гранден   признал,  как   караульный    зал    королевских    мушкетёров,  его посадили  у   стены  и  велели   не   двигаться. На что,  наш   герой,    сделав  наиболее  простодушное   выражение  лица, на   которое    был    способен,  спросил,  можно   ли   согнать    муху   с  носа? Ответом его так  и   не    удостоили.
Честно говоря,  Реми   был    взволнован. Если  такою    известную  и  солидную    личность,  как  он,   так  небрежно подхватили  под     руки… значит   дело   плохо. Может быть    маршал     натворил    что-то неподобающее? Ну  ни   на   минуту    нельзя  оставить сего   господина! Чуть   недосмотрел -  сразу   аврал! Реми  как   чувствовал,  что    связь  с  булькающей   англичанкой  до   хорошего не   доведёт!

Между  тем,  в  поле  зрения отважного  слуги  появился    некий  господин. . Немного повертевшись    у  зеркала,   сей господин   направился прямиком   к  Грандену и, строго  нахмурив  брови,  спросил:

- Сударь, это о Вас мне доложили, что у Вас имеется донесение для маршала дю Плесси-Бельера?

Затем,  усевшись    в   стоящее  неподалёку   кресло,   добавил:

-Назовите Ваше имя и род занятий. Откуда прибыли и по чьему приказу

Голос показался   Реми   знакомым и,  вглядевшись    в    прибывшего господина  попристальней, он    узнал    в  нем    давешнего   лейтенанта де Ресто,    к   которому  недавно обратился  в  поисках  маршала и,  который    забрал   у  него   тот    самый   злополучный зонтик,  чтобы    передать  его маркизу. Тогда  этот    человек    очень   понравился   Грандену   своим   вежливым    обхождением  и   приятной  наружностью.

- О  божечки! Так  это    вы господин   де  Ресто! -  вскричал    Реми,  подскакивая  на   месте. Но,  вспомнив,   что   такое  поведение  не   к  лицу   слуге маршала, перешёл   на   менее  восторженный   слог:

- Не  думаю,  что  вы   меня  помните,  ввиду  ничтожности    моей   особы, но   не   дале,  как   вчера, я    имел    честь   беседовать  с   вами   по   поводу    зонтика,    оный вы любезно вызвались   передать  моему  господину  - маркизу дю Плесси – Бельер.
А сейчас я  снова  ищу   маршала,  чтобы  передать  ему  письмо! Вот как!

Выпалив   всё  это,  Реми  состроил   на   физиономии самую   обаятельную    улыбку  из  своего  многочисленного  арсенала.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров