Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Комната пажей герцога Орлеанского


Дворец Фонтенбло. Комната пажей герцога Орлеанского

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

02.04.1661

    Комнаты пажей Его Высочества герцога Орлеанского находились в том же крыле дворца, где и так называемые "комнаты для гостей". Молодых людей селили по двое и трое в маленькие комнатки, скромное убранство которых порой составляли только сундуки с личными вещами и пара табуретов, стащенных наиболее удачливыми и предприимчивыми пажами из буфетных или приемных.

2

Отправлено: 22.11.13 21:49. Заголовок: Дворец Фонтенбло: Ко..

Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 4

Жан-Люк медленно шагал в сторону своей комнаты. Лицо его было задумчивым и даже каким-то растерянным. Паж всё никак не мог понять, почему друг не рассказал ему о своей беседе с префектом? Хотя, Поль никогда не отличался большой смелостью, но может это была просто осторожность. Ему в отличии от Жан-Люка было, что терять. Хуже то, что сам де Роббер поверил в отговорку про сильную усталость и ночь проведенную в одном из коридоров дворца. Жан-Люк должен был догадаться. Этот измятый камзол. Бледное лицо. Бегающий взгляд и нервно подрагивающие губы.
   Так и не решив злиться на друга или пожалеть его, Жан-Люк вошёл в комнату. Это было маленькое помещение с низким потолком располагавшееся неподалёку от комнат для гостей. Из всего убранства здесь было только две узкие кровати, да сундуки, в которых они хранили свои вещи и которые одновременно исполняли роль стола. Ещё двум расторопным пажам удалось принести пару табуреток, а лично Жан-Люк натаскал сюда гору книг.
   Поль спал лёжа на кровати Жан-Люка. Подойдя ближе паж потрепал друга за плечо, но тот даже не пошевелился. Видимо из-за усталости и волнений последних дней, спал он очень крепко. Жан-Люк сильней потряс его, но тот и тогда не отозвался. Только присмотревшись получше паж заметил странное алое пятно на одеяле. Он с каким-то неверием перевернул голову друга. Его глаза были закрыты, лицо выражало умиротворенность и если бы не  глубокий порез на горле Жан-Люк мог бы поверить, что он просто спит. Но Поль был мертв. И понимание этого пришло резко словно удар молнии. Жан-Люк отшатнулся от тела, всё ещё продолжая смотреть на него. Вот только что в голове было пусто, а теперь она наполнилась мыслями, но ни одна из них не была связана с реальностью.
  «Господи, его не могли убить. Но убили. А у него осталась три младших сестры и родители. Какое горе для их семьи. А я так и не успел сказать, что не злюсь на него.»
Жан-Люк прошёлся от стены до стены и замер возле входной двери. Осознание снова нагрянуло внезапно. Всё ушло на второй план. Осталось только понимание, что человек с которым он последние месяцы делил кров и еду убит и убит безвозвратно. Они больше не пойдут таскать вдвоём припасы из буфетной, не будут тренироваться на шпагах и, смотря в окно, мечтать о будущем. Жан-Люк снова остался один. Как три года назад.
   Вдруг совсем рядом раздался женский визг и звук удара об пол. Оглянувшись Жан-Люк увидел Француазу, молодую служанку, которая в ужасе упала в обморок, а потом появился неизвестный мушкетер.

3

Отправлено: 23.11.13 22:19. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской //

- Меня отпустили, господин лейтенант!

Жюно шел навстречу де Ресто с сияющим лицом, будто избежал епитимьи на сорок "Аве" и семьдесят "Верую" в канун Страстной Пятницы после исповеди всех своих прегрешений.

- Кто Вас отпустил, Флорантен? - Гастон не понял причину для радости и недоверчиво посмотрел на мушкетера, - Что с карликами? Вы уже нашли того, кто был нужен?

- Нет, господин лейтенант. Да мы и не ходили вовсе. Господин префект передумал на пол-дороге.

- Жюно, Вы знаете эту часть дворца? - де Ресто растерянно осмотрелся вокруг, замечая, что уже в третий раз шел по одному и тому же коридору.

- А как же, господин лейтенант. Я в этом крыле замка нес караульную службу еще в прошлом году. И во время зимних праздников тоже здесь был. Тогда покои Месье и Мадам занимала...

- Хорошо, хорошо, Флорантен. Просто покажите мне дорогу к караульному залу.. а то тут черт ногу сломит в этих переходах. Я вышел из буфетной,

- А Вам, следовало бы пройти через апартаменты фрейлин Мадам. Так скорее. Да и приятственнее, юных барышень повстречали бы невзначай, - деловито посоветовал мушкетер, подкручивая жиденький усик.

- Ага.. повстречал уже, - стоило только вспомнить о разгромной беседе с мадам де Лафайет в буфетной, чтобы уши Гастона предательски загорелись под шляпой, он кивнул Жюно, чтобы тот шел впереди него, - Постарайтесь обойти покои Мадам, Флорантен, встречи с фрейлинами Ее Высочества пока не входят в мои планы.

Пока они шли по коридорам и анфиладам незнакомых комнат, шевалье де Жюно, словоохотливый малый, великодушно пояснял лейтенанту названия и предназначение комнат, многие из которых успели поменять владельцев за последние пол-года едва ли не трижды. Они оказались в гостевых покоях и подходили к коридору, один конец которого упирался в приемную Месье, а другой уводил к большому залу Библиотеки, из которой, по словам Жюно, можно было попасть в коридор, ведший прямиком к Караульному залу.

- Как же Вы, господин лейтенант, караулы проверяли? - с доброй усмешкой спросил шевалье, но тут же замер на месте, - Вы слышали? Женщина кричала. Оттуда, кажется, - он указал рукой на гостевые покои, - Там комнаты свиты Его Высочества... Что еще они учинили? Вы знаете, господин лейтенант, сколько жалоб пришлось выслушать графу дАртаньяну из-за этих молодчиков.

- Скорее, - крикнул де Ресто, которому чутье подсказывало, что случилось что-то пострашнее шалостей миньонов принца, - Это там, в конце коридора.

В конце темного коридора они увидели лежавшую на полу молодую женщину. Жюно тут же подскочил к ней и схватил за руку.

- Обморок... перепугалась видать, - с облегчением констатировал он, приподнимая ее за плечи, - Сударыня, что же Вы пугаетесь до беспамятства... ну-ка, давайте вздохнем..

- Флорантен... зовите мушкетеров. Немедлено! Только без шума, - приказал де Ресто, успевший разглядеть в темноте лежавшее на постели неподвижное тело, - Мне кажется, здесь есть чего бояться.

Он шагнул в комнату и подошел к кровати. Без света было трудно разглядеть что-либо наверняка, но расплывавшееся темное пятно на простыне и черная полоса на шее человека говорили об одном - произошло еще одно убийство. Гастон осторожно дотронулся до запястья молодого человека. Рука была все еще теплой, но безжизненной. Пульса не было.

- Месье... а Вы стойте, - приказал он стоявшему у дверного косяка юноше лет шестнадцати не более того на вид, - Вы паж из свиты герцога Орлеанского, не так ли? Вы знаете этого человека? Я задам Вам вопрос, сударь, и заклинаю Вас честью отвечать мне как на Библии. Что здесь произошло? Это Вы убили этого человека?

4

Отправлено: 25.11.13 20:49. Заголовок: - Вы паж из свиты ге..

- Вы паж из свиты герцога Орлеанского, не так ли? Вы знаете этого человека? Я задам Вам вопрос, сударь, и заклинаю Вас честью отвечать мне как на Библии. Что здесь произошло? Это Вы убили этого человека? – неизвестный мушкетер так резко набросился на Жан-Люка со своими вопросами, что паж первые несколько минут только хлопал глазами и смотрел на мужчину. Лишь спустя мгновение да его сознание дошёл смысл вопросов.

- Эй, мой друг Поль де Ланжевен. Мы живем вместе, - язык с трудом слушался Жан-Люка. В голове была какая-то непонятная пустота. Но последний вопрос заставил его очнуться, буквально выбив из колеи:

- Нет! Нет! Я его не убивал! Он же мой друг и…и…я только что был у господина префекта…Я не мог…- продолжал повторять паж, находясь в каком-то странном состоянии. Реальность смешалась с самыми страшными снами. Наверное, если бы не стена холодившая спину, Жан-Люк вполне мог решить, что просто бредит.

- Не верьте ему! Он обманывает вас, месье! – закричала, пришедшая в себя, Франсуаза. По щекам её текли слёзы. Слова смещались с всхлипами и стонами. Девушка даже порывалась броситься на грудь навек похолодевшему Полью. Жан-Люк прекрасно понимал её боль. Поль был его другом и её возлюбленным. Они уже месяц тайно встречались, прячась по углам. Аристократ и простолюдинка. Эти отношения были обречены на провал, но каждый из них всё равно старался изо всех сил продлить сладостные мгновения первой любви. А теперь всё рухнуло в одночасье.

- Франсуаза, о чем ты? – растерянно переспросил девушку Жан-Люк. Та в ответ лишь бросила на него горящий ненавистью взгляд.

- Не верьте ему, месье! – ещё раз повторила она, глядя на мушкетера.- Я видела как он вошёл в эту комнату полчаса назад. Тихо, прижимаясь к стене словно вор, потом так же вышел. А теперь старается сделать вид, что он совсем не причём! Мерзкий обманщик! – чем больше паж слушал, тем меньше понимал, что здесь происходит.

- Это невозможно! Я был у господина префекта! Можете сами у него спросить! – как можно более спокойно сообщил Жан-Люк, а затем повернулся к служанке:
- Франсуаза, ты обозналась. Я не мог здесь быть! 

- Но был! – так же настойчиво повторила девушка, хотя голос её начал дрожать. Она даже попятилась от Жан-Люка, словно он дьявол, пришедший из самого ада, чтобы забрать её с собой.

5

Отправлено: 26.11.13 21:59. Заголовок: Реакция юноши была в..

Реакция юноши была вполне ожидаемой. Гастон и не ожидал ничего иного, он удивился бы, если бы этот худощавый молодой человек с задумчиво мечтательным взглядом оказался способным умертвить своего товарища. Но все-таки, что-то в нем было не так. Не так и все тут. Де Ресто даже самому себе не мог объяснить, отчего в его душу закралось подозрение, что юнец в чем-то замешан.

- Поль де Ланжевен... де Ланжевен... - повторил имя убитого лейтенант и сделал упреждающий знак мушкетеру, чтобы тут не впускал в комнату служанку.

- Жюно, да держите же ее, ради всего святого!

- А как же... на помощь то позвать... я ж ее, прости Господи, на плечо не перекину, не кисейная барышня... вон и в себя уже пришла как скоро.

- Сударыня, сударыня, прекратите Ваши крики. Немедлено! - вспылил де Ресто, потеряв самообладание, когда через-чур открытое горе служанки по безвестному пажу вылилось в поток обвинений в адрес его товарища, - Вы в своем уме? Вы обвиняете дворянина в убийстве, - осадил он девицу и махнул рукой пажу, чтобы тот прекратил оправдываться, - Месье, Вы дали мне слово и этого достаточно. Для меня. Но вряд ли этого будет достаточно для следствия по делу об убийстве.

Де Ресто наклонился к покойному, снял с правой руки перчатку и прикоснулся к шее убитого там, где она не была залита кровью, брызнувшей из раны. Кожа была еще мягкой и податливой, тепло только начало покидать безжизненное тело. А это могло означать только то, что если у молодого человека найдется поручитель на последний час с небольшим, подозревать следует кого-то другого. Гастон обернулся на молодого человека. Он помнил его лицо. Да, теперь он точно убедился, что и сам мог поручиться за него, ведь это его он видел в приемной герцогини Орлеанской, когда попытался заговорить с мадемуазель де Тонне-Шарант, а затем с мадам де Лафайет... да, он стоял там, переминаясь с ноги на ногу, и кажется, прислушивался к тому, что происходило в покоях герцогини.

- Ваше имя, месье? - спросил лейтенант, подойдя к пажу, - Вы были в приемной Мадам, не так ли, месье? Ну что же, если с той самой поры Вы и в самом деле больше никуда не отлучались, то, я полагаю, поручителей у Вас будет достаточно. Но... это позднее. Сейчас я прошу Вас об услуге. Потрудитесь пройти в караульную мушкетеров вместе с шевалье де Жюно. Это не арест, месье. Нам есть о чем побеседовать с Вами. Поверьте мне, сейчас Вам более всего нужна помощь. И совет.

Он посмотрел на притихшую служанку, все еще бормотавшую молитвы за упокой души убиенного вперемежку с разоблачительными обвинениями в адрес молодого человека.

- Сударыня, если Вы продолжаете настаивать на том, что видели человека, входившего в эту комнату пол-часа назад, то я требую, чтобы Вы подтвердили это на Библии, - Гастон наградил девицу самым строгим и пристальным взглядом, намеренно выжидая, прежде чем заговорить снова, - Вот так вот.

- Месье лейтенант! На помощь звали? Мы в карауле... бог ты мой... да это же тот молодец, которого мы гоняли из буфетной в гостевых покоях. Сорванец таскал оттуда бутылки с анжуйским. Для себя или для кого еще. Неужто беда случилась? Попался... Матерь божия, да он убитый!

Прибежавший на крики караульный мушкетер наскоро перекрестился и воззрился на лейтенанта де Ресто с ошалелым видом.

- Немедлено найдите генерала де Руже. Это убийство дворянина и касается маршала двора. Пусть Канцелярия прикусит языки. И зовите караульных сюда. Поставить караул у дверей. Не впускать никого. Служанку запереть в комнате для прислуги. И чтобы ни слова. Никому! Скажите, что переполох из-за кражи устроили. Мало ли сейчас что случается. Живо!

Отдав приказания, Гастон уселся на грубо сколоченную табуретку и посмотрел на пажа.

- Не скажу, что Вы свободны, месье. Но можете идти. Жюно Вас проводит в караульный зал мушкетеров. Поверьте, это лучше, чем оказаться на гауптвахте в казармах. Если конечно у Вас нет ничего, чтобы рассказать мне до встречи с маршалом двора.

6

Отправлено: 30.11.13 15:55. Заголовок: После изысканного до..

После изысканного допроса, который ему устроил господин префект то, что кто-то поверил ему лишь благодаря данному слову, довольно сильно удивило Жан-Люка, но он быстро справился с этим чувством. Порадовало, что во всём дворце ещё остались благородные люди, и сам Жан-Люк теперь был лично знаком с двумя из них Филипп, герцог Орлеанский и лейтенант де Ресто.
- Жан-Люк де Роббер, а как вас зовут, месье? – поинтересовался паж, внимательно всматриваясь в знакомые черты, но он никак не мог вспомнить, где раньше его видел.  Уверен он мог быть только в одном, представлены они не были. На тело друга Жан-Люк старался больше не смотреть. Дальше его вежливо попросили пройти в караульную мушкетеров, чтобы поговорить и получить совет. Паж более не видел смысла задерживаться в этих стенах, но тут совсем некстати, в памяти всплыло поручение Месье. Его послали за вином, но теперь он вряд ли  сможет выполнить это поручение, поэтому парень быстро схватил за руку пожилого слугу среди прочих стоявшего в коридоре и наблюдавших за разворачивающейся сценой. Он кратко передал ему поручение принца.
- Лучшее вино и два бокала в личные покои Мадам. Это распоряжение Месье надо выполнить срочно! – старик всё понял и поспешил прочь. Теперь Жан-Люк мог чувствовать себя намного спокойней. Теперь герцог не будет разочарован.
- Быстрее, месье. Идёмте же! – поторопил его мушкетер, которого назвали месье Жюно. Обернувшись паж бросил прощальный взгляд на друга и уже собирался последовать за ним, когда осознал одну немаловажную деталь. Поль лежал не на своей кровати. Это было место Жан-Люка. Внутри у пажа всё похолодело. Он вспомнил и густой полумрак комнаты, в котором он не сразу разглядел кровавую полосу на шее, и то, что одевались они совершенно одинаково, и наконец, что если бы не поручение Месье и затяжной разговор с господином префектом, он, а не Поль, спал бы на этой кровати.
  В ответ на последний вопрос лейтенанта, Жан-Люк ответил сдавленно:
- Месье, я думаю, что убить хотели не Поля, а меня, потому что когда ему перерезали горло, он спал на моей кровати.   

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

7

Отправлено: 30.11.13 23:38. Заголовок: - Жан-Люк де Роббер?..

- Жан-Люк де Роббер? - ради чистой формальности переспросил де Ресто, хотя мог поклясться, что никогда до той поры не слыхал этого имени, - Граф де Ресто, лейтенант королевских мушкетеров. Есть ли у Вас поручитель при дворе, месье? Впрочем, об этом потом. Сейчас Вашим поручителем буду я.

Перед уходом де Роббер отдал приказ одному из слуг, старик понимающе кивнул, а стоявший рядом Жюно удовлетворительно кивнул Гастону в знак того, что в приказе молодого человека не было ничего противозаконного.

Гастон сидел на табурете, обхватив голову ладонями. Шляпа съехала на пол под ноги, но он не обращал на это внимания, занятый вопросами, которые сами собой рождались в голове. Почему был убит этот мальчишка, за что? Кто был способен на такой зверский удар? Дворянин заколотый в собственной постели это уже не вписывается в рамки того, что они расследовали.

- Месье, я думаю, что убить хотели не Поля, а меня, потому что когда ему перерезали горло, он спал на моей кровати.

- Что? Это Ваша постель? - де Ресто обернулся и как следует рассмотрел лежавшее на кровати тело де Ланжевена, что-то в его позе зацепило его взгляд, но он никак не мог понять, что именно было не так. Тело лежало так, как его оставили... или нет, де Роббер кажется перевернул его навзничь, а до того... странно были сложены руки убитого, вот что не понравилось Гастону.

Он поднялся с табурета, но заметив все еще стоявшего в дверях де Роббера, кивнул ему.

- Да, понял. Это существенное замечание, месье. Спасибо. А еще скажите мне... если конечно Вы обращали на это внимание. Ваш друг... это было в его обычае ложиться на постель в туфлях?

- И не нужно меня звать по пустякам. Споткнувшаяся служанка, и тут же - Бушер, Бушер! Захлебнувшийся в запое молодчик - и туда же, Бушера сюда! Да я что же, коновал какой-то, что мне трупы только смотреть? Что на них смотреть то, коли они мертвые... Здрассте еще раз, месье лейтенант.

Позади худощавой фигуры де Роббера в дверях вырос дородный силуэт фельдшера. Увидев присутствовавшего в комнате лейтенанта, Бушер прекратил свои ворчания и, наскоро перекрестясь, боком протиснулся внутрь.

- Пардон, молодой человек. Судя по всему, Вы живы... и значит, мне не интересны... а вот этот юноша... м-да... странное дело... интересное и странное, - смакуя каждое слово заговорил Бушер, наклонившись к шее убитого так низко, что кончики его усов едва не касались кровоподтеков.

Де Ресто быстро отошел к двери и шепнул де Робберу:

- Ступайте, месье. Сейчас здесь и Ла Рейни объявится, как пить дать. А с ним Вам лучше здесь не сталкиваться. Он не любитель странных дел. Отдаст Вас как подозреваемого, а потом и глазом моргнуть не успеете, как будете обвиняемым Короны. Жюно, ведите месье де Роббера через тот коридор, - Гастон указал на дверь, - Оттуда в буфетную, а там по коридору для прислуги выйдете к караульному залу. Я буду там, как только отыщу герцога де Руже.

Когда де Роббер и Жюно ушли, де Ресто подошел к Бушеру. Манипуляции фельдшера были нехитрыми, но привлекли внимание графа. Зачем-то мушкетерскому лекарю понадобилось осмотреть запястья убитого, потом отодвинуть кружевной платок и воротник камзола, чтобы осмотреть его шею.

- Занятно, занятно... - проговорил он еще раз, выпрямляясь, - А странные нынче обычаи у молодежи... ложатся в грязных туфлях прямо в кровать, а... прямо как с конюшни пришел, так видать и завалился... ну что конюх напившийся.

- Да... странно это, - согласился де Ресто, также отметивший эту странность.

От молодого человека вовсе и не пахло вином, так что, если это не было пагубной привычкой, то вряд ли он лег в постель, не снимая туфель, по своей воле.

- И вот еще что странно, - зашептал Бушер, обдавая Гастона шквальным духом чеснока и перцовой настойки, - Пониже пореза я заметил бороздки... и они то посинели уже. Как будто бы его душили сначала. Но не до смерти... иначе б кровищи то столько не было от раны. Сначала придушили. А потом уже полоснули по горлу.

- А придушили как? Сзади?

- Да что я Вам гадалка что ль... ну, посмотреть на следы... так вроде как сзади. Напали на него видать. Накинули веревку и притянули... а потом уже полоснули по горлу. Зачем? Убивать и не убить... а потом добили что ль?

- Тссс, - де Ресто сделал знак Бушеру молчать, заметив в дверях одного из канцелярских соглядатаев, которого видел в кабинете у Ла Рейни еще раннее, - Это пока придержите при себе, месье. Отчет когда напишете, то только мне. Лично. В руки.

- Да какой там отчет, месье лейтенант. Дело то ясное. Ну повздорили молодые люди, ну... один другого... - нарочито громко ответил ему Бушер и поманил к себе своих помощников, - А ну, давайте сюда носилки. Нечего попросту топтаться тут. Сначала к нам в лазарет. Приведем в порядок. А потом снесете в часовню... ему уже ничего кроме молитв не нужно.

8

Отправлено: 02.12.13 22:06. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Её Величества Марии-Терезии. //

- Что здесь произошло, господа?

Стоя в коридоре, герцог не видел комнату и того, что в ней произошло. Собравшиеся слуги каждый по-своему комментировали события, но единственное, что Арман сумел выяснить из всего сказанного, это то, что юноша, которого уводил караульный мушкетер, был замешан в убийстве своего друга.

- Убийца он и есть. А то кто же? И Франсуаза сказала, что видела его.

- Да не, он то не при чем. Франсуаза давно уже из ума выжила со своими фантазиями. Это она наговаривает на бедолагу, а его то уже и под арест.

- А кто? Вот кто мог убить молодого господина Поля?

- Да ты не спрашивай, кто, дурья голова. Спроси, за что. А мало ли что ль? Он то за девицами нашими ого как вился. Мало им дворянчикам своих то девиц-недотрог, так они и за служанками горазды, - ворчливо заметила пожилая служанка с румяным и весьма набеленным лицом, - Я говорила, что добром то не кончится.

- Да ну, скажете тоже, мамаша Мари, кому этого мальчишку убивать сдалось? За нашу Франсуазу что ль? Да ну, - махнул рукой слуга в ливрее королевского дома и пошел прочь.

Де Руже протиснулся сквозь толпу, плотным кольцом окружившую двери в комнату, и вошел внутрь.

- Граф, меня перехватил в коридоре один из Ваших мушкетеров и толком не объяснив, что к чему, потребовал, чтобы я пришел сюда. Куда повели того молодого человека? В чем его обвиняют?

При свете свечей, горевших в канделябре на одном из сундуков, Арман разглядел две походные кровати и лежавшего на одной из них человека. Он не успел как следует присмотреться к нему, когда в комнату вошли двое и разложили деревянные носилки на полу между кроватями.

- Он... мертв? - спросил Арман, вглядываясь в белевшее в темноте лицо молодого человека.

- Мертв, мертвей не бывает, - ответил Бушер, растирая ладони, - Убили. Дважды, если можно так сказать, - добавил он, но повинуясь многозначительному взгляду лейтенанта де Ресто осекся, - Ну так да... несите его, голубчика, к нам... а отчетец я составлю... Жером, неси инструменты назад. И смотри мне, не отлучись никуда. Писать будешь под диктовку.

Даже беглого взгляда на фельдшера было достаточно, чтобы заметить дрожание пальцев и нервное моргание. Почтенный месье Бушер, как видно, неплохо провел прошлую ночь и весь день до вечера приводил свои нервы и голову в порядок при помощи нехитрых средств, обычных в военных условиях. Клин клином вышибают, а изрядный запой тем же, вспомнилась генералу старая армейская мудрость.

- Месье лейтенант, я думаю, что нам есть о чем побеседовать. Но не здесь. Слишком много ушей. Не соблаговолите ли Вы пригласить меня к Вам в караульный зал? - спросил Арман у де Ресто, заметив как и граф, появившуюся в дверях фигуру канцелярского соглядатая, - Оставьте здесь караул. При свете дня будет нелишним осмотреть эту комнату более пристально.

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

9

Отправлено: 05.12.13 00:29. Заголовок: - Как хорошо, что Вы..

- Как хорошо, что Вы сумели найти меня так скоро, герцог, - обрадованно воскликнул Гастон, с жаром пожимая руку де Руже, как будто они не расстались всего два часа тому назад, - Это де Роббер, один из пажей Его Высочества герцога Орлеанского. А вот этот, - лейтенант показал на тело убитого молодого человека, - Это его друг и сосед по комнате. Поль де Ланжевен, также состоявший в свите Месье. Господи... нам же придется оповестить о его смерти и Месье. И составить рапорт для короля.

- Хорошо бы его семье весточку написать. Кто еще соберется то, - пробормотал Бушер, внезапно расчувствовавшийся, по-видимому, вследствие действия кофейных бобов, которые он обычно жевал после осмотров, как средство от дурноты и панацею от всех душевных терзаний, - Лицом то молод. Не иначе как лет семнадцать или меньше. Усы даже не брил еще... - почти с отеческой печалью говорил фельдшер, ополаскивая руки в тазу с водой, стоявшем на колченогом табурете видимо с раннего утра.

- Отчет, господин Бушер. Отчет для начала. Осмотрите его как следует в лазарете, - напомнил Гастон, но фельдшер и сам прекрасно помнил о своей нерадостной обязанности.

- Да да, месье лейтенант. Все подготовлю... да что там осматривать то еще? Я на глаз уже вижу все. И Вам все сказал, - он покосился на людей, толпившихся в коридоре, - Не лазарет, а мертвецкая, скажу я Вам, господа. Да я и во фландрской кампании стольких не обследовал... прости Господи, за что, за какие прегрешения нам такое?

Не обращая внимания на Бушера, де Ресто подошел ближе к генералу и прошептал ему:

- Я как раз думал пригласить Вас на стаканчик вина, герцог. Де Роббера уже повели к нам в караульную. Покуда Ла Рейни спохватится искать его, мы успеем без помех еще раз поговорить с ним. И без лишних ушей. За это я готов поручиться. Сегодня я поручил своим орлам осмотреть все потайные ходы, которые были отмечены на карте, оставленной месье маршалом. К счастью или так уж было уготовано, но к мушкетерской караульне не ведет ни один потайной коридор. Там можно говорить обо всем. Или почти обо всем.

- Господа, расходитесь, разойтись! Несчастье, с кем не бывает. Упился вусмерть, так и есть, - мушкетеры настойчиво и жестко оттеснили толпу от дверей комнаты, - Нечего здесь толпиться. Дело касаемо только личной свиты герцога Орлеанского... так что прочь прочь.

- Личной свиты Месье? - раздался из-за спин собравшихся чей-то властный голос, - Что здесь происходит? И каким образом это касается Его Высочества?

Столпившиеся в коридоре зеваки послушно расступились, едва заслышав голос, по-видимому, достаточно знакомый им всем, а на пороге появился молодой мужчина франтоватого вида, увешанный всевозможными лентами и бриллиантовыми брошами, с лицом до того бледным, что можно было заподозрить его в злоупотреблении пудрой.

- Лейтенант де Ресто? Что здесь делают Ваши мушкетеры, сударь? Что еще натворили мальчишки пажи, что потребовалось Ваше вмешательство?

Гастон обернулся к вошедшему и недовольно усмехнулся. Граф де Гиш умудрялся смотреть свысока даже на тех, кто был гораздо выше его ростом.

- Месье, Вы как раз кстати. Не соблаговолите ли поставить в известность Его Высочество о том, что только что был найден один из его пажей...

- Он мертв? - красивое лицо де Гиша искривилось от брезгливой гримасы смешанной со страхом, - Это кровь?

- Да, - спокойно ответил де Ресто, натягивая на руки перчатки, - Но, покуда нам не известны детали его смерти. Официально отчет будет дан не раннее чем завтра утром. Передайте также, что подле убитого мы застали его друга, месье де Роббера, и сейчас мы с герцогом де Руже намерены допросить де Роббера, чтобы выяснить обстоятельства. Пока это все.

- Хорошо. Я передам, - ответил де Гиш, пятясь к дверям, на лице его не было и тени гордой надменности, с какой он появился всего минуту назад, - Приступайте к расследованию, господа. Герцог пожелает узнать имя виновного. И чем скорее...

- Тем лучше. Я понимаю, граф. Это и в наших интересах также, - поморщившись после напутствия графа, ответил де Ресто и тут же обратился к герцогу де Руже, - Идемте, герцог. Не ровен час, сюда явится еще кто-нибудь из Важных, отбою не будет от напутствий и указаний. Идемте, я знаю кратчайший путь отсюда. Двое остаться у дверей комнаты. И никого. Никого не впускать, слышите?

- Даже если сам господин префект явится?

- Особенно если сам префект, - подтвердил де Ресто, провожая взглядом лакеев, уносивших носилки с убитым, - Никого не впускать.

// Дворец Фонтенбло. Караульный зал роты королевских мушкетеров //

10

Отправлено: 24.11.15 02:13. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Великого Посла Османа Фераджи //

Около трех часов ночи.

Темнота и опасения за то, что могло случиться в покоях герцога или герцогини Орлеанских, были далеко не лучшими путеводителями по лабиринту тайных коридоров. Несколько раз Андраш ловил себя на том, что терял ориентиры и сбивался с пути. Он прошел дважды мимо галереи Дианы, прежде чем отыскал винтовую лестницу, ведшую на первый этаж. Оказавшись в маленьком чулане возле буфетной, им пришлось дожидаться, пока  убиравшие в зале для игры в мяч полотеры и чистильщики позолоты не закончат свою работу. Но и тогда в коридоре не стало спокойнее - толпа провинциалов, прибывших во дворец специально ради зрелищного турнира, не спешила разойтись по устроенным для временной ночевки комнатам в новой пристройке дворца и бродила по огромным галереям, глазея на роскошное убранство, сверкавшее даже в тусклом свете ночных факелов, раздражая тем самым караульных гвардейцев и мушкетеров. Время тянулось томительно долго, а нетерпение цыгана проявлялось в ежеминутных попытка выйти из чулана, чтобы увериться, что путь наружу был все еще небезопасен для них.

Наконец, шаги и гул голосов в коридорах затихли, прозвучала знакомая Андрашу перекличка ночных караульных - "Лион!" - "Орлеан" - "Анжу на месте!" Смена часовых прогремела тяжелой поступью по коридору к парадной лестнице и вскоре все стихло. Мадьяр вывел цыган по коридору мимо зала для игры в мяч к другому потайному ходу, ведшему к маленькой неказистой двери, выводившей из дворца на задний двор, откуда можно было добежать до конюшен и к воротам на объездную дорогу. Отодвинув густые заросли плюща, закрывавшие старую грубо сколоченную дверь, Андраш указал цыгану на ворота и велел пробираться через молодой пролесок к охотничьей тропе.

- Она выведет к пустырю, что у Барбизона. А там и до парижской дороги рукой подать, - сказал он, а потом повернулся к цыганке и всмотрелся в ее лицо, - Пойдешь с ним?

Бледная луна выплыла из-за туч над фигурами вздыбленных коней, украшавших ворота в конюшенный двор. Раздался легкий шорох листвы и шум капель дождя, сбиваемых ветерком. И ничего больше. Как будто и не было никого в огромном королевском дворце. Временное затишье перед скорым наступлением нового утра и новой людской суеты.

- Нет. Я останусь, - твердо ответила цыганка и Андраш молча кивнул ей.

Не пожелав цыгану ни удачи, ни благословения, мадьяр оставил его в раздумьях на сбитом крыльце тайного выхода, а сам вместе с цыганкой вернулся по потайному ходу к чуланчику возле сервировочной. Оттуда он прошел к галерее Дианы. Путь до комнат пажей пришлось пройти по открытым галереям и анфиладам залов, рискуя быть замеченными стражей, но удача, кажется благоволила мадьяру и спасенной им по нелепой случайности цыганке. Около трех часов ночи они дошли до его комнаты и Андраш успокоенно выдохнул после того, как запер засов на двери своей комнаты.

- Вода в кувшине. Здесь все что нужно. Возьмешь полотенце. То, которое на сундуке лежит, - сказал он девушке и отошел за ширму, чтобы переодеться.

- Что? - переспросила девушка, не поняв намерений мадьяра.

- Я ухожу, - спокойно ответил тот, наскоро заправляя рубашку в панталоны и поправляя на себе новый камзол, - Приду утром. Или позднее. Никому не отпирай. И в окно не высовывайся. Если тебе дорога твоя свобода, делай, как я сказал.

- Ты не запрешь меня?

- Нет. Ключ оставляю. Но запрись на засов. Не отвечай никому. Когда вернусь, я сам позову тебя.

Он подошел к столу и посмотрел на прикрытый салфеткой поднос, дожидавшийся его с обеда.

- Можешь поесть перед сном, - предложил он, одев перевязь со шпагой, и вышел в коридор, - Все. Запирайся. И помни, я сам позову тебя. Рашель.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Комната пажей герцога Орлеанского