Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 3


Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Сообщений 1 страница 20 из 150

1

02.04.1661
    Вечер после восьми часов.

2

Отправлено: 15.10.14 01:51. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Галерея Дианы //

Вечер, после восьми часов

Судя по оживленному перешептыванию за их с Филиппом спинами, происшествие в галерее занимало умы и языки следовавших за ними дам и кавалеров. Честность вынуждала Минетт признать, что и ее любопытство растревожено не на шутку. Что же такое могло произойти, чтобы префект полиции решился на попытку ареста прямо посреди двора? Интуиция вкупе с парой оброненных Филиппом слов подсказывала, что супруг ее что-то знает о конфликте между Гишем и Ла Рейни, но как ни ломала голову Ее Высочество, придумать невинного способа вытянуть из мужа желанную тайну, не будучи при этом заподозренной в неподобающем интересе к графу, никак не получалось. Если только поволноваться за пажа… но не окажет ли она этим медвежью услугу милому юноше? С Филиппом ничего нельзя было сказать наверняка, с тем же успехом он мог приревновать ее и к де Робберу, что было бы уж совсем невыносимо. Но как не попробовать, а вдруг?

- Рассейте мое невежество, Филипп, - улучив паузу в оживленной дискуссии между Месье и де Шале касательно выбора наиболее подходящей обуви для турнира, она легонько дернула супруга за рукав. – Аресты гостей являются непременным развлечением на королевских свадьбах? Намедни арестовали шевалье де Лоррена, вчера – маркиза де Виллеруа, сегодня я так и не поняла, кого пытались взять под стражу, то ли месье де Гиша, то ли этого вашего пажа… забыла, как его зовут. Признаться, из всех развлечений, которые для нас приготовлены, это кажется мне наименее забавным, но быть может, мне просто не хватает светскости и знания добрых придворных традиций?

- Так ведомо, что свадьба без хорошей драки не к добру, - проворчал кто-то у Генриетты за спиной.

Сказано был достаточно громко, но она не стала оглядываться, чтобы не поощрять шутника, тем более, что к этому времени все их маленькое войско уже достигло призывно распахнутых дверей в покои герцогини Орлеанской, и на смену мучившему ее всю дорогу вопросу, что же такое натворил де Гиш, пришел новый, не менее насущный: как поскорее отделаться от Месье, а заодно и мадам де Лафайет с выводком глазастых дебютанток.

Тонне-Шарант была уже здесь, дожидаясь у дверей в опочивальню. Едва заметный кивок, и сердце Генриетты испуганно екнуло: де Руже! Она опять забыла о нем. Надо было срочно намекнуть Филиппу, что он третий лишний, пока какая-нибудь несчастная случайность не обернулась скандалом, худшим, чем арест очередного любимчика Месье.

- Ну что ж, мне остается поблагодарить вас за нежную заботу, Ваше Высочество, - она отважно подняла на мужа свои бархатные, выразительные глаза, цвет которых он так и не удосужился разглядеть. – Не смею более задерживать ни вас, ни остальных участников турнира. И… удачи, Филипп.

Не опуская глаз, она добавила совсем тихо, так, чтобы слышал только склонившийся к ее руке супруг:

- И пусть меня осудят все спортсмены, но я предпочту гордиться вашей победой вместо того, чтобы желать выигрыша другим. Так что… вам придется изрядно постараться, чтобы не разочаровать ни королеву, ни вашу покорную супругу, - тут голос ее дрогнул, и Генриетта чуть не рассмеялась собственным словам, столь мало было в ней покорности.

//  Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской //

3

Отправлено: 15.10.14 22:46. Заголовок: Легкие туфли из олен..

// Дворец Фонтенбло. Галерея Дианы //

Легкие туфли из оленьей кожи на подошве, сбитой из плотного пробкового дерева, выдержанного в смоляном растворе, или же атласные туфельки для танцев с бантами-бабочками? О, это был нелегкий выбор, и вот уже десять минут Филипп был поглощен мыслями, подспудно прислушиваясь вполуха к новостям о жеребьевке участников турнира, которыми делился де Шале.

- Решено провести первый тур в парных матчах. Французы будут все в парах. А вот англичан и монегасков перемешали между собой, как ни странно. Мадьяры тоже попали в разные пары, как ни странно, - с энтузиазмом вещал маркиз, кружа вокруг пары молодоженов, чтобы все время быть на виду у принца, - Мы оказались с Вами в одной паре, Монсеньор. А де Гиш...

- Что де Гиш? - вздернул подбородок Филипп, как раз подумавший о том, какие туфли предпочтет надеть граф, которого он уже успел записать в свои противники, - Что де Гиш, с кем он в паре?

- Он в паре с герцогом де Руже. Представьте себе, два Армана, - хохотнул де Шале, не заметив ничего особенного в маленькой шутке случая, - Да, что Вы скажете насчет обуви для матча, Ваше Высочество? Следует выбрать что-нибудь легкое... но только не скользящие туфли. Ни в коем случае. Иначе мы рискуем протанцевать все сеты вместо того, чтобы уложить наших противников на обе лопатки с первого же матча.

Мысли Филиппа, равно как и разглагольствования де Шале были прерваны вопросом, заданным Генриеттой. Принц рассеянно повернул лицо к супруге и улыбнулся трогательному способу, которым Ее Высочество привлекла к себе его внимание:

- Развлечения... да уж, месье префект не на шутку взялся развлекать нас в последнее время. Аресты, аресты... добавьте к Вашему списку еще и маршала дю Плесси, Мадам. Кажется, для месье префекта только небеса будут преградой. Удивляюсь, что я все еще не возглавляю этот его списочек развлечений. Хороша же традиция арестовывать дворян посреди свадьбы.

- Так ведомо, что свадьба без хорошей драки не к добру, - проговорил кто-то за их спинами, вызвав кривую усмешку на лице Филиппа.

- Так что же, нам теперь каждый раз во время свадьбы Варфоломеевскую ночь разыгрывать, - проворчал Месье, которому и без того наступили на больную мозоль, помянув арест де Лоррена, которого ко всему прочему могли бы уже давно оправдать.

Дойдя вместе с супругой до гостинной на половине ее апартаментов, Филипп остановился.

- Ах, душа моя, Вы нисколько не задерживаете меня, и я бы даже попросил Вашей помощи... - наигранный вздох и улыбка предназначались его придворным, чтобы те не дай бог не возомнили себе, что Месье в одночасье поддался женским чарам под бархатным взглядом своей очаровательной супруги, он склонился к ее руке и также тихо, как и Генриетта, ответил ей, - Я буду помнить о том, что защищая цвета королевы, я принесу удовольствие и Вам, душа моя. Буду счастлив увидеть Вас на трибунах, когда придет моя очередь появиться на корте.

От наплывшего народу в гостинной сделалось так шумно, что супругам даже не пришлось бы понижать свои голоса, чтобы остаться неуслышанными, и все-таки Филиппа забавляла эта их игра в недомолвки. Он отвесил галантный поклон дамам из свиты герцогини и повернулся к дверям в свои апартаменты, когда заметил на себе взгляд маркизы де Тианж. Легкий кивок головой, улыбка и прищуренный взгляд, ему хотелось поговорить, и вовсе не о туфлях для турнира или о несчастьях несносного де Гиша. Филиппа распирало от желания поговорить совсем об ином, о том, что можно поведать только старому проверенному временем другу. Он кивнул маркизе и снова улыбнулся, негласно приглашая ее последовать за собой, впрочем, не озвучивая этого вслух.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

4

Отправлено: 19.10.14 16:08. Заголовок: Видит бог, Габриэль ..

Видит бог, Габриэль де Тианж начинала ненавидеть письма!
Едва только женщина вернулась с небес на землю после послания мужа, вынудившего ее покинуть общество Мадам и Месье, как раз на самом интересном месте обсуждения загадочной истории с турками, маркизу де Тианж вновь отвлек тактично покашливающий за ее спиной лакей, сообщивший, что мадам ожидают два письма, которые велено передать из рук в руки немедленно.

Час назад у нее перехватило бы дыхание от предвкушения и волнения, но едва она увидела, кто ожидал ее в приемной, тот всякая радость покинула ее глаза и, тяжело вздохнув, Габриэль почувствовала, что на сегодня с нее достаточно новостей в письменном виде.
Одно письмо  было от ее матушки, которая пересылала в Фонтенбло свои драгоценные длинные послания с лакеем такого важного вида, как будто он сопровождал важную тайную депешу, а  вот второе принадлежало перу ее кузины со стороны отца,  которая по простоте своей душевной так запугала слугу, что тот трясся от страха до самого момента,  пока  заветный конверт не оказался у Габриэль в руках. Раскланявшись и порядком подняв пыль своим пышным плюмажем на шляпе, сей человек удалился в людскую, куда велела ему идти сама маркиза, обещав, что ответ последует через час. Смысла в своем возвращении в зал она более не видела - на руках лежало два послания, которые следовало бы прочесть хотя бы ради того, что бы потом не узнать нечто новое из последующих, да и нить разговора все равно для нее была уже потеряна. Ее уход вряд ли заметили увлеченные обедом и общением ее знатные покровители, а перспектива встретиться взглядом с турками вселяла в маркизу де Тианж легкую дрожь.
Так что, в конце концов, пока весь двор развлекался и наслаждался изысканным обществом под патронатом Их Величеств королевы Анны и королевы Марии Терезы, Габриэль де Тианж как прилежная  ученица убористым почерком выводила ответ на совершенно бессмысленное письмо кузины, содержавшее три листа вымученного текста ни о чем и обо всем, что могло волновать праздную богатую женщину, мучимую лишним весом и гулякой-мужем, а затем принялась читать письмо от матушки, которое, к слову, особой информативностью не отличалось, а потому ответ на него маркиза отложила до лучших времен. В итоге сообщив об успехе Франсуазы при дворе и том, что еще час назад вторая дочь мадам Дианы прислуживала новоиспеченной герцогине Орлеанской, ее старшая дочь с чистой совестью отложила перо, запечатала конверт и отправила лакеев восвояси вместе с личным слугою, дабы узнать, как обстояли дела на поле импровизированного боя накануне боя на ракетках.
Посланный ею лакей вскоре вернулся, доложив что обед был окончен и со вздохом сожаления Габриэль оставила своих покои и свой секретер (это уже скорее со вздохом облегчения) и поспешила перехватить свиту Мадам и Месье в коридорах дворца, что ей успешно и удалось. Не решившись попадаться на глаза мадам де Лафайет, дабы не получить выговор за свои постоянные исчезновения, мадам на время затерялась в толпе, обдумывая то, что произошло и кое-что из письма матери, и в конце концов оказалась со всеми  в гостиной Мадам, куда маркиза несколько припозднилась.
По счастливому совпадению именно тогда, когда женщина вознамерилась подступить к своему покровителю, Филипп Орлеанский заметил ее взгляд и кивнул головой, позволяя подойти. То был верный знак, что Габриэль была ему нужна, но на сей раз то был и знак свыше, что это был подходящий момент, что Его Высочество мог помочь и ей.
"Что ж, прелестно," - довольно подумалось ей и, лавируя в толпе, Габриэль поспешила вслед за Его Высочеством, решительно настроенная просить его о помощи и совете. 

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

5

Отправлено: 29.10.14 00:10. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридор в покоях Ее Высочества герцогини Орлеанской //

Спрятав надежно записку, паж свиты герцога Орлеанского уверенно направился к покоям молодой герцогини, справедливо полагая, что если найдет там не саму фрейлину, то одна из ее подружек непременно шепнет ей где найти мадемуазель де Монтале.

Пройдя по коридору чуть дальше, Нинон решительно открыла дверь приемной Ее Высочества.

- Тысячу приветствий, столь очаровательным особам, - паж из свиты Месье галантно раскланялся, - у меня поручение к одной из Вас. – Оглядевшись по сторонам, заприметил ту даму, которой предназначалась записка. Хоть она сама недавно вернулась после долгого отсутствия, и многие лица ей были незнакомы, особенно молодых фрейлин. Но что при дворе может остаться тайной? Нинон уже не помнила, кто ей показал новенькую фрейлину в свите герцогини Орлеанской.
Подойдя к мадемуазель Монтале, паж опустился на одно колено.

– Мадемуазель, не сочтите за дерзость, но мне выпало невыразимое счастье передать Вам не что иное как поцелуй. Одна особа, которая пожелала остаться неизвестной, просит оказать ему честь поцеловать Вашу очаровательную ручку, но я не дерзну коснуться губами даже края Вашего платья. Может быть, мы найдем компромисс, и Вы дадите мне поцеловать Ваш платочек? – Произнося эту речь, Ниной как бы невзначай дала увидеть девушке краешек записки, спрятанной в рукаве. «Если у этой девицы голова на плечах не только для того, что бы завивать локоны, то она включится в игру, а там я исхитрюсь спрятать записку в платок»

6

Отправлено: 29.10.14 19:23. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридор в покоях Ее Высочества герцогини Орлеанской //

Де Гиш и не думал отправляться к себе, уверенный в том, что был в прекрасной форме и мог позволить себе выступать на турнирном матче в роскошном наряде, выбранном им в честь приема Великого Посла у королевы-матери. Вместо того, чтобы прятаться в темных уголках обширных герцогских покоев, повесив нос и проклиная ветреность супруги герцога Орлеанского, он решил действовать.

- Эй, подойди-ка сюда, - подозвал он лакея, позевывавшего в ладонь у дверей в личные покои Месье.

Чирканув угольным карандашом записку на имя сержанта швейцарской гвардии, де Гиш аккуратно подул на нее. Черная угольная пыль слетела, оставив убористые строки, советующие господам стражникам немедленно учинить личный обыск некоего Андрэ, слуги герцога Орлеанского на предмет важной улики, которую ему передал шевалье де Лоррен перед своим побегом.

- Отнеси к дворцовой часовне и проследи, чтобы она попала на глаза начальнику караула... или господину префекту. Дважды получишь серебряный экю, если успеешь передать ее до того, как там появится мадьяр принца.

- А если господа спросят, кто меня прислал, - спросил лакей, в глазах которого блеснул жадный огонек при упоминании о награде.

- А если они не получат ответ или позабудут, что записка прибыла с ливрейным герцога Орлеанского, то получишь сверху еще два экю.

- Будет исполнено, месье. Я знаю одного лакея из Королевской прислуги, он передаст эту записочку так, что никто и концов не сыщет. Желаете подшутить над кем-то, сударь?

- Не твоего ума дело, - грубо оборвал инсинуации лакея де Гиш о повернулся к нему спиной, вперив изучающий взгляд в собравшихся в Гостинной Мадам кавалеров и дам.

Его внимание привлекла забавная сценка разыгранная пажом, с которым он только что беседовал в коридоре. О, театр явно проиграл литературе в лице Нинон де Ланкло. Маленькое представление, устроенное ей перед дебютантками заставило обратить на них внимание скучающей свиты герцога Орлеанского. Де Гиш скрестил руки на груди и принялся наблюдать за тем, как несносная Ора де Монтале выкрутится из становившейся щекотливой ситуации.
"Ага, поцелуй платочка, как же," - насмешливо подумал граф, ухмыляясь в сторону дверей, ведущих в буфетную, - "Вряд ли намерения шевалье Ласлова столь же скромны, как о том передает его посланник... кстати, передал ли паж ему, что я ненамеренно сделал его своим секундантом? Впрочем, если даже герцог пришлет свой ответ напрямую мне, я найду кого-нибудь на роль секунданта"

7

Отправлено: 30.10.14 02:09. Заголовок: Пока Луиза улизнула ..

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 2 //

Пока Луиза улизнула к себе, воспользовавшись желанием Мадам «попудрить носик» без посторонней помощи, Монтале тихонько отошла к окну. Не то, чтобы ее особенно тянуло любоваться видом ночного парка (любоваться, если честно, было нечем, поскольку в отсутствие короля большая часть разбегающихся от Большой лужайки аллей была сегодня почти не освещена, и факелы пылали только вокруг замка), просто сил на болтовню с другими девушками почти не осталось. Краем уха Ора прислушивалась к восторженным возгласам, сопровождавшим обсуждение турецкого посольства и блюд, подававшихся за королевским столом, но мысли ее были далеко. Забыв о турках и Гише, она медленно водила пальчиком по стеклу и гадала, чем занят сейчас Франсуа.

Маркиз де Виллеруа, гусыня! – одернула себя Монтале. Нельзя было звать маркиза так фамильярно даже в мыслях, чтобы не привыкнуть и ненароком не обмолвиться вслух. Или не написать.

Вспомнив про злосчастную записку, изорванную на глазах у маркизы де Тианж, девушка тихонько вздохнула. Быть благоразумной при дворе оказалось намного сложнее, чем в Блуа: сонный замок вдовствующей герцогини Маргариты не мог похвастаться и половиной тех соблазнов и опасностей, которые подстерегали молодую особу в Фонтенбло. Да и в любой из резиденций Месье будет не легче, ведь вся эта стая расфуфыренных хищников последует за ним и в Пале-Рояль, и в Сен-Клу. А вот Франсуа там не будет. И не только его.

Она снова вздохнула. Стоило только немножечко отвлечься, и мысли тут же поворачивали, куда не следовало, и Ора еще не придумала, как бороться с этой неожиданной напастью. Срочно отвлечься, но на что? Взгляд ее остановился на миловидном паже, направлявшемся в ее сторону. Интересно, Месье всех своих свитских подбирал так, чтобы они были больше похожи на хорошеньких девиц?

Поймав себя на том, что глазеет на приближающегося юношу совершенно неприлично, Монтале отвернулась, решив побыть немного скромницей, но не тут-то было! Юнец не только на глазах у всех преклонил колено в полушаге от нее, но и заговорил с ней о поцелуях. С ней!

Изумленно заморгав, Ора хотела было осадить дерзеца, но вовремя успела заметить краешек бумажки, мелькнувший и пропавший в кулаке пажа. Так это была игра? Любопытство проснулось немедля и защипало кончики пальцев. Вот только как же обещание, которое она дала Габриэль де Тианж? Фрейлина быстро оглядела комнату, но маркизы не увидела, что несколько успокоило ее совесть и страхи. В конце концов, почему бы нет? В худшем случае это окажется очередной розыгрыш, к которым она уже начинала привыкать, а в лучшем… Пока она гадала, что могло быть в лучшем, пальцы сами извлекли из кармана скромный платочек с вензелем «ОМ» и тонким самодельным кружевом по краю.

- Впервые слышу, чтобы поцелуи передавали с посланцами, милостивый государь, но раз Вы готовы довольствоваться клочком батиста, то ловите, - Монтале разжала пальцы и позволила платочку порхнуть в руки пажа.

Кто же прислал его? Гиш? Но он повел де Роббера переодеваться. Шатийон? Рыжий маркиз со скучающим видом полировал пуховкой ногти у камина и не обращал на Ору ни малейшего внимания. Кто же, кто?

Она повернула голову и к своему неудовольствию встретилась взглядом с тем самым де Гишем, коего полагала за пару этажей от апартаментов Мадам. Граф был еще мрачнее, чем обычно, и рот его кривился в кислой ухмылке. Неужели все же он? Только этого ей не хватало!

- Сознайтесь честно, господин паж, - заявила она без лишних церемоний, нимало не заботясь о том, слышит ли ее красавец камергер. - Вы ведь явились ко мне послом не от графа де Гиша? Если эти поцелуи от него, верните мне платок неоскверненным. Ну же!

Протягивая руку требовательным жестом, плутовка, тем не менее, надеялась, что вместе с платком к ней попадет и заинтриговавшая ее записка. Пусть даже и от Гиша, ей все равно не терпелось узнать, что в ней: новые комплименты или же обещание отомстить.

8

Отправлено: 31.10.14 20:04. Заголовок: Поймав белоснежный к..

Поймав белоснежный кусочек батиста, паж театрально приложил его к губам изображая поцелуй, а потом к своему сердцу. Незаметно в платок была вложена записка от месье Ласлова.

- Мадемуазель, чем же провинился граф де Гиш, что Вы так жестоки? – Нинон видела, что к присутствующим в гостиной присоединился де Грамон. Поднявшись с колена, но продолжая держать платочек Оры де Монтале у своего сердца, паж выдал экспромтом пару четверостиший.

-О, жестокая мадемуазель,
Ваш взгляд подобен взгляду солнца;
Так не лишайте смертных нас,
Сиянья этих дивных глаз

Красавица, скажи мне отчего,
Глаза ты прячешь от меня?
Сиянье дня сравнится ли с тобой?
Лишь я взглянул, и сам уже не свой.

Поклонившись, Нинон вернула столь необходимейшую и нарядную деталь туалета своей собеседнице. Ее глаза светились лукавством от этой маленькой проделки. Все настолько было театрально и шутливо, что вряд ли кто мог счесть, что произошло нечто серьезное. Нинон помнила фразу о том, что если хочешь что-то спрятать, то лучше всего это сделать на виду. Попытайся она передать записочку фрейлине где-нибудь наедине, то непременно это вызвало бы массу слухов, и непременно нашелся бы свидетель их тайного свидания. А так на виду у всех произошел розыгрыш, фарс и ничего более.

- Я не буду говорить, чьим послом я являюсь, о том Вам скажет Ваше сердце. Но я могу считать себя счастливейшим из смертных, ведь я смог запечатлеть поцелуй на этом изящнейшем платочке, которого касались Ваши нежные руки, мадемуазель. Ваш покорный слуга мог бы говорить с Вами вечно, но, увы, я должен идти. Мое почтение.

Развернувшись, Нинон направилась к выходу из гостиной. Оказавшись рядом с графом де Гиш, паж остановился.

- О Вашем поручении я тоже помню, Ваше сиятельство, - чуть слышно, почти одними губами сказала Нинон, а потом, уже громче, что бы все слышали, - Как жаль, что я не был Вашим посланником к той прекрасной мадемуазель.

И тут она вспомнила, что граф в коридоре, представляя ей шевалье Ласлова, невольно назвал его своим секундантом, а она сама ничего не сказала Ласлову о дуэли. «Черт побери этих мужчин, разве нельзя просто жить, любить и радоваться жизни. А теперь мне нужно обрадовать этого мадьяра тем, что он секундант на дуэли между графом де Гиш и Его светлостью герцогом Бекингемом, а потом еще и Джоржа обрадовать этой новостью».

Дворец Фонтенбло. Коридор в покоях Ее Высочества герцогини Орлеанской

9

Отправлено: 01.11.14 02:43. Заголовок: Как ни старалась Ора..

Как ни старалась Ора, ей не удалось заметить, перекочевала ли записка из рукава пажа в платок. Дивная ловкость рук: должно быть, сей юноша успел накопить немалый опыт в передаче посланий под самым носом у ревнивых мужей или ревностных надсмотрщиц. 

С каждой секундой игра делалась все забавнее. И опасней. Фрейлина чуть скосила глаза в сторону мадам де Лафайет, но та была занята тихой беседой с мадам де Бельвиль и не обращала внимания на фокусы с платочком, разыгрываемые на глазах у всех. А хорошенький паж, меж тем, оказался не только ловок, но и на язык остер. Стихи этот посланец неведомого кавалера складывал не хуже Шатийона, а главное, Оре не надо было ломать голову над тем, куда он клонит, тут и самая недалекая девица сумела бы заметить комплимент. А вот ответить…

Тонне-Шарант наверняка придумала бы остроумный ответ. Луиза – складный. А она… Стоп, а почему бы нет? Да, не будучи сильна в сочинительстве, да еще и экспромтом, Монтале рисковала вызвать насмешки над неловкими виршами, но это было всяко лучше, чем промолчать и навеки прослыть неотесанной дурочкой из провинции.

- Ой что Вы, сударь, разве я жестока? – вида сверкающего очами в их сторону де Гиша было довольно, чтобы на Ору сошло неведомое ей доселе чувство, которое поэты именуют вдохновением, вылившимся в четыре строки, почти без пауз и запинок, на одном дыхании:

- Жестокость мне чужда, но для приличья
Я ею прикрываю безразличье.
Пускай клянут мужчины гневный взгляд,
Они лишь равнодушный не простят.

На этом ее запал угас, и Монтале поспешила выхватить из рук пажа свой скромный платочек, многообещающе хрустнувший бумажкой. Есть!

- А, так то лучше, - платочек был скомкан в кулачке, чтобы и эта записка, не дай бог, не оказалась на ковре. – Мы с моим сердцем остаемся в молчаливом неведении, но кто бы Вас не выбрал, уж точно не промахнулся с посланцем, Ваша Сладкоречивость.

Она еще раздумывала, обойтись ли кивком или проститься с пажом более церемонным образом, а тот уже развернулся на каблуках и зашагал прочь, что характерно, прямехонько к де Гишу. В груди царапнулось сомнение: что, если записка и вправду от графа, и его гонец теперь отчитывается за успех своей затеи? Что ж, рвать послание Гиша на глазах у всех она все равно не станет.

Отвернувшись к окну, Ора разжала кулак и осторожно извлекла из складок платка смятую бумажную трубочку. Если встать так, чтобы ее локоть и плечо прикрыла тяжелая парчовая гардина, можно попробовать развернуть записку так, что никто не заметит. И прочитать:

"Ваш верный друг ожидает вас там, где Франциск узурпировал соломенную корону."

Сердце замерло, пропуская удар. Это не Гиш.

Пальцы сжались сами собой, пряча послание от всего света. Монтале обернулась, ожидая любопытствующих взглядов, но не встретила ни одного, будто никому и не было до нее дела. А если так, то грех было не воспользоваться представившимся шансом. Она спрятала платочек с запиской в карман, огляделась в поисках Лавальер и, не найдя подруги, направилась к дверям буфетной, откуда можно было сбежать вниз по служебной лестнице прямиком в каморку садовника.

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом //

10

Отправлено: 03.11.14 23:14. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 2 //

Внезапно образовавшаяся свободная минутка оказалась весьма ценным даром Небес или, если быть справедливой, герцогини Орлеанской, которой вздумалось уединиться в своих личных покоях. Мадам де Лафайет лишь вскинула брови в ответ на умоляющие взгляды де Вьевиль и де Креки, которые тут же упорхнули в свои комнаты, чтобы подвязать на свои рукава еще целый ворох ленточек и приколоть по пол-дюжины заколок в прически. Не все пожелали воспользоваться выдавшейся свободой, так что в гостинной Мадам не умолкали веселые смешки и разговоры, в которых по большей мере обсуждались увиденные на королевском приеме турецкие послы, а также кавалеры из свиты Его Величества. Споры о том, кто был главным претендентом на первый приз Турнира, обсуждения последних новинок придворной моды вновь и вновь сводились к шушуканью о импозантных восточных послах и особенностях их нравов. Графине даже не требовалось прислушиваться к этим разговорам, чтобы узнать об их содержании - как только речь заходила о "Его Превосходительстве После и его Советнике", как голоса девушек затихали и сходили на едва слышный шепот, то и дело прерываемый смешками. Стараясь не обращать на себя внимания, графиня поспешила отойти в свою комнату, чтобы удостовериться в целости своего вечернего макияжа, добавить пудры на щеках и на лбу и слегка тронуть кармином побледневшие губы. По пути назад в гостинную, графиня грешным делом подумала о буфетной, точнее, о остававшихся с обеда булочках с топленым маслом. В животе предательски заурчало, но тут же ее мысли о чревоугодничестве были прерваны чуть более громким смешком, раздавшимся из гостинной.

Поспешив к дверям, строгая статс-дама позабыла про булочки и едва не ворвалась в гостинную. И это конечно же было бы далеко от безупречности тех манер, которые он с тщанием достойным терпеливой воспитательницы монастырской школы для благородных девиц пыталась привить своим подопечным. Одернув себя и мысленно вознеся молитву Пресвятой Деве, чтобы не оказаться свидетельницей чего-то недостойного, мадам де Лафайет притормозила перед дверьми, прежде чем нажать на ручку и осторожно приоткрыть их ровно настолько, чтобы протиснуться в гостинную и не обратить при этом на себя всеобщее внимание. Впрочем, об этом ей волноваться не стоило, ибо внимание всех остававшихся в гостинной фрейлин и кавалеров было приковано к сценке, разыгранной с участием одного из пажей и небезызвестной обществу мадемуазель де Монтале.

- Что здесь происходит, мадам? - спросила де Лафайет у графини де Бельвиль, та негромко поаплодировала экспромту пажа и тихо прошептала в ответ:

- Юное дарование передает поцелуй от неизвестного поклонника нашей мадемуазель де Монтале.

- В самом деле? - удивилась мадам де Лафайет, но заметив одобрение в глазах остальных зрителей, не решилась прерывать розыгрыш, - Боюсь, как бы мадемуазель де Монтале не оказалась жертвой глупого розыгрыша. Кто же поклонник?

- Не известно, - шепнула де Бельвиль и улыбнулась в сторону пажа, тут же прикрыв свою улыбку веером, - Но он хорош... впрочем, и Ора не уступит в остроумии.

Графиня окинула изучающим взглядом собравшихся, пытаясь угадать методом исключения, кто бы мог быть тот шутник, пославший пажа к де Монтале. Но исключения как на зло все присутствовали в гостинной - де Гиш нервно кусал губы, словно замышляя что-то нехорошее, а может быть просто нервничал перед турниром. Де Шатийон стоял у камина и полировал свои ногти с таким тщанием, будто это были по меньшей мере потиры из ризницы королевской часовни. Чуть поодаль зевал в ожидании появления герцога и герцогини маркиз де Лозен, а рядом с ним стояли двое англичан, видимо, из тех, кто не участвовали в турнире и решили составить свиту своей принцессе, ставшей теперь герцогиней Орлеанской.

Занятая своими наблюдениями, графиня даже не заметила, как де Монтале исчезла со сцены, а следом за ней и паж. Между тем, лишенные спектакля зрители вновь принялись за обсуждение казалось бы неисчерпаемых тем - мода, нравы, обычаи и главное - богатые дары, прибывшие вместе с Великим Посольством из далекой Османской Порты.

11

Отправлено: 08.11.14 20:14. Заголовок: Наблюдая за шуточной..

Наблюдая за шуточной сценкой, разыгранной миловидным пажом герцога Орлеанского, де Гиш понемногу отошел сердцем и перестал дуться на жизнь. Он даже ответил более менее добродушной усмешкой, услышав краем уха не слишком учтивое восклицание де Монтале, заявившей, что если поцелуй предназначался ему, то она потребует его назад. Нинон прекрасно разыграла свою роль и повеселила всех, при этом успев справиться с порученным ей заданием как раз до появления в гостинной графини де Лафайет. Посмеиваясь на везунчиком пажом, сделавшимся в одночасье предметом обсуждений всех юных дев в гостинной Мадам, де Гиш заметил приближавшуюся к нему тень. Лакей, посланный им с запиской для сержанта швейцарской гвардии вернулся почти одновременно с де Шале. И в отличие от взволнованного маркиз, выглядел он так, словно поймал золотого карпа голыми руками.

- Ваша записка дошла по назначению, месье, - заговорщически прошептал он, приблизившись к графу, но тот даже не обернулся к нему, выказывая полное равнодушие к новости, - Смею уверить Вас, месье, результат не замедлит обнаружиться.

- Прочь поди, - процедил сквозь зубы де Гиш, осторожно протягивая лакею обещанные два экю, - И чтобы ни одна живая душа, понял?

- Нем как рыба, месье, - слуга благодарно склонил голову и, пятясь спиной к двери, тут же исчез из виду, отправившись припрятывать заработок в кубышку.

Не успел де Гиш отвернуться от своего наемника, как кто-то настойчиво дернул его за рукав, привлекая к себе внимание. Взволнованный шепот маркиза де Шале трудно было разобрать среди многоголосицы девичьих разговоров и звонкого смеха, так что Арману пришлось напрячь свое внимание и слух.

- А, граф! Вот Вы где. Идемте же, идемте к герцогу. Это просто чертовщина какая-то.

- Что такое, маркиз? Что за спешка? - с нарочитым безразличием спросил де Гиш, поправляя манжету на рукаве, - Пожар в зале для игры в мяч? Или по коридорам гуляют черные кошки, привезенные турецким послом?

- Мне не до шуток, граф, - свистящим шепотом возразил де Шале и покосился на притихших на мгновение девушек из свиты Мадам, - Я... я не знал... если бы я знал, что эту проклятую штуковину станут искать, то ни за что не передал бы ее Андрэ... Идемте же, Гиш! Мы должны помочь ему! Мы должны рассказать герцогу.

- О чем? - все так же спокойно спросил де Гиш, смакуя каждое слово сногсшибательных новостей, принесенных де Шале.

Его месть не просто удалась, теперь-то этот проклятый Андраш на своей шкуре почувствует, каково это быть незаслуженно обвиненным и служить подставой в чужих играх.

- Да о том, что де Роббер арестован, помилуй бог! - воскликнул де Шале и на звук его голоса мгновенно обернулись около дюжины любопытствующих лиц, - Я задержался у часовни... видел как его привели. А там уже и швейцарцы... они прямиком к Андрэ. Обыскали по приказу короля и нашли эту стекляшку, будь она проклята, - не обращая внимания на то, что его могли услышать, рассказывал де Шале, сопровождая свой рассказ отчаянной жестикуляцией.

- Как, де Роббер? - переспросил де Гиш и с силой сжал руку маркиза, - Да погодите Вы, черт Вас дери! Не кричите так. Почему арестовали де Роббера? Разве его не должны были отпустить после беседы с префектом?

- Как же... беседа, - маркиз передразнил графа и высвободил руку, - Да его под охраной гвардейцев в подвалы поведут сейчас. И Андрэ вместе с ним. Стеклышко это, оказалось уликой. Помните, взрыв два дня назад был? Вот это им и вменяют. Де Лоррена из-за того же арестовали. Это заговор, де Гиш. У префекта приказ есть, всех нас, всю свиту герцога арестовать, помяните мое слово.

- Замолчите, - шикнул на паникера де Гиш и снова стиснул его за руку, - Молчите и слушайте. Сейчас мы все пойдем вместе с герцогом на турнир. И никто, слышите, никто и виду не подаст, что что-то произошло. Де Роббера выручим. Только пусть сначала все успокоится.

Хладнокровный тон графа был всего лишь показным. Внутри у него все горело и самому ему казалось, что взгляни он себя в зеркале, и оттуда на него будет смотреть дышащее огнем лицо с горящими глазами. Он затеял месть для мадьяра, подставившего его и герцогиню Орлеанскую ради того, чтобы выслужиться перед Месье, но эта месть невольно коснулась и де Роббера, который ни чем, кроме своей непроходимой наивности не вызывал у де Гиша неприязни. Как дворянин, да просто как человек, Арман не мог допустить, чтобы по его вине пострадал мальчишка, доверившийся ему.

- Мы расскажем об этом герцогу, маркиз, - прошептал де Гиш, поглядывая на двери в личные покои Месье, - Предоставьте это мне. Я сам все объясню. Вам лучше не встревать в это дело, - для пущей убедительности граф еще сильнее сжал запястье маркиза, - Оно дурно пахнет. А в отличие от меня, у Вас нет влиятельного отца или патрона при дворе кроме самого герцога. Подумайте о том.

12

Отправлено: 10.11.14 22:12. Заголовок: // Дворец Фонтенбло..

//  Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

Филипп появился в дверях гостинной так внезапно, что никто не успел обратить внимание на его персону. Он замер на пороге, прислушиваясь к разговорам и медленно кивнул оказавшемуся поблизости Маникану, чтобы тот объявил о его присутствии. До того, как прозвучали все его титулы, старательное перечисление которых потребовало у Маникана не много не мало, а около трех минут, герцог успел уловить витавшие в разговорах имена Андраша, де Шале и де Роббера. Продемонстрировав медовую улыбку, одно из тех дежурных приветствий, которые не означая ничего, в то же время служили многозначительной визиткой при его появлении, принц поспешил к де Гишу и де Шале, секретничавшим о чем-то на повышенных тонах.

- Так так так, - проговорил Филипп, играя ракеткой в правой руке и рассыпая бриллиантовые искры от перстней, украшавших его левую руку, - О чем это вы шепчетесь, господа? И что же сталось с моим пажом, месье де Гиш?

Он намерено выбрал объектом своего недовольства именно графа, а не маркиза, которому, собственно и поручил передать злосчастное стеклышко в руки Андраша. Лицо де Гиша выражало обеспокоенность, но кроме того, плохо скрытый страх.

- Стоило мне отпустить бедного де Роббера с этим канцелярским прохвостом и вот! На тебе. А ведь божился, что намерен был только побеседовать с моим пажом. Это неслыханно!

Разговоры в гостинной вдруг сами собой затихли и герцог расслышал собственный голос в создавшейся тишине. Он огляделся вокруг и игриво взмахнул кистью левой руки, приглашая присутствовавших не обращать внимания на его слова.

- Менее всего я хотел, чтобы вокруг моей свиты разгорелся очередной скандал, - прошептал он, обращая суровый взгляд на де Гиша и затем на де Шале, - Антуан, что Вы видели? Дюпон уже сказал мне об аресте. Но без подробностей.

- Я принес посылку, как Вы и велели, Монсеньор, - сглотнув заговорил де Шале, постепенно понижая голос под суровым взглядом Его Высочества, - Я уже почти вышел в галерею, когда... у меня бант на туфле развязался.

Мило порозовевшие щеки маркиза в другое время вызвали бы у Филиппа желание ущипнуть его или наградить игривым шлепком, но при сложившихся обстоятельствах герцогу было не до обыденных шалостей, он сдвинул брови к переносице и коротким кивком приказал маркизу продолжить.

- Пока я завязывал бант, швейцарцы вошли в часовню. Потом вышли и прямиком к Андрэ. Что-то сказали о королевском приказе и обыскали его.

- Обыскали? Моего человека? - вскрикнул Филипп, но тут же взял себя в руки и сурово посмотрел на притихшего де Шале, - Дальше.

- Они вынули из его кармана салфетку со стеклышком и побежали назад в часовню. А там ругань стояла. Крики. Даже из коридора слышно было.

- А что кричали то? Де Роббер, он оправдывался? Ну же, что там было?

- Нет, он то молчал. Ну, или так тихо говорил, что не слышно было. Кричал Бюнель.

- Кто? Этот святоша Бюнель?

Лицо Филиппа сделалось еще суровее, настолько, что черты его заострились, а из-за сдвинутых бровей, он и впрямь оказался похожим на статую разгневанного Марса. Он с силой стиснул ракетку и принялся ударять ей по раскрытой левой ладони.

- Дальше, маркиз. Продолжайте.

- Так вот, я расслышал крики: "Драгоценности королевы!", "Похищение!", "Тайник!" Ну и что-то такое, подобное тому. А потом эти проклятые швейцарцы вернулись и арестовали Андрэ. А потом вышли и Ла Рейни с де Роббером. Де Роббер молодцом держался, но побледнел как смерть. Его, видать, обвинили и в краже, и во взрыве на Лужайке. Во всех грехах, одним словом.

- Это уже тридцать три слова, мой милый, - серьезно передразнил рассказчика герцог и отступил на шаг назад, - Но они арестовали и Андрэ тоже. А как я без него буду де Роббера вытаскивать? Скверно, - проговорил он и совсем тихо добавил, - Кто же будет охранять Габриэль?

13

Отправлено: 11.11.14 23:44. Заголовок: Мадам де Лафайет не ..

Мадам де Лафайет не обратила бы внимания на появление в гостинной еще одного из миньонов герцога, если бы маркиз не начал свой разговор с графом де Гишем, не успев сделать и трех шагов от дверей. Шум голосов ее подопечных мешал разобрать смысл отдельных фраз, которыми обменялись оба кавалера, но по тому, как потемнело лицо де Гиша, покрывшись красными пятнами на щеках и шее, и по тому, как де Шале в волнении оглядывался на двери в покои Месье, не трудно было догадаться, что речь шла о чем-то серьезном. Скандально серьезном.

Дожидаться ответов долго не пришлось, так как буквально через минуту двери в личные покои герцога распахнулись и на пороге оказался он сам собственной персоной. Взволнованный, с румянцем на выбеленных щеках, взлохмаченной шевелюрой, Филипп похлопывал ракеткой для игры в мяч по левой руке, являя собой крайнее возбуждение.

Разговоры в гостинной немедленно затихли, продолжаясь уже вполголоса, поскольку никто из находившихся там не поняли, что стряслось. Голос Месье, недовольный и неестественно звонкий отдавался эхом. Предугадывая надвигавшуюся бурю, графиня потянулась к стоявшей рядом де Тонне-Шарант и тихонько коснулась локтя мадемуазель.

- Милочка, подите в покои Мадам... Ее Высочеству было бы лучше поспешить... и всем нам также, -
прошептала Лафайет, многозначительно переглянувшись с Франсуазой и давая ей понять, что отступление лучше провести незаметно для герцога.

Стараясь сохранять спокойствие и делать вид, что ей совершенно не интересен предмет беседы герцога с де Гишем и де Шале, графиня развернула свой веер и подошла к маркизе де Тианж, которую она заметила всего минуту назад вышедшей из покоев Филиппа.

- Габриэль, дорогая моя, я знаю, что Вы вероятнее всего торопитесь, но ради бога, скажите, что произошло? На Месье лица нет... он сам не свой. Уж не умер ли кто-то? Или это все из-за того молодого человека, де Роббера? - спросила мадам де Лафайет как можно тише и прикрыв рот веером.

14

Отправлено: 12.11.14 23:45. Заголовок: Не то чтобы голос Ме..

Не то чтобы голос Месье прогремел как гром средь ясного неба, но лицо и без того переволновавшегося де Шале мгновенно побелело, словно он увидел призрака. Стоявший спиной к дверям де Гиш, обернулся и тут же едва не столкнулся с подошедшим к ним принцем нос к носу.

- С Вашим пажом? А что с ним могло статься еще, кроме того, что господин префект пригласил его на беседу и, по-видимому, решил устроить очную ставку с Его Милостью аббатом Бюнелем. Разве можно было доверять уверениям этого человека, мой принц?

Он говорил тихо, чтобы заставить Филиппа прислушиваться к себе и понизить голос. Выкрики и ругань Месье уже успели привлечь к их разговору всеобщее внимание, так пусть же содержание ее останется покуда в секрете.

- Скандал зрел с того самого момента, когда де Лоррену пришла в голову блажь заделаться конюхом и возить по лужайкам телегу с артиллерийскими зарядами, Монсеньор. Если бы он не вмешался, взрыв прогремел бы с той же силой. Да, чуть ближе к дворцу, но подальше от Вашей персоны, принц, - прошептал де Гиш, не сводя глаз с лица Филиппа, - Вы же знаете, что очень многим при дворе неймется отодвинуть Вас в сторону и отослать подальше от двора. Заметьте, что бы не отыскал господин префект, любые улики, любые обвинения он выстраивает так, чтобы они вели к тому несчастью на пикнике.

Пришедший в себя маркиз де Шале молча слушал обоих, глотая воздух раскрытым ртом, прежде чем решился вновь заговорить. Его срывающийся голос звучал неестественно высоко и громко, что снова привлекло к ним внимание. Взгляды фрейлин и статс-дам обратились к ним, одни из любопытства, другие с осуждением.
Он заговорил, эмоционально размахивая руками, и де Гиш упреждающе положил руку на его плечо, чтобы заставить говорить тише.

- Сдается мне, что на шею де Роббера повесили и кражу, -
констатировал де Гиш, выговаривая слова сквозь сжатые зубы, - И скорее всего мы не увидим его на сегодняшнем турнире, Монсеньор. Если не вмешаемся. Но вмешиваться в дела Канцелярии... - он с сомнением пожал плечами, - На это требуется время. И влияние. А у префекта на руках королевский приказ.

- Они увели их в подвалы, - вставил де Шале и с вызовом посмотрел на караулившего у дверей мушкетера, - Видно, казармы мушкетеров уже не пользуются доверием после побега де Лоррена. Узнать бы, где они, мы могли бы вытащить их.

Де Гиш только посмотрел в сторону маркиза, не высказав ни слова. Не желая прослыть трусом, он не стал говорить о том, насколько может быть опасным соваться в охраняемые швейцарцами подвалы, в которых никто из них не разобрался бы и при дневном свете.

15

Отправлено: 23.11.14 16:39. Заголовок: Франсуаза де Лафайет..

Франсуаза де Лафайет

- А что случилось с этим молодым человеком? - еще не понимая какое отношение молодой паж мог иметь к негодованию принца, маркиза в полнейшем недоумении посмотрела на мадам де Лафайет, которая, кажется, ждала что именно Габриэль просветит ее на счет участи молодого человека, с которым фрейлина Мадам была знакома весьма смутно.

Собственное имя, долетевшее до ее ушей и сорвавшееся с уст Месье, заставило мадам де Тианж поддаться искушению и прислушаться к чужой беседе. Филипп явно не оставил мысли, что бы отправить кого -то из своих людей сопровождать Габриэль на это, с позволения сказать, свидание и в первые минуты она даже почувствовала легкий подступающий гнев на своего принца. Но достаточно было одного взгляда на Его Высочество, что бы заметить как быстро краска отхлынула от его лица и какой силы молнии теперь метали его глаза - льстить себе маркизе не приходилось, так значит что-то более  скандальное, более опасное и важное стало первопричиной такой перемены и собственное имя, вплетенное в канву этого разговора, становившегося все зловещее от резких переходов от возгласов до шепота, заставляли Габриэль оставаться на месте, как прикованную.

- Нет, нет,  никто не умер, - рассеяно пролепетала женщина в ответ на вопрос мадам де Лафайет, которая тоже не спешила покидать  своего столь удачно занятного места. - Мы просто говорили, мадам, ничего такого.. Принц казался мне в хорошем настроении, все было хорошо, но теперь.. Святые угодники, что же случилось с этим молодым человеком, мадам? Что ВЫ знаете? - и маркиза обратила горящий взор на статс-даму герцогини, ища у нее деталей странного происшествия.

Нехорошее предчувствие закрадывалось в мысли мадам де Тианж с каждой секундой, что она наблюдала за разговором и за тем, с какой тяжестью ракетка опускалась на ладонь Филиппа. Разговор о турках и истинных мотивах этого странного извинения лично все еще занимал мысли мадам  маркизы и теперь она гадала, не стал ли молодой человек жертвою какого-то розыгрыша или новой провокации со стороны мстительного османа? Увы, знай она об истинных причинах происходящего, то Габриэль бы промолчала, но волнение, которое как она считала, покинуло ее, теперь разгорелось с новою силою и вместо того, что бы сдержаться, она выпалила на одном дыхании свой главный секрет:

- Только не говорите, что это все снова турки, ни в коем случае! Его Высочество  так едва ли был доволен моим ответом этому человеку, а теперь, едва его волнение улеглось, они натворили еще что-то! Что же случилось с де Роббером? Он вызван на дуэль, ранен, арестован из-за него?

16

Отправлено: 23.11.14 22:46. Заголовок: Из-за громких выкрик..

Из-за громких выкриков и Месье мадам де Лафайет с трудом могла расслышать тихий голос графа де Гиша, отвечавшего на вопросы Его Высочества. Что же до маркиза де Шале, от волнения его голос хоть и звенел как малый колокол собора Богоматери, но слова комкались и путались, не давая графине возможности уловить связывавший их смысл.

- А что случилось с этим молодым человеком? - спросила в свою очередь маркиза де Тианж, чем поставила графиню в такое недоумение, в каком ей давно уже не доводилось пребывать.

- Так Вы не знаете? -
вскинув брови едва не воскликнула Франсуаза Арманда и тут же с громким треском раскрыла свой веер и зашептала, прикрывая им нижнюю половину лица, - Боже боже, да где же Вы витаете, моя дорогая? Этого беднягу еще до приема послов арестовали и препроводили на допрос к префекту. Говорят, что его едва не обвинили в убийстве де Ланжевена. Но, бог миловал, шевалье отпустили. Я видела его в числе прочих на приеме. Да Вы и сами видели его. Но вот потом!

Глаза графини округлились и многозначительно указали на стоявших у дверей караульных.

- В галерее, когда мы все возвращались из обеденного зала, к шевалье снова подошел этот несносный префект и потребовал его к себе. Месье позволил только допросить его. Собственно, я думала, что речь шла о деталях... ну, мало ли префекту нужны были имена других знакомых этого бедняги де Ланжевена. Или может быть он попросил бы шевалье написать скорбное письмо с известиями о смерти его друга. Знаете, ведь его родители не при дворе. Когда до них еще дойдут эти известия.

Собственно, сама де Лафайет не знала ничего более того и с трудом понимала, что именно вызвало негодование герцога Орлеанского, лично отпустившего де Роббера с префектом. Она не могла добавить к своим словам ничего, и к ее глубокому разочарованию маркиза знала и того менее и не могла просветить ее. Но о чем же тогда могли беседовать принц и маркиза, оставаясь наедине больше четверти часа? Графиня яростно замахала веером перед своим лицом, отгоняя краску со щек при мысли о том, что герцог мог искать уединения с маркизой совершенно по другому вопросу... более естественному вопросу, возникающему между мужчиной и женщиной, но совершенно невероятному в случае...

"А отчего, собственно, должен быть особенным случай с Месье?" - задала она вопрос самой себе и покосилась на Габриэль, выказавшей слишком явное замешательство.

- Турки, мадам? Нет, о турках я не слышала ничего, - с долей сомнения отозвалась мадам де Лафайет, тщательно перебирая в уме все обрывки разговоров, совершенно случайно услышанных ей во время королевского обеда, - Но что же такое сказал Вам Месье о турках? Он не был доволен Вашим ответом кому-то?

Не крылась ли тут связь между странным поведением Месье и теми бесстыдными пристальными взглядами, которые один из басурман бросал в сторону свиты Мадам? А что если те взгляды на самом деле значили гораздо больше, чем праздное разглядывание лиц придворных дам?

- Но дуэль, моя дорогая, о нет, это невероятно, нет! Чтобы этот милый мальчик вызвал на дуэль кого-нибудь? Даже если это турок... нет, мне он показался тихим и скромным юношей. Вполне благонадежным, хотя и дерзким.

17

Отправлено: 24.11.14 23:07. Заголовок: Сарказм красавчика д..

Сарказм красавчика де Гиша и до того был неприятен для слуха, но после исчезновения Фило граф словно нарочно не упускал случая, чтобы задеть эту занозу в душе принца, напоминая ему о глупости, совершенной любимцем. Тихий вкрадчивый голос ядом лился в уши Монсеньора, заставляя его прислушиваться к себе, верить ему, соглашаться и принимать его как собственный.

- Если бы он не вмешался, взрыв прогремел бы с той же силой. Да, чуть ближе к дворцу, но подальше от Вашей персоны, принц, - прошептал де Гиш, не сводя глаз с лица Филиппа, - Вы же знаете, что очень многим при дворе неймется отодвинуть Вас в сторону и отослать подальше от двора. Заметьте, что бы не отыскал господин префект, любые улики, любые обвинения он выстраивает так, чтобы они вели к тому несчастью на пикнике.

Рука принца безвольно разжалась, выпуская из пальцев кружевной платок, медленно полетевший на мраморный пол под ноги графа. Его Высочество обвел взором собравшихся и снова обратился к маркизу и графу, стараясь умерить свой гнев, дабы не привлекать еще больше внимания.

- Де Гиш, я желаю видеть моего пажа на турнире. И Вы мне это устроите. Даже если Вам придется самому занять его место.

- На это требуется время. И влияние. А у префекта на руках королевский приказ.

- Что? - тонкие брови Филиппа взметнулись вверх, - Вы отказываете мне, сударь? Де Шале?

- Они увели их в подвалы, - вставил де Шале и с вызовом посмотрел на караулившего у дверей мушкетера, - Видно, казармы мушкетеров уже не пользуются доверием после побега де Лоррена. Узнать бы, где они, мы могли бы вытащить их.

Подвалы Фонтенбло пользовались дурной славой даже не смотря на то, что в них когда-то хранились лучшие вина королевства. Да и может ли притянуть былая слава давно выпитых вин в темные, веками не видевшие света подземелья, когда слухи о таинственных смертях и исчезновениях теснились во дворце все то время, сколько Филипп мог помнить его. Если де Роббера и Андрэ спрятали в одном из помещений под замком, то прежде чем бросаться к ним на выручку, нужно было выяснить, где именно их заперли.

- Отчего же Вы не проследили, куда, - протянул Филипп, закрыв глаза ладонью, словно борясь со страшным приступом головной боли, - Кто хоть арестовал их? Вы знаете который из сержантов? Швейцарцы служат королю за деньги, их молчание легко купить, можно купить и ответы. Знать бы, кого спросить... черт, черт, черт! Ну почему все это должно было случиться именно сегодня! - воскликнул он, срывая душевное напряжение на плече бедняги де Шале, - Нам следует быть на турнире. Играть и победить. Как ни в чем не бывало. А тем временем этот гнусный префект арестует кого-нибудь еще под шумок. О, если бы я мог его самого отправить в подвал и запереть там! Если бы я мог! Черт!

18

Отправлено: 25.11.14 01:59. Заголовок: Полузадушенный возгл..

// Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской //

Полузадушенный возглас, мягкий звук затворившейся двери, тишина.
В буфетной сделалось так тихо, что стук сердца отдавался в ушах болезненным эхом.
Генриетта вдохнула, подняла отяжелевшие, непослушные руки и прижала ледяные пальцы к вискам, чтобы хоть немного унять этот стук, но прошла еще одна долгая минута, прежде чем она решилась обернуться.

Никого. Буфетная была пуста, дверь в гостиную плотно закрыта.
Выдох.

Только теперь, когда угроза неминуемого скандала миновала, Минетт охватила дрожь. Трясущимися пальцами она едва сумела отворить дверь в гардеробную и чуть не рухнула в объятия камеристки, дожидавшейся ее на пороге спальни.

- В-в-воды!

Генриетта вцепилась в поднесенный стакан обеими руками, жадно глотнула и чуть не поперхнулась: вместо воды в стакане оказалось вино. И слава богу. По телу разлилось приятное тепло, и противная дрожь прошла сама собой. От приступа дурноты осталась только бледность, на которой яркими пятнами выделялись румяна.

Отмахнувшись от пудры, Ее Высочество торопливо поправила успевшие развиться за вечер локоны, растерла щеки, чтобы сделать румяна чуть светлее. Сойдет. Только глаза все портили, в них все еще стоял испуг, и попытка улыбнуться своему отражению в зеркале не особо поправила дело. Однако медлить долее не было возможности, и, в последний раз коснувшись волос, принцесса поднялась с табурета.

Филипп, Гиш и та, кого она не успела увидеть. Даже и не решишь сразу, с кем из этого списка ей меньше всего хотелось встретиться сейчас лицом к лицу. Плечи Минетт ссутулились сами собой, как в те годы, когда маленькая принцесса Траурных Платьев была поводом для насмешек французского двора. Но тогда она была нищей приживалкой, а не герцогиней Орлеанской, невесткой короля. Теперь все было иначе, и она была другой. Взрослой. Красивой. Желанной, наконец.

Выпрямив спину, вскинув голову и сделав веселое лицо, Генриетта выпорхнула в гостиную, едва не налетев на собственного мужа, картинно чертыхающегося под ее дверьми в компании своих любимцев. Ну вот опять он чем-то недоволен. Неужели Гиш рассказал ему… нет, не может быть, граф никогда не сознается в подобном конфузе, да еще такому ревнивцу, как Месье. Прежде чем Филипп и его миньоны успели обернуться, новобрачная привстала на цыпочки и закрыла ладонями глаза вздрогнувшего от неожиданности мужа.

- Что я слышу, Филипп? Вы сердитесь? Смею надеяться, что не на меня? – она одарила Шале белозубой улыбкой и демонстративно не заметила де Гиша. – Право же, я не думала, что вы так быстро подготовитесь к игре, и не собиралась снова заставлять вас ждать. Будьте же великодушны, мой дорогой супруг, и простите мне еще одну задержку.

19

Отправлено: 25.11.14 23:04. Заголовок: Имена, имена, имена!..

Имена, имена, имена!
Маркиза готова была поручиться, что слышала обрывки этой истории в водовороте новостей и сплетен, которыми ее нынче утром снабдила ее дальняя родственница, а что-то Габриэль успела почерпнуть из отрывистых историй и болтовни фрейлин и пажей, но на самом деле она имела весь отдаленное представление о том, о чем с такой тревогою в голосе говорила мадам де Лафайет. Да бы окончательно не пасть в ее глазах, а в том что степенная статс-дама записала маркизу де Тианж в особы ветреные и невнимательные, сомневаться жертве этих эпитетов не приходилось, судя по взгляду старшей дамы, Габриэль решила тактично промолчать, переваривая все услышанное под возгласы Месье и перешептывания увещевавших его де Гиша и де Шале.

Но когда тучи, как показалось женщине, миновали ее голову, новая напасть свалилась на нее и тут уже женщина могла винить только свой язык, с которого так неосмотрительно сорвались слова о тайном. Злосчастные турки явно сегодня выходили мадам маркизе боком!

- Месье.. Он.. - Габриэль лихорадочно перебирала в уме какая версия могла бы сойти для внимательной к мелочам мадам де Лафайет, но ничто из того, что лезло в голову не было достойно и не выдержало бы наплывала критики пронырливой старшей дамы. Д и откровенного лгать Габриэль ей не желала, памятуя с какой теплотою та отнеслась к ней в эти несколько дней. А потому оскорблять  доверие  и сердечное тепло Франсуазы таким черным делом, как ложь, Габриэль де Тианж не позволила бы гордость. Но все иное.. Закусив губу, маркиза неопределенно пожала печами, сожалея, что она не могла спрятать своей лицо за веером и свести все к нелепой шутке или легкому кокетству. Но не о Месье же кокетничать в самом деле,увы?

Под шквал негодования брата короля, обрушавшегося на его спутников с новою силой, маркиза де Тианж ,наконец, склонилась к своей почтенной собеседнице   и пока ушами женщина вслушивалась в полный запала ответ Филиппа относительно требования прислать на турнир злосчастного пажа, столь приглянувшемуся господину префекту по неким таинственным причинам, зашептала на ухо мадам де Лафайет:

- Все дело в подарках, мадам, но умоляю, никому ни слова, мадам! Просто Месье был весьма удручен тем, что столь роскошные подарки могли бы затмить для Мадам его собственные свадебные презенты, а ведь Вам известно как Его Высочество щепетилен в этих вопросах. Я догадывалась, что он  огорчился, а позже он просто спросил моего совета, как женщины. Право слово, я просто переживала, что огорчение на лице Его Высочества могло вызвать негодование у кого-то из его ближайшей свиты и .., - маркиза де Тианж неопределенно развела руками, давая тем самым понять, что все дело было в оскорбленном чувстве прекрасного и чувстве долга перед юной женою, но к счастью на самой высотой ноте, которую только мог выдать возмущенный и раздосадованный Месье, в гостиной появилась Генриетта Анна и Габриэль тайком облегченно выдохнула, возблагодарив Святую Деву за это крошечное чудо.

Кажется, допрос с пристрастием был завершен и Габриэль поспешила склониться перед Ее Высочеством в низком поклоне.

20

Отправлено: 26.11.14 21:51. Заголовок: Белоснежный платок с..

Белоснежный платок стремительно полетел вниз, оказавшись под ногами у де Гиша быстрее, чем тот успел сообразить, что следовало подхватить его на лету. Да что же такое с ним? Арман наклонился, чтобы подобрать герцогский платок, краснея от досады и ругая себя за медлительность. На одно мгновение, всего лишь на долю секунды ему показалось, что герцог смотрел ненавидящим взглядом, обращая свой гнев именно на него, а не на префекта и его прихвостней.

- Де Гиш, я желаю видеть моего пажа на турнире. И Вы мне это устроите. Даже если Вам придется самому занять его место.

Что это, угрозы? Выпрямившись, граф протянул платок Филиппу, ожидая, когда тот заберет его. Он следил за выражением лица герцога, тщетно пытаясь угадать, был ли скрытый подтекст в его словах. Может быть это и была завуалированная угроза упечь его в какую-нибудь из тюрем за попытки ухаживать за герцогиней? Де Гиш метнул быстрый взгляд в сторону дверей в личные покои Генриетты-Анны, а потом в сторону притихших недалеко от них графини де Лафайет и маркизы де Тианж. Маркиза вышла из покоев герцога всего за несколько минут до Его Высочества. А если угроза исходила именно от нее? Могла она рассказать герцогу о неосторожном свидании герцогини и де Гиша в буфетной? Может быть это она стояла за той портьерой и подглядывала за фиаско графа?

- Я... -
не успел де Гиш добавить к сказанному уже, что не смотря ни на какие преграды он готов выполнить любой приказ герцога, как тот уже перенес все свое внимание, а вместе с ним и доверие на раскрасневшегося аки юная дева де Шале.

- Черт, - почти одновременно с герцогом прошептал де Гиш, вкладывая в это ругательство столько же эмоций, сколько и Его Высочество, - Я не мог видеть, кто арестовал Вашего слугу и пажа, Монсеньор, но уверен, что это с господином префектом был сержант швейцарской гвардии. Не Дезуш, нет. Того я знаю. Он отвечает за караульную службу в покоях королевы-матери. Но это легко выяснить.

Пытаясь вывести разговор на более нейтральные темы, граф был даже согласен на то, чтобы лично отыскать гвардейцев, имевших касательство к аресту де Роббера и Андраша. Ему оставалось лишь гадать, что на самом деле было причиной внезапного гнева герцога, судьба ли его пажа или на самом деле пущенный кем-то слух о досадном происшествии в буфетной.

Герцог все еще метал молнии, хлопая в такт своим словам по плечу де Шале, когда за его спиной открылась дверь в покои Генриетты-Анны и на пороге появилась она сама. Впорхнув в гостинную, герцогиня замерла на мгновение и де Гиш успел заметить ее появление как всего за секунду до того, как Ее Высочество шаловливо подскочила к мужу и ладонями прикрыла его глаза, как будто приглашая в игру в жмурки.

Прыснув в кулак, уж больно комичной выходила ситуация, де Гиш не удержался от улыбки в сторону герцогини Орлеанской, хотя и намерен был вознаградить Ее Высочество величайшим пренебрежением, какое только мог позволить себе, оставаясь верным придворным ее мужа и защитником ее цветов. Опустив голову, чтобы не рассмеяться и не выдать шутку герцогини, де Гиш посмотрел на пол, заметив у себя под ногами скомканную бумажку. Выпала ли она вместе с платком из рук герцога или из чьего-то кармана? А может быть это была его собственная записка, какая-нибудь из старых пылких почеркушек, которые он обыкновенно получал от своих давних пассий вместе с надушенными платочками? Граф опустился в поклоне перед герцогиней и в то же время поднял записку с пола.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 3