Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Королевская дорога в Фонтенбло. 2


Королевская дорога в Фонтенбло. 2

Сообщений 1 страница 20 из 61

1

Утро 4-го апреля, 1661.

2

Отправлено: 13.01.15 23:15. Заголовок: // Сент-Антуанское п..

// Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля //

Дождь, зарядивший с раннего утра лил, не переставая, словно Небеса решили избавиться от влаги на пол-года вперед. Лишь изредка хмурое грозовое небо раскалывалось поддавшись порыву ветра и на короткий миг открывало безупречную лазурь ясного неба. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь тучи, освещали темные парижские улочки, выявляя все линии и контрасты так, словно художник пытался запечатлеть облик столицы без прикрас, не скрывая ни погрешностей, ни достоинств архитектуры, причудливой местами, броской и яркой как провансальские холмы, а местами суровой как скалы бретонских берегов.

- А теперь, де Кревье, дело за Вами! Скачите первым, а мы за Вами. Нам нужно прибыть к Сент-Антуанским воротам до того, как туда прибудут мушкетеры и наши преследователи заметят, что потеряли нас из виду. Я знаю, знаю, дорогой брат, что это почти невозможно. Но ведь на нашей стороне и дождь, который изрядно размыл грязь на главных улицах, и толчея на подступах к Гревской площади. А наш друг как раз хвалился тем, что прекрасно знает все объездные пути в этом предместье.

- Так и есть, месье, - ответил де Кревье, - До поступления в роту господина д'Артаньяна я учился в Академии. А какой кадет не знает короткий путь от любимого кабачка в дормитории. Отсюда до ворот рукой подать. Если не бояться замарать каблуки.

- Ну, лошадиные подковы не в счет, - улыбнулся маршал и пустил своего коня следом за мушкетером, не оставив герцогу де Руже возможности возражать.

И без того мрачные узкие улочки Сент-антуанского предместья под дождем смотрелись еще более плачевно. Они были застроены домами, обреченными магистратом на снос и остававшимися на месте лишь по причине крайней скупости городских казначеев, не решавшихся вкладывать бюджет в перестройку и устроительство города за счет получаемых налогов, которые куда удобнее было делить между собой или вкладывать в облагораживание улиц, на которых по случайности располагались их собственные особняки. Проезд по этим улицам порой был возможен строго по одному в ряд и мерным шагом, чтобы колени всадников не задели давно не знавшие известки стены домов. Несколько раз де Кревье в нерешительности останавливался, словно пытаясь разглядеть на покосившихся стенах домов невидимые знаки, но потом взмахивал рукой и ехал дальше.

- Простите, господа, я здесь чаще ночами бродил... и даже не верхом. При свете дня, даже таком мрачном, все выглядит иначе.

- Еще бы... - ответил усмешкой Франсуа-Анри, старавшийся при брате лишний раз не выдавать то, что ему, как и де Кревье, были прекрасно знакомы улочки парижского предместья, пользовавшиеся далеко не самой лучшей репутацией. Ведь там не было ни модных лавок с парфюмами или перчатками, ни сапожных мастерских, ни шорников, ни перекупщиков лошадей или амуниции, одним словом, всего того, что могло заинтересовать молодого военного. И уж тем более там не было особняков блестящих светских львиц или игорных салонов, где собирались придворные кутилы, опасавшиеся нарушать строгие нравы, все еще царившие при королевском дворе, где пока еще за нравами придворных следили старые министры, служившие королеве-матери и покойному кардиналу.

- Почти прибыли! Смотрите!

- Скорее, слушайте, - дю Плесси остановил своего коня, поравнявшись с де Кревье, - Шум толпы. Впереди главная улица, если я не ошибаюсь?

- Там уже сами Сент-Антуанские ворота, месье маршал. Если господа мушкетеры ехали по главной улице, не сворачивая в переулки, то они должно быть только сейчас подъедут. Без нас они все равно не выедут из города.

- Да уж, нас они не оставят. Ведь приказ короля находится у герцога. Едем, господа. Дождемся их там, если будет нужно.

- Лучше я поеду вперед, месье маршал, -
возразил де Кревье, - Те люди, которые следили за Вами. Не стоит ли проверить, не подъехали ли они первыми?

- Возможно, - с сомнением ответил дю Плесси, - Но, мне кажется, что они будут ехать в хвосте, чтобы не привлечь к себе внимания.

У самого перекрестка де Кревье спешился и передал повод своей лошади герцогу. Он прошел к углу крайнего дома и выглянул на улицу. Из-за толпы народа, спешившего попасть на Гревскую площадь и двигавшейся ей навстречу вереницы повозок и карет, намеревавшихся покинуть город, было невозможно разглядеть отдельных людей. Но мушкетер нацеливался на голубые с серебряными крестами плащи своих товарищей, которые и разглядел у восточной башни ворот.

- Они уже здесь! - крикнул он, вернувшись к братьям.

- Ну, тогда, прощай Париж! Надолго ли, кто знает! - повеселевшим тоном ответил дю Плесси и тронул повод коня, - Не станем задерживать наш эскорт.

Заметив приближавшихся всадников, сержант мушкетеров отдал команду своим подчиненным и те оказались в седле еще до того, как маршал и герцог успели подъехать к ним.

- От нас требуют королевский приказ, господин маршал, -
доложил сержант, приблизившись к дю Плесси, - Был отдан приказ никого не выпускать и не впускать без печати и приказа самого короля или суперинтенданта.

- Даже так? -
качнул головой Франсуа-Анри, прекрасно помня о том, как их карету остановили ночью для досмотра подорожных грамот, - Тогда представьте им королевский приказ, герцог. Карета проедет позже, стоит отдать распоряжение, чтобы ее пропустили. Думаю, что Вашего приказа будет достаточно для этого.

Ну вот и все, последний взгляд на поросшие пожухлой прошлогодней травой валы, некогда служившие крепостными укреплениями, на мельницы, безмятежно крутившие свои крылья, под порывистым дуновением ветра, гнавшего на город королей тяжелые мрачные тучи. А впереди молодая зелень апрельских полей и лесов, бескрайние просторы кажущейся свободы... впереди Фонтенбло!
"И встреча с Ней," - подсказала сердцу надежда, к которой тут же добавился голос сомнения - "Если Она захочет услышать меня... увидеться то нам доведется так или иначе... Коломбина и Арлекино... маски Синьора Плута и Синьорины Шпильки"
Улыбнувшись этому внутреннему спору, Франсуа-Анри тихо проговорил:

- Но я готов испить весь яд обидных шуток, лишь бы только заглянуть в ее глаза хотя бы раз... она поймет все. Иначе и быть не может.

- Месье маршал!

Франсуа-Анри удивленно оглянулся. Кто мог звать его? Неужели его преследователи решили обнаружить себя?

- Месье! - к нему приближался всадник, понукавший взмыленного коня с ребристыми боками, раздувавшимися от тяжелого дыхания, - Месье маршал! Донесение! Срочное!

- Вот черт! Жан, мог бы так не спешить... все равно нагнал бы нас на первом постоялом дворе, - без всякого интереса к срочности донесения проговорил дю Плесси, принимая письмо, привезенное камердинером.

- Я искал Вас, месье. Месье де Вард нарочного прислал в трактир. А Вас уже и след простыл. Трактирщик, каналья, отдал мне эту доходягу... до этих пор она меня довезла, но того и гляди дух испустит.

- Дождешься карету у ворот. Скажешь, старшине, что я приказал, -
не выражая никакого сочувствия распорядился маршал, раскрывая письмо, видимо, написанное наспех и запечатанное сургучом с первой попавшейся свечи, - Так так... от маркиза де Варда тоже не укрылось внимание к нам этих господ. Интересно, они за нами следили или за тем, что у нас, по их мнению, может быть? И где они, кстати?

3

Отправлено: 14.01.15 23:39. Заголовок: // Сент-Антуанское п..

// Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля //

Чем мог заслужить доверие их отца слепой нищий, мытарствовавший всю свою жизнь на паперти? Армана глубоко задели слова брата, но на расспросы времени не было, да и сам Анрио по-видимому не был расположен рассказывать больше о слепом торговце слухами и сомнительного рода услугами. А посему герцогу оставалось молча пустить своего коня следом за братом и мушкетером, уверенно ехавшим впереди.
Путь от кабачка до казарменных квартир Академии, да этот де Кревье был из тех толстощеких молодцов, закончивших кадетский корпус и отслуживших два года, положенных по уставу для поступления на службу в мушкетерскую роту, в стенах Академии. Будь на месте де Руже другой военный, он бы неодобрительно хмыкнул в сторону молодчика, мнящего себя величайшим стратегом, но герцог лишь принял к сведению слова мушкетера, решив иметь его в виду на случай, если ему понадобится провожатый в парижских предместьях. Все лучше прогуливаться по ночному Парижу в сопровождении мушкетера, дворянина плаща и шпаги, чем болтливого не в меру слуги.

- Простите, господа, я здесь чаще ночами бродил... и даже не верхом. При свете дня, даже таком мрачном, все выглядит иначе.

- Еще бы...

Арман и не обратил бы внимания на извинения де Кревье, если бы не короткая реплика брата, оборванная на полуслове. В том, что Франсуа-Анри был более него знаком с улицами столицы, не было ничего удивительного - ведь маршал двора был до кончиков ногтей дворянином короля и сопровождал Людовика повсюду, тем более во время выездов короля в салоны парижской аристократии, где, как известно, Его Величество оставлял немалые суммы за карточным столом и в качестве подарков своим друзьям и фавориткам. Армана больше удивило нежелание брата признаться в том, что дела двора или личные, заводили его далеко от Королевской площади и центральных улиц Парижа, где располагались особняки всем известных особ, ценивших общество маршала.

Прибыв к Сент-антуанским воротам, Арман молча отдал королевский приказ сержанту королевских мушкетеров, проследив взглядом за тем, как стражник, одетый в форму городской стражи магистрата, внимательно вчитывался в каждое написанное слово.

Далекий от той привязанности к парижским мостовым, которую вдруг выказал его брат, герцог был готов пришпорить своего коня как только они миновали заставу.

- Месье маршал! Донесение! Срочное!

- Этого только не хватало, - недовольно махнув рукой пробасил сержант мушкетеров, - Господа, стойте! - крикнул он отъехавшим вперед в первой четверке всадникам, - Что там, господин маршал? Надеюсь, это не господин де Безмо возжаждал пригласить Вас к обеду?

- Так так... от маркиза де Варда тоже не укрылось внимание к нам этих господ. Интересно, они за нами следили или за тем, что у нас, по их мнению, может быть? И где они, кстати?

- Каких господ, месье? Мы не видели никого, когда подъехали к заставе. Вообще-то, вы трое были единственными всадниками кроме нас за все утро. Так мне сказал городской старшина, сменявший стражников у ворот.

- За нами следили, - ответил вместо братьев де Кревье, не правильно истолковав брошенный в его сторону взгляд Армана, - Какие-то люди в черных плащах. Они выехали со двора таверны сразу же после нас.

- И кто же они?

- Нам это неизвестно, сударь, - холодно ответил де Руже, пресекая всякие объяснения де Кревье, чья наивная открытость доказывала его ненадежность в качестве молчаливого спутника для тайных прогулок, нет, решительно, этому выпускнику Академии нельзя было доверять, - Что еще было в этом письме, Анрио? - тихо спросил Арман, когда они наконец тронулись в путь, - Вряд ли де Вард стал бы посылать нарочного на наши поиски, если бы речь шла о соглядатаях. Мало ли их по Вашу душу сыщется в Париже.

4

Отправлено: 25.01.15 23:43. Заголовок: Последняя фраза обыч..

Последняя фраза обычно скупого на шутки старшего брата позабавила Франсуа-Анри и он весело хмыкнул в ответ, подумав, что в словах герцога и впрямь могла крыться разгадка. Но так мог шутить лишь человек, не знавший, что личная жизнь маршала дю Плесси давно перестала быть настолько бурной в плане любовных похождений, чтобы ревнивые мужья посылали соглядатаев следом за ним.

- Возможно, герцог, возможно, - ответил он, пригнувшись к шее своего коня, чтобы ветер не относил его голос в сторону, - И все-же, не могу согласиться с Вами. Вы прекрасно слышали, что рассказал мне слепой предводитель нищенствующего братства. Дело не в ревности и не в моем неотразимом шарме, дорогой Арман. Я подозреваю, что этим господам необходимо что-то более существенное. Возможно, мы по случайности стали свидетелями чего-то, что не должны были узнать. Или еще что-нибудь. Черт возьми, я не могу взять в толк.

Высокие печные трубы, возвышавшиеся над соломенными крышами постоялого двора, уже виднелись далеко впереди. Франсуа-Анри пришпорил коня. Верховая езда оказалась не столь мучительной и вовсе не испытанием на прочность, как предсказывал доктор. Тугие повязки, удвоенные Коленом, крепко стягивали бок, а бальзам, наложенный на рану, хоть и порядком пощипывал вначале, утроил свое целебное действие со времени первой перевязки. Можно было смело мчаться хоть до самого Фонтенбло, если бы не необходимость переговорить с братом до того, как они явятся с отчетами к королю. И до того, как он встретится с Ней... ведь Франсуа-Анри так и не получил никаких объяснений относительно грозных обвинений, брошенных ему в лицо в письме графини. Они были абсурдны и смешны до нелепого, и все-таки, в них не было и тысячной доли шутки, и потому маркиз не мог с легкостью отмахнуться от них и полагаться лишь на свой всепобеждающий шарм. Нет, только не с Олимпией, ее чувствами он пренебрегать не мог - ни ее дружбой и нежностью, которые были бесценны, ни ее ненавистью, которая по-своему так же не имела цены, сравнивая все его надежды на счастье с землей.

- Осторожнее, месье маршал! Придержите своего коня! Вы рискуете  промахнуться мимо постоялого двора в таком бешеном галопе!

Мушкетеры, сопровождавшие их с братом, уже остановили своих лошадей у ворот постоялого двора. Сержант громким командным голосом вызвал трактирщика, грозя разорением и немедленным сожжением всего хозяйства в случае неповиновения.

- Бегу. Да бегу я, - пыхтел краснощекий коротышка, неохотно спускаясь с крыльца под дождь, - Что угодно, господам мушкетерам? Вина? Завтрак? Обед? Комнаты... комнаты всегда готовы для господ королевских мушкетеров по первому требованию.

Франсуа-Анри остановил своего коня в самом дальнем конце двора, не желая попадаться на глаза мэтру Ларушу, но почтенный трактирщик сам поспешил к благородным вельможным господам, разглядев дорогое шитье на камзолах обоих братьев под дорожными плащами. Если простые мушкетеры платили ему медными су и изредка серебряными экю, то дворяне, которых они должно быть сопровождали почетным эскортом, вполне могли расщедриться и на золотые. Угадав намерение трактирщика, Франсуа-Анри обернулся к брату и быстро предупредил его:

- Мы останавливались здесь ночью, чтобы сменить лошадей. Не задавайте вопросов, прошу Вас, Арман. Но соглашайтесь с месье Ларушем, что ночь была свежей, а его вино превосходным. Вы снова едете в Фонтенбло по делу короля. Заплатите ему сверх, чтобы память покороче была.

5

Отправлено: 26.01.15 23:05. Заголовок: Так выходило, что лю..

Так выходило, что любитель скрытничать и скрываться под маской таинственности, Франсуа-Анри оплошал и засветил свое лицо в придорожном трактире? Это мелкое упущение младшего брата вызвало улыбку в уголках губ де Руже, и он был вынужден опустить лицо, чтобы невозможно было различить его лицо под тенью, отбрасываемой полями шляпы.

- Как скажете, Анрио, - успел он ответить, прежде чем трактирщик оказался рядом.

- Господа, прошу вас, угоститесь самым превосходным вином. А я тот же час велю моим конюхам седлать для вас свежих лошадей.

Арман показал трактирщику раскрытый приказ короля для всех почтовых служб на Королевской дороге от Парижа до Фонтенбло.

- Нам немедленно нужны свежие лошади. Этих оставите здесь для второй части нашей партии. Они прибудут не раньше полудня. С ними будет моя карета. Проследите, чтобы задержка была минимальной.

Трактирщик с любопытством вгляделся в представленный ему документ, словно надеялся разглядеть в нем скрытый шифр или междустрочия, но Арман поспешил свернуть свиток и вернул его за пазуху, чтобы спрятать от дождя.

- Вино и закуски для господ ожидают внутри, - сообразил трактирщик, пятясь к крыльцу, чтобы и самому поскорее скрыться от дождя.

Де Руже спрыгнул с лошади, не дожидаясь форейтора, и подержал стремя для брата, не решаясь оказать ему более видимую помощь. Слишком много глаз следили за ними из окон таверны и из распахнутых дверей конюшен.

- Я думаю, что нам лучше самим проследить за тем, чтобы для нас оседлали лучших лошадей, - сказал он, направляясь к конюшням и ведя под уздцы свою лошадь, - А еще, мне кажется, что в свете недавних событий не лишне проверить седла и подпругу наших лошадей. Вы помните недавние падения, Анрио?

Старший конюх спешил навстречу господам, не очень-то довольный тем, что его оторвали от сна из-за прихоти вельмож, вздумавших путешествовать несмотря на проливные дожди. Он грубо подхватил повод маршальской лошади, на что та ответила недовольным взбрыком. Де Руже усмехнулся чуткости благородного животного - от конюха разило прокисшим вином и потом так, что конский пот показался бы парфюмом в сравнении с ним.

- Ступайте и освежитесь, сударь. Мы сами поставим своих скакунов, - заявил де Руже и подкинул несколько монет конюху, чтобы тот успел опохмелиться.

Как только обрадованный нежданной щедростью конюх и его помощники убрались прочь из конюшни, де Руже принялся поспешно ощупывать седельные сумки, кобуры для пистолетов и само седло на своей лошади.

- Спешите, Анрио. Я думаю, что дело кроется в наших лошадях, точнее, в поклаже. Единственное, за чем никто не следил в таверне Мекано, была конюшня и наши лошади, - видя недоверие в лице брата, он не прекратил поиски и принялся за седло его лошади, - Давайте же. Пока мушкетеры не привели своих лошадей. Им незачем знать, что мы везем... если мы везем что-то помимо пистолетов.

Не найдя ничего подозрительного в седельных сумках второй лошади, де Руже был готов расстаться с идеей о тайнике, когда его пальцы случайно наткнулись на зазор в бархатной обшивке седла. Вспоров ее ножом, Арман вытащил спрятанный внутри пакет, завернутый в грубую холстину.

- Эта лошадь... Вы же не собирались ехать верхом, ведь так? - засовывая сверток под камзол, шептал де Руже, - Понимаете, в чем дело? Из-за того, что Вы решили ехать верхом, нам отдали этих лошадей. А они были оседланы для кого-то другого. Вот в чем дело то. Черт подери! Идемте. Я уже не поручусь ни за что. Здесь даже у сена могут быть глаза и уши. Идемте же.

6

Отправлено: 27.01.15 22:19. Заголовок: - Черт, - протянул м..

- Черт, - протянул маршал, стягивая с руки кожанную крагу, - Все оказалось проще, чем я думал. Выходит, что мы зря потеряли время на разговор с Тэо.

В его голосе звучало разочарование вместе с удивлением, ведь обыкновенно разгадки таинственных секретов были его прерогативой, в то время как его старший брат молчаливо следовал за ним повсюду, вверяя и доверие, и даже судьбу, если понадобилось бы, удаче, сопутствовавшей маркизу.

- Интересно, что в этом пакете?

Но вскрытие находки пришлось отложить. Со стороны двора послышался гортанный говор сержанта мушкетеров, ругавшего на чем свет стоял конюха и его помощников, досыпавших третьи сны где-нибудь на сеновале. Братья переглянулись друг с другом и прошли к выходу по узкому проходу, который обыкновенно использовался водоносом для того, чтобы наполнять поилки с водой. Не слишком удобный путь, не говоря уже о том, что и не слишком чистый. Выйдя на свет, Франсуа-Анри с неудовольствием отметил на рукаве камзола свежие пятна плесени и повисшую на манжетах паутинку.

- Господа, господа, я прошу Вас сюда! - позвал их Ларуш, зябко переминавшийся с ноги на ногу на крыльце, - Обсохните у очага, а ежели желаете, так у меня в кабинете и камин растоплен. Тут всего четверть часа назад были путешественники. Так они в моем кабинете завтракали. Там и камин растоплен и ежели Ваши Милости пожелают, так я и курицу в горшочке поднесу. Господа заказали обильный завтрак, но так и уехали, не поев.

- Веди, - приказал маршал, тронув брата за локоть, - Нам лучше переговорить наверху, пока для нас будут готовить свежих лошадей.

Обстановка так называемого кабинета отличала его от обычных комнат, предлагаемых путешественникам, тем, что вместо обычной постели с высоким балдахином, там был встроенный в стену шкаф, который при желании можно было использовать как постель для одного человека, зато все пространство занимал огромный стол, украшенный резьбой, и заставленный всеми возможными письменными принадлежностями. В углу комнаты стоял секретер, лакированная крышка которого блестела на тусклом свету, падавшем из окна, отчетливо выделяясь на фоне запыленных полок и табуретов. Видимо, этот предмет обстановки чаще всего использовался хозяином кабинета.

Маршал огляделся, не без сожаления, заметив, что был бы не прочь вытянуть ноги даже в такой неудобной постели, как у мэтра Ларуша.

- Господин де Руже, -
оба брата одновременно обернулись, но Франсуа-Анри сделал вид, что разглядывал инкрустацию на столе, тогда как мэтр Ларуш вперил просительный взгляд именно в его сторону, - Прежде чем я оставлю Вас, - заговорщическим тоном прошептал трактирщик, позвякивая ключами так громко, что его едва можно было расслышать, - Я хотел кое-что Вам рассказать. Наедине.

- Говорите, сударь, - приказал маршал, повелительным жестом приглашая трактирщика войти, - Мне нечего скрывать от моего брата.

- Так то оно так, но я все же... так вот, господин генерал, я человек честный. А к таким щедрым господам, и подавно. - все еще теребя связку ключей заговорил Ларуш, аккуратно прикрывая дверь ногой, - После того, как Ваша карета отбыла ночью, я прибирался в зале. Так вот, я не могу поручиться, но мне показалось, что человек, сидевший за соседним столом вовсе и не дремал. Мне это только показалось, но его взгляд. Знаете, бывает так, что видишь ясный взгляд человека и знаешь, этого не проймет и бочка вина - трезв как святой Иероним и ни в одном глазу.

- Что Вы хотите сказать? - нетерпеливо перебил маршал, суя в ладонь трактирщика несколько монет, - Думаете соглядатай? Да мало ли их. Но, благодарю Вас, сударь. Благодарю. Принесите нам сюда вина. И поторопите своих слуг. Нам нужно отбыть как можно скорее.

- Да, да. Ваша щедрость, Ваше Благородие... я всегда Ваш покорный слуга. Но кроме того, - трактирщик уже был в дверях, но маршал остановил его.

- Что еще?

- Сущая малость, месье генерал. Но вот до Вашего прибытия, нынче утром, те господа, что устроились в этом кабинете, они ждали кое-кого. А как дождались, так и подорвались, ну прямо как с места сорвались. Уехали тот же час. Заплатили то загодя, так что же, мне то не беда.

- Ну и что?

- Да вот, ненароком я услыхал, что они кого-то еще поджидали здесь. Но тот, кто прибыл за ними, сказал, что будут дожидаться на следующем постоялом дворе. Они говорили что-то про эскорт мушкетеров, - многозначительно подняв черные брови говорил Ларуш, - И про маршала. Да да, про маршала. Я и сам слышал. Странное дело - Вы и Ваш эскорт прибыли ровнехонько через четверть часа после их отъезда. Но Вы же не маршал... а вот и странно оно.

- Не болтай пустяки, - сказал маршал и махнул рукой, - Мы ждем наше вино.

- Так и курочку, пожалуете, господа?

Франсуа-Анри глянул в лицо брата и устало улыбнулся:

- Если успеешь накрыть на стол до того, как расседлают наших лошадей.

- Так я мигом, господа!

Выпроводив болтливого трактирщика за двери, маршал в задумчивости прошелся по комнате. Напоминание о ночной поездке всколыхнуло в его сердце волну сладостных видений, которым он упорно сопротивлялся все то время. Но наряду с желанными сердцу воспоминаниями о доверительной беседе с  графиней за стаканом посредственного вина, вкус которого все равно казался ему нектаром только потому, что он пил его вместе с ней, явились и угрызения совести. Зачем, зачем он не послушался тогда голос разума, а настоял на том, чтобы заглянуть в трактир и переждать смену лошадей за столом? О, это его желание продлить мгновения, проведенные вместе с Олимпией, оно могло привести к необратимой катастрофе не только его самого, но и ее! А если трактирщик не болтал, и за ними и впрямь следили? Какие намерения у незамеченного им соглядатая? Только ли навредить ему самому или обратить ревность короля против Олимпии?

"Я подставил Вас, моя Олимпия. Я глупец, не видящий дальше собственных желаний, глупец и предатель!" - шептал про себя Франсуа-Анри, забыв о присутствии брата и о второй части откровений мэтра Лароша, как и о найденном ими пакете с документами.

7

Отправлено: 31.01.15 20:08. Заголовок: Дверь за болтливым т..

Дверь за болтливым трактирщиком захлопнулась, но скрипучие доски не скоро озвучили его шаги. Плут, по-видимому, обладал общей для людей его призвания страстью вникать во все подробности жизни своих постояльцев и остался подслушивать у двери.

Пока его брат отмерял шагами длину комнаты, Арман достал из-за пазухи пакет с документами и осторожно вскрыл его. Внутри промасленного и местами промокшего холста лежала связка пергаментов, похожих на официальные письма вроде тех, которые составляют поверенные в делах и стряпчие. Судебные решения или расписки кредиторам? Развязав ленты одного из пергаментов, Арман раскрыл его. Первым же делом ему попались на глаза витиеватые буквы заголовка, перечислявшего титулы и звания лица, от чьего имени был составлен документ. Пробежав глазами по записанным аккуратным каллиграфическим почерком параграфам, герцог отметил размашистую подпись внизу документа, принадлежавшую графу де Сент-Эньяну и печать королевского архива.

- Это рекомендательное письмо на имя некоего шевалье де Ла Валетта... и написано оно графом де Монплезиром, бывшим интендантом короны в Провансе. Подпись лица, завизировавшего документ, принадлежит самому графу де Сент-Эньяну. Что скажете, брат мой? Подобные документы хранятся в королевском архиве в Лувре. А мы нашли его под седлом неизвестного человека... хм...

Сложив пергамент с рекомендательным письмом, Арман достал еще один документ и также бережно раскрыл его, опасаясь повредить ветхую бумагу.

- А это, скорее всего какое-то дипломатическое донесение, - прокомментировал прочитанное герцог, возвращая всю пачку документов обратно в холстину, - И скорее всего оно зашифровано. Вряд ли кто-то станет писать о розах и цветущем жасмине, обращаясь к Его Высокопреосвященству.

Он быстро спрятал пакет за пазуху, услыхав скрип половиц за дверью.

- Наш хозяин весьма горазд делиться новостями. Надо бы расспросить его подробнее о тех господах. Нет сомнений, что они ждали именно нас. Точнее, Вас. Но зачем, черт возьми... только ли из-за этих бумаг? - прошептал он, - Может быть послать дозорных вперед? Вдруг на следующем постоялом дворе нас поджидает засада?

- А, господа, а вот и я! - радостно возвестил о своем возвращении Ларуш и тут же следом за ним в комнату вошли двое слуг с подносами, наполненными едой, рассчитанной как минимум на четырех человек, обладавших аппетитом Гаргантюа.

8

Отправлено: 31.01.15 22:21. Заголовок: - Как Вы сказали, гр..

- Как Вы сказали, граф де Монплезир?

Имя бывшего интенданта Прованса, более известного своими военными подвигами и участием в пиренейских переговорах, предшествовавших перемирию с Испанией и женитьбе короля на испанской инфанте, заинтересовало Франсуа-Анри. Он в последний раз улыбнулся мыслям о ночном путешествии, прошептав про себя так и не произнесенное вслух имя своей спутницы, и провел пальцами по спрятанной под промокшим плащом бутоньерки с поникшими цветами. Сняв с себя тяжелый от сырости плащ, он повесил его на стул перед камином, а затем подошел к брату, намереваясь взглянуть в изучаемые им документы.

- Погодите-ка, Арман... Вы помните, когда скончался славный де Монплезир? Разве это не случилось задолго до помолвки короля? Тогда еще кардиналу пришлось назначить маршала де Грамона на его место, - он указал на дату письма, - Либо это посмертное письмо... либо сам граф де Монплезир никогда не писал его. Дата явно свидетельствует об этом. А почерк... - насмешливо прищурив глаза, Франсуа-Анри перечитал содержание письма, - Я узнаю эти вензеля. И редко кому удается выдерживать столь ровные строки... а граф, если я правильно помню, как и всякий военный не отличался любовью к излишним завиткам. Это подделка. Искусная и слишком очевидная. Странно, что граф допустил это письмо и даже завизировал... если конечно же это его настоящая подпись.

Второй документ оказался не менее примечательным, хотя, в его подлинности сомневаться не приходилось. Примечательным был нарочито витиеватый язык изложения, скорее напоминавший восточную манеру сказаний о легендарных подвигах великанов и красавцев, призванных спасать томящихся в лапах чудовищ прекрасных дев. Маршал даже взял себе на заметку несколько наиболее цветистых выражений, содержавших явно двойной смысл, вроде - цветники царевны морей пополнились прекраснейшими бутонами нераспустившихся еще роз.

- Царица морей... должно быть это донесение от нашего посла в Венеции, - произнес Франсуа-Анри, все еще заглядывая через плечо брата, - Узнать бы, о чем это он так романтично писал... кто прибыл в Венецию, по-Вашему? И чем это так важно, чтобы красть письмо спустя столько лет. Смотрите, судя по дате, оно написано пять лет назад... что это, отголоски итальянской кампании или донесения о передвижениях блистательных светских львиц, замешанных во Фронде?

Тут им пришлось прекратить чтение. За дверью послышались едва различимые шорохи и маршал был вынужден отдать рекомендательное письмо брату, чтобы тот снова спрятал его вместе с остальными письмами под камзолом.

- Засада? Нет, Арман, если бы эти господа хотели напасть на нас, то сделали бы это по дороге сюда. Или дождались бы нашего появления. Наш эскорт, сколько бы не было в нем почета, не столь уж внушительный, чтобы внушать опасения. А эти бумаги наверняка имеют ценность поболее, чем риск напасть на четырех вооруженных мушкетеров и двух дворян, из которых, заметьте, один покуда стоит половины, если не менее того, -
он с сожалением покрутил кистью правой руки, слегка поводил ей в воздухе, как будто разминая мышцы на запястье перед боем, - Нет, скорее всего мы не застанем их и на следующем постоялом дворе. Не в открытую, это уж точно. Знаете что...

Дверь в комнату отворилась и трактирщик собственной персоной представил господам обещанный скромный завтрак, состоявший из запеченной курицы, горшочков с грибным соусом и мясным бульоном, паштета, двух запеченных каплунов и омлета с запеченными почками. Две пузатые бутылки с вином красовались в руках сиявшего довольством и гостеприимным радушием месье Ларуша.

- Мэтр Ларуш, Вы не перестаете удивлять меня. Такой завтрак достин самого короля. Мы же скромные путешественники... право, Вам не следовало так стараться.

- О, я всего навсего спасаю этих несчастных каплунов и курочку от бесславного забвения. Как я уже сказал, эти господа изволили заказать здесь настоящий лукуллов пир, однако же, обошлись все навсего стаканчиком бордо на дорожку.

- Да, кстати, о тех господах, - дружелюбным тоном продолжал Франсуа-Анри, наливая вино в глиняную кружку, - Их было, как Вы сказали, четверо? Не так ли? А с ними были и их слуги, я полагаю? Судя по изобилию угощений, они не стеснялись в растратах и наверняка оставили Вам достаточно серебра, чтобы Вы не слишком опечалились за своих каплунов?

- Ну что Вы... что Вы, месье генерал, -
притворное смущение мэтра Ларуша пропало в тот же миг, когда маршал протянул ему доверху наполненную кружку, - Они без слуг были. Сами по себе. Четверо, как Вы и сказали. Трое прибыли ранним утром. А еще один догнал их позднее. Так и было. Плату они конечно же щедрую оставили. Ну дак и требования у них были на высоте. Если Вы меня понимаете - лучших лошадей потребовали. Да да. И ведь у них то не было на руках приказа... такого как у месье, - он скосил взгляд в сторону Армана де Руже.

- То есть, Вы согласились сменить их лошадей без всякой подорожной? Вот это доверие, мэтр Ларуш. Да Вы настоящий самаритянин... и это после того, как маршалом дю Плесси был отдан приказ о почтовых лошадях, - Франсуа-Анри с наигранным испугом закатил глаза, - Это так рискованно, мэтр Ларуш... невыполнение приказа... это же сродни преступлению.

- Но месье генерал, - взмолился Ларуш, вдруг осознав, что с такой простотой попался на взяточничестве, - Они были очень... как Вам сказать, очень убедительны.

- Вам угрожали, мэтр?

- Они грозились спалить весь мой трактир, месье. Но, после той платы, которую они оставили, я конечно же позабыл об этой угрозе.

- А зря... - проговорил Франсуа-Анри, думая о своем и не заметив, как вытянулось подвижное лицо трактирщика, уже рисовавшего в своем воображении разоренный трактир, спаленный до тла, - Ну да что там, Вы же не знали, ни кто они, ни зачем им понадобились лучшие лошади... и тем более Вы не могли знать, что они могли злоумышлять против короля.

- Я слышал, как один из них называл того, который у них за главного был "Монсеньор", - таинственно прикрыв ладонью рот, прошептал Ларуш и на всякий случай оглянулся на дверь, - Монсеньор принц, если быть точнее. Я и подумал, чем черт не шутит, ежели тут сам принц... так может быть ему и подорожная не нужна.

9

Отправлено: 03.02.15 23:52. Заголовок: Замечание, сделанное..

Замечание, сделанное маршалом относительно посмертного рекомендательного письма шевалье де Ла Валетта, настолько заинтересовало герцога, что он не сразу обратил внимание на второй документ. Не будучи знакомым с тайной перепиской и шифрами Арман не обратил внимания на то, что так живо заинтересовало его младшего брата. Письмо было написано из Венеции весьма витиеватым языком, изобиловавшим иносказательными формами, которые применялись в эпистолярном жанре настолько же часто, как и прекрасные строки из сонетов певцов Великой Плеяды, которые были разобраны на цитаты любителями литературного слога, писавшими письма одинаково пылким слогом и к своим возлюбленным, и к кредиторам.

Чтение пришлось прекратить столь внезапно, что герцог, не слывший столь же быстрой реакцией на смену обстановки, как маркиз, не сразу переключил свое внимание на вошедших в комнату слуг с подносами. Его все еще занимали мысли о первом документе. Ведь это было то самое рекомендательное письмо, за которым был послан в Париж секретарь графа де Сент-Эньяна.

- Анрио... мне кажется, это то самое письмо, -
проговорил Арман, - Его выкрали из Лувра буквально за минуты до прихода капитана де Варда и виконта де Сент-Амана. Я слышал об этом происшествии до отъезда в Париж. Эти люди, должно быть, наемники. И скорее всего они везли эти письма в Фонтенбло, чтобы передать тому, кто подстроил все так, чтобы господина... - ему пришлось говорить тише, чтобы не в меру любознательный трактирщик не смог расслышать его, - Чтобы известного нам господина приняли ко двору... более того, его приняли в свиту королевы. Это серьезное дело, Анрио. Подлог рекомендательного письма, а может быть и не только. Тот кто подделал этот документ, мог подделать и его дворянские грамоты, ведь так?

Он сцепил обе руки за спиной и отошел к очагу, чтобы дождаться, пока трактирщик и прислуга оставят их одних. Не желая отрываться от собственных мыслей, краем уха Арман все же слышал, о чем разговаривал его брат с трактирщиком, и все больше отвлекался от собственных размышлений. Слово "Монсеньор" прозвучало как гром среди ясного неба, заставив Армана развернуться спиной к очагу. Даже произнесенное шепотом, это слово привлекло внимание не только герцога, но и слуг, деловито расставлявших приборы и тарелки на столе. Который из принцев предпочел путешествия в то время как все французское дворянство собралось в Фонтенбло на праздновании свадьбы герцога Орлеанского? Из всех принцев крови в торжествах не участвовал только Конде, все еще пребывавший в ссылке в своем замке в Шантильи. Или его уже там не было?

Выпроводив слуг за дверь, мэтр Ларуш намеревался дополнить свой рассказ и заговорил, таинственно прикрывая рот ладонью:

- Ежели то принц, так разве ж мое это дело спрашивать с него подорожную грамоту? Посудите сами, месье генерал, как я могу задавать вопросы самому принцу крови!

- А Вы доподлинно уверены в том, что это был принц крови? - строго спросил его де Руже, вступая в разговор.

- О, уж не сомневайтесь, месье. Я служил под командованием принца еще при Рокруа! О, это был он, он самый. Орлиный профиль, а взор... о, этот взор я ни за что не спутаю ни с кем другим. И кроме того... кроме того, господа, он все время твердил о ком-то еще, именуя его "принц"... ну, может быть это он о принце Конти, а может быть о Марисильяке, -
продолжал трактирщик, открывая недюжинные познания о бывших главарях дворянского мятежа, - Стало быть, они на встречу к ним собрались. Но, господа, я вам того не говорил. И вообще, мое дело сторона.

10

Отправлено: 15.02.15 02:29. Заголовок: "Вся шайка в сбо..

"Вся шайка в сборе, как в старые недобрые времена," - подумалось Франсуа-Анри. Он стоял перед камином, скрестив руки на груди, и смотрел на языки пламени, пожиравшие поленья, все еще источавшие слабый дымок от смолы. Конде получил королевское прощение, но не был приглашен ко двору, даже в честь свадьбы Месье. А может быть именно потому и не был приглашен? Интересно бы узнать, кто именно составлял списки приглашенных и через чьи руки проходили грамоты всех прибывавших в Фонтенбло дворян? Разве это не в ведении де Сент-Эньяна? Но ведь распорядителем празднеств считался Фуке. "А вот вам и ответ, месье маршал," - усмехнулся дю Плесси, подразнивая самого себя за тугодумство - кому как не виконту де Во было выгодно иметь в друзьях вчерашних врагов короля? Пока положение их шатко и зависит всецело от милостей короля, они будут рады любой протянутой им руке лишь при том условии, что им будет обещано ходатайство перед королем. А Конде оно нужно. Ох, как нужно. И через кого он будет действовать? Через такую же как он вчерашнюю фрондерку Великую Мадемуазель, чье появление при дворе стало той еще неожиданностью? О нет, он избрал того, кто после смерти кардинала оказался ближе всех не только к королевской казне, но и к королевским ушам.

- Мэтр Ларуш, Вы кудесник!

Резко развернувшись, Франсуа-Анри подошел к столу и сел с видом, что был готов уничтожить все принесенные к завтраку яства.

- Однако же, служба короля... долг, мэтр Ларуш. Долг прежде всего. Так что, сколь бы мне не хотелось отдать должное Вашему гостеприимству, я должен напомнить Вам о главном, - в синих глазах маршала появился суровый холодок, - Наши лошади. Проверьте, как скоро они будут готовы. Мы должны вернуться в путь с минуты на минуту.

После медоточивых речей молодого дворянина, называвшегося генералом де Руже, ледяной тон его приказа прозвучал настолько же отрезвляюще, как если бы его окатили с головы до ног целой кадкой колодезной воды. Ларуш вздрогнул и сник в плечах, утратив всю свою веселость и показное радушие. Закивав головой, он попятился к дверям, бормоча тысячи извинений и обещаний справить все необходимое тот же час.

- Поешьте и Вы, Арман, - предложил Франсуа-Анри, как только дверь захлопнулась за трактирщиком и они остались одни, - Верховая езда требует куда больше сил, чем тряска в карете... да и на сон нам не придется отвлекаться еще долго. Не надо упреков. Я помню, что обещал пересесть в карету на первом же постоялом дворе. Но, помните, что говаривал наш батюшка? Маршалы предполагают, а обстоятельства располагают.

Закусив ломтем хлеба с щедро намазанным на него паштетом изрядный глоток вина, дю Плесси отдал должное еще горячему и источавшему аромат каплуну, а затем попробовал несколько кусков ветчины, подцепив их на кончик своего ножа.

- И да, что я хотел сказать, прежде чем этот ротозей не появился здесь с завтраком. Нам надо вернуть эти документы в седло. Туда, где мы их нашли, -
пояснил он, счищая салфеткой жир с ножа, прежде чем вернуть его в маленькие ножны, спрятанные под перевязью, - На нас потому и не напали, что предполагают то, что и произошло на самом деле - путаницу с лошадьми. Они думают, что их тайник не раскрыт и постараются проверить его. Скорее всего, на следующем постоялом дворе нас будет дожидаться кто-то из их наемников, который и заменит лошадь. Или опустошит тайник. Мы уже знаем, кто эти люди, и знаем, что они везут. Теперь важно усыпить их бдительность. Знают ли они, кто мы? Скорее всего да. Знают ли, зачем мы едем? Может быть. А потому, им нечего опасаться погони - ведь по идее мы сами должны мчать лошадей во весь опор, чтобы поскорее вернуться в Фонтенбло к королю.

Стук в дверь заставил дю Плесси прекратить разговор. Он нетерпеливо хлопнул ладонью по столу, желая крикнуть назойливому трактирщику, чтобы тот убирался ко всем чертям.

- Войдите, - процедил он сквозь зубы, напоминая самому себе, что время для откровенностей наедине с братом не пришло еще.

- Господа, лошади уже оседланы. Но что же... завтрак то? - Ларуш горестно воззрился на едва тронутые блюда, печально остывавшие на огромном столе, - Как же, господа? А может, корзинку собрать Вам в дорогу? Я старухе своей скажу, она же мигом...

- Не нужно, мэтр. Вот, держите. Здесь хватит и за лошадей, и за завтрак для нас и для господ мушкетеров.

- О, те господа были щедры... - увидев в руке маршала небольшой, но туго набитый мешочек с деньгами, мэтр Ларуш тут же прикусил язык, решив, что честной, но по правде сказать скудной платы, полученной им от господ мушкетеров, все равно не хватило бы за побитые в горячности бутылки, не сегодня, так завтра надебоширят - пусть денежки впрок будут, как надежный кредит от королевских или генеральских щедрот, - Вы так добры, господин генерал. Я для Ваших Милостей всегда теперь комнату держать буду.

- Прекрасно, - Франсуа-Анри не удалось скрыть теплую улыбку, мелькнувшую на его губах - отчего бы не иметь в своем распоряжении зарезервированную комнатку, особенно, если тебя принимают за собственного брата. Он оглядел напоследок скудную обстановку комнаты и, мэтр Ларуш, видимо, угадав сомнения во взгляде молодого человека, тут же поспешил поправить положение:

- Конечно же, другую комнатку... с видом получше. И вообще, поудобнее. Это же так - кабинет для завтрака для господ военных...

- К делу, мэтр, к делу. Мы спешим, - прервал его обещания маршал и легким кивком дал понять, что все улучшения обстановки и вида из окон будут только приветствоваться им.

Стоило им выйти из трактирного зала, задымленного от дыма, валившего из зева огромного камина, во двор, как их охватила промозглая сырость, царившая в то утро. Дождь продолжал лить, не обещая никаких поблажек. В свинцово сером небе не показалось ни единого просвета, намекавшего на скорое окончание дождя. Подернув плечами от сырости и холода, маршал решительно зашагал к своей лошади, узнав ее по седельным сумкам, притороченным к седлу.

- Лучше вернуть бумаги сейчас же, - шепнул он брату, когда тот подошел к стоявшей рядом лошади и поднялся в стремени, перекинув ногу через седло, - Не мешкайте. В следующем трактире нас могут поджидать соглядатаи.

Бросив последний взгляд в сторону окна, возле которого они сидели с графиней всего несколько часов назад, точно также дожидаясь смены лошадей, маршал невольно выдохнул и провел рукой по перевязи под плащом, проверяя на ощупь, там ли была маленькая серебряная бутоньерка с фиалками, увядшими, но все еще хранившими свой прекрасный цвет и едва уловимый аромат.

11

Отправлено: 15.02.15 23:03. Заголовок: Как можно отвлекатьс..

Как можно отвлекаться на еду, когда речь идет не просто о подложных документах и махинациях с целью добыть себе теплое местечко при дворе, а о недавних заговорщиках хоть и получивших прощение короля? Разве такие люди как принц Конде или тот же принц де Марсильяк меняются со временем, даже получив так называемое предписание не являться ко двору и не вмешиваться более в дела королевства? Дикий волк может со временем обрасти сединой, но не утратит свой хищный нрав, а его голод и жажда убийств никогда не притупится.

- Спасибо, Анрио, я сыт, - ответил Арман, не скрывая своего отвращения к завтраку, который вообще-то предназначался заговорщикам, - Вы помните свое обещание? - усмехнулся он, слыша знакомый излюбленный мотив младшего брата под названием "как только, так сразу же", - Боюсь, что Вы и у стен Фонтенбло будете только помнить о нем... благими намерениями, как известно... - он не успел договорить свою сентенцию, направленную на упрек уснувшей совести маршала, когда тот внезапно перевел разговор в другое русло, - Что? Вернуть эти письма? Да Вы знаете, что это за документы, Анрио? Ей-богу, мне кажется, что внезапное освобождение из Бастилии не пошло на пользу Вашей голове. Вы явно не мыслите, предлагая мне это. Как? Да знаете ли Вы, что это за бомба? И лучше бы нам дождаться остальных мушкетеров здесь, прежде чем пускаться в дальнейший путь. Это не шутки! - он постучал ладонью по груди, где под камзолом была спрятана пачка найденных ими документов, - Вы думаете, что они не догадаются, что тайник был вскрыт? Ха ха ха три раза, Анрио! Это Ваша бдительность спит сладким сном где-то... - он хотел добавить обидное для брата упоминание о его ночных приключениях, но стук в дверь во-время прервал братскую перепалку.

- Едем, черт подери, -
согласился Арман и безо всякого сожаления оставил за спиной накрытый стол и непочатые бутылки с вином.

Во дворе трактира, стоя под дождем, де Руже надеялся, что маршал позабудет о своей безумной затее и передумает подкладывать документы обратно в тайник. Не тут-то было! Проявляя воистину непробиваемое упрямство, маршал снова заговорил о бумагах и даже услужливо загородил его собой, так что выходившие из трактира мушкетеры не смогли бы ничего заметить.

- Давайте оставим хотя бы один документ, черт возьми, -
прошептал Арман и наскоро вытянул из пачки первый попавшийся лист, - Это будет доказательством того, что мы видели их собственными глазами. Как знать, не захотят ли они уничтожить их после того, как вернут себе.

Он спрятал остальные документы под седлом и вскочил в стремена в тот самый момент, когда их спутники уже оказались в седлах и готовые тронуться в путь.

За воротами трактира его взору открылась широкая двухколейная дорога, с пробитыми ямами, залитыми водой и зиявшими отражениями облаков, стремительно несшихся по высокому небу, расчищенному от тяжелых грозовых туч, нависших низко над горизонтом. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь редевшую на глазах пелену облаков, ярко отсвечивали бликами, отраженными в дорожных лужах и целыми мириадами капелек, украсивших собой молодую апрельскую траву, поднявшуюся на казавшихся бескрайними лугах, обрамлявших Королевскую дорогу с обеих сторон вплоть до самого края горизонта. Там, вдали, виднелись темно-зеленые волны лесов, раскинувшихся вокруг Версаля и протянувшихся вплоть до самого пустыря, разделявшего версальские угодья и маленький придорожный городок, именуемый Барбизоном.

- Пора? - спросил Арман и тронул повод своего коня.

Кавалькада покинула двор гостеприимного мэтра Ларуша, не обратив внимания на поднявшуюся над крышей таверны белую голубку. Птица сделала несколько кругов над покрытой дерном крышей и резко взмыла вверх, набирая высоту, прежде чем скрыться в небе над полями, в том же направлении.

12

Отправлено: 17.02.15 20:42. Заголовок: Более скорый на выду..

Более скорый на выдумку и живой Франсуа-Анри всегда огорчался, когда старший брат не поддерживал его затеи лишь потому, что не сразу вникал в их суть. Как и в детские годы Арман отметал напрочь все планы младшего брата, пользуясь правом вето по старшинству и не удосуживаясь задать хоть один вопрос о пользе задуманного.

- Хоть один документ? Черт возьми, а откуда нам знать, что именно эту бумагу они будут искать первой? - воскликнул Франсуа-Анри, но тут же приглушил свой голос до шепота, - Поймите Вы наконец, Арман, нам уже известно, что эти господа что-то замышляют. Но, не зная, что и с кем, мы ничего не можем предпринять. Лучше всего проследить за ними, пока они ничего не подозревают. А так... - маршал махнул рукой и тронул повод, - Едем, что уж там. Господа! - он обернулся к мушкетерам, готовым следовать за ними, - Сбавьте темп, как только отъедем от трактира на пятьсот шагов.

Не зная еще, что ожидать от маршала после странных приказов, отданных в Париже, мушкетеры только переглянулись между собой. Вся кавалькада выехала на парижскую дорогу, промчавшись мимо маленького селения из пяти домов и церквушки с высокой колокольней, покосившейся от времени и ветра.

- Господа, я хочу предупредить Вас, что на следующем постоялом дворе нас будут ждать не только свежие лошади и закуски к вину, - заговорил дю Плесси, как только они оказались в пятистах шагах от ворот трактира мэтра Ларуша, - У меня есть основания подозревать трактирщиков в сговоре с некоторыми лицами, бывшими участниками Фронды. Они следят за нами от самых стен Бастилии, если верить донесению от капитана де Варда. И если то, что мы одновременно приехали в таверну "Боевой петух", могло оказаться случайностью, то дальнейшие совпадения уже не случайны. Эти люди следили за нашим отъездом, а потом оставили дозорного дожидаться, когда мы минуем Сент-Антуанские ворота.

- Кто эти люди, господин маршал? - спросил один из мушкетеров, поглядывая в небо на стремительно пронесшуюся над ними белоснежную голубку, - Посылают почтарей тоже они?

- Да бросьте, - возразил другой, стряхивая со шляпы последние капли дождя, который как раз перестал лить, - Мало ли голубей летает в деревнях, эта голубка дождалась, когда прекратится дождь, чтобы лететь в поля лакомиться прошлогодним зерном.

- Вы хорошо знакомы с повадками птиц, месье? - строго спросил его маршал, - А отчего же эта голубка летит не на ближайшее к деревне поле? - и он взмахом руки указал на удалявшуюся вдаль белую точку.

- Ну... может на этом поле все подъедено, -
хохотнул мушкетер, не приняв во внимание суровый тон маршала.

- Хорошо, ежели так. И все же, я повторяю, господа, у меня есть веские причины подозревать сговор. И поэтому я приказываю вам быть бдительными и следить за всем, что хоть отдаленно может показаться странным или подозрительным. Пусть при смене лошадей двое из вас останутся в конюшнях и следят за лошадьми и упряжью. Особенное внимание уделите подковам... с ними было слишком много неприятностей в Фонтенбло. Как знать, не повторятся ли они снова. Но только следить. Никаких действий не предпринимать. В конце-концов, бдительность военных не должна вызывать вопросов.

- Как скажете, господин маршал. Но ежели хотите, можно переждать, когда подъедет основной отряд и Ваша карета. Так то надежнее, - предложил шутник, но, встретив ледяной взгляд синих глаз, не решился продолжить.

- Если бы я хотел доехать в Фонтенбло в карете, то так бы и сделал, - ответил дю Плесси и подстегнул своего коня.

Недоверие мушкетеров было созвучно недоверию его брата и напомнило маршалу, что до официального снятия с него обвинений королевы самим королем, он по-прежнему считался арестантом Его Величества, а ехавшие с ним бок о бок мушкетеры оставались его конвоем, а не почетным эскортом и тем более не подчиненными.

- Арман, Ваши пистолеты заряжены? - тихо спросил Франсуа-Анри, когда они были на пол-пути к "Королевским лилиям", - Я не перестаю думать о той голубке. Может быть и совпадение. А может быть голубиная почта. К кому и куда? Нас скорее всего поджидают в "Королевских лилиях", надеюсь, что без салютов.

13

Отправлено: 17.02.15 23:43. Заголовок: Глядя на стремительн..

Глядя на стремительно удалявшуюся от них птицу, Арман с сожалением подумал о некогда отменном нововведении господина де Люиня. Главный Шталмейстер короля Людовика XIII-го начал свою стремительную блестящую карьеру с должности распорядителя соколиной охотой юного короля. Именно он, зная хищные повадки своих питомцев, предложил содержать по несколько птиц в каждом полку для отлова почтовых голубей, с помощью которых шпионы противника могли высылать свои донесения. Дрессировка и содержание соколов оказались слишком затратной и трудно выполнимой задачей и вскоре от идеи отказались напрочь. Несколько обученных птиц содержались в обозе Тюренна, на маршал держал их не столько для отлова явных или мнимых птиц-шпионов, сколько для развлечения на охоте. Впрочем, в свете идеи Франсуа-Анри, которая, как понял герцог, заключалась в том, чтобы усыпить бдительность следивших за их передвижениями заговорщиков, было бы неразумным перехватывать их сообщения.

Один из мушкетеров остановил свою лошадь и снял мушкет. Де Руже успел подъехать, когда он уже целился в птицу.

- Не стоит, месье, она уже далеко, - мягко сказал герцог, кладя руку на плечо мушкетера, - Только заряд зря потратите. Мало ли, когда еще сгодится.

Посмотрев в глаза де Руже, мушкетер понял, что за приказом крылся явный умысел, а не пустое неверие в его меткость, и молча опустил мушкет. Перекинув его через плечо дулом вверх, он взнуздал коня и помчался вперед, чтобы догнать товарищей.

- Арман, Ваши пистолеты заряжены? -
тихо спросил Франсуа-Анри, когда они были на пол-пути к "Королевским лилиям", - Я не перестаю думать о той голубке. Может быть и совпадение. А может быть голубиная почта. К кому и куда? Нас скорее всего поджидают в "Королевских лилиях", надеюсь, что без салютов.

- Нет, не совпадение. Я не сомневаюсь, что в "Королевских Лилиях" кроме королевских почтовых лошадей окажется и голубятня. Скорее всего мэтр Ларуш или кто-то из его постояльцев послал записку с предупреждением. Вопрос лишь в том, какие именно у них намерения. Думаете, они не захотят напасть на нас? Четыре вооруженных мушкетера и два дворянина, хм, не слишком внушительный отряд, не находите? Отчего Вы не захотели остаться, как планировали?

Они подъехали к развилке дорог, одна из которых вела дальше в сторону Фонтенбло, а другая сворачивала к лесу, уходя к версальским королевским угодьям и охотничьему замку.

- В павильоне Гонди стоит целый отряд королевских мушкетеров. Не хотите сменить лошадей там, а не на постоялом дворе? - предложил Арман, замедляя бег своей лошади, - Ну же, маршал, будьте гибки! Не всякий бой можно выиграть, вспомните о Фарсальской битве, черт возьми! Надо уметь уходить от боя, если знаешь, что силы неравны. Это не отступление, Вы знаете это не хуже меня.

14

Отправлено: 20.02.15 23:57. Заголовок: - А Вы не полагаете,..

- А Вы не полагаете, что наш хлебосольный хозяин мэтр Ларуш поступил как добросовестный сосед, предупредив другого тавернщика о нашем скором прибытии? А может быть в "Королевских Лилиях" нас ожидают комнаты с растопленными каминами, теплыми постелями и столами, ломящимися от снеди?

В голосе маршала слышалась издевка и легкое раздражение из-за несогласия с ним старшего брата. То, что ему самому казалось очевидным с первого же взгляда, в глазах Армана требовало проверки и времени на обдумывание.

- Зачем нам оставаться и ждать остальную часть партии, герцог? - нетерпеливо бросил дю Плесси, подстегивая своего жеребца вместо того, чтобы остановить его на развилке у дороги к Версалю.

Круто осадив коня, он заставил его податься на задние ноги, едва ли не подняв его на дыбы, отчего тот опасно заскользил в жидкой грязевой каше.

- Мы едем дальше, герцог. Если Вы не понимаете, что происходит, то доверьтесь мне. Доверьтесь и смотрите в оба, - выкрикнул маршал и снова дернул повод коня, пустив его в галоп.

Мушкетеры, ехавшие от братьев на расстоянии нескольких шагов, не успели замедлить бег своих лошадей и так и промчались мимо Армана, оставив его на развилке.

- Не теряйте времени, герцог! -
крикнул маршал, оглянувшись назад к догонявшему его брату.

Знал ли дю Плесси заранее о том, что уготовила им судьба или же безрассудно верил в собственную удачу, или же торопил время и стремился попасть в Фонтенбло как можно скорее вопреки всему? Скорее всего верным было второе и отчасти третье, хотя маршал не признался бы в том и самому себе. Он свято верил в обещание, которое дал графине - прибыть в Фонтенбло в карете и ни в коем случае не рисковать собой, и был намерен выполнить это слово в слово. Разве въехать в карете в Фонтенбло не означало бы то же самое что и доехать? В конце-концов разница была лишь в том, сколько лье он проделает верхом и сколько в карете, о чем графине не нужно было знать. Он приедет бодрым и свежим от верховой прогулки, полным энергии и задора ровно настолько, чтобы отчитаться перед Его Величеством и успокоить все волнения, какие только могла испытывать Она... на этой мысли думы маршала прерывались, он не знал, точнее, боялся знать наверняка, испытывала ли графиня де Суассон волнения из-за него? Может быть, ее досада из-за слухов о его помолвке с мадам Отрив настолько велика, что сумела затмить все доброе, что было в ее сердце к нему? А не было бы это лучше для нее?

Просторный двор таверны "Королевские лилии" был виден издалека и еще не доехав до него оставшиеся пол-мили, всадники могли увидеть мелькавшие повсюду голубые мушкетерские плащи с серебряными крестами, украшенными языками красного пламени - отличительными знаками роты графа д'Артаньяна.

- Эгей! Это же мушкетеры короля!

- Неужели передислокация? - с заметной досадой спросил один из мушкетеров.

- Но это же рота господина д'Артаньяна. А наши ребята наверняка на месте! -
возразил другой, - Нашлись бы только лошади для нас, если всех еще не разобрали.

- Думаю, что это вряд ли, - проговорил про себя маршал, прекрасно знавший, что перед выступлением военных формирований всегда отдавались распоряжения о дополнительных сменных лошадях по ходу их следования, - Скорее всего они остановились на передышку или дожидаются кого-то. Герцог, по ходу, пока что Вы за главного. Хотите проехать мимо? Наши лошади еще достаточно свежи, можем дотянуть и до Барбизона.

15

Отправлено: 22.02.15 22:39. Заголовок: - Вы верно заметили,..

- Вы верно заметили, месье, пока что я за главного, - суровым тоном осадил прыткого маршала герцог, отбросив братскую фамильярность, - Мы едем в "Королевские Лилии" и там я решу, как поступить дальше, взять ли свежих лошадей или дать отдых нашим прежде чем продолжить путь.

Не обращая внимания на сквозившее во взгляде маркиза разочарование смешанное с насмешливым вызовом, де Руже дернул повод и заставил своего коня перейти в галоп до самых ворот постоялого двора. Какими бы не были причины для спешки, не зная о них, Арман не видел возможности соглашаться с решениями брата.

Во дворе "Королевских Лилий" царили суматоха и гвалт, не хуже чем на плацу военных казарм перед утренним построением. Мушкетеры, пешие, конные были повсюду. Одни дожидались приказа, оставаясь в строю ровного каре, другие слонялись по двору в поисках развлечения, третьи вели на поводу лошадей к огромной деревянной лохани, в которую два конюха качали воду из колодца, стоявшего там же во дворе. Хозяин трактира, полный и краснощекий среднего роста человек, старался успеть повсюду, предлагая легкий завтрак скучающим господам, игру в кости или что поазартнее покуда начальство прибудут стоящим в каре и даже покрикивая на служанок, с веселым визгом уносивших ноги и корзины с чистым бельем от смачных щипков и липких шуточек веселых господ мушкетеров.

- Рота смиррр-на! -
по-военному четко и громко выкрикнул герцог, едва они въехали в ворота, - Кто за старшего?

Не сразу сообразив, что прозвучавшая команда относилась именно к ним и не была шуткой мимо проезжавшего весельчака, мушкетеры замерли на мгновение кто где был, а затем нехотя и не спеша выстроились в более менее стройные ряды, дополнив каре конных товарищей.

- Я за старшего! - выкрикнул мушкетер с сержантскими шевронами на наплечниках и вышел вперед, на ходу поправляя плащ и перевязь, - Сержант де Гарнье, к Вашим услугам, месье генерал!

- Что происходит? По чьему приказу Вы здесь?

- Передислокация в Версаль, господин генерал, - отчеканил Гарнье, отдавая честь по званию и титулу де Руже.

- А где господин д'Артаньян?

- Господин лейтенант прибудут позднее с дополнительной частью. Нам велено продвигаться вперед.

Де Руже смутно представлял себе причины срочного перевода целой роты мушкетеров из Фонтенбло, где располагалась временная резиденция короля и его двора, и потому воздержался от дальнейших расспросов. Если его спутникам не были известны причины, то и не следовало раскрывать их до поры до времени. А Франсуа-Анри скорее всего так же догадывался обо всем и без пояснений.

- Вольно, господа. Отдыхайте. Месье де Гарнье, нам нужны свежие лошади.

- Будут, господин генерал, - де Гарнье обернулся и присвистнул, подзывая своего ординарца, - Шесть лошадей. Свежих. Лучших!

Спешившись, герцог похлопал ладонью по седлу и посмотрел на мушкетера, принявшего повод его лошади.

- Это мои дорожные сумки. Проследите, чтобы их перенесли вместе с седлом.

- Слушаюсь, месье.

Потряхивая друг о друга толстые кожаные краги для верховой езды, де Руже прошелся по двору, с удовольствием разминая ноги, когда увидел приближавшегося к нему семенящей походкой хозяина таверны. Прежде чем тот успел приблизиться, герцог подозвал к себе молодого мушкетера, их недавнего проводника по парижским улочкам, и тихо отдал приказ:

- Следите за нашими лошадьми, месье. Если кто-то попытается что-нибудь вынуть из седельных сумок, не препятствуйте, но постарайтесь запомнить того человека.

- Понял.

- Месье, не знаю, как Вас по имени... - обратился герцог к подбежавшему тавернщику.

- Матье, папаша Матье, сударь. Чего изволите? Завтрак? Комнаты для господ наверху, лучший вид на парижскую дорогу, господа!

- Не нужно. Скажите-ка, любезный, нет ли у Вас в распоряжении кареты? - спросил де Руже, не обращая внимания на протестующий взгляд дю Плесси.

16

Отправлено: 24.02.15 00:54. Заголовок: Глухо выругавшись в ..

Глухо выругавшись в платок, дю Плесси отошел в сторону, сделав вид, что не расслышал вопрос о карете. Если господину генералу угодно играть в главнокомандующего королевским гарнизоном в отдельно взятом трактире, то пусть так. Помахивая платком, маршал прогуливался по двору, лениво поглядывая на собравшихся компаниями мушкетеров с таким отсутствующим видом, словно его совершенно не интересовали разговоры о передислокации роты, внезапном выезде в Версаль и немыслимых сокровищах, якобы найденных в подвалах охотничьего замка. Под навесом возле конюшен топтались несколько ротных конюших, тщетно пытавшихся обсохнуть на выглянувшем из-за туч солнышке, тоже, занятых разговорами обо всем подряд, начиная со сбитых подков на пол дюжине лошадей, из-за которых сам королевский шталмейстер выдал всем подряд полный разнос, и заканчивая дефицитом дамских седел на недавней Королевской Охоте, о чем один из конюхов слышал из вернейших рук - от своего кузена, который чистит сбрую для самого королевского шталмейстера. Прыснув в кулак, Франсуа-Анри отошел в сторону. Решительно, собирать новости из подслушанных сплетен и пересудов оказывается не столь просто, как казалось бы. Гораздо легче получать готовые и взвешенные сведения за чашкой травяного отвара у мадам де Ланнуа, даже если ради этого приходилось жертвовать утренним сном или удовольствием обменяться острыми шпильками с графиней де Суассон на утреннем Приеме у короля.

Свернув за угол огромной кузни, дю Плесси зашел во внутренний двор конюшен. Несколько мальчишек прогуливали взмыленных в пену лошадей, шлепая растоптанными башмаками по огромной луже, залившей почти весь двор. Не желая замызгать грязью сапоги и без того изрядно пострадавшие от грязи парижских улочек, маршал развернулся, чтобы уйти, когда заметил мелькнувший голубой плащ. Эка невидаль, когда половина роты временно оккупировала постоялый двор, но внимание маршала зацепило то, что плащ был как будто бы расстелен на земляном полу конюшни. Здоровый сон после неплотного завтрака, но какой мушкетер пожертвует своим плащом даже ради отдыха? Присмотревшись внимательнее, дю Плесси разглядел фигуру распростертого на полу мушкетера. Со стороны и в самом деле могло показаться, что он спал, закинув руку под голову. Но, не доверяя первому впечатлению, маршал прошел внутрь, даже не обратив внимания на глубокую грязную лужу, облепившую его сапоги по самые щиколотки.

- Мушкетер Его Величества короля! Подъем! - тихо, но строгим тоном приказал он спящему и осторожно тронул за локоть, другой рукой приподнимая шляпу, закрывавшую лицо до самого подбородка.

Рука мушкетера была застывшей, будто занемела, и маршал снова дернул ее за локоть, энергичнее чем в первый раз.

- Не слишком удобное местечко Вы выбрали для себя, сударь, - прошептал Франсуа-Анри, - Черт подери... когда это Вы успели? - приподняв шляпу, он узнал черты лица мушкетера, только что посланного герцогом проследить за сменой из лошадей, - Что произошло?

- Месье... - простонал тот и попытался подняться, - Я не нарочно здесь... сам не пойму, как это... по голове хватили.

- Тихо, - скомандовал маршал и приложил палец к губам, - Лежите здесь, я пришлю за Вами. Где они? Вы видели кто это был?

- Нет, - сглотнув ответил молодой человек и шевельнул рукой, чтобы указать в глубину сарая, где была дверь в конюшни, - Там.

- Ясно.

- Они... взяли что-то из седельной сумки герцога де Руже. Я не разглядел, что.

- Молчите. Они еще здесь? Кивните, если да, - прошептал маршал и, получив утвердительный ответ, поднялся с колен.

Он прошел к двери в конюшню и попытался посмотреть в щель между досками. Это не дало никаких результатов, поскольку в конюшнях было так же темно, как и в сарае, и тогда маршал легонько толкнул дверь, чтобы пройти внутрь. Он с первого же взгляда узнал лошадей, на которых они прибыли, они стояли особняком в отдельных денниках и на двух из них все еще были седла и притороченные к ним седельные сумки.

Чьи-то шаги прошелестели по сухой соломе, щедро устилавшей земляной пол конюшни. Маршал присмотрелся, чтобы разглядеть хотя бы фигуру и, если повезет, лицо вошедшего. Осторожно приоткрыв дверь пошире, он проскользнул в сторону как раз, когда незнакомец оказался в полосе света. В руках его мелькнуло светлое пятно холстины, в которую был обернут пакет с документами. Он смешно вскинул ими, будто дирижируя невидимым оркестром и это было последнее, что увидел дю Плесси. Прямо перед его глазами блеснуло лезвие занесенного над ним ножа. Машинально подняв руку, чтобы защититься от удара, маршал нагнулся вниз и молнией бросился под ноги нападавшего. Ему удалось сбить его с ног и повалить вниз, выбив при этом нож в сторону от себя. Надавив коленом на грудь мерзавца, маршал собирался сдавить его горло руками, но в тот самый момент, подбежавший сообщник нападавшего оглушил его ударом по затылку.

17

Отправлено: 25.02.15 22:58. Заголовок: - Скажите-ка, любезн..

- Скажите-ка, любезный, нет ли у Вас в распоряжении кареты?

Вытирая пухлые руки о фартук, повязанный вместо пояса поверх изрядно поношенного полукафтана из серого грубого сукна, трактирщик с минуту размышлял над ответом, когда на помощь его сообразительности пришел сержант королевских мушкетеров.

- Да есть же, карета. Я собственными глазами видел на заднем дворе. Стоит себе, -
ответил вместо трактирщика Гарнье и подозвал к себе двух мушкетеров, - Там за конюшнями карета стоит распряженная. Проследите, чтобы в нее запрягли четверку лучших лошадей.

- Но, месье... господа, нет, это же карета барона Дюменталя, - запротестовал трактирщик, призывая всех святых в свидетели, - То ж настоящее самоуправство! Что я скажу господину барону?

- А где этот господин Дюменталь? - не обращая внимания на панику папаши Матье, спросил де Руже, медленно стягивая с рук кожаные краги, - Я сам пойду и во всем разберусь с ним. Господа, действуйте!

- Но но но... - папаша Матье едва поспевал за широкой поступью генерала и влетел в двери трактира, когда они едва не захлопнулись прямо перед его носом, - Второй этаж, месье... но это же... господин барон заплатил вперед за лошадей. И за комнату! Это четвертая по правую руку, месье, - крикнул он, перепугавшись, что суровый с виду дворянин, к которому даже мушкетеры короля относились с уважением как к старшему по чину и званию, поднимет на ноги всех постояльцев, барабаня во все двери.

Зажав обе перчатки в левой руке, Арман постучал правой рукой в указанную ему дверь со всей деликатностью, какая приличествовала не позднему еще утру.

- Кто там? - ответил сонный голос после того, как герцогу пришлось трижды повторить стук.

- Месье, потрудитесь открыть! - коротко и властно потребовал де Руже, на всякий случай повторив стук.

- Да что же это такое! То вламываются ни свет ни заря, словно я преступник беглый, то поднимают до положенного часа. Что вам угодно, месье?

В узком проеме приоткрывшейся двери показалось недовольное лицо человека почтенных лет, явно не стеснявшего себя ни в добром сне, ни в здоровом аппетите.

- Месье, это вы барон Дюменталь? -
спросил герцог и выставил ногу вперед, так чтобы почтенный барон не смог захлопнуть дверь перед его носом.

- Ну, положим. И ежели вам, сударь также понадобятся мои подорожные грамоты, так идите ко всем чертям! Так и знайте! Я не потреплю!

- Ваши грамоты мне не нужны. Покуда. Хотя, я имею полномочия и личный приказ короля допрашивать любого встреченного мной на парижской дороге, не имеющего при себе именной приказ.

- Какой такой приказ? Что вы здесь делаете, сударь? Да знаете ли вы кто я?

- Приказ, разрешающий переезд по этой дороге, - невозмутимо ответил герцог, - Мной подписанный.

- Да кто вы такой?

- Господин генерал, карету заложат за четверть часа. Обещали справиться, - крикнули с лестницы и в заспанном лице незадачливого путешественника мелькнул страх.

- Господин генерал? Пресвятая матерь божия, это что же, война?

- Не война. А военное положение, - поправил его Арман и убрал ногу от двери, - Сударь, нам потребовалась ваша карета и мы реквизируем ее. Даю слово герцога де Руже, что ее доставят обратно в том же виде, как только она перестанет быть необходимой.

- Моя карета? Боже мой... но, - в глазах бедного барона едва не блеснули слезы, - Но мой багаж! Мои девочки! Я везу их ко двору, сударь. Вы не можете оставить нас здесь. Это же... катастрофа!

- Пока еще нет, - ответил де Руже, направляясь к лестнице, - Но мы вернем вам вашу карету, барон. А за вашу услугу я обещаю лично рекомендовать ваших дочерей одной знатной даме из свиты Ее Величества. Полагаю, у них будут при себе свидетельства? Впрочем, это неважно... крестная что-нибудь придумает.

18

Отправлено: 26.02.15 23:06. Заголовок: Тишина. Недолгая глу..

Тишина. Недолгая глубокая, когда слышен шум крыльев улетающих прочь мыслей, а вместо них остается пустота и звон. Вдруг гулким эхом раздаются где-то вверху голоса, чье-то дыхание над головой заставляет сжаться изо всех сил, замереть намертво. Не время еще, не сейчас... ушибленный затылок начинает гудеть как колокол с башни кафедрального собора, но даже сквозь тот гул, маршал слышит сдавленное дыхание врага, когда тот вглядывается в мертвецки неподвижное тело.

- Какого черта, Левер?

- Я только оглушил его малость, - отлежится придет в себя.

- А если в погоню за нами кинутся?

- Куда там. Пока найдут его, мы уже далеко будем. Выводи лошадей через задний двор.

- Там карету закладывают.

- Так и пускай. Они пока заняты, нас не заметят.

Голоса удалялись, а вместе с ними и шорох шаркающих шагов по соломе, разбросанной на полу конюшни. Еще через минуту все стихло и слышался только гомон голосов из трактира и крики конюхов с заднего двора. Дю Плесси попробовал шевельнуть рукой, проверяя, мог ли он двигаться. Голова ныла от тупой боли и звона в ушах. После нескольких неловких попыток он сумел подняться, но тут же осел на лежавший поблизости сноп прошлогоднего сена, чувствуя тошноту, подступавшую к горлу. Потирая ушибленный затылок, он откинулся на спину и некоторое время лежал так, собираясь с силами, пока не услышал тихий стон из сарая, где оставался лежать раненый мушкетер.

http://img-fotki.yandex.ru/get/195786/56879152.4b2/0_126532_f143940_orig
Пошатывающейся походкой, держась за барьеры денников, маршал доплелся до двери и заглянул в темноту сарая. Дойдя до места, где лежал мушкетер, Франсуа-Анри присел рядом с ним и тронул за локоть.

- Сударь, вы ранены?

- Нет. Только голова... наказание господне, раскалывается то как, - прошептал тот в ответ.

- Да... наказание. Полежите здесь, я позову кого-нибудь.

Казалось бы, со времени их прибытия в "Королевские Лилии" прошло всего несколько минут. Однако же, когда маршал показался в дверях сарая, мушкетеры, караулившие возле кареты, реквизированной по приказу герцога де Руже, воззрились на него с непередаваемым удивлением.

- Воистину, если бы мне пришлось писать картину о Лазаре воскрешенном, то я просил бы Вашу Светлость позировать мне, -
воскликнул де Гарнье, подбегая навстречу к дю Плесси, - А мы уж послали мушкетеров следом за Вами. Думали, что Вы за теми двумя бродягами в погоню бросились. Тысяча чертей, да на Вас лица нет! Эй, кто там свободен, де Лоран! За вином живо! И отыщите мне нашего фельдшера. Сдается мне, месье маршал, верховые прогулки Вам придется надолго еще позабыть.

При одном только воспоминании о ротном фельдшере королевских мушкетеров, уголки губ дю Плесси опустились в недоброй усмешке.

- К счастью, мне пока еще не понадобятся услуги мэтра Бушера. Чего нельзя сказать о мушкетере, который лежит в этом сарае. Его оглушили ударом по голове.

- А Вы сами? - на лице молодого гасконца не осталось и тени веселья, - У Вас лицо бледное как мел.

- А у меня... - дю Плесси демонстративно помахал перед носом кружевным платком, - Несварение по причине крайней запущенности сего заведения... там царит такой отвратительных смрад, что в сравнении с ним, даже Авгиевы конюшни показались бы Геркулесу парфюмерной лавкой. Где герцог?

- Его Светлость в таверне. Барон, у которого герцог велел реквизировать эту карету, заартачился и начал заламывать цену за свою рухлядь. А по мне так и телега все дешевле была бы... наш конюх, которого мы из казарм с собой взяли, только что рессоры исправил. Так он говорит, что заднее правое колесо никуда не годится.

- Помогите раненому, - не слушая дальше, маршал указал на распахнутые настежь двери в сарай, а сам направился к таверне, все еще пошатывающейся походкой.

- А вот ежели б взяли Вашу трость, Ваша Милость, - слышался ему сквозь гул молоточков в висках ворчливый голос старика Жана.

"Старый черт, даже на расстоянии достанет своими наставлениями," - [/b]усмехнулся про себя маршал и крикнул, обернувшись к сержанту:

- Гарнье! Друг мой, достаньте мне мою трость! Она должна быть привязанной к седельной сумке.

19

Отправлено: 27.02.15 23:09. Заголовок: Герцогу пришлось при..

Герцогу пришлось призвать на помощь все свои дипломатические способности и хваленую выдержку для ведения переговоров с господином Дюменталем, который в деле торга мог заткнуть за пояс заправского торгаша с парижского рынка. Если бы не баронская корона, красовавшаяся под именным гербом этого славного господина, вышитом на ливреях его личной прислуги, то его можно было принять на зажиточного крестьянина, владеющего собственной землей или хозяина купеческой лавки. Сторговавшись на безвозмездную экипировку кареты, к которой, как оказалось, помимо четверки лошадей требовались новые рессоры и сменные колеса взамен треснувших, а также контрибуцию в сумме двухсот экю в виде подписанного самолично генералом векселя на предъявителя, господин Дюменталь оказался в прекраснейшем расположении духа и даже предложил Его Светлости королевскому генералу опрокинуть по стаканчику красного.

- Мои дочери, месье генерал, как бы Вам сказать, -
елейным тоном едва не мурлыкал барон, поглядывая на герцога поверх высокого стакана наполовину полного вина, - Они как оранжерейные цветочки у меня. Росли и воспитывались в монастыре. Понимаете, монастырское воспитание оно деликатное и дорогостоящее. Но, при дворе девушкам требуются превыше всего рекомендации. Да да, рекомендации. И солидная поддержка... в виде хорошего приданного. Ну за, последним то дело не станет. А вот рекомендации, - он развел пухлыми руками и возвел очи горе, - Благодетельница наша, мадам де Леже, супруга моего троюродного дяди по материнской линии, не успела она записать рекомендательные грамоты. Отдала богу душу не далее как месяц назад. А мы то уж пустились в путь. Но не сворачивать же с дороги. Да и расходы то какие, путешествие не из коротких оказалось. Так вот, это я к тому, что само Провидение привело Вашу Светлость в этот трактир. Вы уж замолвите словечко то за моих дочерей перед кем следует. А я то в долгу не останусь, нет нет. Дюментали древнего роду будут. И памятью бог не обделил. Вы уж поверьте мне, я не позабуду такого благодеяния.

- Да да, месье барон, - сохраняя беспристрастное лицо ответил де Руже, подписывая вексель на означенную сумму, - Вот мое поручительство. Вы можете получить деньги в Фонтенбло. Или в Париже, на Ваше усмотрение. А теперь, прошу меня извинить.

- Но как же, господин генерал! А я и дочек позвал уже. Предаствить Вашим Милостям. Я видел, что Вы прибыли вместе с другим кавалером. Это? -
маленькие глазки барона вопросительно уставились на генерала, - Этот кавалер, должно быть служит при дворе. Я буду счастлив оказать Вам мое гостеприимство. Достойный любого кавалера завтрак, это меньшее, что я готов предложить Вам. А мои слуги тем временем выправят все что нужно с каретой.

- Нет, месье барон. Вынужден откланяться. Мы слишком спешим. Королевский приказ, месье. Иначе у меня не было бы необходимости поднимать Вас с постели, - холодно ответил де Руже на попытки барона представить ему своих дочерей, - До встречи в Фонтенбло, месье барон. Вы можете дождаться Вашу карету здесь же или отправиться верхом.

- О, что Вы, что Вы, месье генерал, в такие то времена верхом, -
барон указал в сторону окна на собиравшиеся над маленьким постоялым двором тучи, грозившие новым дождем, - Мы уж как-нибудь здесь дождемся. Ведь королевский двор не переезжает из Фонтенбло в ближайшее время?

- Насколько мне известно, нет, сударь.

Откланявшись, де Руже был рад распрощаться с разговорчивым бароном навек, если бы не природная вежливость и сдержанность. Он надел шляпу и поспешил вниз во двор, где едва не столкнулся нос к носу с маркизом, поднявшимся на крыльцо.

- Бог ты мой, Анрио! Что с Вами приключилось? -
спросил Арман, глядя в бледное лицо брата, - У Вас на лице ни кровинки. Что с Вашей раной? Черт возьми, дальше мы едем в карете и не смейте перечить мне, милостивый государь. Иначе я властью данной мне королем велю Вам остаться здесь до полного выздоровления.

- Господа! Господа!

Со стороны каретного двора к ним бежал один из мушкетеров, взволнованно размахивая рукой.

- Идите скорее сюда!

20

Отправлено: 28.02.15 20:36. Заголовок: - Ничего особенного ..

- Ничего особенного со мной не приключилось, - ответил маршал, скрывая свою досаду, - Всего лишь поплатился за излишнее любопытство и только то. Зато, у меня есть точное подтверждение моей теории, дорогой брат. И уж теперь то Вам придется прислушаться к моим советам.

Самодовольная улыбка не слишком-то вязалась с бледностью его лица и пошатывающейся походкой, но дю Плесси и не собирался разыгрывать из себя пышущего здоровьем кавалера. Для Армана это представление не имело никакого смысла, а приехавшие с ними мушкетеры уже знали о неудаче, постигшей маршала во время погони за Ла Валеттом. Приготовившийся поразить скептично настроенного брата приключившейся с ним историей, Франсуа-Анри оперся о деревянную стойку, к которой обычно привязывали лошадей.

- Господа! Господа! Идите скорее сюда!

- О, что я говорил... впрочем, я не успел еще сказать. Идемте, Арман. Нам есть на что взглянуть, - получив из рук Гарнье свою трость, маршал размеренным шагом направился в сторону конюшни, - И что же Вы хотите показать нам, сержант? Кстати, как наш раненый?

- О, за того молодца можете не беспокоиться, Ваша Светлость. Отлежится, придет в себя. Но вместе с Вами поехать не сможет. Один удар пришелся по голове, это его и оглушило. Но...

- Был еще удар? - изменившимся голосом спросил дю Плесси.

- Да. Его спасла кожаная перевязь, нож только скользнул по ней и слегка только вспорол бок. Повезло ему.

- Чертовски, - проговорил Франсуа-Анри, подумав о своем, он мог надеяться на то, что успеет прийти в себя в карете и прибудет в Фонтенбло способный на короткую аудиенцию у короля, если Его Величество потребует его к себе немедленно. Но, черт подери, как бы он объяснял новое ранение и глупейший риск? Скорее всего, объяснений и не потребовали бы, подсказывал ехидный голос внутри, если он не сдержал всего лишь одно обещание, взятое с него.

- Но я не за тем вас позвал, господа, -
продолжал Гарнье, прерывая невеселые размышления маршала, - Вы просили меня принести Вашу трость, маркиз, а я перепутал Вашу лошадь с лошадью герцога. Так вот, седельная сумка была вспорота и выпотрошена. Грабеж средь бела дня. Поверить не могу. Но, Вы не волнуйтесь, Ваша Светлость, - карие глаза гасконца весело блеснули, - Я уже выслал за ними в погоню, далеко не уйдут. Наверно решили, что Вы богатый путешественник и взяли с собой охрану ради тех ценностей, что лежали в Вашем багаже.

- Нет, месье, - прервал рассуждения мушкетера дю Плесси, - Это не простой грабеж. И лучше бы Вы не посылали погоню за теми людьми вовсе. Но коли уж послали, то что там... я думаю, что мы нагоним их возле Барбизона.

- Да что Вы говорите? - удивленно протянул Гарнье, поражаясь проницательности маршала двора, и присмотрелся в его лицо, - А что же, месье маркиз, Вы ведь тоже там были? Это же Вы позвали за Бушером?

- Я, - Франсуа-Анри невольно, как в детские годы опустил взгляд под пристальным взором старшего брата, - Слонялся по двору и заглянул туда как раз, когда эти негодяи собирались вывести лошадей на задний двор. Вообще-то, ранение нашего молодого друга на моей совести. Это я послал его следить за нашими лошадьми. Я знал, что за нашим багажом будут охотиться, но, черт подери, я не предполагал, что эти люди настолько глупы, чтобы выдать себя.

Недовольно ударив себя по сапогу изящной тростью, маршал подошел к тем самым дверям в конюшню, где увидел лежавшего на сене мушкетера.

- Месье Бушер! - позвал Франсуа-Анри, не имея возможности разглядеть фельдшера из-за собравшейся толпы.

- Здесь я, господа... Спокойнее, спокойнее... Можно подумать, это не рота королевских мушкетеров, а цыплячий выводок... тихо, господа! - ворчал фельдшер, оттирая испарину с раскрасневшегося от ночных возлияний лица, - Дышит он. И все обойдется. Что, в самом деле, рану то не видели в жизни своей? Эх... пехота... а ну-ка, давайте носилки сюда. И аккуратнее, аккуратнее, я сказал!

Он поднялся с колен и деловито отряхнул несвежий фартук свинцово землистого цвета, размазывая бурые пятна крови, которые пытался стереть с ладоней.

- Не рана, царапина... это не то что Вашей Милости досталось.

- Мне не досталось, - огрызнулся маршал, подумав, что Бушер каким-то чудом определил по его лицу, что и его самого наградили чувствительным ударом по голове.

- Ну, как же, как же... вот она настоящая выправка - вчера ранен, сегодня в строй. То то же. Ну, а этого молодца придется оставить здесь покуда. Денек отлежится пускай.

- Что скажете, дорогой герцог? - взгляд синих глаз был обращен к де Руже, - Полагаю, что этот солдат Его Величества выполнил свой долг сполна. И мы получили достаточные доказательства существования сговора, не так ли?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Королевская дорога в Фонтенбло. 2