Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч


Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч

Сообщений 1 страница 20 из 160

1

02.04.1661

https://d.radikal.ru/d30/1902/c7/cb5950d452d7.png

2

Отправлено: 13.11.14 21:23. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Большой Салон //

В огромном зале для игры в мяч царил хаос и полная анархия. При необъяснимом отсутствии главного распорядителя празднеств месье Виллэма, всеми работами по украшению зала и подготовке зрительских трибун руководили его помощники. Три из них проявляли скорее крайнюю растерянность, нежели способность к организации работы армии из полусотни лакеев и обойщиков, а двое других беспомощно заламывали руки и пытались руководить. С прибытием маршала де Грамона ситуация несколько улучшилась, благодаря его бесспорному авторитету и еще более, благодаря его полководческому таланту. Он быстро разделил рабочих и обойщиков, послав первых сколачивать трибуны и расставлять скамьи для первых, самых почетных рядов зрителей. Обойщикам было велено следовать по пути рабочих и сразу же приниматься за украшение драпировками щитов перед трибунами, а также установкой шестов, на которые следовало натянуть заграждения из сетей. Самым толковым из рабочих де Грамон поручил разметку двух кортов для игры и установку сеток.

- И месье Флоран, пошлите за полотерами. Этот паркет не видел воска и тряпок как минимум пол-года. Это никуда не годится, сударь.

- Сию же минуту, господин маршал! -
воодушевленный тем, что его назвал по имени сам маршал, сухопарый седовласый человек неопределенного возраста, о котором принято говорить "зрелый", помчался к дверям.

- Так так... - де Грамон взглянул на часы луковицу, висевшие у него на поясе и покачал головой, - Господа поспешите! Через час здесь уже будут собираться зрители и первые игроки.

Не покидая свой пост в качестве организатора турнира, де Грамон лично проследил за всеми работами, дивясь про себя тому странному факту, что рыжеволосый голландец управляющий пропал без вести и не показывался при устроительстве самого важного на тот момент события.

- Оно конечно же, понятное дело, королевский обед куда важнее, - проворчал де Грамон и подозвал к себе черноволосого смуглолицего человечка, сновавшего между трибун, как будто присматривая для себя лучшее место для обзора, - Месье Санторини! И как только дьявол успел принести вас сюда? Не говорите мне, что были в Барбизоне проездом и случайно узнали о готовящемся турнире, я не поверю в эту чушь.

- Но, вы же поверите, дорогой герцог, что у бедного содержателя ломбарда всегда найдутся дела там, где присутствует двор Его Величества короля, - заискивающе улыбаясь ответил человечек, спеша подойти к маршалу, - Я здесь не случайно, месье. Одна голубка на крыльях принесла мне весточку о затее Его Высочества. И вот, я здесь.

- Скромность украшает, Санторини, но не вас, - смеясь сказал де Грамон, - Вы же не буквально говорите?

- Нет же, именно буквально. Моя голубиная почта никогда еще не подводила меня. А как же вы полагаете весь Париж узнал новость о ожидаемом дофине? Санторини первый узнает все самые свежие известия. И я же первым узнал о турнире. Так что, кроме меня и моих помощников, здесь никто не будет принимать ставки в этот вечер.

- Ну, это еще как сказать, - де Грамон кивнул в сторону человека в черном камзоле, украшенном белым воротником на манер вышедших из моды голландских воротников-жерновов, - Леви Соломон тоже здесь. Полагаю, месье суперинтендант тоже позаботился разослать слушок... с голубиной почтой.

- О, и этот здесь, - смуглое лицо Санторини скривилось в гримасе, которую трудно было назвать доброжелательной, - Эти евреи повсюду, где есть возможность сорвать легкий куш. И почему только господа мушкетеры не займутся их кварталами вместо того, чтобы разорять бедных цыган. От тех хоть убытков никаких.

- Поосторожнее насчет цыган, сударь, - предупредил де Грамон, - На них сейчас ведется неприкрытая охота. Так что, если не хотите быть принятым за одного из них, следите за языком.

Из распахнутого окна донесся мелодичный перезвон колокольчиков с часовой башни дворца. Де Грамон снова взглянул на свои часы и поднял брови в удивлении.

- Бог ты мой! Уже без четверти девять! Господа, нам нужно торопиться. Приколачивайте последние шпалеры и можете быть свободны. Точнее, можете занимать места на галерках и балконах. Сегодняшний турнир открыт для всех, можете благодарить за это Его Высочество герцога Орлеанского. Санторини, если кого-то из ваших людей задержат с вопросами, смело говорите, что действуете от моего имени. И вот... дайте-ка я сделаю первую ставку.

Итальянец вытащил из холщового мешка дощечки для записи ставок и вооружился мелком. Герцог наклонился к самому его уху и прошептал имя своего фаворита, вызвав при этом недоумевающий взгляд.

- Нееет, - протянул Санторини, записывая имя герцога в своей записной книжке, - Вы уверены, господин маршал?

- Двух мнений быть не может, - серьезно подтвердил свои ожидания де Грамон и кивнул в сторону дверей, - И пусть Удача подскажет имя второго... вот кто из игроков появится в дверях первым, на того ставлю вторым. И пусть за последним вошедшим будет третье место. Госпоже Фортуне нельзя отказать в юморе, так что, к ее выходкам надо относиться шутя.

- О, это очень большая ставка, месье, - недоверчиво проговорил Санторини, взвешивая на ладони толстый кошелек, переданный ему Грамоном, - Но я уверен в вашем везении. Как и в везении неназванных вами господ.

- Вот именно, Санторини, вот именно! Спорт это половина удачи и половина решимости. Так-то, друг мой.

// Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч, Королевский Балкон //

3

Отправлено: 15.11.14 23:30. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Дворцовая часовня. //

- И что теперь, господин префект? Кто же из них виновен? - спросил Марвель, по лицу которого было видно, что он так и не уловил суть произошедшего.

- Вы спешите вперед кавалерии, Марвель, не к чему это, - ответил Ла Рейни, проводив удалявшихся де Роббера и телохранителя Месье благодушным взглядом, - Мы не в конце пути, а всего лишь в его начале. Нам еще предстоит разобраться, какую роль сыграли эти два господина в недавних событиях.

- Но, Вы полагаете, что мальчишка знает что-то о взрыве на Лужайке, месье? - продолжал допытываться Марвель и его настойчивость перестала забавлять префекта.

Он остановился у выхода к Королевской лестнице и сурово посмотрел на секретаря, так что тот согнулся и поник в плечах под тяжестью этого взгляда.

- Всему свое время, Марвель. Давайте-ка на часок другой позабудем о взрывах, кражах и прочих наших ребусах. У нас впереди турнир, сударик мой. А турнир, сами понимаете, дело азартное. И я говорю не только о состязаниях.

- О... Вы думаете, что будут делаться ставки? - встрепенулся Марвель, семеня за префектом, ускорившим шаг.

- Я очень удивлюсь, если нет. Но вот вопрос, кто будет принимать ставки и, главное, кто будет поручителем. Это недешевое удовольствие, скажу прямо. Ведь в случае выигрышей, стороне принимающей ставки придется выложить немаленькую сумму. Понимаете, Марвель? Дело идет о самой неприятной стороне жизни, денежной. Здесь могут быть замешаны очень высокие интересы. И очень низкие методы достижения целей. Так что, поспешим. Я хочу, чтобы наши агенты рассредоточились среди зрителей так, чтобы все происходящее было под нашим контролем. Кто записывает ставки, кто ставит. Сколько. И на кого. И вам, сударик мой, я поручаю особенно следить за записями.

- Но разве мне их покажут? - усомнился Марвель.

- Им некуда деваться, мой дорогой. Кстати, не советую вам пользоваться полученной информацией. Разве что, - с самым незаинтересованным видом Никола Габриэль постучал ладонью по перилам лестницы и указал на мальчишку курьера, подбежавшего к нему со стороны личных покоев Его Величества, - Разве что, малыш Матье поставит за вас.

- К вашим услугам, господин Ла Рейни, - звонким голосом откликнулся мальчишка и блеснул белозубой улыбкой, контрастировавшей с чумазыми вымазанными в саже щеками.

- Сначала вытри лицо, дружочек. Такого образину не впустят даже на галерку, не то что в зал для игры в мяч к зрительским трибунам, - ласково заговорил префект, протянув мальчишке платок, в котором только самый зоркий глаз разглядел бы пару серебряных монеток, - После того, как я переговорю с хозяином ломбарда, отдашь ему эти деньги. Пусть поставит на фаворита. К этому времени он уже наверняка будет в курсе ставок.

- Месье Санторини или месье Соломон, господин префект? - спросил Матье, не выказав при этом никакого удивления в отличие от Марвеля.

- Как, эти ростовщики здесь? При дворе? Но кто позволил? Без вашего ведома? - на возмущенный шепот Марвеля обернулись несколько шедших впереди них дворян и гвардеец из роты капитана де Варда.

- А что же вы думали, это господа упустят столь жирный куш, который сам плывет в их руки? - усмехнулся Ла Рейни, в душе наслаждаясь минуткой триумфа, пусть и над недотепой секретарем, - Я в курсе всех передвижений в Фонтенбло. Всех, кто приезжает, кто уезжает. Я все знаю.

Про себя он конечно же проглотил горькую пилюлю о том, что до сих пор не был пойман цыганский барон, о появлении которого в замке ему сообщили лишь после того, как до его сведения дошли известия о нападении на карету архиепископа Лионского. Да и об отъездах из Фонтенбло ему было известно далеко не все. Сам король умудрился покинуть замок неузнанным и незамеченным никем и опять же, Ла Рейни получил донесение о том, что Людовик предпочел провести целый день в Версале, лишь задним числом. Едва ли не последним среди всех придворных.

- А, господин маршал! -
воскликнул Ла Рейни, давая понять секретарю и агентам, что разговор был исчерпан, - А вот и вы здесь. Какие новости, господин маршал? Надеюсь, что присутствие здесь моих агентов будет носить чисто символический характер и вечер обойдется без происшествий. Месье Санторини, как идут ваши дела в Париже? Я смотрю, вы не замешкались с приездом. Это все ваше чутье или у вас свои источники в кругу Его Высочества? Я думал, что никто не сумеет успеть к турниру. Однако же, без азарта и ставок, как видно, этот вечер не состоится.

4

Отправлено: 09.12.14 22:34. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Ко..

Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 2

Зал, отведенный для игры в мяч был и в самом деле огромным и занимал целый флигель дворца. Высокие потолки достигали третьего этажа, так что часть зрителей могла быть размещена на балконной галерее второго и третьего этажей. Филипп подавил в себе завистливый присвист, когда увидел огромный партер королевской ложи прямо напротив входа для арбитров и участников. Да, пожалуй, граф де Жуайез здорово продешевил, согласившись занять место поближе к корту в самом нижнем ряду трибун. С высоты королевского балкона, где должна была разместиться королевская свита, а также приближенные герцога и герцогини Орлеанских, можно было наблюдать за действием на обоих кортах.

- Боюсь, что Вы окажетесь в проигрыше, дорогой граф. Места арбитров куда скромнее, чем те, которые отведены для свиты Их Величеств и герцога Орлеанского. Но, если Вы действительно любите игру в мяч, то с этого места Вам не доведется упустить ни одного взмаха ракеткой. За это я ручаюсь.

Оглядевшись, маркиз заметил д'Антрага, с озабоченным видом, обсуждавшего что-то с де Вивонном и человеком, одетым в форменный камзол главного мажордома Королевского Дома. Естественно, озабоченность распорядителей турнира вызвало исчезновение господина управляющего. И покуда лишь единицы знали, что на самом деле произошло с месье Виллэмом. Кивнув д'Антрагу, маркиз улыбнулся при виде спешивших к нему двух мужчин, одетых в почти одинаковые черные камзолы и с одинаковыми шляпами. Со стороны казалось, что это были хорошие знакомые, даже больше того, закадычные друзья, так жарко они пожали друг другу руки. И лишь немногим было известно, что ростовщика Леви Соломона и содержателя официального дома для азартных игр синьора Санторини связывала многолетняя вражда, проистекавшая из конкуренции и соперничества за богатую парижскую клиентуру.

- Кстати, Вы только что упомянули отель Сагонь, граф, - де Курсийон вспомнил о салоне на улице Турнель в связи с близостью оного с небезызвестным отелем Веселого Забвения, как называли в игорных кругах заведение, которое содержал Санторини, - Это ведь салон мадемуазель де Ланкло, или я ошибаюсь? Мне доводилось получать приглашения от Нинон де Ланкло, еще до того, как я поступил на службу в посольское ведомство. А после возвращения из Мадрида я так ни разу и не наведался туда. Вряд ли сама мадемуазель де Ланкло помнит меня, безвестный капитан... мало ли таких в Париже. Никакими литературными или иными талантами я не блещу. А что же сама Нинон, вернулась ли она из ссылки? До меня долетели лишь обрывки слухов о незавидной участи мадемуазель. Искренне надеюсь, что это временное наказание и оно нисколько не повредит живости характера и любви к ярким личностям и не менее яркому времяпровождению мадемуазель. Это было бы прискорбно. И не только для парижского общества, я полагаю.

Выдав пространный и столь же красноречивый комплимент в адрес Нинон де Ланкло, маркиз нисколько не преувеличивал, поскольку и в самом деле восхищался проницательностью госпожи Ланкло и ее таланту собирать вокруг себя кружок самых блестящих и остроумных людей.

- Кстати, те господа, что сейчас раскланиваются перед моим другом, -
Филипп указал кивком в сторону д'Антрага, - Ростовщики. Здесь они явно затем, чтобы принимать ставки у желающих заключить пари на победителя. Если хотите, я подзову этих пройдох сюда, сделаете свою ставку лично им, а не посредникам.

5

Отправлено: 12.12.14 22:56. Заголовок: Турнир еще даже не н..

Турнир еще даже не начался, а Леон уже искренне жалел, что позволил втянуть себя в эту затею. Отсутствие управляющего, загадочное исчезновение которого прямо посреди суеты вокруг зала для игры в мяч уже успело породить целый ворох самых невероятных слухов, тоже не способствовало душевному покою, так как многочисленная обслуга, в срочном порядке брошенная на удовлетворение незапланированной прихоти Месье, то и дело норовила сунуться к Антрагу с расспросами.

- Послушайте, в конце концов, я всего лишь арбитр, а не высший судия, - в шестой, кажется, раз повторял он нервно дергающемуся интенданту, которого на свою голову рискнул озадачить простой, казалось бы, задачей: принести сидра или лимонада для участников турнира, которым наверняка захочется утолить жажду после игры.

- Но господин арбитр, где же я добуду столько лимонада? – жалобно поскуливал интендант. – Может, лучше вина? Вина у нас много, я живо велю открыть еще один бочонок. Хорошее, легкое анжуйское, а?

Леон поморщился, живо представив себе накал страстей среди ожидающих своей очереди игроков, запивающих свои промахи или удачи анжуйским.

- Черт с вами, велите принести хотя бы воды. Да поторопитесь, турнир во-вот начнется.

Он отер испарину со лба и огляделся, ища взглядом де Граммона или кого-нибудь повыше рангом. Везунчик Вивонн предусмотрительно забился вглубь и прикинулся колонной, что при его габаритах было несложно, а отдуваться за себя предоставил Антрагу. Молодец, ничего не скажешь.

Взгляд выхватил в уплотняющейся толпе знакомую шевелюру, и лицо Леона осветилось дружеской улыбкой, но тут же вновь сделалось привычно непроницаемым: за Курсийоном, словно лодка на буксире, пробивался в его сторону хрупкий юноша, которого Антраг не знал, но, кажется, видел на вчерашней охоте крутящимся вокруг Месье. Тем временем рука маркиза уже призывно махала Курсийону.

- Филипп! Филипп, наконец-то! – радость Антрага при виде приятеля была не вполне бескорыстна: он охотно поделился бы если не половиной, то хотя бы третью свалившихся на него забот, парочка из которых как раз надвигалась на него с противоположной стороны.

- Нет, господа, категорически нет, - он сухо кивнул ростовщикам, люди которых уже шныряли по заполняющимся трибунам, собирая ставки. – Я не желаю заключать пари на победителей. Не сегодня.

Выразительная физиономия ломбардца Санторини изобразила живейшее разочарование отказом, но при виде Курсийона и сопровождающего его юноши маслянистые черные глаза итальянца вспыхнули новой надеждой.

- Вы вовремя как никогда, Филипп, - Леон коротко поклонился миловидному молодому человеку в роскошном платье, достойном скорее королевского плеча, чем пажеского корпуса. – Я уже начал приходить в отчаяние под натиском жаждущих моего внимания, а герцог Орлеанский до сих пор не появился. Этак мы до полуночи не начнем. Уж не знаю, какую ленту не может завязать Его...

Оглушительное гиканье и улюлюканье вынудило его замолчать и недовольно сдвинуть брови. Не нужно было оглядываться, чтобы угадать, что это шумная ватага мадьяр пробилась в первый ряд, распихав менее стойких зрителей, и приветствует своих чемпионов.

- И кстати, о мадьярах, - чело Антрага, вместо того, чтобы разгладиться, сделалось еще более хмурым. – Разрази меня гром, если я могу придумать, под каким соусом подать эти маски. Скажу, что из-за турок, так эти храбрецы, не ровен час, решат, что их выставили трусами, но ни на что другое моего скудного воображения не хватает. Есть ли у вас какие-нибудь мысли на сей счет, Филипп. Или, быть может, ваш спутник?

Маркиз многозначительно умолк, давая Курсийону шанс представить хрупкого юношу, который в своих кружевах и лентах смотрелся рядом с недавними офицерами куда более странно и чужеродно, чем английский стряпчий, разделивший с ними обед.

6

Отправлено: 14.12.14 03:43. Заголовок: Продвигаясь сквозь п..

\ Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 2 \

Продвигаясь сквозь плотные ряды, придворных за маркизом де Данжо, Нинон старалась не отстать. Когда еще выпадет такая удача разместиться недалеко от игроков. И уж точно, места арбитров будут расположены самым удачным образов, что бы не пропустить ни одного удара игроков.

До этого мадемуазель де Ланкло не доводилось бывать в Зале для игры в мяч, поэтому она была впечатлена размерами и праздничным убранством. Трибуны пестрели разноцветными нарядами придворных. Конечно, в обычные дни выглядело все гораздо скромнее, но сегодня это была феерия красок, приподнятого настроения и азарта.

- Надеюсь, что Месье простит меня великодушно, что я занял место не среди его свиты, а тут, рядом с арбитрами. – Легкий полупоклон в сторону королевской ложи, словно в знак извинения, и такой же поклон своему собеседнику, но уже в знак благодарности. - Я сам не игрок, маркиз, но с удовольствием при случае смотрю игру в мяч. Поэтому еще раз благодарность за предложение занять место именно здесь.

И уж как можно было обойтись без этого хитрого лиса синьора Санторини, чье лицо она узнала в одном из двух мужчин в черном. «Словно воронье на падаль, так и эти ростовщики на прибыль» столь язвительное сравнение вовсе не свидетельствовало о негативном отношении Нинон к этим господам. Заведение синьора Санторини - Отель Веселого Забвения находился недалеко от ее собственного отеля на улице Турнель, поэтому мысленно сейчас она аплодировала своему «соседу». Так изображать дружбу со своим конкурентом не каждый бы смог.  Далее ее мысли о владельце игорного дома прервали слова маркиза о ней самой. Взгляд пажа стал более внимательным, сейчас Нинон пыталась понять говорит ли де Курсийон это специально, зная кто перед ним, или говорит, просто делясь впечатлениями.

«О, Господи, кажется, я на память не жаловалась. До старческого маразма мне еще далеко. Как я могла забыть, что приглашала его. Это было давно, но так мило с его стороны, что он не забыл». Комплименты в свой адрес слышать всегда приятно, особенно когда есть возможность предположить, что говорящий их не знает, что говорит их адресату, и уверен, что говорит лицу постороннему. Нинон даже кашлянула, прикрыв рот рукой, и опустив голову, что бы не выдать улыбки на лице. Трудно оставаться спокойной, когда речь идет о тебе самой.

- О, да, именно салон мадемуазель де Ланкло я и имел ввиду. Я и сам бывал там не так уж и часто. Скорее уж за компанию с одним из моих друзей, чем по личному приглашению. Но, уверен, что при случае эта очаровательная особа вспомнит и маркиза де Данжо, и графа де Жуайез. – Нинон уже решила, что когда возобновит приемы, то непременно отправит приглашение маркизу. Будет прекрасный повод посмеяться и вспомнить Турнир. – Вы правы. Насколько мне известно, то некоторые высокопоставленные дамы, очевидно позавидовав популярности этой мадемуазель, решили, что ей пойдет более размеренный образ жизни. Но, до меня также дошла молва, что у мадемуазель Нинон есть и высокопоставленные покровители. Скорее всего, Париж скоро увидит хозяйку отеля Сагонь. И, как знать, может быть, и мы там встретимся с Вами.

- Пари? Конечно, маркиз, как же без этого – рассмеялся паж. - Я сделаю ставку и одному и другому плуту. Зовите этих пройдох сюда, к черту посредников. Пусть мой кошель немного сбросит свой вес, но подогреет азарт.

Так за разговором они и приблизились к тому, кого следовало благодарить, что им не пришлось пробиваться среди прочих через центральный вход. Радость этого господина при встреча друга была искренней. Нинон задержала шаг, что бы остаться чуть в стороне, тем более, что ростовщики, почуяв, что им улыбнется удача, стали наперебой предлагать свои услуги. Их и не пришлось звать.

- Синьор Санторини, если Вы гарантируете, что мои экю обратятся в луидоры, то я сделаю ставку. А если кто из Вас пообещает, что ливр обратится в двойной луидор, то я поставлю все месячное жалование. – Паж незаметно подмигнул своему парижскому «соседу». Узнал или нет ее этот содержатель игорного дома, но видеть эту физиономию ей приходилось. Она и сама иногда посещала с друзьями отель Веселого Забвения.

- Конечно же я поставлю на Месье! А в качестве альтернативы, что бы английскому посольству не было обидно, то и на герцога Бэкингема. Англия нынче вышла замуж за Францию, - так аллегорично она намекнула на свадьбу английской принцессы и первого принца Франции.

Когда ставки были сделаны, то Нинон подошла к де Курсийону, беседовавшему со своим другом. Паж так же коротко ответил на поклон, и тут же невольно обернулся на громкие возгласы на трибунах. Всем хотелось занять лучшие места, и компания мадьяр с шумом устраивалась в первых рядах.
Хотя собеседник маркиза интересовался мнением насчет шумной ватаги мадьяр не только у Курсийона, но и мнимого пажа, то все равно граф Жуайез предпочел промолчать, отдавая первенство в ответе маркизу де Данжо.

7

Отправлено: 14.12.14 22:49. Заголовок: Оставив де Жуайеза д..

Оставив де Жуайеза делать ставки, Филипп отошел в сторону. Не в его правилах было рисковать деньгами, ставя их на милость фортуны, тем более, когда это зависло от успеха других, а вовсе не от него самого. К тому же, на те немногие деньги, которые он получал от ренты земель, прилегавших к поместью де Данжо, ему еще предстояло прожить при дворе до получения первого жалования в качестве королевского секретаря. Храня верность благоразумию, де Курсийон поспешил к д'Антрагу и с горячностью пожал его руку.

По лицу друга де Курсийон понял, что предметом его забот были вовсе не ставки. Грандиозный замысел Филиппа Орлеанского, затеявшего Большой Турнир по Игре в Мяч, требовал куда больше времени и ресурсов для исполнения, нежели всего один день и гвардия обойщиков, разводивших руками при виде наплывавшей с трех сторон толпы зрителей. Сидячих мест на трибунах явно не хватило бы на всех, толпа уже теснила первые ряды счастливчиков, успевших занять скамьи. И если бы не появление на Королевском Балконе Их Величеств в сопровождении свиты и королевских мушкетеров, дело могло закончиться импровизированным сражением за лучшие места, а вовсе не турниром.

- Его Высочество еще не объявился? Как это похоже на Месье, однако же, затеять шалость и позабыть о ней просто из-за перемены настроения. Надеюсь, все же, что это всего навсего ленточка... или дюжина ленточек, в случае герцога следует учитывать уважение к моде, а не ко времени, - сказал он, вынужденный перекрикивать веселое улюлюканье и свист болельщиков, разминавших легкие перед началом состязаний, - Будем надеяться, что герцог не замедлит появиться в самом скором времени. Как бы нам не оказаться вынужденными арбитрами в сражениях другого рода, - он посмотрел в ту же сторону, куда Леон бросил нахмуренный взгляд, - Мадьяры... эти не уступят ни в бою, ни на турнире, ни на зрительских местах. О, я бы с удовольствием надел бы и маски на них, и кляпы.

Де Жуайез подошел ближе, успев осчастливить внушительными суммами двоих ростовщиков, и явно был доволен. Филипп улыбнулся в ответ и кивнул д'Антрагу:

- Вы должно быть встречались с графом на вчерашней охоте, маркиз? Но, я все-таки позволю еще раз представить его Вам. Граф Анн де Жуайез. Паж Его Высочества. Маркиз Леон д'Антраг, шталмейстер Его Величества. Граф, позвольте поинтересоваться и Вашим мнением. Что скажете, как нам лучше довести до сведения мадьярских чемпионов, что им предстоит выступать под масками? Дело, видите ли, щекотливое и не потерпит пренебрежительного отношения, ведь с сегодняшнего утра князю Ракоши и всей его свите было предписано оставаться в покоях, -
пояснил Филипп, приглашая юного де Жуайеза к разговору, - Лично я думаю, что нужно переговорить с одним из их участников... кажется, - он взял из рук д'Антрага свернутый в трубку лист со списком участников, - Граф Шерегий... Думаю, что с ним можно договориться без лишних уговоров. Вот только...

Филипп всмотрелся в лица мадьяр, но с расстояния ему было трудно определить, кто из них кто, все они казались ему на одно лицо - черноволосые, с лихо закрученными усами, в жупанах расшитых золотыми галунами и подбитых меховыми опушками, того и глядишь замашут саблями, расчищая себе место. И лишь один человек выделялся среди всей толпы.

- Вот, кажется тот, русоволосый... это Янош Каринти. Это даже лучший кандидат для переговоров, чем граф Шерегий. Вот ему то лучше и передать маски. Я слышал о нем, как о человеке спокойного нрава и вполне рассудительном. Хотя, постойте... кто из них двоих?

Рядом с русоволосым мадьяром появился и другой, тоже со светлыми волосами, весело похлопывавший товарищей по плечам, но ведший себя с меньшей разнузданностью, чем вся остальная ватага.

- Тот второй... может быть это сам князь явился поболеть за соотечественников? - Филипп отвернулся спиной к мадьярам, стыдясь, что так пристально разглядывал их, - Если среди них будет и князь, то без скандала не обойдется. Его Высочество должен быть хотя бы под маской или нам всем придется отвечать за последствия.

8

Отправлено: 20.12.14 23:00. Заголовок: Прокладывать себе пу..

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом //

Прокладывать себе путь сквозь плотные ряды толпы сделалось гораздо сложнее, нежели это было всего лишь четверть часа назад. Потерявший всякое терпение и снисхождение к желанию многочисленных гостей празднеств, провинциального дворянства, прибывшего ко двору специально ради свадебных торжеств и обывателей из соседствовавших с Фонтенбло городков и поместий, Ласлов отчаянно работал локтями, расчищая путь перед собой. Его лицо и в самом деле было мрачнее тучи, при том, что заботили его вовсе не исход предстоявшего турнира и даже не инкогнито князя. Средь мельтешащих перед его глазами лиц он заметил скорченную в насмешливой гримасе рожицу карлика, сновавшего между ног спешащих людей. Карлик этот появлялся то тут то там, то и дело оказываясь неподалеку от них, как будто нарочно не отставая от князя.

- Кстати, какие во дворце порядки относительно ставок? Я бы поставил золотой на твою ракетку.

- Я уже сделал ставки за Ваше Высочество и за себя, - ответил Ласлов, похлопав себя по опустевшему поясу, - Отдал полсотни серебряников. Так что, нам лучше постараться и отыграть их у папаши Санторини.

Одного взгляда на мечтательно счастливое выражение лица князя было достаточно, чтобы заметить, что его вовсе не заботила судьба сделанных Ласловом ставок, равно как и общая сутолока у дверей в Зал для Игры в Мяч. Не проиграл бы и вовсе, подумал про себя Ласлов.

- Ну же, Ласлов, отчего ты так хмур как небо перед грозой? Или случилось что? Неужели ты боишься, что нас разоблачат?

- Я? Да ни в жисть! Что мы в самом деле в стане у турецкого паши играть собираемся? С чего нам бояться. Маски эти так... игра одна, - ответил Ласлов и повертел в руке бархатную маску, переданную ему князем, - Да и надо ли их одевать? Кто осмелится удалить нас с турнира?

- Господа, пройдите за мной.

Обращенная к ним просьба прозвучала скорее как приказ, нежели просьба. Ласлов насторожился, ожидая подвох в любом жесте или слове, адресованном к князю и обернулся. Однако, за их спинами оказался молодой человек, высокий и несколько полноватый, что несомненно выделяло его на фоне толпы. Горделиво подбоченясь и поглаживая ладонью переливавшуюся золотыми нитями перевязь, дворянин вежливо кивнул князю, которого то ли нарочно, то ли действительно не признал под бархатной маской, и указал рукой на узкие двери в стороне.

- Это вход для участников, так вам будет проще пройти на трибуны, господа. Если не ошибаюсь, граф Шерегий и шевалье Ласлов, не так ли?

- Да, это мы, - ответил за обоих Ласлов и с вызовом посмотрел в улыбающееся лицо дворянина, в котором узнал одного из арбитров турнира, который записал их имена в реестр, - А Вы, месье? Простите, не помню, чтобы нас представляли друг другу.

- Граф де Вивонн, к Вашим услугам, - ответил молодой человек и сделал движение, словно собирался отвесить поклон, впрочем, намерение это так и осталось невыполненным, а сам граф направился к дверям, горделиво помахивая свернутым в трубочку свитком.

- Пожалуй, лучше пройдем за ним, -
предложил Ласлов и кивнул в сторону главного входа, - Там на нас сразу обратят внимание.

Впрочем, то, чего он опасался более всего, случилось с первой же секунды, как они появились в зале. Не успели шевалье и князь переступить порог зала, как раздались громогласные одобрительные крики и рукоплескания со стороны трибун, где уже успели расположиться люди из княжеской свиты.

- Черт подери, - выругался на мадьярском Ласлов, тем не менее улыбаясь сотоварищам, и приветственно помахал им рукой, - Я не успел надеть мою маску. Потом завяжу, - сказал он, пряча ее за пазуху, - О... - проговорил он, нащупав спрятанное за отворотом крутки письмо, - Кстати, мне письмо передать нужно. Но, это не к спеху быть может. Подумаешь, вызов... турнир важнее всех дуэлей.

9

Отправлено: 21.12.14 19:22. Заголовок: Ференца нисколько не..

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом //

Ференца нисколько не удивила новость о появлении при дворе папаши Санторини, ведь в свете большого турнира в Фонтенбло были допущены все желающие не только узреть сражения придворных щеголей, но и заработать на азарте зрителей. Коротко улыбнувшись шутливому ответу Ласлова, Ференц подумал про себя о том, что лично ему предстояло отыграть у папаши Санторини и заложенные в его ювелирную лавку драгоценности и выигрыш от ставки в полсотни серебряных экю был бы очень кстати до прибытия обещанных ему денег из Трансильвании.

Широкоплечий плотного сложения молодой человек назвал их по именам, чем сразу же привлек внимание стоявших в карауле швейцарских гвардейцев. Ференц покосился на Ласлова, но молча кивнул в ответ распорядителю турнира и пошел следом за ним, по пути дернув Ласлова за рукав:

- На нас еще скорее обратят внимание, если этот господин и впредь будет так громко называть нас по именам.

- Вам нет нужды беспокоиться, граф, - назвавшийся графом де Вивонном молодой человек вдруг сам заговорил с Ференцем, видимо, услыхав его замечание, - Швейцарцам отдан приказ пропускать всех мадьяр в зал для турнира и не препятствовать никому из свиты князя Ракоши. Разумеется, никто не ожидает увидеть самого князя, поскольку ему предписано оставаться в покоях. Но, - карие глаза де Вивонна блеснули улыбкой, - Но ведь увидеть это одно, а узнать, совсем другое.

Выдержав немного насмешливый взгляд арбитра, Ференц не ответил ни слова, а прошел через указанный им вход в зал для игры в мяч к местам на зрительских трибунах, где их уже дожидались ликовавшие мадьяры. Кивнув всем одновременно, Ференц помахал рукой Каринти и тот, словно дирижер перед оркестром, отдал команду "тихо" всей остальной братии.
То, что его с легкостью могли признать даже под черной маской, скрывавшей половину лица, князь прекрасно понимал, но это его нисколько не пугало. Главное было, соблюсти правила негласной игры - все делают вид, что не узнают его под маской, он же будет делать вид, что не понимает того, что оказался разоблаченным с первого же шага. Оставалось только убедить еще и своих соотечественников вести себя соответственно, впрочем, Ференц догадывался, что его мадьяры с тем же жаром приветствовали бы и настоящего графа Шерегия и точно также желали бы ему победы от всего жаркого сердца.

- Господа, я должен представить вас вашим партнерам. Но они пока еще не прибыли, - граф развернул свернутый в трубку список участников и пробежал по нему глазами, не обращая внимания на громкие рукоплескания и крики, сопровождавшие появление князя и Ласлова на трибуне для участников турнира, - Ага... граф Шерегий, - он сдержано и не без легкой тени надменности кивнул Ракоши, - Вы будете играть в первой части турнира в паре с князем Монако. Поздравляю Вас, граф. Князь вскоре появится. Готовьтесь к выходу на корт, Ваша игра будет первой. Вашими противниками будут... - он снова опустил взгляд на пергамент и прочел, - Маркиз де Роклор и граф д'Арманьяк. Эти господа уже здесь, в зале. Вы можете увидеть их вон в тех рядах. Но, по правилам турнира пожать руки и пожелать всех благ своим противникам участники могут только непосредственно перед началом игры на корте.

Ференц обернулся в ту сторону, куда указал ему де Вивонн и встретился взглядом с маркизом де Роклором, наблюдавшим за ними с высоты восьмого ряда трибуны. Рядом с ним сидел светловолосый человек, чье лицо показалось Ференцу немного детским из-за полноты щек и округлости его черт. Граф д'Арманьяк не замечал их появления, явно будучи озабоченным только созерцанием чьего-то лика на верхнем ярусе. Там, на широком балконе, надстроенном над трибунами с противоположной стороны корта, располагались дамы и кавалеры из свиты обеих королев, герцогини Орлеанской и герцогини де Монпансье. Проследив взглядом по рядам ярко и с роскошью разодетых дам, Ференц с улыбкой отметил улыбающееся лицо Великой Мадемуазель, чья персона выделялась на общем фоне, благодаря пышному плюмажу из алых перьев, украшавшему ее прическу.

- Шевалье Ласлов, Вашим партнером в первом туре игры будет герцог де Букинган, - де Вивонн старательно вычитал имя английского вельможи едва ли не по слогам, тихо проклиная нечитаемые имена соседей из-за Ла Манша, - Его Светлость еще не появился. Но, я постараюсь представить Вас ему до открытия турнира, если выдастся возможность. Вашими противниками будут... эм... эм... господа граф де Бюсси и граф де Бриенн.

Оторвав взгляд от пергамента, медленно скрутившегося в свиток, де Вивонн огляделся в поисках двух французских графов и, не найдя их в зале, пожал плечами:

- Скорее всего они тоже еще не успели. Ну, что же, господа, располагайтесь и готовьтесь к турниру. Надеюсь, ваши туфли и ракетки готовы. В остальном же следует положиться на Фортуну. Желаю вам удачи, -
он с особенным прищуром посмотрел в глаза князя, как будто видел его лицо под бархатной маской, - До начала турнира остались считанные минуты. Если у вас будут вопросы, обращайтесь ко мне или к господам де Курсийону и д'Антрагу. Мы все к вашим услугам.

Как только де Вивонн оставил их, Ференц повернулся к Ласлову и посмотрел на сложенный в виде письма лист бумаги, который тот с сомнением вертел в руках.

- Вызов? Уж не на дуэль ли? И с каких это пор ты заделался бретером, мой друг Ласлов? Кому адресован вызов и почему?

10

Отправлено: 22.12.14 23:57. Заголовок: За неимением проводн..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 2 //

За неимением проводников, достаточно хорошо знавших переходы и галереи этого огромного дворца, милордам из английского посольства пришлось положиться на собственное чутье, а точнее глаза. Они следовали за толпой придворных, которые прибывали со всех сторон в Фонтенбло в надежде не только лицезреть первые лица королевства на корте для игры в мяч, но и сделать выгодные ставки на фаворитов. Лорд Райли, благодаря своему поразительному слуху и смекалке, был в курсе делавшихся ставок еще не дойдя до последней галереи, соединявшей центральный корпус дворца с узким переходом, который в свою очередь вел к отдельному двухэтажному корпусу, где и располагался огромный зал для игры в мяч.

- Конечно же, я поставлю на ракетку Вашего сына, милорд, и на Его Светлость, лорда-адмирала, - рассуждал он вслух, подхватив под локоть лорда Дорсэта, - Но я только что слышал рекомендации поставить на герцога Орлеанского. Месье молод и ловок. И к тому же, недавняя женитьба, как говорят, окрылила его Фортуну. Не знаю точно, что под этим подразумевают сами французы, но именно так они и говорят между собой.

- И Вы полагаете, что остальные участники не имеют шансов против этой... эм, крылатой фортуны Филиппа? - скептично спросил Дорсэт, покосившись на источник слухов. В двух шагах от них шли молодые дворяне разодеты так, что за ворохом закрученных лент можно было с трудом разглядеть рисунок на ткани их камзолов и коротких штанов, больше похожих на юбки, нежели мужские панталоны.

- Если Вы склонны доверять вот этому источнику, милорд, то мне вдвойне жаль Вашего эконома. Вы потеряете Вашу ставку, мой дорогой Райли, -
добавил лорд Гамильтон, - Что до меня, то я велел моему камердинеру поставить на мою победу. Либо победить, либо проиграть. Не хочу утешаться за счет выигрыша в ставках.

- Не будьте столь категоричны в суждениях, милорды, - ни сколько не огорчившись ответил лорд Райли и посмотрел в сторону герцога Бэкингема, молча шедшего по левую руку от него, - Вы мрачно выглядите, милорд. Или это Ваша стратегия перед боем, настраиваетесь на безоговорочное сражение до победы?

- И да и нет, милорд, - ответил Джордж, едва размыкая губы, - Я готов.

- О, мне знакома эта лаконичность, -
посмеиваясь поддел Джорджа Вильерса-младшего лорд Дорсэт и кивнул в сторону разодетых в пух и прах молодых дворян, - Я с удовольствием понаблюдаю за тем, как Вы разобьете оборону этих галльских петушков. Кстати, если я не ошибаюсь, на Вашем рукаве красуется ленточка Ее Величества королевы Анны?

- Точно так, милорд.

Не склонный к шуткам и пересудам, герцог прошел вперед и, воспользовавшись заминкой, образовавшейся в узком коридоре, проскользнул к дверям в зал, где его тут же подхватил под локоть дожидавшийся его Сэквилл.

- Я уже занял места для нас поближе к корту, милорд. Следуйте за мной. Эти господа, организовавший турнир, к счастью, позаботились о свободных местах для участников.

Джордж проследил за рукой графа, указывавшего ему в сторону трех молодых дворян, стоявших в первом ряду зрительской трибуны.

- Черт подери, - вырвалось из его груди, когда он разглядел в беседовавших между собой арбитрах маркиза де Курсийона и маркиза дАнтрага, но еще большим удивлением для него было то, что рядом с ними как ни в чем не бывало стояла Нинон... точнее, юный паж Анн де Жуайез.

- А... да, и этот паж с ними тоже, - кивнул Сэквилл, истолковав удивление герцога как недовольство встречей с недавними противниками на дуэли, - Надеюсь, Вы не будете возражать, если одному из тех господ придется быть арбитром в Вашем матче, милорд? Если это необходимо, я могу послать записку герцогу де Грамону с просьбой поставить другого арбитра судействовать Вашу игру.

- Нет, Чарльз, ни в коем случае, - герцог железной хваткой сжал Сэквилла за локоть и остановил, - Господин де Курсийон проявил благородство, согласившись на поединок со мной, не имея никакой склонности к той ссоре. Да и его другу я склонен доверять. Мы будем участвовать в турнире на тех же условиях, что и все остальные. Сходите и узнайте, с кем нам предстоит играть в первом туре.

- Кажется, Ваш партнер вон тот мадьяр.

- В маске? Это он?

- Нет, рядом с ним, тот черноволосый,
-
Сэквилл указал на шевалье Ласлова и хмыкнул, - Очень импульсивный на мой взгляд, но, поговаривают, что он силен как бык и ловок к тому же. В первом туре я бы предпочел сражаться с ним бок о бок, нежели по разные стороны от сетки.

Не слушая рассуждения друга, герцог сел на приготовленное для него место и оглядел зал. Они оказались как раз напротив большого балкона, который возвышался над зрительскими трибунами, являя собой живописную ладью с целым цветником дам, окружавших кресла обеих королев и двух принцесс крови, сидевших с каждой из сторон от Их Величеств. Избегая встречать взгляд насмешливо улыбавшейся Генриетты-Анны, Джордж обратил внимание на вертевшегося подле кресла королевы Филиппа Орлеанского. Герцог казалось нисколько не волновался из-за предстоявшего турнира и о чем-то любезничал с веселой улыбкой, игравшей на его разрумянившемся лице.

11

Отправлено: 27.12.14 18:02. Заголовок: Филипп де Курсийон Н..

Филипп де Курсийон
Нинон де Ланкло

Антраг смерил представленного ему пажа оценивающим взглядом, едва удержавшись от неуместного замечания о неодолимой тяге Месье к женоподобным херувимчикам. Интересно, где он их выискивал? Шуази, Шатийон, Лоррен – и вот теперь еще один ангелочек в герцогскую коллекцию. К миньонам герцога Орлеанского Леон, как и большинство дворян из свиты короля, теплых чувств не питал, но поэтому ограничился вежливым кивком юноше с удивительно недетскими глазами.

- Прибыли ко двору по случаю женитьбы Его Высочества, граф? Удачный момент, ничего не скажешь, - Антраг все же не удержался от снисходительной улыбки. – Впрочем, с вашим именем и внешностью вы и без того не рискуете затеряться в свите герцога, сударь, и быстро пойдете в гору, как и ваш знаменитый тезка - коннетабль. Правда, тот служил королю, а не его брату, но с появлением Мадам Орлеанский двор может стать куда более интересным местом для молодых людей с амбициями и талантами.

В этом Леон не слукавил: даже пары дней было довольно, чтобы заметить, как разительно отличалась молоденькая герцогиня от унылой испанки, которую Господь и Мазарини всучили Франции в качестве королевы. Судя по происшествию в вечер свадьбы, эта разница не ускользнула и от Людовика, и если до сей поры король проводил все свободное время в отеле Суассон, куда молодые дворяне стекались не столько в надежде разбогатеть за карточными столами, сколько ради того, чтобы попасться на глаза государю, то теперь в королевском окружении многие уже начали задаваться вопросом, не сделается ли Людовик завсегдатаем Пале-Рояля. Антрагу уже довелось быть свидетелем ставок, сделанных за и против принцессы Генриетты, но сам он пока не решил, способна ли тоненькая и большеглазая англичанка сместить нынешнюю фаворитку. Мадам де Суассон не зря звали «королевой балов и празднеств», и для того, чтобы вытеснить из сердца короля роскошные формы итальянки, одного хорошенького личика могло оказаться недостаточно.

Отвлекшись на неизбежные раздумья о том, кого из двух женщин выбрал бы он сам, Леон вполуха слушал адресованные пажу объяснения Данжо. Судя по всему, суть стоящей перед арбитрами проблемы ускользнула от его приятеля, ошибочно решившего, что идея с масками исходит не от мадьяр, а от озабоченного их безопасностью Антрага. Развеивать его заблуждение Леон не стал: вдаваться в долгие объяснения в присутствие постороннего ему не хотелось. Тем более, что поднявшийся среди мадьярской вольницы ажиотаж уже привлек всеобщее внимание. Маркиз в свою очередь тоже повернулся к трибуне, оккупированной воинственными венграми, и чертыхнулся сквозь зубы при виде молодого человека в маске. Затея была провальной с самого начала: только те, кто ни разу не встречал трансильванского принца, могли бы перепутать русого князя с темноволосым графом Шерегием. И уж конечно, смешно было ждать, что этот маскарад обманет Анну Австрийскую, для которой и был предназначен.

- А, черт бы побрал этих мадьяр с их выдумками, - Антраг обреченно вздохнул, наблюдая за тем, как нехотя повязывает маску кудрявый Ласлов. – Англичане уже здесь, Луи де Монако со своими приятелями тоже. Не хватает только Месье и иже с ним.

Словно в ответ на неявный упрек, сверху, с балкона, на котором все еще суетились, устраиваясь, первые дамы королевства, раздался шум, подхваченный собравшимися на трибунах дворянами.

- Дамы и господа! Я, Филипп Орлеанский, именем Ее Величества королевы объявляю этот турнир открытым! – белоснежные кружева, картинно взметнувшиеся на балконе, могли принадлежать только Его Высочеству. Как и платок, плавно порхнувший вниз навстречу протянувшимся к нему рукам.

- Легок на помине, - Леон повернулся к Данжо и его спутнику. – Ну все, нам пора на поле. Придержите мое место, если в такой давке это окажется возможным. Но если вас придавят намертво к барьеру, не беда, я постою на поле, только и всего. Желаю вам удачи в ваших ставках.

Он махнул Вивонну, и все три арбитра спустились на посыпанный опилками корт, чтобы встать между двумя сетками, прямо против королевского балкона. Де Босолей, как самый старший из них, громогласно произнес слова присяги, Антраг и Вивонн эхом откликнулись: «Клянусь!», и все трое дружно мазнули перьями пол, склонившись перед королевами. Пыль взметнулась над опилками тонким облачком, и Леон едва удержался, чтобы не чихнуть.

- Маски, - шепнул он Вивонну, когда в носу перестало отчаянно щекотать.

- Что, маски? – толстяк подмигнул золотоволосой красотке, помахавшей ему из ложи Их Величеств. – Ты про князя?

- Именно. Как де Граммон намерен объяснить, отчего двое из участников турнира будут в масках, а остальные – нет?

- Понятия не имею, - Вивонн беспечно пожал плечами. – Вряд ли у герцога болит голова на эту тему. Для королев он что-нибудь придумает, а остальная публика может гадать, как ей вздумается. Меньше думай, точнее считай очки, дружище.

Меньше думай.
Отличный совет. Тем более, что уменье думать никогда не было его сильной стороной. Усмехнувшись, Леон послушно выкинул псевдо-Шерегия из головы и занялся разглядыванием хорошеньких дам и девиц, которые с любопытством выглядывали из-за усыпанных драгоценными камнями причесок королев и принцесс в почетной ложе в ожидании, когда герцог де Граммон объявит результаты жеребьевки.

12

Отправлено: 27.12.14 22:04. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч, Королевский Балкон //

Скорее всего Его Высочество и ведать не ведал, какой переполох он устроил своим объявлением начала турнира прямо с королевского балкона. Толпа зрителей, еще не успевших занять оставшиеся свободными места, хлынула к дверям, заполонив все проходы и галереи Восточного крыла, где располагался Зал для Игры в Мяч. Оккупированными оказались даже лестницы, ведшие на галерею второго этажа и верхние ярусы, располагавшиеся под самым потолком.

С трудом протискиваясь сквозь плотные ряды питавших надежды увидеть зрелищные сражения хоть одним глазком, маршал едва не потерял драгоценный свиток с черновыми записями результатов жеребьевки. Шедший впереди мушкетер то и дело выкрикивал титулы и имя де Грамона, требуя уступить дорогу Главному Арбитру турнира. Несколько раз самому герцогу успело показаться, что остальной путь до теннисного корта ему придется прокладывать со шпагой в руках, ибо взгляды, бросаемые в его сторону становились тем более угрожающими, чем ближе он приближался к цели.

- Все участники уже в сборе, месье маршал, -
доложил его личный секретарь, с силой удерживавший натиск толпы желающих приблизиться к самому барьеру, - Господа, господа! Имейте же честь, господа! Далее вторых рядов не положено! Здесь места для участников турнира и арбитров!

- Где лейтенант де Ресто? - тихим голосом спросил секретаря де Грамон и повернул голову в сторону, куда тот указал многозначительно подняв брови и скосив глаза - молодой лейтенант уже расположился с несколькими мушкетерами в самых задних рядах напротив Королевского Балкона, - Порядок, - констатировал маршал, оценив спокойствие де Ресто.

- По двое мушкетеров у каждых дверей и швейцарские гвардейцы выстроены по периметру теннисных кортов. Мышь не проскочит.

- Мы здесь не мышей ловить собрались, - съязвил де Грамон, стягивая перчатки, - Где мадьяры?

- Явились уже, вон они, возле самых барьеров. Наглецы, заняли все места в первых и вторых рядах. Их оттуда только силой выставить можно.

- Не нужно. Лучше уж пусть будут на виду, - герцог отметил появление в первых рядах дружно выкрикивавших приветственные лозунги мадьяр двух человек в черных масках, - Так... и они уже на месте. Ну что же, - он бросил взгляд на корт, где три арбитра во главе с де Босолеем выкрикивали слова торжественной клятвы, - Пора. Господа, дайте знак трубачам, пусть толпа немного успокоится. У меня далеко не столь же мощные легкие, чтобы перекричать их.

По отданному секретарем сигналу трубачи полкового оркестра швейцарской сотни заиграли королевский марш, под звуки которого, смешанный с рукоплесканиями взволнованных ожиданием зрителей, маршал де Грамон вышел на середину корта. Он церемонно поклонился в сторону Королевского Балкона, адресуя пламенный взор обеим королевам. Только самый зоркий взгляд отметил бы легкую усмешку в черных глазах гасконца.

- Ваши Величества, Ваши Высочества, почтенная публика, дамы и господа! Я рад доложить Вашему вниманию, что в нынешнем турнире примут участие шестнадцать игроков, представляющих королевство Франции и Беарна, Соединенное королевство Англии и Шотландии, княжество Монакское, а также княжество Трансильванское!

Из-за восторженных рукоплесканий и улюлюканья последние слова де Грамона можно было разобрать лишь находясь в двух шагах от него, чего собственно он и добивался. Помахав рукой, чтобы утихомирить восторги, маршал продолжал:

- Итак, в первом турнире игроки будут сражаться в парах. А посему, будет разыграно четыре игры и победители каждой выйдут во второй тур, где встретятся со своими соперниками лицом к лицу. В третий тур попадают только победители и наконец в результате поединка в четвертом туре мы узнаем имя победителя этого турнира. Да победит сильнейший!

Далее под неумолкаемые крики одобрения и подбадривающие свистки де Грамон вызвал на корт всех участников турнира, представив каждого по его титулу и имени.

- А что это граф Шерегий в маске, -
раздалось из зрительских рядов и по залу тут же прокатился хохот и свистки.

- Месье Ласлов получил неприглядный шрам под глазом во время сегодняшней разминки и решил одеть маску, дабы не пугать прекрасных зрительниц нашего турнира, - невозмутимо парировал де Грамон и кивнул в сторону мнимого графа Шерегия, - Его Сиятельство граф Шерегий решил поддержать друга и тоже надел маску в знак полного единства их команды.

Ответом на шутливое пояснение были звонкие аплодисменты женских ладошек и восторженное повизгивание с балконов.

- Дамы и господа, мы начинаем! На корт вызываются первые четыре пары! Его Высочество герцог Орлеанский в паре с маркизом де Шале против милорда Саквилла и милорда Гамильтона! На втором корте будут сражаться маркиз де Роклор и граф д'Арманьяк против князя де Монако и графа Шерегия! Прошу занять свои места, господа!

Де Грамон пригласил именитых участников остаться на корте и после церемонных поклонов величественным жестом указал четверкам на их половины корта.

- Господа, будьте бдительны и беспристрастны, -
шепнул маршал трем арбитрам, успевшим занять свои позиции и с особенным выражением лица посмотрел в глаза д'Антрагу, которому предстояло судействовать матч Филиппа Орлеанского,- Его Высочество очень расстроится, если проиграет в первом же туре, - многозначительно понизив голос проговорил он и, обведя суровым взглядом лица всех троих, тут же добавил, - Но он еще больше расстроится, если узнает, что арбитры были невнимательны и насчитали ему лишние очки. Так что... судите и да не судимы будете по окончании этого турнира.

После столь важного напутствия герцог свернул свои записи в трубочку и направился к оставленному для него креслу в первом ряду центральной трибуны.

- Начинайте, - отдал он приказ секретарю и тот издал пронзительный свист из охотничьего рожка.

13

Отправлено: 28.12.14 00:28. Заголовок: - Шевалье Ласлов, Ва..

- Шевалье Ласлов, Вашим партнером в первом туре игры будет герцог де Букинган.

- Вот тебе и р-раз! - не скрывая своего удивления воскликнул Ласлов, чем привлек к себе и де Вивонну внимание стоявших рядом гайдуков, - Ставьте на нас, господа, первый круг останется за нами.

- Его Светлость еще не появился. Но, я постараюсь представить Вас ему до открытия турнира, если выдастся возможность. Вашими противниками будут... эм... эм... господа граф де Бюсси и граф де Бриенн.

- Да уж постарайтесь, граф. Мне это знакомство ох как нужно.

Пользуясь шумом, устроенным в зале из-за появления на Королевском балконе герцога и герцогини Орлеанских, Ласлов тихо прошептал на ухо князю содержание своей беседы с пажом из свиты Месье.

- И представьте себе, я этого де Гиша всего-то несколько раз видел. И он меня своим секундантом пригласил. Вот дела то, - Ласлов недоумевая вертел письмо, как-будто, благодаря этим махинациям можно было выяснить причину спора между миньоном из свиты герцога Орлеанского и английским лордом, - Но Вам, князь, не нужно в это дело встревать. С Вас и без того хватит проступков, того и гляди Ее Величество возмутится и велит нас всех в венсенском замке поселить еще до того, как король, Ваш кузен, соизволит вернуться.

- Князь... то есть, граф! Шевалье! Вас всех зовут выйти на корт! -
позвал из толпы Каринти, отчаянно махая руками.

Ласлов улыбнулся и тряхнул черными кудрями, с удовольствием прислушиваясь к аплодисментам и свисткам верных болельщиков. Выходя на корт, он огляделся вокруг, с любопытством разглядывая наряды придворных дам, прятавших нетерпеливые взгляды и восхищенные улыбки за украшенными драгоценностями веерами, изобиловавшие лентами и кружевами костюмы дворян, не скрывавших свой азарт перед предстоявшей игрой. Пусть это и был всего навсего спортивный турнир, ставки делались далеко не шуточные и многие успели даже заложить в качестве ставок собственные драгоценности и кошельки.

- Смотрите-ка, князь, а вон они там, наверху, - шепнул Ласлов и указал князю на верхний балкон, где из-за причесок королев и герцогинь виднелись хорошенькие головки девушек из свиты Мадам.

- А что это граф Шерегий в маске?

Покраснев как вареный рак, Ержи Ласлов бросил уничижительный взгляд в сторону, откуда послышался выкрик, но к счастью, прожженный царедворец и стратег, герцог де Грамон пришел к ним на выручку, выдумав историю про несостоявшуюся разминку.

- Месье Ласлов получил неприглядный шрам под глазом во время сегодняшней разминки и решил одеть маску, дабы не пугать прекрасных зрительниц нашего турнира. Его Сиятельство граф Шерегий решил поддержать друга и тоже надел маску в знак полного единства их команды.

Шевалье только хмыкнул в кулак, услыхав про мнимый фингал под глазом, история о котором заставила мадьяр весело загоготать.

- Гей, мадьяры! Покажем всем!

Подкручивая кончик уса и подбоченившись, Ласлов стоял в первом ряду выстроившихся на середине корта участников турнира. Он был спокоен и уверен в себе, нисколько не опасаясь того, что его противники могут оказаться сильнее его или ловчее справятся с посылаемыми им мячами. А пусть попробуют обыграть мадьяр, даром что ли он при аугсбургском дворе дни напролет с теннисной ракеткой мячи гонял скуки ради.

Маршал де Грамон, важный как на военном параде объявлял участников первых матчей и Ласлов не удержался от дружеского тычка в бок князя, когда прозвучало имя графа Шерегия.

- Ну что же, князь, удачи. И да пребудет с Вами вся слава Святой Короны и пусть Вашей ракеткой управляет сам Святой Стефан, - шевалье с чувством пожал княжескую руку и вернулся к толпе мадьяр, тут же уступивших ему лучшее место в первом ряду.

14

Отправлено: 28.12.14 21:58. Заголовок: - Рад знакомству, ма..

- Рад знакомству, маркиз, - мнимый паж поклонился месье д'Антрагу, - насколько я помню, официально мы не были представлены на охоте. -  И, действительно, на охоте Нинон была занята вовсе другими мыслями, и другим обществом. Что непростительно для придворного, то вполне допустимо для дамы, особенно, которая привыкла больше потакать своим капризам, чем потворствовать чужим.

Неизбежная суета и волнение, предшествующие любому событию царили вокруг. Вопрос маркиза де Данжо застал немного Нинон врасплох.

Что скажете, как нам лучше довести до сведения мадьярских чемпионов, что им предстоит выступать под масками?

- Ничего проще, чем объявить им о том, что такова воля королевы-матери, которая и отдала приказ, - паж пожал плечами. - Не будут же они оспаривать волю королевы? Долг каждого мужчины повиноваться Прекрасной Даме. И если слово короля это приказ, то приказ королевы – лишь милое пожелание, которое нельзя не исполнить.

Новые лица все пребывали и пребывали в Зал для игры в мяч. И среди пестрой толпы мадьяр мелькнуло знакомое лицо Ержи Ласлова, но ее внимание больше привлекла группа англичан. Ах, как выделялся среди них Джордж Вильерс! Если бы она могла пользоваться преимуществом дамы, и открыто дарить ему ободряющие взгляды, но, увы, даже будь она сама собой, то ее тут присутствие более, чем неуместно. Она не в Париже. Как паж, она могла позволить только приветственный поклон. Каждый раз Нинон любила искренне, невзирая на титулы и состояние, а повинуясь лишь капризу своего сердца. И пусть каждая новая любовь убивала старую, но никто не мог обвинить ее в том, что она дарила внимание сразу двум кавалерам.

- Прибыли ко двору по случаю женитьбы Его Высочества, граф? Удачный момент, ничего не скажешь.

- Да, маркиз, я тоже так считаю, что Фортуна улыбнулась мне и дала шанс появиться в свите Месье как нельзя вовремя. Служить для меня брату короля не меньшая честь, чем самому королю. – Вежливый поклон, и спрятанный за полуопущенными ресницами взгляд женщины невольно оценивающей мужчину ведущего разговор с ней. Если бы мужчины знали, какая даже самая незначительная мелочь может стать либо, ключом, открывающим путь к сердцу женщины, либо ключом, навсегда запирающим замок к ее вниманию, то были бы безмерно удивлены.

Нетерпение на трибунах в преддверии начала матча становилось все ощутимее, но вот с королевского балкона послышался голос Его Высочества и последовал взмах белоснежного платка.

- Желаю удачи Вам, месье, - эти слова были адресованы арбитрам этого матча – маркизу де Данжо и маркизу д`Антраг. - Я придержу ваши места, или поплачусь своим местом, -  Нинон была благодарна Курсийону и Антрангу, что может воспользоваться местом среди арбитров. Пусть это и не королевский балкон, но и самозваному графу лучше держаться подальше от столь приметного общества, как Мадам, или обе королевы в окружении пестрого цветника фрейлин.

Герцогом де Грамоном были объявлены правила отбора в финал,  названы первые четыре пары. Герцога Бэкингема среди них не было. По мнению Нинон, это удача не попасть в число первых. Можно будет оценить игру со стороны. Раздался пронзительный свист рожка, посмотрев на Его Высочество герцога Орлеанского, Нинон мысленно пожелала ему удачи. Месье был добр к ней, а кроме того, она сделала на него ставку.

15

Отправлено: 28.12.14 22:53. Заголовок: Не научившись еще ка..

Не научившись еще как следует скрывать волнение за броней непроницаемого выражения лица, Луи де Гримальди торопился поскорее пожать руку своему партнеру по матчу. Он оказался едва ли не самым последним в шеренге участников турнира и поэтому ему пришлось пересечь весь корт поперек, чтобы подойти к названному его партнером графу Шерегию. Когда же он пересек почти до половины огромный корт, достаточный не только для двух, но и даже четырех пар игроков, легкое, но настойчивое прикосновение к плечу заставило его замедлить шаг и обернуться.

- Не следует так явно спешить, Ваше Высочество. Помните, Вы представляете здесь все княжество Монако, - вежливый голос д'Агостино не вязался с холодным выражением в его глазах, -  Помните о Вашем почтенном деде, князе Оноре.

- Как тут забудешь, д'Агостино... ты же рядом! -
огрызнулся Луи, не довольный напоминанием о священной обязанности во всем и всегда возвеличивать славное имя Гримальди, - Мою ракетку, - потребовал он тоном, за который почтенный князь расцеловал бы его в обе щеки, - И перчатки... в этих я не могу играть. Они слишком тонкие. Мне вообще не нужны перчатки!

Отшвырнув перчатки на ходу, так что виконту пришлось замедлить шаг, чтобы поймать их, князь направился к высокому молодому человеку, оставшемуся стоять у барьера после того, как остальные участники разошлись по своим местам на корте и трибунах. По ночному знакомству с князем Ракоши и его свитой, Луи запомнил графа Шерегия, благодаря красивому голосу и прекрасным манерам, за которые его можно было принять за француза. Утонченность и жеманность, столь привычные в окружении обоих кузенов Бурбонов, были на редкость в свите мадьярского князя и это не осталось незамеченным среди монегасков.

- Граф, я рад... - презрев все правила официозности Луи первым заговорил со своим партнером по игре, когда тот обернулся к нему, - Простите... я думал, что моим партнером будет граф. Видимо, здесь какая-то путаница. Вы не Шерегий?

Тем не менее он протянул руку русоволосому молодому человеку, одетому как и все мадьяры в расшитый золотом короткий кунтуш, подбитый мехом на воротнике и манжетах. Взгляд светлых глаз показался Луи знакомым, но он не решился назвать предполагаемое имя вслух.

- Впрочем, если герцог де Грамон объявил Вас под этим именем, то так тому и быть. Я рад, что в этом матче нам предстоит сражаться по одну сторону барьера, - все так же предлагая руку для рукопожатия договорил князь, - Княжеская удача двух родов - это неплохой вызов для господ французов.

16

Отправлено: 29.12.14 19:42. Заголовок: Как всегда благоразу..

Как всегда благоразумие в лице Каринти воспрепятствовало обсуждению дерзких планов и Ференцу оставалось только кивнуть в ответ на заносчивые слова Ласлова. Про себя же князь решил непременно выяснить причины ссоры между герцогом Бэкингемом и графом де Гишем и узнать условия предполагаемой дуэли. Что бы там не думал Ласлов о великом числе проступков совершенных князем за время пребывания при королевском дворе, Ракоши не собирался оставлять своего друга одного перед лицом даже самой мелкой опасности. Дуэль с англичанами даже в качестве секунданта вовсе не была из их числа, князь был прекрасно осведомлен о любви герцога Бэкингема к азартным играм и не менее азартным стычкам, которые отличались от сражений разве что числом участников.

Оказавшись на корте в числе первых, Ференц не упустил великолепную возможность осмотреться, пока это было возможным в относительно спокойной обстановке. Глядя на зрительские трибуны сквозь прорези черной полумаски, он отметил некоторую неловкость из-за того, что слишком узкие прорези не позволяли ему достаточно хорошо видеть вблизи от себя, если не опускать лицо вниз, да и для того, чтобы оценивать обстановку с флангов, требовалось также поворачивать голову. Романтичная история о шраме Ласлова, выдуманная герцогом де Граммоном на ходу, заставила зрителей снисходительно закивать головами и улыбаться, особенно же дам, которые дружно рукоплескали товарищескому поступку мнимого графа Шерегия.

- Кажется, на Вас теперь поставит половина двора, причем, прекраснейшая половина, - съязвил стоявший рядом с Ференцем молодой человек, поклонившийся зрителям, когда герцог де Граммон назвал имя маркиза де Роклора, - Мы будем сражаться с Вами в первом же раунде, месье. Простите, что не пожелаю Вам удачи, она понадобится мне самому, - добавил он, ухмыльнувшись в сторону бежавшего к ним князя де Монако, - О, а вот и Ваш партнер. Хм, достойные противники французским ракеткам - монегаск и мадьяр.

- К Вашим услугам, сударь, - спокойно ответил маркизу князь и ответил кивком на надменную ухмылку, - Держите Вашу ракетку крепче, удача и в самом деле понадобится Вам.

- Ну что же, князь, удачи. И да пребудет с Вами вся слава Святой Короны и пусть Вашей ракеткой управляет сам Святой Стефан.

- Спасибо, Ласлов! - князь махнул рукой.

Проводив взглядом уходивших с корта участников турнира, Ференц поднял голову и посмотрел на возвышавшийся над зрительскими трибунами балкон. Там в окружении прекрасного цветника дам и разодетых в пух и прах кавалеров расположились обе королевы, кузина де Монпансье и юная герцогиня Орлеанская. Заметив колыхнувшийся султан из алых перьев, Ференц не удержался от улыбки и помахал рукой в сторону королевского балкона. Кузина Анн-Мари наклонилась к Ее Величеству и что-то говорила ей. Заметив улыбку на лице королевы-матери, князь снова махнул рукой и отвесил почтительный поклон в сторону коронованных особ и прекрасных зрительниц. Он поискал глазами Смугляночку, фрейлины герцогини Орлеанской стояли позади плотного строя миньонов герцога, столпившихся у самого барьера балкона. Милая улыбка мелькнула как раз в тот момент, когда к Ракоши подошел взволнованный и разрумянившийся Луи де Монако. Прежде чем повернуться к князю, Ференц поклонился трибунам, адресуя улыбку и взмах рукой де Монтале и ее белокурой подруге, за чьи цвета ему предстояло соревноваться.

После того он нехотя отвел взгляд от очаровательных карих глаз, поклонился князю и ответил на его рукопожатие, сдержанно сжав узкую, но необычайно крепкую ладонь в своей.

- Я рад, Ваше Высочество, -
ответил он, выдержав вопросительный взгляд князя, - Граф Шерегий любезно уступил мне свое место на корте в обмен на победу, которую я принесу для его Прекрасной Дамы, - уклончиво ответил он и кивнул в сторону противников, уже занявших свои места по другую сторону от сетки, - Те господа явно недооценивают наше стремление принести победу нашим коронам. Прекрасный случай показать, чего стоят наши ракетки.

Раздался пронзительный свист охотничьего рожка. Ференц смахнул пылинку с рукояти ракетки и сделал несколько взмахов в воздухе. Волнение в груди нарастало с каждым шагом, который он делал в сторону своей половины поля, отведенного для них с князем Монако.

- Пора... пора... - шептал он самому себе, - теперь в бой!

Собранный и готовый к молниеносным ударам выигравших право первой подачи противников, Ракоши встал в напротив де Роклора. Лицо его было спокойно, а суровый и жесткий взгляд голубых глаз был скрыт под полумаской.

17

Отправлено: 30.12.14 23:08. Заголовок: Граф де Бриенн не то..

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 2 //

Граф де Бриенн не только выполнил свое обещание расположить личного секретаря Османа паши в ложе для почетных гостей, но и сумел организовать эскорт из четырех стражников швейцарской сотни. В необходимости этого жеста Бенсари бей убедился, когда оказался едва не до смерти стиснутым в толпе придворных, желавших попасть в заветный зал для игры в мяч. Четверо усачей огромного роста с недюжинной силой в руках сумели расчистить путь для Бенсари, при этом не учинив никакого беспорядка. При дворе давно уже стало привычным делом расступаться перед швейцарскими наемниками, служившими в личной гвардии Его Величества, а потому, завидев их или услышав их грозные окрики, им спешили освободить дорогу, дабы не попасться на пути кого-нибудь из вельможных царедворцев, кто имел право пользоваться услугами швейцарцев.

- Мой господин чрезвычайно благодарен вам, господа, -
тараторил скороговоркой Али, то и дело оглядываясь на Бенсари бея, в лице которого не было ни единого намека на благодарные чувства, - И мой господин желает передать вашему командиру наилучшие пожелания. И пусть Всевышний продлит его дни во здравии...

- Али, пусть они ведут меня к моему месту без промедления, - потребовал Бенсари бей, прибегая к турецкому, хотя, прекрасно понимал и речь своего толмача и короткие фразы, бросаемые ему в ответ швейцарцами, которые также как и он были далеки от любезного настроения.

- Сию же минуту, они уже ведут нас, мой господин. Пожелаете ли Вы сделать ставку? Я кажется вижу здесь иудея, у которого наш господин брал заем, когда прибыл в Париж.

- Проклятие небес, эти заимодавцы и здесь торгуют легкими деньгами.

Вместо кошелька с золотыми Бенсари бей хотел бы от души поколотить ростовщика за то, что тот дал ему такую низкую цену за прекраснейший изумруд, оправленный в золотой перстень. Заметив, как лицо бея исказилось гримасой, а рука угрожающе сжалась на рукояти короткого кинжала, Али сообразил, что именно было на сердце его господина и предупреждающе тронул его за локоть.

- Не следует показывать Ваш гнев, мой господин. Этот заносчивый выскочка еще заплатит за свои грехи перед Всевышним и перед Вами. Но сейчас у Вас есть возможность вести себя как это делают французские вельможи при дворе короля. Смотрите, мой господин, они все посылают своих слуг делать ставки к этому ростовщику и к тому итальянцу. Вы должны сделать свой выбор.

- Это игра, азарт, Али! - сверкнув глазами, едва не вскричал Бенсари, - Разве Священный Коран не отвергает этот грех наряду с другими!

- О, Священный Коран многое отвергает из того, что делают эти люди. Но глаза Пророка закрыты, когда Вы вне священной земли его, мой господин. То, что Вы творите здесь, здесь же и останется. А Ваше сердце будет незапятнанным грехом как и было.

- Ты говоришь как изворотливый иудей, Али. Но будь по-твоему. Наш господин, Осман паша велел мне поступать в точности как поступают эти господа. Поди к тому иудею и поставь кошель золотых.

- На кого же, мой господин?

Они вошли в боковую ложу, располагавшуюся на втором ярусе трибун слева от Королевского Балкона, и хмурый швейцарец небрежно указал Бенсари бею на роскошный стул со спинкой украшенной удобной подушечкой из бархата, расшитого серебряными узорами. Кивнув стражникам, Бенсари более не взглянул в их сторону, а сразу же занял свое место и указал Али на стоявший рядом табурет.

- Взгляни на них, вот они, лучшие из лучших, - он насмешливо указал на выстроившихся в одну шеренгу участников турнира, одинаковые белоснежные рубахи, пока еще аккуратно заправленные в подвязанные поясами панталоны, чулки, подхваченные яркими шелковыми лентами, мягкие туфли без каблуков - все это делало их похожими на одетых в униформу бойцов, готовых сцепиться с противником по первой же команде, - Ну, и кто же по-твоему заслуживает того, чтобы я рискнул целым кошельком золотых цехинов? По мне так они все выглядят одинаково.

- Я думаю, что особенно никто не выделяется среди них... разве что, принц выглядит наиболее решительно... Но вот те двое. На них маски. Отчего-то мне кажется, что удача скрывается в их глазах.

Бенсари пригляделся к лицам тех двух, на кого указал ему Али, но издалека так и не сумел разобрать, кто мог скрываться за масками. Герцог де Грамон уже объявил имена всех участников, а собравшиеся в ложе почетные гости были настолько увлечены обсуждениями достоинств каждого из игроков, что возможности узнать их имена не представлялось.

- Поставь на этих двух, - сказал Бенсари бей и бросил кошель толмачу.

- На двоих?

- На светловолосого, - подумав уточнил Бенсари, наблюдая за тем, как светловолосый мужчина махал рукой в сторону королевской ложи, а потом демонстративно сделал несколько резких взмахов ракеткой, - На него, - он подтвердил свой приказ и принялся разглядывать лица дам, занявших Королевский Балкон, как и следовало ожидать, в окружении королев и обеих принцесс крови оказались и его недавние знакомые, фрейлины Ее Высочества, и та, встречу с которой он планировал с тщанием, достойным величайших стратегов древности.

18

Отправлено: 01.01.15 23:55. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

Если бы парнетром де Гиша в матче первого тура назвали даже самого Бэкингема, он не настолько удивился бы внезапному повороту судьбы. Но услыхав имя Армана де Руже сразу же после собственного имени, де Гиш стиснул зубы и вперил невидящий взор сквозь лицо де Босолея, лишь бы только не выдать клокотавшую внутри него ненависть. Кто мог поставить их вдвоем? Это было похоже на насмешку, наглую шутку, розыгрыш. Или месть? Все еще стоя на корте в шеренге среди других участников, де Гиш бросил испепеляющий взгляд в сторону Королевского Балкона. Там наверху среди всех ярких красок колыхавшихся вееров, сверкания драгоценностей в ожерельях и серьгах, ярче всех выделялись алые перья на плюмаже Великой Мадемуазель. А рядом с ней улыбалась какой-то шутке и сама Генриетта-Анна. И конечно же самому графу было прекрасно известно, что именно вызвало насмешливую улыбку Ее Высочества. Это была ее маленькая месть - сначала поставить обоих своих поклонников по одну сторону барьера, чтобы после столкнуть их в одном поединке. Для своего же удовольствия.

- Ну что же, Мадам, я сумею доказать Вам свою преданность. Я принесу победу Вашим цветам и Вам еще придется спрятать подальше свою надменность, - стиснув зубы, думал про себя де Гиш, и на лице его появилось выражение надменной угрозы.

- Что, друг мой, Вы, как я посмотрю, не слишком довольны честью встать по одну сторону барьера с герцогом де Руже? - насмешливо спросил де Бюсси, стоявший рядом и имевший возможность понаблюдать за де Гишем.

- Лучше подумайте о своем партнере, сударь. И о своих противниках.

- А Вам в противники достались монегаски? Берегитесь, они велели выковать свои ракетки из железа, как бы Вам не достался крученый мяч прямо в лицо, - с ехидцей в голосе продолжал де Бюсси, явно получая удовольствие, измываясь над графом.

- Идите Вы к черту!

Не желавший слушать дальнейшие шуточки в свой адрес, де Гиш поспешил отвесить поклон почтенной публике, завывавшей от нетерпения с крайним непочтением к присутствовавшим на Королевском Балконе августейшим лицам, и вернулся на свое место в первом ряду трибун.

- Желаете сделать ставку, граф? -
вкрадчивый голос де Лозена заставил де Гиша внутренне напрячься, - Я знаю, Вам нельзя, но я могу отдолжить Вам десять ливров и поставить за Вас.

- Лозен, уйдите, бога ради. А не то я за себя не ручаюсь.

- А не то что? - насмешливо спросил маленький маркиз и уселся рядом, - А я бы поставил. Да я так и сделаю. Эй!

За их спинами тут же нарисовалась темная согбенная в почтительном поклоне фигурка еврея с дощечкой в руках. Он вынул заткнутый за ухом карандаш с угольным грифелем и приготовился записывать. Его помощник, мальчишка лет пятнадцати выжидательно замер у него за спиной, готовый принять ставку благородных господ, будь то драгоценность, снятая с руки или мешочек с деньгами. Де Лозен протянул мальчишке небольшой кошель и тот с деловитым видом пересчитал содержимое на узкой ладони, так скоро и точно, что оставалось удивляться проворству его пальцев и хорошему счету.

- Двадцать ливров, господин, - прошептал мальчишка на ухо ростовщику и тот кивнул.

- Прячь деньги подальше, Исаак, это слишком серьезная ставка. На кого же хотят поставить господа?

- Ставлю на графа, - де Лозен хлопнул де Гиша по плечу, - Половину. А вторую половину я ставлю вон на того мадьяра, который остался на корте вместе с князем де Монако.

- О, - еврей кланяясь попятился назад, уступая место для напиравших с задних рядов зрителей, - Я уверен, что одна из Ваших ставок непременно оправдает себя, господа. Я даже знаю наверняка.

- Старый пройдоха, - де Лозен скрестил руки и приготовился наблюдать за начавшимся на корте сражением, - Он прекрасно знает всех фаворитов турнира.

- И Вы явно не считаете меня одним из них? - с вызовом спросил де Гиш и тоже переключил все свое внимание на корт - с кем-то из восьми оставшихся там человек ему придется сразиться, кто же это будет - мадьяр, вырядившийся как бандит с большой дороги, князь Монако, граф де Бюсси или его напарник де Роклор? Или... его взор перенесся к Месье, горделиво выставившему правую ногу вперед перед первой подачей... или де Шале? Де Гиш хмыкнул, нет, вряд ли маркиз дойдет до третьего тура, а раньше им не встретиться - никаких шансов.

19

Отправлено: 02.01.15 01:26. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч, Королевский Балкон //

Блистая улыбкой и победным взором, как будто победный трофей только что объявленного им турнира был уже в его руках, Филипп горделиво помахивал ракеткой, дожидаясь окончательного сигнала к началу. Он уже достаточно переволновался перед поединком, пока переодевался к турниру и по дороге к залу для игры в мяч, так что в душе его не осталось ни даже малейшего места, не затронутого эйфорией предвкушения. То, что вначале было сомнением в собственных силах и в поддержке со стороны незнакомой ему еще в достаточной мере супруги, успело перерасти в решимость разбить всех своих врагов в лице противников на предстоявшем турнире, в числе которых более половины Филипп причислял к поклонникам Генриетты. И на фундаменте этой решимости за время короткого обмена любезностями и улыбками с кузиной де Монпансье и матушкой в королевской ложе родилась непоколебимая уверенность в победе. Так что, к моменту начала первого тура герцог Орлеанский являл собой олицетворение триумфа в такой мере, что он мог бы послужить прекрасной моделью античным скульпторам и тем из придворных художников, кто не гнушался льстить своим моделям, изображая их в позах и одеяниях, с точностью скопированных с мраморных статуй.

- Наша подача первая, Монсеньор, - крикнул обрадованный таким везением де Шале, по-мальчишески разлохматив волосы на лбу в тщетной попытке убрать их от глаз долой, - Я буду по левую сторону... удачи нам!

- Удачи! - коротко крикнул в ответ Филипп и занес ракетку над головой.

Пронзительный свисток рожка... кривая усмешка тронула губы герцога, не такой сигнал он ожидал, но, дожидаться звуков торжественных фанфар было тщетно, на лице главного арбитра турнира, маршала де Грамона было написано напряженное ожидание начала.
Круговой взмах ракеткой и его противники выпрямились, смешно расставив руки в стороны, гадая, в какую сторону был выпущен мяч. Филипп снова коротко ухмыльнулся и замахнулся ракеткой, с силой посылая мяч по диагонали через все поле соперников как раз в незащищенный левый угол.

Не ожидавший длинную подачу с первого же сета, Гамильтон взвился вверх в попытке отразить летящий мяч еще на подлете, но промахнулся и пропустил первый же удар. Глухо ударившись об усыпанный опилками пол, мяч подскочил еще несколько раз в направлении трибун, прежде чем один из пажей, карауливших по краям обоих кортов, успел подхватить его.

- Есть! - выкрикнул Филипп и радостно подпрыгнул, вытянув вверх ракетку, - Первый в цель! Де Шале, не зевай!

Второй мячик уже подан принцу и он, поймав его в ладонь на лету, тут же молниеносным ударом отправил в сторону Сэквилла, раздосадованного первой неудачей и приготовившегося ко второму удару, держа свою ракетку обеими руками. Как и ожидал Филипп, досада сыграла злую шутку с милордом, вместо того, чтобы хладнокровно подпустить мяч ближе к себе, он с недюжинной силой размахнулся ракеткой, пропустив мяч всего в нескольких сантиметрах справа от себя.

- Второй! - взревела публика на трибунах, осыпая вторую подряд неудачу англичан веселыми выкриками и свистом.

- Третья подача со стороны герцога Орлеанского и маркиза де Шале, -
прозвучал зычный голос церемониймейстера, занятого на турнире объявлением хода игры и результатов.

Филипп напрягся в ожидании, когда ему подкинут третий мяч, пристально вглядываясь в лица обоих противников. Те лишь обменялись между собой короткими кивками. Глухой стук мяча о туго натянутую сетку ракетки и зал замер в ожидании... снова такой же глухой стук - парировав удар, Гамильтон направил мяч в противоположную сторону, где его уже дожидался взволнованный и раскрасневшийся от напряжения де Шале. Филипп только коротко сглотнул и процедил одобрительное "Есть", когда мяч вновь был направлен в сторону противника... еще удар... еще... дожидаясь, когда мяч окажется в поле его удара, принц напрягся и всем своим видом был похож на поджарую гончую, готовую сорваться с места в бешеный галоп. Удар... еще удар... де Шале терял силы после каждого отраженного удара, а англичане, казалось бы, не замечали второго своего противника, направляя каждый отраженный удар в сторону маркиза. И вот! О, наконец-то мастерский удар Гамильтона скосил в сторону... ударившись о дерево ракетки, мяч срикошетил и полетел прямиком к Его Высочеству...

О да! Вот оно! Взметнувшись вверх, Филипп успел не только перехватить летящий мяч в полете, но и послал его коротким точным ударом под самую сетку на поле противника, лишая обоих оппонентов возможности достать его...

- Есть! Есть! - восторженно завопил де Шале и в порыве радостных эмоций повис на шее Месье, - Есть!

- Да... третий... - ухмыльнулся Филипп, нисколько не чураясь дружеских объятий маркиза, - Ну же, с нас еще две подачи.

20

Отправлено: 03.01.15 18:22. Заголовок: Напряженное ожидание..

Напряженное ожидание первой подачи затянулось, Луи стиснул зубы и впился обеими руками в рукоять ракетки. Еще пол-минуты ожидания и казалось он сольется в одно целое с ней и будет отбивать мячи собственным телом.

Де Роклор медленно подкинул мяч  на ладони, стукнул им об пол, подняв облачко стружковой пыли вверх. Справа от них уже затянулось сражение герцога Орлеанского в паре с маркизом де Шале против двух англичан. Точные удары ракеток отправляли мяч то в одну, то в другую сторону, сопровождаясь одобрительными возгласами зрителей и сдавленными вскриками соревнующихся.

- Ну же, господа! Начинайте! -
скомандовал де Босолей, обращаясь к де Роклору.

Тот криво ухмыльнулся в ответ и послал первую подачу. Точно. Твердо.
Глухо ударившись о сетку со стороны французов, мяч отскочил назад и, проскакав по полю противника откатился в сторону трибун. Разочарованный вздох болельщиков перекрыл мощный рев улюлюкавших мадьяр. Арбитры взмахнули руками, указывая на потерянную подачу и призвали к порядку.

Раз, два... три... Луи выжидательно смотрел в глаза де Роклора, отбивавшего мячом счет об пол. Четыре... черт подери, сколько же он будет набивать себе руку перед ударом? Князь молниеносно повернул голову в сторону Ракоши, перехватив его напряженный взгляд, и тут же мимо его щеки просвистел пропущенный им мяч противника.

- Есть! - послышались победные крики, но тут же смолкли по знаку арбитра.

- Мяч в поле, господа! Не затягивайте с подачей, маркиз, -
строго напутствовал де Босолей, - Начали!

Собрав в кулак всю злость на себя и на удачливого противника, Луи сосредоточенно следил за каждым движением де Роклора, ожидая мяч в свою сторону, но тот был слишком хитер и азартен, чтобы посылать третью подряд подачу в один угол. Мяч полетел в сторону Ракоши. Не успел он пролететь над сеткой, разделявшей корт надвое, как над трибунами мадьяр уже взревел хор отчаянной поддержки.

- Бей его! Проклятье! Отбивай! Покажем им! - эти фразы звучали вперемежку с хриплыми мадьярскими выражениями, значение которых не достигало сознания Луи, но заставляло кровь сильнее пульсировать в висках.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч