Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний двор перед Королевским крылом


Дворец Фонтенбло. Внутренний двор перед Королевским крылом

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

02.04.1661

2

Отправлено: 18.03.15 23:21. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лестница на Королевский Балкон //

Призвав силы небесные и всех святых угодников на помощь немощному усталому телу, которое уже не первый год напоминало ей, что было не в силах нести в себе столь деятельный и энергичный дух, мадам де Ланнуа старалась не отставать от двух дюжих лакеев, несших кресло с маркизой д'Отрив, и доктора Ламара, шагавшего наравне со своей пациенткой решительным и размеренным шагом. Не страдая еще одышкой и тяжестью в ногах, герцогиня тем не менее уже на ступеньках дворцового крыльца почувствовала почти неодолимое желание опуститься на ступеньки и передохнуть минуту, две... а может быть и вовсе до самой полуночи.

- Не беспокойтесь обо мне, доктор, - проговорила мадам де Ланнуа, поймав на себе обеспокоенный взгляд Ламара, - Дамам моего возраста не свойственна любовь к долгим прогулкам. Но бодрящий свежий воздух как ничто другое способствует резвости в суставах, - с улыбкой сквозь зубы, отстукивавшие дробь от внезапного холода, встретившего их на улице, добавила она, подхватывая тяжелые юбки вдовьего платья, чтобы поспевать вслед за процессией.

Сзади послышалось тяжелое дыхание бегущего мужчины. Но прежде чем разинуть рот в смертельном испуге перед новым нападением Черного Человека, явившегося к ней в сумерках ночи за таинственным ключом от шкатулки королевы, мадам де Ланнуа замерла на месте и усилием воли заставила себя вглядеться в силуэт приближавшегося к ним человека.

- Мадам де Ланнуа, я предполагаю? - подбежавший оказался как ни странно сержантом швейцарской гвардии Дезушем.

- Месье, это я, - с достоинством и прекрасно скрывая волнение, ответила герцогиня, - Что стряслось, месье сержант?

- В темноте, простите, не распознать. Доктор. А это? О, мадам, сожалею, - отдав должные поклоны швейцарец развернул тяжелый сверток, который нес в руках, и встряхнул тяжелый дорожный плащ герцогини, - Ваша служанка, мадам. Она просила меня отыскать Вас здесь. И вот я должен Вам отдать это.

- Мари чрезвычайно догадлива. Я благодарю Вас, сержант. Могу ли я попросить Вас еще об одном одолжении?

- Все что будет угодно Вашей Светлости, - прозвенев шпорами, сержант бодро щелкнул каблуками и поспешил передать плащ доктору Ламару.

- Раздобудьте для нас факел, месье. Нам необходимо пройти через двор и сад к крылу королевских покоев.

- Сию минуту, мадам!

3

Отправлено: 27.06.15 21:00. Заголовок: Единственным соверше..

    Единственным совершенно искренним и столь же неисполнимым желанием Франсуазы в это мгновение – было исчезнуть. Не просто оказаться вне поля зрения множества пар глаз, жаждущих зрелища достойного сплетен, но вовсе потерять телесные очертания и газовым облаком укрыться где-нибудь в ветвях зазеленевших первыми листьями деревьев. Уже успевший стать позабытым привкус стыда и горечи своим положением и статусом унизительной беспомощности, для маркизы д’Отрив был в одно мгновение восстановлен.

    Мягкая шаль скользнула по открытым плечам, заботливым, почти материнским жестом герцогиня укрывала маркизу от прохлады ночи и Фани могла лишь с сожалением подумать, что от нежеланного ей внимания было укрыться отнюдь не так просто. Зато Катрин мадам де Ланнуа уговорила отправиться через дворец, а значит оставалась надежда, что в покои герцогини сестра предпочтет не входить, оставляя свою в меньшей степени сестринскую заботу оставить на обозрение дворам венценосных особ. Страдать на показ она любила ничуть не меньше, чем наряжаться к балам. Франсуаза без труда представила, как несчастную мадам д’Арманьяк утешают наперебой все, кому «посчастливиться» узнать новости из первых рук самой Катрин.

    Месье Ламар и в силу обязанностей королевского медика, и по бесспорной доброте и чуткости своей, избавил Фани от нестерпимой боли, пусть и на время и от досужего щебетания сестры. Его собранность как и забота мадам де Ланнуа оказались настолько уместны, что мысленно маркиза возблагодарила небо за то, что свидетелями её падения стали именно эти люди, а не многочисленная, но совершенно бесполезная свита королевы Марии.

    Приторная горечь солодки скользнула по языку в самое горло, заставив женщину зажмуриться и дернуть плечом, концентрированное лекарство оказалось не так просто проглотить. То ли от волнения, то ли от самого падения и последовавших за ним травм у нее вовсе пересохло во рту, так что даже крошечной дозой лекарства ей пришлось буквально давиться.

    Их скромная процессия спешно двинулась через внутренний двор. Редкие лица, выхваченные из темноты жарким пламенем факелов, выглядели ошеломленными и растерянными. Процессия, беззвучно продвигавшаяся к другой части дворца вызывала изумление, в темноте весьма трудно было рассмотреть, кто сидел в кресле-переноске. Не обойтись без самых удивительных и неожиданных предположений…уже следующим утром это станет если не первой, то одной из самых обсуждаемых сплетен Фонтенбло, затмевая все истории с матча. Как бы Фани хотела остановить время и вместо той обиды, что толкнула ее покинуть балкон, призвать себя к смирению и остаться подле королевы, молясь о христианском прощении для своей скромной особы в глазах Её Величества. Но нет, ничего переменить уже было нельзя. Одной рукой Фани сжимала шаль у самого горла, немного втягивая голову в плечи, другой крепко держалась за подлокотник кресла, чтобы сохранить равновесие, так как каждый шаг влек за собой тонкие, болезненные уколы в ноге.

    - Смогу ли я когда-нибудь со всей полнотой отплатить Вам, мадам, за те хлопоты, которыми теперь обременяю Вас, отвлекая от матча и лишая Её Величество Вашей компании?! - прошептала Фани, когда слуги остановились на мгновение, опустив портшез на землю и меняясь местами для удобства. Ей все более неуместной казалось то, что герцогиня сама, не передав несчастную маркизу заботам слуг и доктора, сопровождает статс-даму супруги короля в собственные покои.
    - Простите – с кроткой улыбкой, которая не слишком уместно выглядела на её бледном, перепачканном кровью лице.
    Они прошли две трети путь в тот момент, когда один из лакеев запнулся носком туфли от камень и едва не потерял равновесие. Впрочем он так и не выпустил из рук тяжелую ношу, отчего кресло сильно накренилось вперед ноги маркизы одна за другой скользнули вниз, причиняя неимоверную боль женщине, выпустив шаль, обеими руками она крепко вцепилась в поручни и удержалась. Не издав ни звука, до боли и даже до крови изнутри прикусив губу, Фани с трудом вернулась в прежнее положение, но шаль скользнула с плеч и потянуться за ней вовсе не представлялось возможным. Франсуазе казалось, что руки ее накрепко вросли в обитые бархатом ручки портшеза.

    // Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 4 //

4

Отправлено: 28.06.15 17:44. Заголовок: - Полноте, моя дорог..

- Полноте, моя дорогая, разве это хлопоты? - рассеянно ответила герцогиня, думая про себя о том, что ей следовало упредить Ее Величество о своем уходе. Догадалась ли Элоиза замолвить словечко перед королевой-матерью? Скорее всего нет, этой легкомысленной девушке все еще не доставало смекалки и той практичности, с которой она давно бы могла легко найти себе место при дворе, вместо того, чтобы коротать свое время в обществе пожилой статс-дамы. Само по себе такое положение вещей вполне устраивало герцогиню, любившую общество своей компаньонки, особенно по вечерам, которые с годами становились все длиннее за бесконечным вязанием кружев и чтением вслух.

- Не корите себя, дитя мое, - спохватившись, что причиной для дополнительного беспокойства бедняжки Франсуазы было ее рассеянное молчание, герцогиня прибавила шаг и, поравнявшись с креслом маркизы, участливо поправила дорожный плащ, которым накрыл ее колени доктор Ламар.

Громкое шуршание гравия под ногами бегущего вслед за ними человека снова заставило герцогиню вздрогнуть. "Неужели этот страх так и будет преследовать меня до скончания дней?" - посетовала на саму себя мадам де Ланнуа. Ее рука невольно опустилась поясу, к которому была прицеплена нитка с четками из маленьких речных жемчужин, безделица, которую она обычно носила с собой скорее из соображений этикета, чем ради надобности. Так полагалось - это касалось многих мелочей вдовьей жизни, из которых складывался ее быт уже долгие годы. Но с недавних пор руки герцогини часто тянулись к нитке с жемчужными четками. Тихая молитва, которую шептала мадам де Ланнуа, была прервана громким окриком, догонявшего их швейцарца.

- Мадам, вот факел. Я оставляю с Вашей Милостью своего гвардейца. Вынужден покинуть Вас. Только что сообщили о новой тревоге, - выпалил Дезуш и тут же развернулся прочь, оставив вместо себя молодого гвардейца с рыжими усами и жиденькой бородкой.

- К Вашим услугам, мадам, - отрапортовал швейцарец и поднял факел повыше.

- Да да, месье. Прошу Вас идите впереди и посветите нам путь под аркой. Мы пройдем через сад к королевскому флигелю.

Хоть герцогиня и не помнила лица молодого швейцарца, видимо, не так давно прибывшего на службу к королевскому двору, но по его уверенной походке она могла судить о недурственных познаниях в топографии королевского дворца.

- Осторожнее! - едва ли не в полный голос вскрикнула мадам де Ланнуа, когда один из лакеев, несших кресло с маркизой д'Отрив, поскользнулся и едва не потерял равновесие, - Ради всего святого, господа, осторожнее! Здесь на садовых дорожках могут быть корни и камешки, внимательнее смотрите под ноги.

Руководя передвижением маленького кортежа, герцогиня де Ланнуа отвлекала себя насколько могла от угнетавших ее мыслей о действительном положении вещей. Если маркиз дю Плесси впал в немилость королевы, то не утратит ли он вместе с тем и расположение короля? Людовик не любил скандалы, особенно, когда дело касалось семейной чести, а ведь все обернулось так, что оказалась затронутой честь одной из самых влиятельных семей. Простит ли Людовик скандал, связанный с именем де Невилей? И какие объяснения приготовит для своего венценосного супруга сама королева? Сумеет ли Анна Австрийская хоть немного смягчить сердце Марии-Терезии, принявшей помолвку маршала и маркизы едва ли не как личное оскорбление? И все ли рассказал ей Франсуа-Анри о том, что произошло между ним и королевой? Самонадеянный глупец, должно быть он потянул за ниточку, связывавшую Черного Человека с Малой Свитой Ее Величества и, сам того не ведая, задел не только гордость королевы, а заставил ее устрашиться возможных обвинений в соучастии...

- Здесь, мадам? - вопрос лакея, спрашивавшего дорогу, отвлек Мари-Луизу от тяжелых мыслей.

Она кивнул в ответ и чисто инстинктивно взяла под локоть доктора Ламара, шагавшего рядом с ней. Темные коридоры и запертые двери внушали смертельный страх герцогине со времени вторжения в ее покои непрошенного гостя.

- Простите, дорогой доктор. Старым женщинам всюду мерещатся страхи, - постаралась она улыбнуться, когда ее лицо попало в полосу света, отбрасываемого факелом швейцарского гвардейца, потом она повернулась к маркизе, и с участием посмотрела в полуприкрытые глаза, в которых затаилась вся боль и тоска, царившие в сердце этой кроткой молодой женщины, - Я думаю, нам следует послать за герцогом, моя дорогая. Будет нехорошо, если он узнает о Вашем несчастии из досужих сплетен.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 4 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний двор перед Королевским крылом