Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 2


Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 2

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Вечер, 02.04.1661.

https://b.radikal.ru/b06/1902/34/1533c78037c6.png

2

Отправлено: 06.11.14 02:31. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Большой Салон //

Ретировавшись сразу же после окончания приема турецкого посольства, герцог Бэкингем вернулся в свои покои, не удосужившись уведомить о своем уходе никого из английской партии. Лорд Дорсэт предпочел не заметить его отсутствия, прекрасно понимая, в чем крылась причина тому. Чего нельзя было сказать о его сыне Чарльзе Сэквилле, который увязался следом за герцогом и последовал за ним. Не известно, по какой из всех возможных причин, секундант герцога решил, что он нес ответственность за неудачу, постигшую Бэкингема в поединке с маркизом де Данжо, но молодой человек был полон решимости ободрить герцога перед турниром и возродить боевой дух лорда-адмирала.

Присутствие Сэквилла не мешало Джорджу, он даже не замечал своего молодого друга, понуро сидевшего возле распахнутого окна, не смея нарушить становившуюся тягостной для него тишину. Для самого Бэкингема это молчание было лучшей поддержкой, какую мог оказать ему его секундант. Дуэль с маркизом была официально и по всем правилам доведена до точки и продолжение конфликта было бы признано позорным для чести дворянина. Понимая в глубине души, что де Курсийон оказался не замешанным в скандале с анонимным письмом, Джордж продолжал кусать губы от досады, не желая прощать маркизу даже его невиновность. Кто-то должен был ответить за едва не разразившийся скандал! Ведь кто-то был виновен.

- Милорд, от Ее Величества справлялись о Вашей Милости, - доложил Стенли после того, как простоял в дверях комнаты около четверти часа являя собой живую статую Немого Вопроса, - Что прикажете передать?

- Что? Кто приходил?

- Начальник гвардии Ее Величества, сэр.

- Передайте, что я готовлюсь к турниру. И ни слова... ни о чем более ни слова, Стэнли!

- Слушаюсь, милорд. Полагаю, что будет достаточным доложить, что неприятный инцидент в парке был исчерпан и не имеет никаких последствий.

Череcчур нарочитые попытки не напоминать о дуэли начинали раздражать герцога. Он с силой оттолкнул низенький табурет, стоявший возле его кресла, и вскочил. Пройдясь по комнате, он собрал в кулак свою орденскую ленту и с силой стиснул ее. Вид все еще удрученного неудачей Сэквилла только усиливал желание излить неутоленное негодование хоть на ком-нибудь.

- Ни о чем не нужно докладывать, Стэнли, - жестким и беспрекословным тоном проговорил Бэкингем после минутного молчания, - Прочь. И никого не принимать.

- Слушаюсь, милорд, - камердинер склонил голову с беспристрастным выражением на лице и удалился, оставив герцога в молчаливой компании Чарльза Сэквилла.

3

Отправлено: 06.11.14 19:00. Заголовок: Проводив шевалье Ерж..

//Дворец Фонтенбло. Коридор в покоях Ее Высочества герцогини Орлеанской//

Проводив шевалье Ержи Ласлова насколько можно до Зала для игры в мяч, Анн де Жуайез раскланялся и выразил надежду, что конюший Его Высочества князя Ференца Ракоши, крон-принца Венгрии и князя Трансильвании без труда найдет дорогу дальше. Времени до начала турнира оставалось не так уж и много, поэтому Нинон справедливо подумала, что найдет герцога Бекингема в его покоях. Или узнает у прислуги, где его можно найти.

Вопреки всему, чем ближе она подходила к дверям апартаментов англичанина, тем больше ее покидало мужество. Еще больше озадачил ее камердинер герцога Бэкингема, заявивший, что милорд приказал никого не принимать. Выбор у Нинон был невелик. Или дожидаться, когда Его светлость выйдет из своих покоев на турнир, или перенести разговор в Зал для игры в мяч. Но там многолюдно. Или..., мадемуазель прикусила губу, а в глазах начали задорный танец чертенята.

- Что значит никого не принимает, месье? – дерзко ответил звонким юношеским голосом полным задора паж камердинеру. – Я не на вечернее чаепитие пожаловал! У меня важное поручение. Извольте МНЕ (было сделано именно ударение на местоимении) не мешать. Если успеете вперед меня зайти в комнату Его светлости, то можете доложить, что у графа де Жуайез поручение, не требующее отлагательств от лица, которое он назовет только без свидетелей.

Грозный взгляд пажа подкреплял его решимость войти без доклада.

Не дожидаясь, пока Стэнли ей что-то ответит, Нинон, отстранив слугу, вошла в комнату. Герцог был не один. Молодой англичанин сидел понуро у раскрытого окна. Мельком бросив взгляд на опрокинутый табурет возле кресла, на смятую орденскую ленту Его светлости, Нинон поняла, что она более чем не вовремя. «Ах, если бы мы слушались наших ангелов-хранителей, которые говорят с нами порой даже устами слуги, предупреждающего не наносить визит сильным мира сего», - мадемуазель уже мысленно читала молитву Пресвятой Деве. Но блеск ее синих глаз не потух, волнение лишь добавило румянца на ее щеки. «Если бы мы были всегда осторожны, то были бы подобны улиткам».

- Милорд, не ругайте Вашего слугу, он честно пытался выполнить Ваше распоряжение, и пытался остановить меня. Цель своего визита я сообщу только Вам, милорд. Наедине, - добавил паж, пристально глядя на герцога Бэкингема.

4

Отправлено: 06.11.14 23:29. Заголовок: - Сэквилл... - Мило..

- Сэквилл...

- Милорд? - молодой человек со вздохом поднял голову и вперил невидящий взор куда-то поверх плеча Бэкингема.

- Еще раз назовите мне имя того венгерского дворянина, с кем я должен буду играть в паре? Черт бы побрал этих мадьяр, - Джордж провел ладонью по лбу, - Их имена настолько непроизносимые, как имена рыцарей Апокалипсиса... ну, что там?

Он бросил нетерпеливый взгляд на Сэквилла, который старательно расправлял листок с записью результатов жеребьевки первого тура на коленке. Листок непослушно сгибался в трубочку и грозил выкатиться из неловких рук Чарльза, вызывая тем еще больше недовольство герцога, нетерпеливо дожидавшегося ответа.

- Шевалье Дзе... Джордж... нет, это читается как Ержи... да, Ержи Ласлов. Он самый, - прочитал Сэквилл и поднял глаза на милорда, - Кажется, это тот самый мадьяр, который второго дня учинил купания в Озере на виду у дам и кавалеров, за что был препровожден караульными под арест. Веселый у него нрав, нечего сказать.

- Угу... главное, чтобы рука была твердой. И глаз острым, - согласился Бэкингем и тут же прикрикнул, - Стэнли! Проклятье, разве я не приказал не беспокоить меня?

Шум из приемной только нарастал и вот уже до слуха милорда донесся знакомый звонкий голос, принадлежавший особе, кого он менее всех ожидал увидеть у себя именно в тот вечер. Нинон де Ланкло! Зачем? Почему? Кто рассказал?

- Тысяча чертей, Стэнли... никого вовсе не означает... - хотел было выкрикнуть Джордж, но, судя по всему, Нинон и сама прекрасно знала, что приказ не впускать никого к милорду не относился к ее особе.

Она появилась в комнате Бэкингема, немного взъерошенная и разрумянившаяся, словно только что бежала по лестницам, спасаясь бегством. Удивленный столь неожиданным визитом, герцог не сразу нашелся, что сказать в качестве приветствия все еще переодетой в мужской костюм женщине.

- У меня и в мыслях не будет... - едва не проговорился Бэкингем, но перехватив предупреждающий взгляд Нинон, он тут же поправился и с радушием простер руки, приветствуя вошедшего, - Для человека из свиты Его Высочества герцога Орлеанского двери моих апартаментов всегда открыты. Месье, Вы вольны входить сюда, когда Вам заблагорассудится. Вы принесли известия от принца? - спросил он, едва не произнеся вместо имени Филиппа имя его супруги, Генриетты-Анны Орлеанской, - Вы интригуете меня, месье. Право же, от сэра Чарльза у меня нет никаких тайн... не после сегодняшнего случая, - чуть менее радостно довершил он, - Но, если дело того требует. Милорд, я прошу Вас извинить нас.

Сэквилл нехотя поднялся с табурета и бросил последний прощальный взгляд в сторону черневшего паркового массива. Он неловко потер руки и поклонился герцогу, направившись к дверям.

- Подождите меня в приемной, Чарльз. Один бог ведает, как дойти отсюда к месту проведения турнира. Но может быть этот паж, поможет нам найти дорогу.

Дверь медлено закрылась за спиной его секунданта, а герцог уже припал губами к руке пажа, слишком тонкой и белой даже для юноши.

- Нинон, зачем Вы здесь? Я не хотел посылать за Вами. Этот инцидент... это было всего навсего недоразумение, которое не стоит Вашего беспокойства. И все же, я рад, что Вы нашли для меня минуту. Ведь Вы пришли справиться о моем состоянии? Никаких беспокойств, я разгромлю всех своих противников в игре в мяч также... - маленькое сомнение закралось в душу милорда, когда он вспомнил, что за легкую царапину на запястье де Курсийон оставил ему нешуточный порез в правом предплечье, - Я разгромлю их, тысяча чертей, чего бы мне это не стоило.

5

Отправлено: 07.11.14 03:32. Заголовок: - Ваша светлость, сэ..

- Ваша светлость, сэр Чарльз, - паж склонился в галантном поклоне, как бы извиняясь за свое вторжение. В ожидании, когда упомянутый сэр Чарльз нехотя покинет комнату, паж молчал, не проронив ни слова. Радушный прием со стороны герцога был радостен для нее, но при посторонних Нинон старалась сохранять учтивость. Лишние сплетни не к чему Его светлости, хотя кто безгрешен, тот пусть сам первый бросит камень.

Прикосновение губ герцога к ее руке словно разбило оковы сдержанности, эта простая учтивость могла быть и мимолетной лаской. Нинон, сомкнула пальчики на ладони Бэкингема и прижала его руку к своей щеке.

- Боюсь, что я принесла не очень хорошие новости, Джордж, - начала было Нинон, но постепенно она начала осознавать сказанное герцогом, и ее собственные слова отошли на второй план. – Я пришла справиться о Вашем состоянии? – переспросила она в растерянности, - Но что случилось? – Мысленно она перебирала все возможные варианты, все сплетни и обрывки фраз, услышанные вечером, но не находила объяснения этим словам.

- Вы волнуетесь перед турниром? Не надо. Конечно, ты разгромишь своих противников. – «Нет, это не он волнуется, это он меня успокаивает, но зачем? Думает, что я волнуюсь за него

Решив не затягивать тот разговор, ради которого она пришла, Нинон отпустила руку герцога, и, постаравшись придать себе хоть немного официального вида, стала говорить серьезно, но в тоже время деликатно, передавая данное ей поручение.

- Граф де Гиш просил передать Вашей светлости, вызов на дуэль. Его сиятельство будет иметь честь ожидать Вас когда и где Вам будет угодно. На Ваших условиях. Он просил прислать секунданта. – Короткая пауза, что бы собраться с духом продолжить остальную часть речи.

- Со своей же стороны граф назвал секундантом шевалье Ержи Ласлова - конюшего Его Высочества князя Ференца Ракоши, крон-принца Венгрии и князя Трансильвании, - мнимый паж специально назвал полный титул шевалье на тот случай, если милорд посчитает выбор секунданта графом недостойным. - Шевалье Ласлов просил передать, что  у него лично нет никаких претензий к Вашей светлости. – Все. Она сделала это, и теперь чувствовала, что силы постепенно покидают ее, уступая место простой усталости.

- Помогите мне сесть, Джордж, я, признаться честно, устала. Никогда не думала, что быть пажом такое хлопотное занятие! – Она пыталась шутить, но чувствовала, что шутка вышла бледноватой. И все равно ее мысли вернулись к предстоящему поединку.- Граф де Гиш не назвал причину дуэли. И не считайте оскорблением, что он передал вызов через женщину. Возможно, он знал, что я Ваш друг, а может, догадывался, что больше, чем друг, - слабая улыбка коснулась губ Нинон. Она ничем не могла помочь сейчас своему другу, кроме того, что бы герцог хоть временно забыл свои тревоги, заботясь о ней. Так дети, заботясь о щенках или котятах, забывают свои обиды или неприятности. Все что умела Нинон в жизни, так это быть Женщиной.

Устроившись удобно на банкетке, она немного подвинулась к краю, что бы при желании молодой мужчина мог сесть рядом с ней. Бокал вина освежил и придал ей сил. Рассматривая вытянутые стройные ножки, паж посмотрел на пустой бокал, словно любуясь гранями стекла, а потом поставил его на пол.

- Мне так жаль, что на турнире, я не смогу дать Вам хоть какой-то знак отличия. Эти фрейлины все щебечут, кто кому пожаловал какую ленту. А я, находясь на трибунах, не смогу подарить Вам даже лишней улыбки. – Озорные глаза синими молниями блеснули из-под ресниц мадемуазель. – Джордж, поцелуйте меня. Прямо сейчас. Пусть мой поцелуй будет гарантом Вашей победы на турните, а потом я подарю Вам еще дюжину поцелуев, что бы отпраздновать Вашу победу! – Звонкий смех Нинон подкрепил ее уверенность в том, что Его светлость герцог Бэкингем одержит на турнире победу. И ей было без разницы на то, что могут подумать друг герцога или камердинер, если услышат ее смех, думая, что она граф де Жуайез.

6

Отправлено: 08.11.14 00:48. Заголовок: - Я волнуюсь перед т..

- Я волнуюсь перед турниром? Вздор, ничего подобного!

Герцог отрицал очевидное с таким пылом, словно перед ним стояла целая коллегия предвзято настроенных судей. Протянув руки, чтобы поймать ускользнувшую от него ручку Нинон, он так и застыл в этой позе, слушая ее речь с постепенно вытягивавшимся от удивления лицом.

- Как, и этот туда же? -
насмешливо бросил Джордж, подумав о пресловутой записке, которая, судя по всему сделалась всеобщим достоянием, - Или господин де Гиш, узнав о моей дуэли с маркизом де Курсийоном, вспомнил о чести и решился ответить за свой проступок? - сощурив глаза в недоброй улыбке, герцог провел ладонью по глазам, прошептав чуть слышно, - Мне следовало еще тогда понять, что это он стоял за всем, а вовсе не маркиз.

Прозвучавшее имя венгерского дворянина резануло слух Бэкингема и он чуть отпустил ладонь, глядя сквозь пальцы в лицо Нинон.

- Как, секундантом графа де Гиша будет этот шевалье? Воистину, у Провидения тоже есть чувство юмора... мы с ним попали в одну пару на турнире. Интересно, знал ли об этом граф, назначая шевалье своим секундантом?

Возбуждение, в котором Нинон застала милорда, грозило перерасти в бурю, и чтобы хоть как-то успокоить собственное волнение, герцог заходил по комнате, с грохотом отодвигая со своего пути табуреты и расшвыривая валявшиеся на ковре подушки, поддевая их носком сапога.

- Проклятье... это не во-время... совершенно не во-время, -
вырвалось у него и он повернулся лицом к де Ланкло и поддержал ее под руку, помогая сесть на банкетке, - О нет, душа моя, я не вижу ничего оскорбительного в том, что граф решил прибегнуть к Вашей помощи в качестве своего парламентария. В конце-концов, он мог и не заподозрить Ваше переодевание, мой милый друг, - мысль о том, какой конфуз вызовет у де Гиша новость о том, что он передал свой вызов вовсе не через привлекательного ликом и статью пажа, а через одну из жемчужин парижского света, заставила Джорджа улыбнуться и частично отпустить гнев, - Если он и догадывается о том, что нас связывает, Нинон, то в его же интересах оставить догадки при себе.

Немного остыв, герцог подошел ближе к столу, на котором стоял кувшин с вином и плеснул немного в свой стакан. Отпив несколько глотков, он задумался не некоторое время, оценивая свои возможности и то, какие последствия могла принести за собой его первая дуэль с маркизом де Курсийоном. Если о поединке было известно только узкому кругу свидетелей и начальнику гвардейской стражи королевы Генриетты-Марии, то можно было надеяться на сохранение тайны. Но как быть с новой дуэлью, удастся ли де Гишу устроить все так же скоро и тихо? Ведь на этот раз на их стороне не будет маршал де Грамон, известный бретер и профессиональный устроитель поединков чести при дворе Людовика Четырнадцатого, известного суровым отношением к нарушителям эдикта, запрещающего дуэли.

- Значит, граф ожидает моего ответа через секунданта? Прекрасно. Я пришлю к нему его. Лорд Сэквилл уже послужил мне в этом качестве и показал себя надежным человеком. Я передам ему свои условия. Но, что касается времени дуэли... будет ли у графа достаточно сил драться на следующее же утро после турнира? Что скажете, Нинон, дать ли этому дерзкому пижону фору или назначить поединок завтра же?

Про себя Джордж подумал о ноющем порезе в предплечье, которое хоть и не было серьезным ранением, однако напоминало о себе пощипывающей болью. Отчего бы не отправить де Гиша ко всем чертям до отъезда и не пригласить на встречу в Кале, где они смогут драться где-нибудь в укромном месте на берегу Пролива и тем самым не нарушат никаких эдиктов? А его предплечье вполне успеет зажить до того времени. Герцог поджал губы, раздумывая, последовать ли голосу разума или бросить надменному красавцу из свиты герцога Орлеанского открытое презрение, назначив встречу на самый ранний час на заре?

- Поцелуй и уверенность в моей победе, вот что мне нужно прямо сейчас же, Нинон, - он сел рядом и обнял ее за плечи, нисколько не заботясь о уроне, который его объятия могли нанести многочисленным бантам и шнурочкам, украшавшим пажеский камзол, - Я только что дрался на дуэли. И если еще несколько минут назад я был уверен в том, что был прав, как сам Святой Георгий, вызвавший на смертный бой дьявольское отродье в образе змия, то теперь я вижу, что поступил как последний осел. Я понапрасну обвинил ни в чем не повинного человека, приписав ему чудовищное преступление. Маркиз оказался всего навсего в неверном месте и в неверное время.

7

Отправлено: 10.11.14 01:12. Заголовок: - Я не знаю, мой дру..

- Я не знаю, мой друг, право мне не известно знал или граф де Гиш о Вашей дуэли с маркизом де Курсийоном. – Нинон старалась говорить тихо, опасаясь разделить участь предметов интерьера и попасть под гнев молодого мужчины. То, что герцог Бэкингем попал в пару на турнире с шевалье Ласловом, поистине можно было назвать курьезом Судьбы. А мысль о том догадывается ли граф де Гиш о ее отношениях с герцогом или нет, волновала ее еще меньше, чем завтрашняя погода. У нее нет никого, перед кем она должна давать отчет, где и с кем проводит ночи. Это небольшое преимущество ее положения радовало мадемуазель де Ланкло.

- Граф де Гиш знает, кто является новым пажом герцога Орлеанского, он сохранит мое инкогнито, – переодетый паж улыбнулся той мысли, что сейчас для него люди делятся в первую очередь на тех, кто в курсе ее маскарада, а кто нет. Дай Бог и впредь не иметь больших проблем, чем эта.

- Если Вы доверяете лорду Сэквиллу быть Вашим секундантом, месье, то, действительно лучшего выбора Вам и не сделать. А что касается времени, то решать лучше Вам, милорд. – Хоть герцог Бэкингем и спрашивал ее совета, но Нинон понимала, что решение в любом случае примет он сам. Дерзким пижоном она бы не назвала сына маршала де Грамона. Граф де Гиш, насколько она слышала, превосходно владел шпагой. Но драка в нарушении эдиктов о дуэлях тут в Фонтенбло могла наделать много шума, и принести нежелательные последствия как одной, так и другой стороне.

Сохраняя несколько уставший вид, Нинон как бы размышляла сама с собой вслух, - Возможно не стоит спешить и назначать поединок на утро, Джордж? Мне бы не хотелось, что бы ты уходил рано утром. Дело в том, что мне сегодня, скорее всего, придется воспользоваться твоим гостеприимством. Дворец переполнен, а в комнате пажей я ночевать не могу. – Взгляд синих глаз из-под ресниц женщины недвусмысленно намекал, что его ждет еще одна дуэль, но совсем другая.

Ощущать на своих плечах сильные мужские руки было великолепно. Нинон коснулась своими губами губ герцога сначала еле  ощутимо, а потом более настойчиво. Но, услышав признание в том, что Джордж Бэкингем только что дрался на дуэли, прекратила столь увлекательное занятие. Поцелуи подождут. – Как! Вы дрались на дуэли? Вы не ранены? Может быть, нужна помощь в перевязке? – Взывая к своему разуму, Нинон старалась не быть похожей на встревоженную клушу. Мужчины не терпят жалости вокруг себя. Что бы ни случилось, мужчина должен выглядеть героем и победителем. Теперь вопрос о том дать ли фору графу де Гишу виделся ей совсем в ином свете. Дать фору. Да, именно всеми силами отложить эту дуэль. Но как? Как?

- Джордж, возможно, я не права, в любом случае считайте мои слова просто словами женщины, которая печется лишь о своих мелких капризах. – Нинон думала, сколько же благородства и здравого смысла должно быть в человеке, что бы признать напрасными обвинения в адрес того, с кем уже скрестил шпаги. – Граф де Гиш предоставил Вам самому назначить время и место дуэли. Так и назначьте на последний день своего визита во Францию. Предлог очень весомый. Вы не хотите омрачать возможными последствиями поединка торжества в честь бракосочетания английской принцессы и французского принца. И пусть это будет подальше от королевской резиденции. Ваш дипломатический статус не только защищает Вас, Джордж, но и обязывает не дать повода для разногласий между нашими странами. – Нинон замолчала, а потом коснулась губами щеки герцога, - Вам предстоит турнир, Джордж, я всем сердцем буду желать Вам победы. «Хотя и догадываюсь, что Вы бы желали, что бы на моем месте была другая дама.» - мысленно добавила она, все более склоняясь к мысли, что в дуэли замешана женщина.

Мой дорогой друг, я пью за Вашу победу! – Нинон взяла недопитый бокал с вином и полностью его осушила. – И пусть все француженки будут влюблены в Вас, но я то знаю, что Ваши поцелуи этой ночью достанутся скромному пажу из свиты Месье, - кокетливо улыбаясь, паж подставил свою щечку, румяную, как персик, для поцелуя.

8

Отправлено: 10.11.14 23:38. Заголовок: Лукавый взгляд из-по..

    Лукавый взгляд из-под ресниц дразнил его и, глядя в глаза Нинон, герцог был готов позабыть о всех поединках и спорах, кроме тех только, которые она предлагала ему, сопровождая свои слова соблазнительными поцелуями. Он был готов поддаться легкомыслию момента, когда в ответ на его чистосердечное признание вины, Нинон прекратила поцелуи, отвлекшись от упоительного занятия ради расспросов о недавней дуэли.

    - Рана? О нет, пустячная царапина. Маркиз де Курсийон превосходный фехтовальщик, я готов признать это, но взамен тому удару, который я нанес ему, он сумел отдать мне всего лишь тончайший порез в руку.

    В подтверждение пустячности полученного пореза Бэкингем вытянул руку вперед и продемонстрировал, с какой легкостью он мог сжимать и разжимать пальцы в кулаке. Покрутив кистью в обе стороны, он удовлетворенно улыбнулся и снова обнял Нинон за плечи.

    - Сэквилл взял с собой своего камердинера. Он бывший лекарь. Ему и пяти минут хватило для штопанья этой царапины. Сущая ерунда.

    Но рассуждения о дипломатической неприкосновенности и возможном скандале в случае, если поединок окажется предметом всеобщей огласки, заставили герцога прислушаться. Его уже не удивляло то, что за кажущимся легкомыслием и любовью к соблазнам Нинон де Ланкло скрывался здравый ум и умение предвидеть последствия тех или иных поступков. Нет, этой женщине не были чужды кураж и любовь к риску, но при необходимости она умела мыслить трезво и ее советы были продиктованы опытом, по всей вероятности ее собственным или кого-то из очень близких ей людей. Джордж нехотя опустил руки, позволив Нинон взять со стола бокал с вином, и улыбнулся в ответ на провозглашенный ей тост.

    - И Вы готовы взять на себя труд проследить за тем, чтобы желание немедленно покончить с этой дуэлью не привело меня к графу де Гишу раньше, чем в последний день, который я проведу во Франции?

    Задавая этот вопрос, Джордж хотел услышать не только ответ от здравомыслящей женщины, но и от азартной Нинон, любившей риск и бросавшей вызов всем ханжам и моралистам при дворе. Он коснулся губами нежной румяной щечки мадемуазель, запечатлев на ней далеко не столь скромный поцелуй.

    - Я хочу выпить не вино, но Ваши поцелуи, моя дорогая. За то, чтобы все взоры скромного пажа из свиты Месье и все его поцелуи достались только мне одному. Не прослыву ли я узурпатором в Ваших глазах, Нинон?

    Деликатное покашливание за дверью отрезвило лорда-адмирала скорее, чем если бы на его голову вылили ушат ледяной воды. Лорд Сэквилл, и не думавший уходить, все еще ждал за дверью и пытался напомнить о себе со всей деликатностью англичанина. Отстранившись от юного пажа, Бэкигнем резко поднялся и отошел к раскрытому секретеру, на котором в беспорядке лежало несколько листов чистой бумаги, перья и закрытый флакон с чернилами.

    - Эм... Сэквилл, заходите, друг мой, - он громким голосом пригласил милорда и весело подмигнул Нинон, - Пожалуй, эта новость касается и Вас также. Не правда ли, месье де Жуайез? Прошу Вас, передайте лорду Сэквиллу то, что Вы только что имели сообщить мне. Не поверите, милорд, но дело также касается и того самого шевалье, с которым мне предстоит сражаться на турнире.

9

Отправлено: 11.11.14 01:59. Заголовок: - Маркиз де Курсийон..

- Маркиз де Курсийон тоже ранен в руку? Тогда у Вас ничья, милорд и не бередите себе душу тем, что Вы не правы, что понапрасну обвинили ни в чем не повинного человека. Скажем так, у вас был просто фехтовальный турнир, повлекший, лишь по неосторожности легкие царапины. И Вы счастливчик, Джордж, что у Сэквилла такой камердинер. – Примирительно промурлыкала Нинон, снова уютно устраиваясь в объятьях герцога. А вот следующий вопрос заставил ее задуматься над ответом.

- Вы умный политик, - паж, лукаво улыбаясь, прикусил губу, - И, Вы же мужчина, - рука пажа скользнула вдоль бедра герцога, - И понимаете, что чем дальше отсрочка исполнения желания, тем больше это заставляет нервничать противника.

- Милорд, да простит меня граф де Гиш, но я бы на его месте ругалась как последний портовый матрос, как дюжина пьяных солдат, если бы мне кто сказал, что я не могу получить желаемое немедленно. – Нинон могла бы добавить, что не получив желаемого просто сделала бы вид, что оно ей не очень то было и нужно, что это был лишь ее каприз, минутное желание, но, увы, насчет дуэли так не скажешь.

- Будь Вы в моем салоне в Париже, то я бы проследила, что бы Ваши желания совпадали с моими, а тут, - в это время как раз на ее щеке был запечатлен далеко не скромный поцелуй герцогом, и Нинон еле удержалась, что бы не ответить тем же. – Тут Вам именно нужно постараться стать узурпатором, что бы мои взоры и поцелуи достались только Вам, Джордж! – Озорная мысль пронеслась в ее головке и Бэкингему достался еще один кокетливый взгляд. - А что Вы скажете, если я вдруг решу поступить в свиту мадьярского князя, или стать фавориткой османского султана? - Мадемуазель еле сдерживалась от смеха. Действительно, комичность ситуации была налицо. Близость мужчины, чьи ласки она уже один раз познала, его поцелуи горячили кровь не хуже вина, и неизвестно чем бы все закончилось, если бы не покашливание за дверью.

Герцог Бэкингем резко поднялся и направился к секретеру, а Нинон поспешила к окну, что бы хоть на время скрыть блеск в глазах, румянец на щеках и поалевшие губы. В душе она была даже благодарна англичанину, который осмелился потревожить лорда-адмирада. Проявление нежности с ее стороны могло перейти в страсть, и тогда… тогда опоздание на турнир было бы почти гарантировано.

- Да, лорд Сэквилл, как оказалось дело, по которому я пришел, касается и шевалье Ласлова, который имеет честь быть в паре с Его светлостью Бэкингемом на турнире. – паж галантно поклонился вошедшему англичанину, чей кашель оказался так к стати. – Граф де Гиш поручил мне от своего имени передать герцогу Бэкингему вызов на дуэль. Своим же секундантом граф назвал шевалье Ержи Ласлова, а герцог назвал своим секундантов Вас, сэр. В свою очередь шевалье Ласлов просил передать, что не имеет никаких претензий к Его светлости.

«Я сама вызову на дуэль того, кто попросит меня еще раз это все пересказать. И, клянусь кровью Христовой я убью того наглеца!» - паж из свиты герцога Орлеанского говорил серьезно, учтиво, но мысленно ругался не хуже тех портовых грузчиков, о которых упоминала очаровательная Нинон.

- Я сам не участвую в турнире, а всего лишь зритель, но хотел бы поторопиться и, занять удобное место на трибуне. Лорд Сэквилл, Вы не подскажете который час? Учитывая последние вести, было бы не вежливо опаздывать в Зал для игры в мяч.

10

Отправлено: 11.11.14 22:44. Заголовок: Все еще посмеиваясь ..

Все еще посмеиваясь над полушутливой угрозой Нинон поступить в свиту мадьярского князя или сделаться фавориткой султана Османской Порты, Джордж медленно перебирал перья, лежавшие на крышке открытого секретера. Он пробовал кончики перьев пальцем, определяя степень заточки, макал их в чернильницу и выводил на чистом листе бумаги замысловатые вензеля, оценивая  аккуратность письма. Меж тем сама Нинон, вновь обернулась пажом герцога Орлеанского, да так ловко, что герцог уже дважды нахмурил брови. Из прекрасной Хозяйки Салона на улице Турнель вышел недурственный паж, нагловатый и дерзкий, но разве не такие как он со временем становились самыми желанными гостями салонов и даже будуаров парижских красавиц?

- Я сам не участвую в турнире, а всего лишь зритель, но хотел бы поторопиться и, занять удобное место на трибуне. Лорд Сэквилл, Вы не подскажете который час? Учитывая последние вести, было бы не вежливо опаздывать в Зал для игры в мяч.

- Как, уже? - вырвалось у герцога против его воли, но он тут же отвернулся в сторону вошедшего, сделав вид, что и не удивлен тому, как скоро вестник де Гиша намеревался покинуть его покои.

- Кажется, через десять минут часы отобьют девять, месье, - ответил пажу Сэквилл, все еще недоумевая по поводу услышанного, - Милорд, это серьезно?

- Серьезнее не бывает. Итак, Чарльз, что скажете? Я не в праве навязывать Вам эту обязанность, но буду очень рад, если Вы согласитесь. Вы сами понимаете, что чем меньше людей окажется посвященными в это дело, тем лучше.

- Шевалье Ласлов будет секундантом графа? -
задумчиво переспросил молодой человек, вспомнив, как лихо мадьярам удалось перехватить у него и Гамильтона ленточки двух хорошеньких фрейлин из свиты Ее Высочества принцессы Генриетты, - Ну что же, у меня имеется маленький должок к нему. Ничего серьезного, милорд. В самый раз для легкой разминки в то время как Вы будете решать личные вопросы с графом.

- Вот как? Чего же еще я не знаю о Ваших похождениях при французском дворе, Сэквилл? - смеясь спросил герцог, подобрав наконец достойное перо для записи условий и времени дуэли, - Это что-то новенькое, Вы всерьез намерены сделаться записным бретером, сэр?

- О нет, милорд. Пустяковое дело. Шевалье Ласлов и его друг, некто Шерегий, увели у нас с Гамильтоном ленточки двух девиц из свиты принцессы Генриетты.

- Как? Чарльз, Вы, Вы самый отчаянный сердцеед из свиты короля Карла, Вы позволили каким-то мадьярам опередить Вас? И?

Повеселев после непродолжительного, но столь насыщенного общения с Нинон, Бэкингем был в настроении подшучивать над неудачами на любовном фронте, будь то его собственные неудачи или его друзей. Он весело подмигнул пажу, сделавшемуся вдруг суровым и даже надменным.

- И ничего, милорд, -
нехотя ответил Сэквилл, которого явно не развеселил разговор о пропавших ленточках и сбежавших из под его носа фрейлинах.

- А кто были те фрейлины, Сэквилл? Мне даже интересно, за чьи это цвета будут сражаться мадьяры?

- Кажется, этому Ласлову подарила свою ленточку мадемуазель де Монтале, - без заминки ответил новоиспеченный секундант, обладавший отличной памятью на имена, - А ленточка ее подруги, мадемуазель де Лавальер, досталась графу Шерегию. Она прехорошенькая, кстати, - хмыкнул он, не удержавшись от комментария, когда вспомнил удивленные и немного испуганные голубые глаза юной блондинки, - Волосы цвета спелой пшеницы, а глаза... о, в ее глазах такая лазурь, милорд, что небеса позавидуют.

- Да Вы поэт, Чарльз. Жаль, что сейчас мне нужны не поэтические таланты для написания записки... - проговорил Бэкингем, склонившись над секретером.

Быстро и без помарок, привычный к ведению переговоров посредством переписки, Бэкингем написал текст официального приглашения графу Арману де Гишу на встречу в Кале для разрешения некоторых вопросов, касавшихся только их обоих. Условия этой встречи он обозначил "до того, как цвет багрянца английского знамени не обозначит неправоту одной из сторон" или "покуда оба противника не падут в воды Пролива, бледные как полотнище королевского штандарта Франции". Не назначив конкретную дату встречи, он оговорил ее, как "последний день своего пребывания в земле французского короля".

- Ну вот, послание готово, - он свернул лист втрое и капнул на него воск от свечи, - Чарльз, я буду признателен Вам, если Вы поспешите отыскать этого графа де Гиша и передадите это послание от моего имени, - Джордж снял с безымянного пальца левой руки перстень с печаткой и приложил к расплавленному воску, - От моего имени и с моими наилучшими пожеланиями. Пока что.

Позволив Сэквиллу удалиться из его покоев первым, Джордж подошел ближе к Нинон, также как она, расположившись у самого окна.

- Часы вот вот пробьют девять. Время не ждет, - прошептал он, стоя за спиной мадемуазель, - Для меня этот турнир важен, Нинон. Но цвета, которые я буду защищать, дороги мне не только по велению сердца. Для меня это цвет памяти моего отца, - договорил он, поправляя черную ленту на своем рукаве.

11

Отправлено: 15.11.14 23:52. Заголовок: Нинон с деланно безр..

Нинон стояла с деланно безразличным видом, присущим всем придворным, которые вроде как и присутствуют при разговоре, но не слышат ни слова, если их это не касается. Появится ли она вовремя на трибуне, или запоздает, этого никто не заметит.

«Как все серьезно относятся к этим ленточкам, словно сейчас средневековый рыцарский турнир. Мужчины», - взгляд из-под длинных ресниц стал снисходительным, - «им главное соревнование, а в соревновании главное победа».

Но настроение герцога, по всей видимости, улучшилось, тот даже шутил и подмигнул ей. Нинон улыбнулась в ответ, прислушиваясь в слова лорда Сэквилла. «Значит шевалье завладел ленточкой Монтале… Так, так… Ей же он просил переслать записку.» Мозаика пополнилась. Ей вовсе не было никакого дела ни до этой фрейлины, ни до этого шевалье, но привычка подмечать подходящие друг к другу детали стало уже привычкой. Это как у нее в салоне одна случайно оброненная фраза, намеренно рассказанный анекдот, и вот видно то, что люди прячу за своими масками.

«На описание мадемуазель Лавальер было потрачено больше эпитетов, чем досталось мадемуазель Монтале», - опять же чисто машинально отметил для себя паж, следя за разговором двух англичан.

За ее спиной раздался шепот голоса, ставшего для нее таким дорогим за эти несколько дней их знакомства. Нинон всегда любила искренне, от всего сердца. Она дарила свою любовь, но не продавала. В Париже до сих пор иногда ходил анекдот, когда когда сам кардинал Ришелье прослышав о Нинон и ее популярности, пожелал провести ночь с ней. Мадемуазель де Ланкло было передано 50 тысяч экю за ночь любви. К всеобщему удивлению Нинон отказалась, потому что в то время у нее была связь с одним советником Королевского суда, в объятия которого она бросилась добровольно.

Мадемуазель стояла и размышляла, "как вот странно Судьба шутит людьми. Бэкингем-отец оставил во Франции свою любовь, Бэкингем-сын тоже оставляет во Франции ту, которая задела его сердцем. Но принцесса Генриетта, в отличии от своей свекрови обладает более живым характером, она быстро утешится, а Джордж…" Нинон вздохнула, даже если бы она могла, то не стала бы обещать вечной любви.

Обернувшись к молодому англичанину, мнимый паж был весел, ничего не осталось ни от важности и серьезности посланца графа де Гиша, которую нужно было показать Сэквиллу, ни раздумий самой Нинон. Этой был взгляд любящей женщины. Не влюбленной девицы, а той, что познала и радости и раны, приносимые этим чувством.

- В Ваших словах столько благородства, Джордж, - взгляд ее коснулся черной ленточки. Траурный цвет королевы Анны Австрийской. – Ваш отец гордился бы Вами. – Больше она ничего не добавила, боясь спугнуть этот момент памяти. Еще один взгляд на черную ленточку, мимолетная улыбка, и вот камзол пажа лишился одной из украшающих его ленточек. А пальчики Нинон расстегивают одну застежку за другой камзола Джорджа Вильерса.

- Джордж, не пугайтесь, я всего лишь хочу что бы Вы носили еще одну ленточку, но тайно, под камзолом. Защищайте и мои цвета. Пусть даже если я временно ношу цвета Орлеанского дома. – Мадемуазель поцеловала снятую со своего камзола ленточку, и положила ее в ладони герцога. -  Вот, определите ее сами, как посчитаете нужным. И простите за беспорядок в Вашем костюме, учиненным мною. Я не решусь продолжить, иначе мы рискуем не успеть на турнир. Вы так красивы и соблазнительны, а я всего лишь слабая женщина. Давайте поторопимся, милорд. Вы победите, обязательно победите. Я буду желать это всем сердцем! – Нинон отвесила шутливо мужской поклон, как и положено пажу.

- Буду иметь честь проводить Вас в Зал для игры в мяч, милорд, - ободряющая улыбка, добрый и нежный взгляд. - А потом мы вдвоем отметим Вашу победу, мой английский Лев! - Изящная ручка пажа послала воздушный поцелуй. - Победа тоже дама, она не сможет против Вас устоять, но она капризна, ее нужно завоевать. Вы готовы?

12

Отправлено: 17.11.14 00:52. Заголовок: Лукавая улыбка на ли..

Лукавая улыбка на лице Нинон не предвещала скорейшего их выхода из покоев герцога. Опустив взгляд на ее руки, ловко расстегивавшие пуговицы его камзола, Джордж с трепетом ожидал развязки этой спонтанной шутки.

- Цвета Орлеанского дома... нет, на сегодня это Ваши цвета, Нинон. И пусть эта ленточка принесет мне удачу, - ответил он, в свою очередь целуя подаренную ленточку, - Она будет у самого сердца. Пожалуй, это самое надежное средство, - добавил он, не сразу уловив двоякий смысл в собственных словах - ленточка, как любовь Нинон должна была хранить его сердце от ударов, наносимых с завидной частотой в последние дни.

- Мы с Вами любим риск, Нинон. Ведь именно эта любовь сблизила нас. Но что значит риск для лорда-адмирала королевского флота опоздать на турнир в сравнении с риском разоблачения милого пажа? Я всего навсего заставлю себя ждать, - он не удержался от горечи в голосе, - Но только моих противников. Тогда как Вы рискуете гораздо больше.

Шум голосов и суета за дверьми все усиливались и герцог уже не мог не только не слышать их, но и продолжать делать вид, что ничего в мире не существовало кроме них с мадемуазель де Ланкло.

- Милорд, - камердинер Джорджа показался в дверях, умудряясь при этом не смотреть в сторону окна, пока его господин наспех приводил в порядок свой камзол, - Его Превосходительство лорд Райли лично явился, чтобы сопровождать Вашу Светлость на турнир. С ним милорды Гамильтон и Дорсэт, сэр.

- Я сейчас же выйду к ним сам, Стэнли. Одну минуту.

Оставалось лишь повязать адмиральскую синюю ленту поверх элегантного камзола, выбрать одну из трех привезенных им с собой ракеток для игры в мяч, и можно было выступать.

- Теперь я готов идти в наступление, -
с улыбкой Джордж повертел в воздухе ракетку, - После моей победы нам еще придется разыграть комедию перед восторженными зрителями турнира. Полагаю, что у французов достаточно азарта не только для того, чтобы болеть за своих игроков, но и для чествования победителей, с чьей бы стороны они не оказались.

Подойдя к дверям, он задержался, с усмешкой прислушиваясь к голосам, доносившимся из соседней комнаты. Если бы этим напыщенным индюкам хоть в голову пришло, кого именно принимает лорд-адмирал в своих личных покоях, но он был обязан хранить инкогнито Нинон, даже если бы это стоило ему его собственной репутации, которая, судя по неприглядности вопросов, заданных ему королевой Марией-Терезией, уже катилась вниз с неумолимой скоростью.

- Пусть будет как будет, Нинон. Но покуда, Вам лучше не появляться вместе со мной открыто. То, что переживет репутация Джорджа Вильерса, не потерпит репутация графа де Жуайеза. А я пока еще желаю видеть Вас безупречным юным дворянином в числе лучших из дворян, состоящих на службе у брата короля.

Он поймал белоснежную руку пажа, пока еще не затянутую в тонкую перчатку и оставил на ней жаркий поцелуй.

- Останьтесь здесь, мой милый друг. Дождитесь, когда Стэнли доложит Вам, когда будет безопасно покинуть мои покои без риска быть узнанным. Я дорожу добрым именем, которое Вы носите сейчас, и тем, которое Вы скрываете под маской. И кроме того, окружению вдовствующей королевы Марии нет необходимости знать о том, что меня связывают какие-либо обязательства с людьми из свиты герцога Орлеанского. До того дня, когда я буду взирать на земли французского короля в последний день перед отъездом.

// Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч //

13

Отправлено: 18.11.14 21:14. Заголовок: Мадемуазель де Ланкл..

Мадемуазель де Ланкло последовала совету Его светлости, и осталась в комнате. Действительно, не стоит им лишний раз показываться вместе на людях. Молва жестока, для нее это всего лишь временный маскарад, но герцогу Бэкингему жить дальше под своим именем. А слишком тесное общение с пажом из свиты Монсеньора это не только штрих к личной репутации, но и отголосок политики. Как никто Нинон это понимала. Пусть до салона в Париже доходили только рассказы о том, что творится при дворе, но вот именно эти рассказы и характеризовали то, на что люди обращают внимание.

В ожидании, когда Стэнли доложит, что она может покинуть апартаменты лорда-адмирала, Нинон подошла к зеркалу и придирчиво осмотрела свой вид. Улыбнувшись своему отражению, она стала приводить в порядок свой костюм, расправляя ленты, сладки, кружева. Взбивая до пышности манжеты, поправляя чуть растрепанные локоны, Нинон радовалась, что костюм так удачно скрывает женские округлости, не в пример моде времен молодости Анны Австрийской. Последний критический взгляд в зеркало, говорил о том, что не плохо бы освежить лицо пудрой, а в целом у пажа вполне достойный вид. Осталось только натянуть перчатки.

За дверью раздались шаги, и Нинон невольно приготовилась объяснять по какому поводу паж, причисленный к штату герцога Орлеанского, находится в покоях герцога Бэкингема. Но вошедшему объяснять ничего не пришлось. Стэнли доложил, что лорд Бэкингем в сопровождении лорда Райли, милордов Гамильтона и Дорсэта, отправились к месту проведения турнира, и, скорее всего уже находятся в Зале для игры в мяч.

- Благодарю Вас. Вот, можете поставить за победу Вашего хозяина, если среди слуг делаются ставки. - Пошарив рукой в кармане, достал пару мелких монет.

Стараясь не смотреть на камердинера герцога, Нинон вышла из комнаты. Догадался или нет слуга о том, что под массой пажа скрывается дама или нет, не важно. Стэнли на стороне своего хозяина.

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 2